TopList

Глава VI.
Начало контрнаступления красной армии

Контрнаступление советских войск под Москвой началось 5-6 декабря 1941 г., охватив огромный фронт шириной свыше 1000 км, и продолжалось до 7-8 января 1942 г. За этот период войсками Западного, Калининского и Юго-Западного фронтов был проведен ряд крупных наступательных операций.

Контрнаступление под Москвой явилось первой совместной наступательной операцией трех фронтов, охватившей своими действиями все центральное стратегическое направление советско-германского фронта и поставившей перед собой решительную цель - разгромить наиболее сильную и активную стратегическую группировку противника.

Для достижения успеха контрнаступления весьма большое значение имела его стратегическая внезапность для противника. В решении этой важной проблемы наряду со скрытым сосредоточением резервов и незаметным для противника проведением других подготовительных мероприятий немалое значение имело также и то, что до перехода в контрнаступление на главном - западном направлении советские войска начали активные наступательные действия на флангах стратегического фронта - на тихвинском и ростовдонском направлениях. Эти удары сковали противника, не позволив ему перебросить оттуда ни одной дивизии под Москву, и частично отвлекли внимание германского командования.

Неожиданность для Гитлера и его руководящего генералитета контрнаступления под Москвой помимо обнаружившейся их неспособности вовремя и правильно оценить создавшуюся стратегическо-оперативную обстановку из-за прямо-таки поражающей самоуверенности явилась также следствием их грубейшего просчета относительно возможностей Красной Армии и недооценки ее сил.

Германское военное руководство, оценивая обстановку, сложившуюся на советско-германском фронте к декабрю 1941 г., считало, что Советские Вооруженные Силы находятся на грани полного истощения и не способны предпринять крупные наступательные [204] действия. Начальник генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Гальдер, как это ни удивительно, 2 декабря записал в своем дневнике: "Сопротивление противника достигло своей кульминационной точки. В его распоряжении нет больше никаких новых сил"#187{187}, И даже 4 декабря в донесении командования группы армий "Центр" указывалось, что боевая мощь Красной Армии не может быть настолько высоко оценена, чтобы считать, что противник с находящимися в настоящее время на фронте группы армий силами мог приступить к большому контрнаступлению.

Следовательно, в условиях, когда советские войска не имели общего превосходства в силах и средствах над противником, внезапность, своевременность и согласованность их ударов'(на основе правильной оценки обстановки и состояния вражеских войск) явились решающими факторами успеха контрнаступления. Эти условия сумело использовать советское командование, добившись в целом достаточно четкого взаимодействия между Западным, Калининским и Юго-Западным фронтами. Координируя их усилия по целям, времени и объектам, оно обеспечило одновременность, внезапность и решительность перехода всех трех фронтов в контрнаступление, чем сразу же лишило командование немецко-фашистской группы армий "Центр" возможности противодействующего маневра своими войсками вдоль фронта, так как воздействовать на наши удары из глубины оно уже не могло, израсходовав все резервы. Главное германское командование оказать в этот критический момент помощь группе армий "Центр" также было не в состоянии, так как к началу декабря имело в своем распоряжении на советско-германском фронте всего лишь одну неполноценную дивизию, а на переброску войск, выполнявших оккупационные функции в Западной Европе, требовалось значительное время.

Для немецко-фашистского командования наступил момент растерянности и смятения. Небезынтересно в связи с этим привести некоторые записи в дневнике начальника генерального штаба генерала Гальдера.

7 декабря Гальдер сделал следующую запись: "События этого дня опять ужасающи и постыдны. Главнокомандующий сухопутными войсками (фельдмаршал фон Браухич. - Ред.) превратился не более не менее как в письмоносца. Фюрер, обходя его, сносится с командующими группами армий. Самым ужасным является, однако, то, что верховное командование не понимает состояния наших войск и занимается "деланием заплат", в то время как делу может помочь только принятие принципиальных решений. Одним из решений такого рода должно быть решение на отход войск группы армий "Центр" на рубеж Руза, Осташков"#188{188}. [205]

На следующий день Гальдер утверждает еще более определенно: "С фельдмаршалом фон Боком я обсуждал обстановку на участке фронта его группы армий. Результатом этого совещания явился следующий вывод: "Группа армий ни на одном участке фронта не в состоянии сдержать крупное наступление"#189{189}.

Так выглядят сам фюрер и его высшие руководящие генералы во второй и третий дни контрнаступления Красной Армии под Москвой. А ведь всего двадцать дней назад - 18 ноября (на третий день "генерального" наступления на Москву) они оценивали обстановку иначе: "Вообще же фельдмаршал фон Бок, как и мы, считает, что в настоящий момент обе стороны напрягают свои последние силы, и сохраняет твердую уверенность в победе. Противник тоже не имеет резервов в глубине своего фронта и в этом отношении наверняка находится в еще более худшем положении, чем мы"#190{190}.

В свете хотя бы только этих сокровенных записей генерал-полковника Гальдера (в то время он, очевидно, не предполагал, что они станут когда-нибудь достоянием гласности) весьма беззастенчивой фальсификацией выглядят утверждения западных военных историков (и в первую очередь бывших гитлеровских генералов) об якобы огромном советском превосходстве в силах под Москвой, о фатальном для немцев значении внезапно наступивших холодов, об ошибках Гитлера, не желавшего слушать советов своих все предвидевших фельдмаршалов и генералов, и весь прочий, придуманный задним числом арсенал "объективных" обстоятельств и причин.

Можно считать неопровержимой, документально установленной истиной, что "генеральное" наступление на Москву в ноябре 1941 г. было начато гитлеровцами при полном единодушии Гитлера и его генералов всех степеней с абсолютной уверенностью в конечном успехе; что в ходе этого наступления ими были допущены авантюристические по характеру, грубые просчеты и ошибки как стратегического, так и оперативного порядка; что основными причинами поражения явились: во-первых, проигрыш ноябрьского наступления на ближних подступах к Москве, во-вторых, внезапность и энергия ударов советских войск при их контрнаступлении и, в-третьих, общая недооценка немецко-фашистским командованием Красной Армии и самоуверенная переоценка своих собственных сил и прежних успехов.

Наиболее напряженные боевые действия в период контрнаступления под Москвой развернулись на северных и северо-западных подступах к столице, а также северо-восточнее и южнее Тулы, описание которых и дается ниже в их последовательности по времени и значению. Боевые действия на других участках фронта рассматриваются после изложения событий на направлениях главных ударов советских войск. [206]

Боевые действия войск правого крыла Западного и левого крыла Калининского фронтов

Наступление войск правого крыла Западного фронта на клинском, солнечногорском и истринском направлениях (схема 15)

В соответствии с директивой командования Западного фронта от 3 декабря 1941 г. армии правого крыла фронта перешли в решительное контрнаступление утром 6 декабря.

Действия войск правого крыла фронта поддерживались силами фронтовой и армейской авиации. Кроме того, к этому привлекалась авиация, находившаяся в распоряжении Верховного Главнокомандования, и часть полков 6-го авиационного корпуса противовоздушной обороны Москвы. Военно-воздушные силы своими бомбовыми ударами и штурмовыми действиями по войскам противника и другим объектам, находящимся в полосах наступления армий, а также по железнодорожным узлам и станциям активно содействовали наступлению наших войск против северной ударной группировки группы армий "Центр".

30-я армия под командованием генерал-майора Д. Д. Лелюшенко наносила свой главный удар на Клин (365 сд, 8 и 21 тбр), обходя и охватывая город с севера, а второй удар - в направлении Рогачево (348 сд, 18 и 24 кд), тесня противника с фронта.

Во всей полосе армии начались упорные бои. Особенно сильное сопротивление наступавшие войска встретили на правом фланге. Противник сосредоточенным артиллерийско-минометным огнем стремился не допустить развития наступления, в результате чего к 16 часам 6 декабря части этих дивизий продвинулись всего на 2-3 км.

Наибольший успех имела ударная группа армии, наступавшая в юго-западном направлении в обход Клина с северо-запада. Преодолевая ожесточенное сопротивление 36-й моторизованной и 1-й танковой дивизий противника, стрелковые соединения этой группы, взаимодействуя с танковыми частями, продвинулись вперед на 6-7 км и овладели районом Борщево#191{191}. В районе юго-западнее Борщево частями 21-й танковой бригады был разгромлен штаб 118-го мотополка, артиллерийский дивизион и мотоциклетная рота. Противник оставил на поле боя 12 орудий и минометов, 18 станковых и ручных пулеметов, 20 мотоциклов, 3 радиостанции и другое вооружение#192{192}.

На второй день наступления упорные бои продолжались. С 11 часов дня противник группами по 10-18 самолетов бомбил боевые порядки 185-й стрелковой дивизии и соединения ударной группы, стремясь сдержать их продвижение вперед. [207]

Введенная в бой 7 декабря из резерва командующего армией 107-я мотострелковая дивизия овладела островом на р. Волга (северо-восточнее Безбородово) и наступала на северо-западную окраину поселка Ново-Завидовский. Используя успех 107-й мотострелковой дивизии, несколько продвинулись вперед и части 185-й стрелковой дивизии, ведя упорный бой с противником на рубеже Вараксено, Павлюково. 82-я кавалерийская дивизия, овладев после горячего боя населенными пунктами Захарово и Владыкино (в 1-2 км от переднего края), сменялась частями 379-й стрелковой дивизии и выводилась во второй эшелон армии#193{193}.

Ударная группа армии, преодолевая в дальнейшем упорное сопротивление врага, вышла в этот день на рубеж Вьюхово и развивала дальнейшее наступление в направлении Бирево, Яму-га, Клин.

На левом фланге армии части 24-й кавалерийской дивизии вели упорные бои в районе Александрово. Этот населенный пункт трижды переходил из рук в руки. 18-я кавалерийская дивизия, овладев к 18 часам 30 минутам Васильево и встретив в последующем сильное сопротивление на рубеже Бунятино (в 3-4 км от переднего края), продолжала там бой.

На следующий день, 8 декабря, продолжая успешное наступление на клинском направлении, войска армии частями 8-й танковой бригады умелым и стремительным маневром к исходу дня овладели населенным пунктом Ямуга, перерезав Ленинградское шоссе в 5 км северо-западнее Клина.

Во второй половине дня, сменив 82-ю кавалерийскую дивизию, в наступление перешла 379-я стрелковая дивизия в общем направлении на Спас-Заулок, обеспечивая главную ударную группировку армии с севера.

Неблагоприятно сложившаяся обстановка в районе Клина вынудила командование 3-й танковой группы противника ослабить активность на рогачевском направлении. В связи с этим 348-я стрелковая дивизия, сломив сопротивление частей 14-й мотодивизии гитлеровцев, к 16 часам 8 декабря овладела Рогачево#194{194}. Этому успеху весьма содействовало наступление 24-й кавалерийской дивизии, обходившей Рогачево с севера и северо-запада. [208]

Развивая дальнейшее наступление, войска армии на следующий день (9 декабря) частями 365-й стрелковой дивизии и 8-й танковой бригады вышли на рубеж Голяди, Полуханово, завязав напряженные бои за Клин с севера. На правом фланге части 379-й стрелковой дивизии выдвинулись к Ленинградскому шоссе, южнее Спас-Заулка. Группа полковника Г. И. Хетагурова (348 сд, 18 и 24 кд), после овладения рубежом Чернеево, Михалево, продолжала наступление на Спас-Коркодино.

Выход войск армии на ближние подступы к Клину "создал угрозу глубокого флангового удара по главным силам немецко-фашистских войск, наступавшим северо-западнее Москвы. Вражеское командование, обеспокоенное этим, уже с 7 декабря, прикрываясь 36-й и )4-й моторизованными, 23-й и 106-й пехотными дивизиями, начало поспешный отвод с фронта основных сил 7, б, 1 и 2-й танковых дивизий в район Клина. Туда же начали перебрасываться части 5-й и 10-й танковых дивизий с задачей удержать район Клина, как важный узел дорог, необходимый для обеспечения отвода войск с дмитровского и солнечногорского направлений. С той же задачей из резерва группы армий "Центр" в район севернее Решетниково прибыла 900-я моторизованная бригада.

Особое значение имели в это время бои 371-й стрелковой дивизии и 21-й танковой бригады в районе непосредственно северо-западнее Клина на шоссе, идущем в Спас-Коркодино. При успешном их завершении создавалась возможность выхода наших частей на тылы рогачевской группировки противника. В этом случае пути отхода последней на запад и юго-запад были бы отрезаны. Кроме того, выход на шоссе в районе Ясенево изолировал клинскую группировку от рогачевской, что могло способствовать более успешному разгрому той и другой по частям.

В то время когда войска 30-й армии вели упорные бои на клинском и рогачевском направлениях, 1-я ударная армия под командованием генерал-лейтенанта В. И. Кузнецова, перешедшая в наступление утром 6 декабря, развивала удар на Федоровку, а затем (в соответствии с директивой фронта от 3 декабря) должна была наступать на южную окраину Клина, содействуя 30-й армии в овладении городом.

Противник частями своих 14-й моторизованной, 7-й и 6-й танковых дивизий оказывал упорное сопротивление продвижению войск армии, особенно в районе Яхромы и на правом фланге - западнее Дмитрова.

В результате упорных уличных боев войска армии 7 декабря овладели г. Яхрома. Однако противник продолжал оказывать упорное сопротивление и к западу от города, стремясь воспрепятствовать частям 50-й стрелковой бригады выйти на дорогу Дмитров - Федоровка и обойти оборонительные позиции 6-й танковой дивизии с севера.

В течение 6-7 декабря бои шли с переменным успехом. Войскам армии преодолеть полностью оборону противника даже на [209] направлении главного удара не удалось (они продвинулись за два дня всего на 2-3 км). Только 8 декабря, когда противник потерял опорные пункты на западном берегу канала Москва - Волга, сопротивление его было сломлено, и войска армии продолжали развивать наступление своим правым флангом в северо-западном направлении, на Клин, а центром - в западном направлении, на Федоровку. Продвинувшись вперед за два дня от 8 до 20 км, соединения армии к исходу 9 декабря овладели важным опорным пунктом противника - Федоровкой#195{195}.

Несмотря на достигнутые успехи, темп продвижения войск армии (4-5 км в сутки) не обеспечивал выполнения поставленных перед нею задач. Причины этого понятны: соединения армии в своей массе были только что сформированы и не имели еще достаточного боевого опыта; войскам приходилось преодолевать значительный снежный покров, а хороших дорог в полосе наступления армии не было; наконец, в армии почти не имелось подвижных частей и соединений, могущих быстро решать боевые задачи в глубине обороны противника. Но так или иначе, а невысокие темпы наступления 1-й ударной армии позволили гитлеровцам усилить оборону Клина в инженерном отношении и перебросить туда войска с менее угрожаемых участков фронта. Генерал-полковник Гальдер в своем дневнике 8 декабря отметил: "Фронт у Яхромы отведен без всяких трудностей. В результате высвобождены небольшие силы, которые будут брошены на ликвидацию противника у Клина"#196{196}.

Учитывая, что оттяжка сроков овладения Клином давала возможность противнику более организованно выводить свои соединения из-под ударов наших войск, командование Западного фронта 7 декабря потребовало от командующего 1-й ударной армией усилить темпы наступления, смелее вклиниваться в оборону врага, выходить на фланги и тылы его частей и соединений и стремительно продвигаться вперед.

Одновременно с 30-й и 1-й ударной армиями 6 декабря перешли в наступление и войска 20-й армии. Они имели задачу во взаимодействии с 16-й армией в течение 7 декабря закончить ликвидацию краснополянской группировки противника, после чего произвести перегруппировку для дальнейшего наступления на Солнечногорск. Согласно боевому распоряжению штаба 20-й армии задача по разгрому врага в Красной Поляне была возложена на части 331-й стрелковой дивизии и 28-й стрелковой бригады, при поддержке двух танковых батальонов и нескольких артиллерийских дивизионов#197{197}.

Начав боевые действия утром 6 декабря и преодолевая упорное сопротивление частей 2-й танковой и 106-й пехотной дивизий, [210] 331-я стрелковая дивизия и 28-я стрелковая бригада к исходу дня достигли восточной и юго-восточной окраин Красной Поляны. 64-я стрелковая бригада совместно с 24-й танковой бригадой, наступавшие с б декабря на правом фланге армии, 8 декабря овладели сильным опорным пунктом врага - Белым Растом. Атака носила смелый и дерзкий характер, особенно танковой группы с десантом пехоты, созданной по приказу командира 64-й стрелковой бригады. Наши танкисты в этом бою действовали решительно и героически: было подбито 17 вражеских танков и 6 бронемашин#198{198}.

Развивая дальнейший успех, части бригады к исходу дня овладели крупным населенным пунктом Никольское. Успешные действия 64-й стрелковой бригады оказали положительное влияние на обстановку, создавшуюся на левом фланге армии. 331-я стрелковая дивизия и 28-я стрелковая бригада после упорных и ожесточенных боев освободили важный узел сопротивления врага на солнечногорском направлении - Красную Поляну. Продолжая развивать наступление, соединения армии в течение 9 декабря, продвинувшись вперед на глубину от 8 до 12 км, вышли на рубеж Федотово (2 км севернее Векшино), Литвиново, Никольское.

Войска 16-й армии, которыми командовал генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский, 6 декабря укрепляли занимаемые рубежи и одновременно проводили подготовку к предстоящему наступлению. В 10 часов 7 декабря армия своим правым флангом и центром перешла в наступление в общем направлении Алабушево, Марьино#199{199}. Завязались ожесточенные бои за населенные пункты Никольское, Матушкино, Крюково, Рождествено#200{200}. Противник силами своих 106-й и 35-й пехотных, 11-й и 5-й танковых и моторизованной дивизии СС "Рейх" оказывал упорное сопротивление, особенно в районах Матушкино, Крюково, переходя на отдельных участках в контратаки.

На следующий день войска армии продолжали напряженные бои на всем фронте. В 4 часа 50 минут 8-я гвардейская стрелковая дивизия с 1-й гвардейской танковой и 17-й стрелковой бригадами овладели Каменкой, а к 12 часам они полностью заняли важнейший опорный пункт противника - поселок Крюково#201{201}. Попытки развить успех на остальных участках наступления армии успеха пока не имели. 9-я гвардейская стрелковая дивизия, встретив в районе Рождествено сопротивление частей свежей 10-й танковой дивизии противника, переброшенной из района Истры, вела бои в основном на прежнем рубеже. Атаки частей 18-й стрелковой дивизии за овладение Горетовкой закончились безрезультатно. Только на правом фланге, преодолевая ожесточенное сопротивление [211] 35-й пехотной и 11-й танковой дивизий противника, 7-я гвардейская и 354-я стрелковые дивизии овладели населенным пунктом Льялово, продвинувшись за день на 2-2,5 км.

Не внесли больших изменений в обстановку и боевые действия 9 декабря, кроме небольшого продвижения на правом фланге, где наши части выбили врага из Никольское и Чашниково.

Войска 5-й армии (командующий генерал-лейтенант артиллерии Л. А. Говоров), оборонявшие подступы к Москве с запада вдоль автострады Москва - Минск, отбив все попытки 252, 87, 78 и 267-й пехотных дивизий противника овладеть Звенигородом, с утра 6 декабря на своем правом фланге перешли в наступление и, продвинувшись за день на 2-3 км, были остановлены сосредоточенным артиллерийско-минометным огнем противника из районов Борисково, Ершово. В течение 7-9 декабря войска армии продолжали напряженные бои на своем правом фланге. Однако заметных успехов в эти дни достигнуто не было. Упорно сопротивляясь, противник сдерживал продвижение правофланговых частей армии, которые к исходу 9 декабря, продвинувшись вперед с начала наступления (с 6 декабря) всего на 4-6 км, вышли на фронт Борисково, Ершово#202{202}.

По распоряжению штаба фронта в армию начали прибывать дополнительные силы и средства для усиления. В частности, из 33-й и 43-й армий к исходу 9 декабря в район Татарка, Петелино (10 км северо-восточнее Кубинки) сосредоточились 19-я стрелковая дивизия, 18-я стрелковая бригада, 136-й и 140-й отдельные танковые батальоны. Одновременно с этим из состава 16-й армии в район лесов севернее Кубинки сосредоточивался 2-й гвардейский кавалерийский корпус#203{203}.

К исходу 9 декабря наступление армий правого крыла Западного фронта, начатое 6-7 декабря, охватило фронт протяжением свыше 170 км, а энергичное продвижение 30-й армии на клинском направлении создало непосредственную угрозу выхода ее войск на тылы 3-й танковой группы противника и перехвата путей ее отхода на запад.

Гитлеровское командование вынуждено было принять срочные меры к спасению войск, оборонявшихся на солнечногорском и истринском направлениях. Уже на третий день нашего наступления оно отдало приказ о выводе главных сил 3-й и 4-й танковых групп из-под ударов войск правого крыла Западного фронта. Одновременно оно стремилось во что бы то ни стало удержать позиции в районе Клина, чтобы предотвратить угрозу охвата флангов своей главной группировки, наступавшей на Москву с северо-запада. Потеря Клина угрожала катастрофой всему левому крылу группы армий "Центр". Поэтому 9 декабря была выведена из боя 2-я немецкая танковая дивизия и спешно направлена через Солнечногорск в район Клина. [212]

Противник прилагал также все усилия, чтобы сдержать натиск. 16-й армии, ибо прорыв ее в северо-западном направлении грозил окружением всей клинско-солнечногорской группировки. Именно этим объясняется исключительно упорное сопротивление врага, особенно в районах Никольское, Матушкино, Дедовск, и переброска в район Ламаново, Лужки (7 км западнее Дедовска) для усиления моторизованной дивизии СС "Рейх" из резерва 4-й танковой группы части сил 10-й танковой дивизии.

По мере развития событий наряду с успехами, достигнутыми войсками правого крыла Западного фронта, командование получило возможность проанализировать недочеты в действиях наших соединений. Помимо того что наступление велось еще в общем невысокими темпами, бои носили преимущественно фронтальный характер, недостаточно применялись охваты и обходы оборонявшегося противника. Обо всем этом говорилось в директиве от 9 декабря 1941 г.

Втягиваться в затяжные фронтальные бои как с прикрывающими частями противника, так и против его укрепленных позиций войскам категорически запрещалось. "Некоторые наши части вместо обходов и окружения противника выталкивают его с фронта лобовым наступлением, - говорилось в директиве, - вместо просачивания между укреплениями противника топчутся на месте перед этими укреплениями, жалуясь на трудности ведения боя и большие потери. Все эти отрицательные способы ведения боя играют на руку врагу, давая ему возможность с малыми потерями планомерно отходить на новые рубежи, приводить себя в порядок и вновь организовывать сопротивление нашим частям..."#204{204} Учитывая это, предписывалось создавать сильные ударные группы, имея в их составе танки, автоматчиков, конницу, и направлять их в тыл противника для уничтожения горючего и средств артиллерийской тяги. Действия войск должны были обеспечиваться средствами противотанковой обороны, разведкой и бдительным охранением.

Наступление войск левого крыла Калининского и правого крыла Западного фронтов (схема 15)

Наступательные действия войск левого крыла Калининского фронта проходили в тесном взаимодействии с войсками правого крыла Западного фронта. В результате запланированного удара в южном направлении войска этого фронта (при условии его успешного выполнения) выходили на тылы вражеской группировки, находившейся на дмитровском направлении, и содействовали тем самым Западному фронту в ее уничтожении. Кроме того, своими активными действиями, которые начались на сутки раньше, чем на Западном фронте, войска Калининского фронта сковывали значительные силы противника, препятствуя переброске их в полосу Западного фронта#205{205}. [213]

29-я армия - командующий генерал-лейтенант И. И. Масленников - перешла в наступление в 11 часов 5 декабря после 30-минутной артиллерийской подготовки. 246-я и 252-я стрелковые дивизии, переправившись к 14 часам по льду через Волгу, вскоре достигли дороги Красново - Мигалово, но здесь были встречены сильным сосредоточенным артиллерийско-минометным огнем противника с рубежа Олазино, Борихино. Однако части 246-й стрелковой дивизии, преодолев сопротивление врага, продолжали развивать успех на Даниловское#206{206}. 243-я стрелковая дивизия, наступавшая на северную часть Калинина, к этому времени вела бои на его окраине, встречая сильное сопротивление 161-й пехотной дивизии. Остальные войска армии оборонялись на прежних рубежах. На следующий день наступление продолжалось, но противник предпринял сильные контратаки, особенно против частей 246-й стрелковой дивизии со стороны Мотавино, в результате чего к 11 часам 6 декабря они были оттеснены обратно на северный берег Волги. Наступление остальных войск армии также дальнейшего развития не получило. Они продолжали бои на достигнутых рубежах.

В связи с неудачным наступлением 246-й стрелковой дивизии командующий армией решил начиная с 7 декабря главный удар перенести на участок 252-й стрелковой дивизии, где обозначился некоторый успех в направлении Борихино. В связи с этим 246-й стрелковой дивизии было приказано наступать во втором эшелоне за 252 сд в южном направлении. 243-я стрелковая дивизия получила задачу не ввязываться в затяжные уличные бои в Калинине, а ограничиться разведкой и артиллерийско-миномегным огнем по оборонительным позициям противника.

В течение 7 декабря части 252-й и 246-й стрелковых дивизий под воздействием сильных контратак противника с фронта и флангов и сосредоточенного артиллерийско-минометного огня вынуждены были отойти в район к северу от Борихино, где приводили себя в порядок и готовились к возобновлению наступления сутра 8 декабря, Однако контратаки врага не прекращались, и 252-я стрелковая дивизия в ночь на 8 декабря вынуждена была отойти в район Черкасс#207{207}. 8 и 9 декабря соединения 29-й армии занимали прежние позиции и вновь готовились к переходу в наступление с прежними задачами. Таким образом, к концу пятого дня боев они оставались на тех же рубежах, с которых было начато наступление 5 декабря.

Успешнее проходило наступление войск 31-й армии - командующий генерал-майор В. А. Юшкевич, - в полосе которой с 3 часов утра 5 декабря начали действовать передовые батальоны 256, 119 и 5-й стрелковых дивизий с задачей захватить плацдармы на южном берегу Волги и обеспечить наступление главных сил [214] армии#208{208}. К 10 часам утра плацдармы были захвачены батальонами 119-й и 5-й стрелковых дивизий в районах Горохово и Семеновское.

В 11 часов 5 декабря после 45-минутной артиллерийской подготовки перешли в наступление главные силы армии в направлении Старый Погост#209{209}. Преодолев ожесточенное сопротивление 162-й и 86-й пехотных дивизий, ударная группа армии к исходу дня продвинулась вперед на отдельных участках до 4-5 км. Особенно хорошо действовали в .этот день части 250-й стрелковой дивизии, наступавшие в направлении Кузьминское. Однако, несмотря на успех, достигнутый в течение 5 декабря, войска армии поставленную задачу дня выполнили не полностью, хотя и овладели 15 населенными пунктами#210{210}. Основной причиной этого явилась недостаточная мощность артиллерийской и авиационной поддержки пехоты в ходе наступления. Тем не менее в результате первого дня боев был захвачен плацдарм на южном берегу Волги, необходимый для развития дальнейшего наступления.

В последующие три дня армия вела напряженные бои на достигнутых рубежах, отражая частые и ожесточенные контратаки врага, в результате которых 6 декабря части 250-й стрелковой дивизии вынуждены были оставить некоторые населенные пункты; против 5-й стрелковой дивизии противник четыре раза переходил в контратаку и снова захватил Городище. Бои носили исключительно упорный характер (вплоть до рукопашных схваток#211{211}). Во второй половине дня для развития успеха на главном направлении в бой была введена 262-я стрелковая дивизия, находившаяся до этого времени в резерве командующего армией.

7 декабря после 15-минутной артиллерийской подготовки наступление возобновилось#212{212}. В упорных боях войска армии стремились вернуть районы, оставленные ими накануне. Однако выполнить полностью эту задачу не удалось. Продвинувшись задень на 1-2 км, они закрепились на достигнутых рубежах.

8 декабря, продолжая наступление, войска армии своей ударной группировкой к 16 часам вышли на линию железной дороги Калинин - Клин, и части 119-й стрелковой дивизии овладели ст. Чуприяново. На правом фланге армии к исходу дня части 256-й стрелковой дивизии также перерезали железную дорогу. Воспользовавшись этим, командование армии решило обойти участок наибольшего сопротивления (полоса 119 и 262 сд) и развить успех 256-й стрелковой дивизии. С этой целью из-за ее левого фланга были вновь введены в бой 250-я стрелковая дивизия и свежая 54-я кавалерийская дивизия, переданная в состав армии из резерва фронта. Вновь созданная группировка в составе трех дивизий [215] (250, 119 сд и 54 кд) должна была ударом в юго-западном направлении выйти главными силами на шоссе Калинин - Тургиново. На 256-ю стрелковую дивизию в этом случае возлагалась задача обеспечения удара с севера наступлением в западном направлении.

Продолжая наступление по всему фронту, войска 31-й армии на своем правом фланге овладели опорным пунктом противника Кольцово и, развивая успех, перерезали Калининское шоссе, идущее на Тургиново. 262-я стрелковая дивизия, успешно отразив неоднократные контратаки врага, после упорного боя в 21 час 30 минут овладела Кузьминским.

В итоге за пять суток напряженных наступательных боев войска армии, продвинувшись вперед на 10-12 км, фактически преодолели всю тактическую зону обороны противника.

Уже 6 декабря гитлеровское командование начало усиливать свои войска, действовавшие юго-восточнее Калинина. Спешно снималась 251-я пехотная дивизия, оборонявшаяся против 22-й армии, и направлялась на усиление группировки в район прорыва. Туда же перебрасывалась 110-я пехотная дивизия, которая с 8 декабря была введена в бой. Данный участок фронта вражеское командование считало самым опасным, так как резервами здесь оно не располагало.

Первые дни контрнаступления (с 6 по 9 декабря) на правом крыле Западного фронта показали, что удар, нанесенный северо-западнее Москвы, оказался для противника неожиданным. Выход войск 30-й армии в район Клина создал угрозу разгрома главных [216] сил всего левого крыла группы армий "Центр". Особенно в опасном положении оказались войска 3-й и часть сил 4-й танковых групп.

С 10 декабря войска армий правого крыла Западного фронта, продолжая наступление, вели упорные бои на клинско-солнечногорсксм направлении.

В этот день 30-я армия своей главной группировкой вышла непосредственно к Клину с севера и с северо-востока. Противник силами 36-й и 14-й моторизованных и 1-й танковой дивизий, а также 900-й моторизованной бригады оказал упорное сопротивление, неоднократно переходя в контратаки со стороны Клина и Высоковска и стремясь не допустить выхода наших войск на Волоколамское шоссе.

С целью быстрейшего разгрома группировки противника в районе Клина и перехвата путей ее отхода на запад командование армии распоряжением № 97 от 10 декабря создало подвижную группу в составе 82-й кавалерийской дивизии, 120-го мотострелкового полка, 107-й мотострелковой дивизии, 145-го отдельного танкового батальона и двух отдельных лыжных батальонов (2-го и 19-го) под общим командованием полковника П. Г. Чанчибадзе. Сформированная группа имела задачу войти в прорыв на рубеже Спас-Заулок, Ямуга и выйти в район Павельцово, а в дальнейшем - Теряева-Слобода, отрезая противнику пути отхода на запад#213{213}.

Войска 1-й ударной армии, несмотря на требования командования фронта от 7 декабря об ускорении продвижения и ликвидации отставания от 30-й армии, не смогли в достаточной степени этого добиться и в последующие дни. 9 декабря штаб фронта специальным распоряжением вынужден был снова потребовать от командования 1-й ударной армии форсирования наступления с тем, чтобы к утру 10 декабря главными силами непременно выйти на Ленинградское шоссе - на участок между Клином и Солнечногорском#214{214}.

Боевые действия 30-й и 1-й ударной армий на клинском направлении поддерживались авиационной группой под командованием генерал-лейтенанта И. Ф. Петрова. Наши летчики действовали в исключительно тяжелых метеорологических условиях, тем не менее между авиацией и наземными войсками было достигнуто достаточно хорошее взаимодействие. Вылеты производились не только днем, но и ночью.

Войска 20-й армии, продолжая наступление на Солнечногорск, частями 64-й стрелковой и 24-й танковой бригад обходили город с севера. Одновременно к южной и юго-западной его окраинам подходили передовые подразделения 31-й танковой и 35-й стрелковой бригад. Однако их атака позиций противника 10 декабря была [217] отбита, и они отошли в исходное положение#215{215}. Упорные бои за Солнечногорск продолжались весь день 11 декабря, и только утром следующего дня части 31-й танковой бригады совместно с подразделениями 35-й и 55-й стрелковых бригад ворвались в город. Через несколько часов Солнечногорск был полностью очищен от противника#216{216}.

Выполняя указания гитлеровского верховного командования о создании после себя "зоны пустыни", противник, отходя под ударами наших войск, варварски сжигал и разрушал города, деревни и села в полосе своего отступления. Эти акты вандализма, кстати и ныне оправдываемые в сочинениях бывших гитлеровских генералов (смотри, например, Манштейн "Утерянные победы") как "военная необходимость", в действительности с военной точки зрения были бессмысленны и причиняли жестокие страдания только населению. Наши наступавшие войска не задерживались в населенных пунктах, а умело приспособлялись к пребыванию на открытом воздухе, используя для обогрева разные подручные материалы.

На фронте 16-й армии за 10 декабря существенных изменений не произошло. Согласно боевому распоряжению ее командующего № 054/оп войска армии с утра И декабря должны были наступать двумя группами. Группа генерал-майора танковых войск Ремизова (44-я кавалерийская дивизия, 145-я танковая и 17-я стрелковая бригады) получила задачу наступать в направлении Соколово, Обухово и во взаимодействии с 20-й армией уничтожить противника в районе Обухово, Соколово, Поварово. Группе генерал-майора А. П. Белобородова (9-я гвардейская стрелковая дивизия, 17-я танковая, 36-я и 40-я стрелковые бригады, 471-й пушечный артиллерийский полк, 17-й гвардейский минометный дивизион) было приказано продолжать наступление в направлении Истры. Остальные соединения армии в это же время должны были выйти на рубеж Истринское водохранилище, р. Истра#217{217}.

В течение 11 и 12 декабря войска армий правого крыла Западного фронта продолжали наступление на прежних направлениях. Противник упорно продолжал удерживать район Клина, стремясь одновременно с этим вывести из-под удара с севера свои главные силы, действующие перед фронтом 1-й ударной, 20-й и 16-й армий, на рубеж Волоколамск, Руза. К 11 декабря основные силы 2-й немецкой танковой дивизии, переброшенной с фронта нашей 20-й армии, были сосредоточены непосредственно южнее Клина. Часть войск этой дивизии к этому времени уже была введена в бой.

Войска 30-й армии продолжали вести напряженные бои за Клин, отражая частые и ожесточенные контратаки врага с запада и юга. Группа полковника Чанчибадзе, начав атаку в 15 часов [218] 11 декабря, прорвалась на указанном ей рубеже к исходу 12 декабря, продвинулась затем на юго-запад на 15 км и овладела Некрасино, продолжая развивать успех в направлении Теряева - Слобода#218{218}. Одновременно с этим из состава правофланговых дивизий армии 12 декабря был выделен отряд для наступления на поселок Ворошиловский с целью отрезать пути отхода немецкой группировки из района Завидово на Курьяново. В этом бою отли - чились части 365-й стрелковой дивизии, организованно и настойчиво наступавшие на Клин с северо-запада. Командующий армией отмечал также отличные действия 8-й танковой бригады - командир бригады полковник П. А. Ротмистров - в районе Ямуги#219{219}.

1-я ударная армия, усилив темпы своего продвижения, 11-12 декабря вела упорные бои с частями 6-й танковой и 23-й пехотной дивизий, пробиваясь к Ленинградскому шоссе.

20-я армия, овладев Солнечногорском, к исходу 12 декабря вышла на фронт Стрелино, Обухово (4-5 км юго-западнее Солнечногорска).

16-я армия за два дня продвинулась вперед от 10 до 16 км, достигнув правым флангом и центром восточных берегов Истринского водохранилища и р. Истра на участке Лопотово, Раково, Никулино. На левом фланге соединения группы генерала А. П. Белобородова, [219] сломив сопротивление моторизованной дивизии СС "Рейх" и частей 10-й танковой дивизии, 11 декабря освободили от немецко-фашистских захватчиков г. Истра, выйдя и на этом участке фронта к p. Истра.

5-я армия, пополненная в течение 9-10 декабря свежими частями и соединениями, вновь созданной ударной группировкой (19, 329 и 50 сд, 18 и 60 сбр, 31, 136 и 140 отб) с утра 11 декабря перешла в наступление в общем направлении на Колюбаково, Руза с задачей к исходу дня выйти на рубеж Дьяконово, Терехово, Горбово. На 19-ю стрелковую дивизию возлагалась задача выходом в тыл истринской группировки противника прочно обеспечить действия ударной группы армии справа#220{220}.

2-му гвардейскому кавалерийскому корпусу (3 и 4 гв, 20 кд) с приданными ему 22-й танковой бригадой и 16-м гвардейским минометным дивизионом было приказано с выходом стрелковых частей на рубеж Локотня, Колюбаково войти в прорыв на участке севернее Колюбаково, а затем, развивая удар в направлении Шейно, Онуфриево, разгромить ближайшие резервы противника и выйти к исходу 11 декабря в район Онуфриево#221{221}. Правофланговые соединения армии в соответствии с распоряжением штаба фронта от 12 декабря развивали успешное наступление в направлении Лучинское, содействуя левому флангу 16-й армии в преодолении р. Истра и Истринского водохранилища#222{222}. В этот же день из состава 60-й армии (Резерв Ставки ВГК) в район Никольское в подчинение командующего армией сосредоточивалась 336-я стрелковая дивизия.

В течение 11 и 12 декабря войска 5-й армии, нанеся поражение 252, 87 и 78-й пехотным дивизиям врага, вышли на рубеж Вельяминово (3 км южнее г. Истра), Колюбаково, Артюхино (4 км северо-восточнее Тучково).

Однако в целом наступление войск фронта, несмотря на ряд требований командования и штаба фронта, в эти дни велось все же недостаточно быстро. В действиях частей и соединений по-прежнему наблюдались лобовые атаки укрепленных опорных пунктов противника, а не окружение их посредством охвата и обхода. Поэтому командование фронта директивой от 13.12 1941 г. вновь потребовало от армий правого крыла неотступным и энергичным наступлением быстрее завершить разгром отступающего противника и к исходу 18 декабря выйти на фронт Степурино, Раменье, Шаховская, Осташево, Васюково, Клементьево, Маурино (последних четырех пунктов на схеме 15 нет). Главные силы армий по этой директиве к 16 декабря должны были выйти на фронт Тургиново, Теряева-Слобода, Ново-Петровское, Онуфриево, Туч ково#223{223}. [220] При этом 30-я и 1-я ударная армии должны были частью сил окружить противника в районе Клина.

Указанная директива требовала "преследование вести стремительно, не допуская отрыва противника. Широко применять сильные передовые отряды для захвата узлов дорог, теснин, дезорганизации боевых и походных порядков противника". Категорически запрещалось проведение лобовых атак, укрепленных пунктов врага, приказывалось в этом случае первым эшелонам обходить их и продолжать наступление далее, возлагая уничтожение противника в укреплениях на последующие эшелоны.

Кроме этой директивы командование фронта, учитывая обстановку в районе Клина, отдало командующим 30-й и 1-й ударной армиями 13 декабря особое распоряжение, согласно которому приказывалось частью сил армий, организовав взаимодействие на смежных флангах, в этот день завершить полное окружение врага в районе Клина. Остальными силами требовалось решительно и непрерывно продолжать выполнение поставленных задач по преследованию отходящего противника#224{224}.

Противник, ведя упорные бои на рубеже Клин, Истринское водохранилище, Давыдовское, продолжал поспешно отходить главными своими силами на фронт Волоколамск, Руза, бросая по пути танки, орудия, средства связи, автотранспорт и другое военное имущество.

Войска 30-й армии совместно с 1-й ударной армией настойчиво стремились завершить окружение Клина, однако перехватить шоссе Клин - Лотошино им не удалось. Подвижная группа 30-й армии, высланная для этой цели, 14 декабря вела упорные бои лишь в районе Дятлово (12 км северо-восточнее Теряевой - Слободы и 6-7 км севернее шоссе).

Бои на подступах к Клину продолжались весь день 13 декабря и носили исключительно ожесточенный характер. Вражеский гарнизон отчаянно сопротивлялся, непрерывно переходя в ожесточенные контратаки. К исходу дня, сломив сопротивление врага, части 371-й стрелковой дивизии подошли к северо-западной окраине Клина#225{225}. Чтобы усилить действия дивизии, нужны были дополнительные силы, однако свободных войск в распоряжении командующего 30-й армией уже не было. Соседняя слева 1-я ударная армия к этому времени только подходила к городу с юга, овладев Сохино и Акулово, а частью сил наступала в направлении на Высоковск, стремясь выйти из района Клина на пути отхода противника. Несмотря на исключительно сильное противодействие гитлеровских войск, кольцо окружения города продолжало в целом замыкаться. Войска 30-й армии (371-я и 365-я стрелковые дивизии, [221] 3-я и 21-я танковые бригады) охватили Клин с севера и северо-запада; с востока подходила к городу группа генерала Иванова (348-я стрелковая, 18-я и 24-я кавалерийские дивизии). В 22 часа 14 декабря на юго-восточной окраине Клина завязали бои части 24-й кавалерийской дивизии#226{226}.

Наконец (в 2 часа 15 декабря), сломив ожесточенное сопротивление вражеских войск на окраинах, соединения 30-й армии с северо-востока и правофланговые части 1-й ударной армии с юго-востока ворвались в центр Клина и после упорнейших уличных боев завершили его полное освобождение#227{227}. В этих боях особенно отличились части 371-й стрелковой дивизии (1263-й стрелковый полк первым ворвался в город на плечах противника)#228{228}. Противник в борьбе за город понес огромные потери в людях и боевой технике. И только небольшим остаткам войск клинского гарнизона врага удалось прорваться на запад в направлении Высоковска.

Нанеся группировке немецко-фашистских войск, состоявшей из трех танковых (1, 6 и 7 тд), одной моторизованной (14-й) и части сил 255-й пехотной дивизий, поражение в районе Клина, 30-я и 1-я ударная армии закрепили свое положение на рубеже Ленинградского шоссе и обеспечили своим войскам, наступавшим южнее города, возможность более успешного продвижения на запад и юго-запад.

Продолжая дальнейшее наступление, войска этих армий к 16 декабря вышли на линию Троицкое (5 км западнее Высоковска), Павельцово, Захарово, Власково. Подвижная группа 30-й армии по-прежнему с упорными боями стремилась перехватить шоссе в районе Теряевой-Слободы, чтобы отрезать пути отхода противнику на запад и юго-запад.

Войска 20-й армии, взаимодействуя с 1-й ударной и 16-й армиями, сосредоточив основные усилия на своем правом фланге и в центре, с утра 14 декабря продолжали наступление, нанося главный удар в общем направлении на Кузнецове и далее вдоль северного берега р. Нудоль; они имели задачу к исходу 16 декабря выйти на фронт Колпаки (4 км восточнее Никиты), Ново-Петровское, перехватывая пути отхода 11-й и 5-й танковым дивизиям противника, оборонявшимся на западном берегу Истринского водохранилища (перед фронтом 16-й армии). Подвижной группе генерала Ремизова, переданной 15 декабря из 16-й армии и усиленной двумя танковыми бригадами (24 и 31 тбр), была поставлена задача прорваться в Никольское, Нудоль-Шарино, Ново-Покровское и к утру 17 декабря овладеть Волоколамском#229{229}.

Войска армии, преодолевая ожесточенное сопротивление 11-й танковой, 106-й и 35-й пехотных дивизий врага, частями подвижной [222] группы и 64-й стрелковой бригады к исходу 16 декабря вели бои на подступах к Нудоль-Шарино. Противник, сбиваемый с промежуточных рубежей, поспешно отходил на юго-запад, бросая в большом количестве технику и тяжелое вооружение. Только за один день боев (16 декабря) нашими войсками было захвачено 32 противотанковых орудия, 14 станковых пулеметов, 106 автомашин, 15 мотоциклов. В Кузнецове был захвачен склад с седлами, в Скрипящево - склад с боеприпасами и другие трофеи#230{230}.

Противник при отходе взрывал мосты, минировал дороги, устраивал завалы, да и к тому же наступавшим приходилось преодолевать глубокие снега. Естественно, что темп наступления замедлялся и задача о выходе на заданный рубеж к исходу 16 декабря не была выполнена. Следует также учесть, что в ходе наступления войскам армии пришлось прорывать организованную оборону противника, подготовленную им по берегу р. Катыш, и отражать частые воздушные атаки вражеских бомбардировщиков.

Войска 16-й армии, стремившиеся в течение 13 декабря частями 18-й и 354-й стрелковых дивизий форсировать весьма крупную водную преграду - Истринское водохранилище, вначале успеха не имели. Переправившиеся на противоположный берег отдельные подразделения этих дивизий контратакой противника были оттеснены в исходное положение - на восточный берег#231{231}. Гитлеровское командование настойчиво стремилось удержаться на выгодном рубеже, который представлял весьма значительное естественное препятствие. Противник взорвал дамбу и полностью уничтожил все переправы. Однако упорство и находчивость наших войск и командования 16-й армии, организовавшего умелое наступление подвижными группами в обход водохранилища с севера и юга, обеспечили в дальнейшем успех#232{232}. С утра 14 декабря армия продолжала наступление при поддержке армейской артиллерии и авиации фронта. В резерве (в распоряжении командующего) находились 7-я и 8-я гвардейские стрелковые дивизии.

Уже 15 декабря противник, почувствовав опасность с обоих флангов, начал постепенный отвод своих частей, особенно перед правым флангом армии. Группа генерала Ремизова (145-я танковая, 17-я стрелковая бригады и 44-я кавалерийская дивизия) совместно с соседними справа частями 20-й армии обошла Истринское водохранилище с севера и вышла в район Гречнево, угрожая левому флангу 11-й танковой дивизии противника (в дальнейшем эта группа была передана в состав 20-й армии). Подвижная группа генерал-майора танковых войск М. Е. Катукова (1-я гвардейская и 17-я танковые, 40-я стрелковая бригады и 89-й отдельный танковый батальон), переправившись в 9 часов 13 декабря через р. Истра у Павловской Слободы, получила задачу действовать в [223] направлении Петровское, Давыдовское и во взаимодействии с правофланговыми частями 5-й армии отрезать пути отхода противнику на запад от г. Истра#233{233}. Развивая наступление на северо-запад, войска группы к исходу 15 декабря вышли в район Фроловское, а 16, пройдя с боями около 20 км, овладели Ново-Петровское (26 км северо-западнее Истры). Одновременно с этим подвижными отрядами, высланными от группы, были перерезаны дороги в районах Деньково, Скирманово, Никольское, Онуфриево и перехвачены таким образом пути отхода противника на запад и юго-запад#234{234}.

В результате этого наступления на флангах 15 декабря войсками 16-й армии истринский рубеж был преодолен, чем было обеспечено развитие дальнейшего наступления на линию Волоколамск, Осташево.

Войска 5-й армии развивали наступление в тесном взаимодействии с 16-й армией, что имело положительное значение для обеих армий, особенно в период борьбы за преодоление Истринского водохранилища. 108-я стрелковая дивизия, 37-я и 43-я стрелковые бригады в течение 13 декабря вели упорные бои за овладение рубежом Давыдовское, Сурмино. Остальные соединения армии вели бои на рубеже Ивашково, Локотня, Апальшино, Игнатьеве. В этот день на стыке 19-й и 329-й стрелковых дивизий на участке Локотня, Колюбаково в соответствии с боевым приказом от 13 декабря был введен для удара по тылам врага 2-й кавалерийский гвардейский корпус с частями усиления (командир корпуса генерал-майор Л. М. Доватор) в общем направлении на Горбово, Сафониха#235{235}. Разгромив арьергарды 255-й дивизии противника, наша конница вышла ему в тыл в тот момент, когда он отходил на запад с рубежа Истра, Звенигород. К 9 часам 15 декабря корпус достиг района Сафониха (3-4 км юго-западнее оз. Тростенское), Шейно, Петрово#236{236}.

Развивая наступление во взаимодействии с 16-й армией справа и ведя успешные бои с арьергардными частями 252, 87, 78, 255 и 267-й пехотных дивизий противника, войска 5-й армии к исходу 16 декабря вышли на фронт Петрово (5 км восточнее оз. Тростенское), Стрыгино, Воронцово (8 км юго-восточнее Рузы).

Успешные действия 2-го гвардейского кавалерийского корпуса и правого фланга войск армии сорвали план немецко-фашистского командования по усилению левого крыла своей северной группировки за счет переброски 57-го моторизованного корпуса, действовавшего ранее северо-восточнее Малоярославца. Успешные действия 16-й армии на рубеже Истринского водохранилища и 5-й армии западнее Колюбаково создали благоприятные условия для продвижения наших войск на рубеж р. Руза [224]

Противник был вынужден ввести в бой на фронте 5-й армии в районе юго-восточнее Рузы 3-ю моторизованную дивизию 57-го армейского корпуса. Одновременно с этим в район западнее р. Руза. подтягивалась и 20-я танковая дивизия, находившаяся в резерве 4-й армии в районе Волоколамска. 13 декабря к участку прорыва 5-й армии из района Рузы противником были направлены отдельные части его 255-й пехотной дивизии, а на следующий день была втянута в бой и вся дивизия. О том, что обстановка в этом районе для немцев складывалась неблагополучно, отметил и генерал Гальдер в своем дневнике 15 декабря 1941 г. Обстановку на участке фронта по р. Руза он считал неприятной, и в этот район были направлены 19-я танковая и 3-я моторизованная дивизии#237{237}.

Таким образом, к 16 декабря 1941 г. армии правого крыла Западного фронта нанесли противнику крупное поражение и продвинулись вперед на 40-50 км. 3-я и 4-я вражеские танковые армии вынуждены были под ударами советских войск поспешно и часто панически отступать на рубеж рек Лама и Руза, бросая на пути свои танки, тяжелое вооружение, автотранспорт и другую военную технику.

Особенно поучительными на этом этапе были боевые действия подвижных групп генералов Ремизова и Катукова, а также [225] 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, обеспечивших нашим войскам преодоление такого важного в оперативном отношении рубежа, как Истринское водохранилище и р. Истра.

В полосе Калининского фронта обстановка оставалась напряженной. В связи с тем что 29-я армия не смогла в назначенный срок овладеть г. Калинин, командование Калининского фронта уточнило свое решение, согласно которому:

- 29-я армия получила задачу силами 246, 252 и 243-й стрелковых дивизий наступать в направлении Мамулино и ударом с юго-запада овладеть Калинином;

- 31-я армия, продолжая наступление в юго-западном направлении, должна была к исходу 12 декабря выйти на рубеж р. Шоша, на фронт Микулино-Городище, Тургиново. Одновременно с этим силами 256-й, 247-й стрелковых, 54-й кавалерийской дивизий и 143-м отдельным танковым батальоном (ударом в направлении Лебедеве, Мамулино) имелось в виду окружить и уничтожить группировку противника в Калинине и во взаимодействии с 29-й армией овладеть городом;

- военно-воздушные силы фронта получили задачу содействовать наземным войскам, не допуская подхода резервов противника с юго-запада по Старицкому шоссе и с юго-востока в направлении Тургиново.

Начало наступления намечалось на 10 часов 11 декабря. По этому решению уничтожение противника в районе Калинина и овладение городом было возложено не только на войска 29-й армии, как это имело место ранее, но и на часть сил 31-й армии.

Противник продолжал подтягивать дополнительные силы, главным образом в полосу наступления 31-й армии, и укреплять оборонительные позиции на калининском участке фронта. Немецко-фашистское командование за счет расширения участков обороны 26-й и 6-й пехотных дивизий высвободило части 110-й пехотной дивизии, направив один полк в район Калинина в полосу наступления 29-й армии (уплотнив этим боевые порядки находившихся там 161-й и 129-й пехотных дивизий), а до двух полков - против войск 31-й армии. Одновременно с этим с 12 декабря в полосе наступления 31-й армии в районе Захеево были введены в бой части 251-й пехотной дивизии. Эти мероприятия противника затормозили наступление войск фронта, и задача, поставленная перед ними, не была выполнена полностью.

Учитывая важное значение наступления войск Калининского фронта в ходе всей операции под Москвой и его относительно слабую численность, Ставка Верховного Главнокомандования провела крупные мероприятия по усилению фронта. 11 декабря ему были переданы 359-я и 375-я стрелковые дивизии, которые уже с 12 декабря начали прибывать на ст. Кулицкая (15 км северо-западнее Калинина) #238{238}. Вместе с этим Ставка поставила в известность [226] генерал-полковника И. С. Конева о передаче в состав фронта вновь сформированной 39-й армии (в числе шести стрелковых и двух кавалерийских дивизий#239{239}) для ввода ее в сражение на ржевском или старицком направлении. Сосредоточение армии намечалось в районе Торжка с 14 по 24 декабря.

В связи с задержкой наступления Ставка Верховного Главнокомандования потребовала от командования фронта частью сил 31-й армии во взаимодействии с войсками 29-й армии незамедлительно освободить Калинин, а остальными силами настойчиво продолжать непрерывное наступление на юго-запад, чтобы совместно с войсками правого крыла Западного фронта разгромить противника.

Взятие Калинина позволяло как можно быстрее освободить силы, связанные в этом районе, и направить их для удара в тыл группировки врага, отходившей под натиском армий правого крыла Западного фронта. Кроме того, это позволяло открыть железнодорожное сообщение на участке Москва - Бологое - М. Вишера#240{240}, что имело большое стратегическое значение.

Выполняя указания Ставки, командование Калининского фронта 13 декабря отдало боевой приказ#241{241}.

Командующему 31-й армией ударной группировкой (в составе 250, 247, 256-й и двух полков 119-й стрелковых и 54-й кавалерийской дивизий, двух танковых батальонов, двух полков артиллерии РКГ, двух дивизионов реактивной артиллерии и трех лыжных батальонов) продолжать наступление на Мамулино, Лебедеве, Салыгино с целью окружить Калинин, а остальными силами армии - наступать в направлении Цветково, Микулино-Городище. Командующему 29-й - собрать группировку не менее двух дивизий#242{242} и наступать на Даниловское с целью перерезать пути отхода противника на запад и юго-запад.

Таким образом, 31-я армия получила прежнее направление для своего наступления, войска же 29-й армии вместо удара на Борихино должны были наступать в направлении на Даниловское, более глубоко охватывая калининскую группировку врага.

Преодолевая ожесточенное сопротивление противника, части 246-й стрелковой дивизии 29-й армии - командующий генерал-майор В. И. Швецов#243{243} - начали наступление. Однако, ввиду того что 252-я стрелковая дивизия в это время готовилась к наступлению на Калинин, сосредоточенного удара на Даниловское на фронте 29-й армии не получилось. Что касается действий войск 31-й армии, то в этот день они также не достигли желаемого результата [227] и вели бои в основном на прежних рубежах. С 12 часов 13 декабря в состав этой армии была включена 46-я кавалерийская дивизия, переданная из Западного фронта. Дивизия продолжала ранее начатое ею наступление в направлении Редькино, обеспечивая левый фланг армии со стороны Тургиново#244{244}.

В связи с этой передачей (46-й кавалерийской дивизии) между Западным и Калининским фронтами была установлена новая разграничительная линия: через Калязин, Елизаветинои далее по Московскому морю до Тургиново (все пункты для Западного фронта).

На следующий день, 14 декабря, наступление войск фронта продолжалось в прежних направлениях.

В полосе 29-й армии 246-я стрелковая дивизия вела напряженные бои за Даниловское. 252-ю стрелковую дивизию решено было нацелить в южном направлении с задачей с утра 15 декабря наступать на Опавино, Борихино. В районе Городни продолжалось сосредоточение 375-й стрелковой дивизии, которую предполагалось использовать на главном направлении наступления армии.

Ударная группировка 31-й армии вела ожесточенные бои с контратакующим противником на прежних рубежах. Более успешно развивалось наступление в центре и на левом фланге. 262-я стрелковая дивизия, отразив до шести контратак врага, к 21 часу 14 декабря овладела сильно укрепленными опорными пунктами Башкеево, Стар. Погост. 5-я стрелковая дивизия, наступавшая на левом фланге, к 22 часам вышла на рубеж Труново, Межево. 46-я кавалерийская дивизия была выдвинута к району Труново для действий по ближайшим тылам противника.

Для усиления армии приказом командования фронта в ее состав передавалась 359-я стрелковая дивизия, начавшая уже сосредоточение в район ст. Чуприяновка#245{245}.

Наступление войск фронта в течение 13-14 декабря не получило большого развития в глубину. Причина этого в основном заключается в недостаточности средств для подавления обороны. Нужно учитывать, что противник оказывал упорное и активное сопротивление, ибо он понимал, что быстрое продвижение войск Калининского фронта в юго-западном направлении грозит катастрофой для его 4-й и 3-й танковых армий, спешно отходивших в это время на запад после поражения, понесенного ими к северу и северо-западу от Москвы.

Не состоялось также и намеченное наступление ударной группировки 31-й армии в направлении Лебедево, Мамулино. Начатая перегруппировка ее сил была задержана сильными вражескими контратаками против 119-й и 247-й стрелковых дивизий. Поэтому соединения, предназначенные для наступления, вели сражение в районах, где они находились ранее. [228]

Однако средства противника для усиления группировки в районе Калинина за счет резервов уже были исчерпаны, а войска, находившиеся в первом эшелоне обороны, иссякали в напряженных боях. Успех 262-й и 5-й стрелковых дивизий, достигнутый ими 14 декабря на левом фланге армии, лишил врага возможности проводить новые контратаки. Тем не менее если давать общую оценку, то нужно сказать, что соединения ударной группировки нашей 29-й армии, как и в предыдущие дни, взаимодействовали между собой не очень четко. Удар в направлении на Дани - ловское не был в достаточной степени сосредоточенным, в результате противник удержал за собой этот населенный пункт. На фронте 31-й армии некоторый успех имели 5-я стрелковая и 46-я кавалерийская дивизии, овладевшие во второй половине дня Перхурово, Стариково, Лукьяново. Остальные соединения армии особого продвижения не имели.

Несмотря на задержки, вызванные упорным и активным сопротивлением противника, успешное продвижение 30-й армии Западного фронта и выход ее на рубеж р. Лама создали угрозу тылу 9-й немецко-фашистской армии. Устойчивость ее обороны у Калинина в связи с этим значительно расшаталась, к тому же атаки наших войск в этом районе становились все настойчивее.

Учитывая опасную обстановку, вражеское командование в ночь на 16 декабря вывело главные силы 161-й и 129-й пехотных дивизий из Калинина, оставив для прикрытия сильные арьергарды. Преодолевая их сопротивление, 243-я стрелковая дивизия 29-й армии к 3 часам 16 декабря заняла северную часть города. К 11 часам [229] в Калинин ворвались правофланговые части 256-й стрелковой дивизии 31-й армии. К 13 часам город был полностью освобожден от гитлеровских захватчиков#246{246}. Части противника, не успевшие выйти из города, были полностью разгромлены.

В итоге напряженных 11-дневных наступательных действий армий левого крыла Калининского фронта (в период с 5 по 16 декабря) было нанесено значительное поражение 86, 110, 129, 161, 162 и 251-й вражеским пехотным дивизиям, составлявшим почти половину всех сил 9-й полевой армии.

Хотя в этот период нам и не удалось добиться полного уничтожения группировки противника, одержанная под Калинином победа явилась крупным оперативным успехом Красной Армии, обеспечившим продвижение правого крыла Западного фронта и создавшим более выгодные условия для развития дальнейшего наступления Калининского фронта в юго-западном направлении.

Ставка Верховного Главнокомандования приказала Западному фронту с 12 часов 16 декабря в полном составе передать 30-ю армию в Калининский фронт#247{247}. Ее задача - нанести удар в тыл 9-й армии, оборонявшейся против этого фронта. Левым флангом 30-й армии было приказано занять Старицу, а правым - перехватывать все пути сообщения калининской группировки противника с юга и юго-запада, с тем чтобы завершить ее окружение.

Разграничительная линия между Западным и Калининским фронтами устанавливалась по линии Рогачево, ст. Решетниково, Котляки, Федорково, Бол. Лединки (все пункты для Калининского фронта включительно). Командование Западного фронта в связи с этим дало указание командующему 1-й ударной армией принять участок от 30-й армии южнее новой разграничительной линии и в ходе дальнейшего наступления главную группировку армии нацелить в направлении Теряева-Слобода, Ярополец, Княжьи Горы. Эта передача, произведенная в разгар операции, надо признать, явилась преждевременной, так как нарушала взаимодействие армий на правом крыле Западного фронта и ослабила силу удара 1-й ударной армии, вынуждая ее расширить полосу своего наступления в самом ходе сражения, производя при этом сложные перегруппировки.

В целом контрнаступление северо-западнее Москвы и в районе Калинина, несмотря на большие трудности и недочеты, развивалось успешно. Войска Западного фронта нанесли крупное поражение 3-й и 4-й танковым армиям противника, которые были отброшены от Москвы на линию Тургиново, Павельцово, Ново-Петровское, Воронцово (8 км юго-восточнее Рузы). За 11 дней наступления правофланговые армии фронта продвинулись вперед на глубину от 30 до 65 км, с темпом до 6 км в сутки. Войска левого крыла Калининского фронта нанесли значительные потери [230] правофланговым соединениям 9-й немецкой армии, продвинувшись вперед от 10 до 22 км.

Успех обоих фронтов, конечно, мог быть большим, если бы не сказывался сильный недостаток в танках, артиллерии, боеприпасах, вооружении, автотранспорте и других средствах материально-технического обеспечения. К этому надо добавить и недочеты в действиях войск, главным образом вновь сформированных и поэтому не имевших еще боевого опыта.

Темп продвижения наступавших войск был сравнительно невысок, хотя в целом и превышал средний темп продвижения противника в его ноябрьском наступлении на Москву#248{248}. В ходе наступления иногда имели место случаи нарушения взаимодействия войск, постановка задач по глубине подчас превышала их тогдащние возможности, зачастую наблюдались лобовые атаки опорных пунктов и укрепленных позиций врага, сказывались недостатки в управлении войсками, особенно в тактическом звене, где недоставало опытных офицеров на командных должностях и в штабах.

Подобные недочеты в то время были неизбежны. И они не могут заслонить от нас сути свершившихся событий: достижения советских войск на клинско-солнечногорском и истринском направлениях, а также в районе Калинина были весьма крупными, значение их трудно переоценить. На ближних северных и северо-западных подступах к Москве лучшие ударные войска противника впервые потерпели сокрушительное поражение и с огромными потерями были отброшены от столицы. Произошло то, что на военном языке называется переломом обстановки.

Боевые, действия войск левого крыла Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов

Наступление войск левого крыла Западного фронта в районе Тулы и на Новомосковском направлении с 6 по 12 декабря 1941 г. (схема 16)

В то время как войска правого крыла Западного и левого крыла Калининского фронтов начали контрнаступление севернее и северо-западнее Москвы, в районе Тулы войска левого крыла Западного фронта силами 49-й, 50-й армий и группы генерала П. А. Белова завершили ликвидацию прорыва гитлеровских войск на шоссе Тула - Серпухов. Одновременно с этим на рубеж Зарайск, Захарове, Пронск выдвигалась новая, 10-я армия в составе восьми стрелковых и трех кавалерийских дивизий.

Разгром группировки противника южнее Лаптево имел большое значение. Шоссе Тула - Москва было полностью очищено от врага, и сообщение с Тулой восстановлено. 4-я немецкая танковая [231] дивизия оказалась разбитой, и остатки ее, потеряв почти все танки, поспешно отошли в район Узловая. На правом фланге 50-й армии, на участках 258-й и 290-й стрелковых дивизий, утраченные нами ранее позиции были полностью возвращены. Попытка противника окружить и уничтожить советские войска под Тулой окончилась полным провалом. "Коридор" между окружавшими город с севера позициями противника был расширен контрударами наших войск с 6-8 до 32-34 км, что вполне обеспечивало снабжение войск 50-й армии и самой Тулы.

Успеху севернее Тулы весьма способствовали активные действия группы генерала Белова, наступавшей на веневско-новомосковском направлении. К исходу 7 декабря соединения группы нанесли поражение 17-й танковой, 167-й пехотной и 29-й моторизо - [232] ванной дивизиям на рубеже севернее Мордвеса и вышли на линию Сосновка, Барсуки. Противник, стараясь задержать наступление наших войск арьергардами, свои главные силы отводил на южный берег р. Остер на фронт Дедиловские Выселки (15 км западнее Венева), ст. Кораблевка (24 км северо-западнее Михайлова). Туда же перебрасывались свежие части 25-й моторизованной дивизии, бывшие до этого времени в резерве генерала Гудериана. Наконец, большое влияние на коренное улучшение обстановки в районе Тулы и Венева оказал переход в наступление 10-й армии (командующий армией генерал-лейтенант Ф. И. Голиков), начавшееся 6 декабря.

Нанося главный удар в направлении Михайлов, Новомосковск, войска армии своей основной группировкой уже к исходу 6 декабря вышли на ближние подступы к Михайлову и на рубеж Печерники, Высокое (15-20 км западнее Пронска). Недавно сформированные соединения армии вступали в сражение с ходу. Так, 1113-й полк 330-й стрелковой дивизии стремительно атаковал противника, занимавшего дер. Поярково (10 км северо-восточнее Михайлова). Энергичными действиями подразделений полка гитлеровцы были выбиты из деревни и отброшены на юго-запад, где сосредоточились основные силы 10-й моторизованной дивизии противника. В это время на правом фланге армии к Серебряным Прудам подходили части 322-й стрелковой дивизии, имея перед собой отходившие подразделения прикрытия 29-й моторизованной дивизии врага.

В ночь на 7 декабря начались напряженные бои за г. Михайлов. После короткой артиллерийской подготовки части 330-й стрелковой дивизии (под командованием полковника Г. Д. Соколова) при содействии одного полка 328-й стрелковой дивизии в ночном бою разгромили гарнизон противника и к утру овладели городом. Вражеские войска начали поспешный отход в южном и юго-западном направлениях. Чтобы перерезать пути отхода врагу, командование дивизии направило один батальон 1111-го стрелкового полка на шоссе южнее Михайлова. Однако он не успел вовремя прибыть к намеченному пункту, и противник вывел остатки разбитых частей из города. В период боев за город враг потерял до 250 человек только убитыми. Нами было захвачено 18 орудий, 1 танк, 5 бронемашин, 9 ручных пулеметов, 18 мотоциклов, свыше 200 автомашин, большое количество боеприпасов и другие трофеи, а также документы 32-го, 63-го мотопехотных и 422-го мотоартиллерийского полков#249{249}.

К исходу 7 декабря 322-я стрелковая дивизия овладела крупным населенным пунктом Серебряные Пруды. Появление наших частей в районе Серебряных Прудов явилось для противника полной неожиданностью, поэтому бой здесь был скоротечным. По свидетельству пленных, когда фашистские солдаты услышали орудийную [233] стрельбу с трех сторон, они сочли себя окруженными и в панике бросились бежать, оставив склады с продовольствием, автомашины, средства связи и другое имущество#250{250}.

Остальные соединения армии, не встречая на своем пути особого сопротивления, продолжали наступление и к исходу дня вышли на рубеж Курлышево, Малинки. Правофланговые дивизии (322-я и 330-я) к этому же времени достигли Дугинки (9-10 км юго-западнее Серебряных Прудов).

Наступление 10-й армий развивалось на широком, почти стокилометровом фронте, средств связи не хватало, ввиду чего возникали значительные трудности в управлении войсками.

Большую помощь наступавшим войскам оказывали военно-воздушные силы. Фронтовая авиация, а также 6-й корпус ПВО и даль-небомбардировочные авиадивизии активно поддерживали действия сухопутных войск. Бомбардировочные авиадивизии кроме атак противника, непосредственно находившегося на поле боя, наносили удары по железнодорожным узлам и коммуникациям, нарушая снабжение и сосредоточение вражеских войск.

Командование 2-й немецкой танковой армии, усматривая возникшую опасность окружения своих войск восточнее Тулы, поспешило отдать приказ о выводе их из "мешка", в котором они оказались. Части 4-й танковой дивизии, осуществлявшие прорыв в направлении Кострово (на Серпуховском шоссе в 14 км юго-западнее Лаптево), к этому времени сами оказались в условиях полуокружения. Точно так же и части 53-го армейского корпуса начали отход из района Мордвеса на юг к Веневу, так как войска 10-й армии, которые наступали на Новомосковск с востока, выходили на тылы этой вражеской ударной группировки, выдвинувшейся к северу.

Таким образом, результаты боевых действий на левом крыле Западного фронта за 6 и 7 декабря подтвердили ранее сделанный вывод советского командования о том, что наступление противника на тульско-каширском направлении сломлено, что его замысел удара на Москву с юга сорван. В ходе боевых действий наступил резкий перелом, хотя обстановка в районе Тулы продолжала оставаться сложной и опасность для города не была еще полностью устранена. Гитлеровское командование при условии получения дополнительных сил могло возобновить попытки продолжать наступление.

Поэтому к исходу 7 декабря на левом крыле Западного фронта возникла настоятельная необходимость ускорить разгром основных сил армии генерала Гудериана в районе Тула, Новомосковск, Плавск.

Вот почему командование Западного фронта решило привлечь к наступлению все имевшиеся (хотя и очень уставшие от напряженных [234] боев) силы 50-й армии, с тем чтобы ударом из района Тулы в южном направлении отрезать пути отхода войскам противника на запад.

В соответствии с директивой штаба фронта командующий 50-й армией генерал-лейтенант И. В. Болдин утром 8 декабря своим боевым приказом № 35 поставил перед армией задачу нанести удар в южном и юго-восточном направлениях с выходом на рубеж Щекино, Дедилово. Правофланговым соединениям было приказано наступать в юго-западном направлении на Воскресенское#251{251}.

Начав наступление во второй половине 8 декабря, войска армии встретили исключительно упорное сопротивление частей 296-й пехотной и 3-й танковой дивизий противника. За два с лишним дня наступательных боев войска армии продвинулись на главном (щукинском) направлении всего от 3 до 5 км и только на флангах это продвижение составило 8-9 км.

Ввиду медленности продвижения войск 50-й армии и некоторой рассредоточенности ее ударов командование фронта 11 декабря приказало армии, сосредоточив силы, нанести два удара с выходом обеих группировок в район Озерки (узел дорог 5 км южнее Щекино). Командование фронта имело целью этими сосредоточенными ударами войск армии с флангов отрезать пути отхода противнику на юг, а затем окружить и уничтожить его непосредственно южнее Тулы.

Наши войска, начавшие наступление 11 декабря, встретили ожесточенное сопротивление противника, особенно в районах непосредственно южнее Тулы. Попытки прорвать оборону врага не удались, и два дня боев мало изменили положение. Недостаточно мощная артиллерийская и особенно авиационная подготовка наступления, что объяснялось общим недостатком самолетов, танков, артиллерии и боеприпасов, сказалась на результатах наступления армии. Успех имело лишь наступление 258-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора М. А. Сиязова, части которой вышли на фронт по р. Упа на участке Борщевка, Воскресенское, продвинувшись вперед с начала наступления на 20-26 км. Отбросив левофланговые части 296-й пехотной дивизии врага на юг, эта дивизия разорвала ее общий фронт с частями 31-й пехотной дивизии, в результате чего образовалась брешь, которая в дальнейшем постепенно увеличивалась и к исходу 12 декабря достигла почти 20 км по фронту. Остальные соединения армии имели лишь незначительное продвижение.

Таким образом, задачи, поставленные армии на 12 декабря, не были выполнены. Уничтожить группировку врага южнее Тулы не удалось.

Противник, потерпев тяжелое поражение севернее Тулы, стремился быстрым выводом частей 4-й танковой дивизии из этого [235] района спасти их от окончательной гибели. Выводился со своего участка также и отдельный пехотный полк СС "Великая Германия". К 10 декабря его подразделения уже заняли оборону юго-восточнее Тулы, сменив в этом районе части 296-й пехотной дивизии. Остатки 4-й танковой дивизии к исходу 10 декабря поспешно отошли в район Щекино и к исходу 12 декабря, уплотнив боевые порядки 296-й пехотной дивизии, заняли оборонительную позицию севернее Ясной Поляны, седлая шоссе Тула - Орел. 3-я танковая дивизия врага оборонялась восточнее Тулы, прикрывая перегруппировку, осуществляемую генералом Гудерианом в этом районе. Мероприятия командования 2-й немецкой танковой армии были направлены к тому, чтобы всемерно задержать развитие нашего наступления южнее Тулы и обеспечить выход главных сил армии из-под ударов группы генерала Белова и 10-й армии. Этим и объясняются причины усиления данного направления и отчаянное сопротивление противника, которое приходилось преодолевать войскам 50-й армии.

Успешнее проходило наступление группы генерала Белова, войска которой, перейдя в наступление утром 8 декабря с рубежа Сосновка, Бол. Орехово в общем направлении на Венев и отбрасывая части 17-й танковой, 167-й пехотной и 29-й моторизованной дивизий на юг, утром 9 декабря заняли Венев. Развивая наступление, группа к исходу 10 декабря главными силами вышла на фронт Пожилки, Урусово (11-12 км южнее Венева).

Командование противника отводило 17-ю танковую дивизию в район Дедилово, остальные соединения, действовавшие против группы генерала Белова, - на линию рек Упа и Шат (Шать) с задачей организовать там оборону и задержать наступление наших войск. В это время 173-я стрелковая дивизия из состава группы генерала Белова была передана в распоряжение командующего 49-й армией. Одновременно же в состав группы из 10-й армии передавалась и 322-я стрелковая дивизия#252{252}. Эта перегруппировка диктовалась обстановкой и возможностями создать лучшее управление войсками.

В ночь на 11 декабря завязались упорные бои севернее Новомосковска, в результате которых 2-я гвардейская кавалерийская дивизия во взаимодействии с 9-й танковой бригадой овладела городом и захватила большие трофеи (танки, орудий и пр.).

В дальнейшем соединения группы генерала Белова, выполняя указания командования фронта от 11 декабря, начали поворот на юго-запад в направлении на Дедилово, Житово (6 км южнее Щекино).

Противник, стремясь остановить наступление группы, взорвал плотину на р. Шат (Шать) в районе Петрово (12 км восточнее Болохово). Однако это ему не Помогло. Войска группы генерала Белова, окружая отдельные очаги сопротивления противника, а в [236] отдельных случаях обходя их, продолжали наступление и к исходу 12 декабря, частью сил переправившись на южный берег реки, овладели Масловкой (6 км северо-западнее Новомосковска).

Одновременно с наступлением войск 50-й армии и группы генерала Белова продолжали наступление и войска 10-й армии, наносившей удар по флангу 2-й танковой армии. Противник, прикрываясь арьергардами 25-й, 10-й моторизованных и 18-й танковой дивизий, отходил перед армией в юго-западном направлении, сопротивление его все более ослабевало.

В связи с успешным развитием наступления войск генерала Белова начальник штаба Западного фронта еще 9 декабря в переговорах с командующим 10-й армией ориентировал его, что главным силам армии, в соответствии со сложившейся обстановкой, нужно изменить направление наступления с таким расчетом, чтобы левый фланг их проходил через Богородицк. Начальник штаба фронта высказывал опасения, как бы ввиду недостаточных темпов наступления армии противник не ушел из-под удара, и В связи с этим предлагал ускорить продвижение, чтобы перехватить коммуникации врага юго-западнее Узловой и не допустить его дальнейшего отхода#253{253}.

В подтверждение этих переговоров командование Западного фронта поставило ближайшей задачей 10-й армии к исходу дня выйти на фронт Богородицк, Кузовка, а в дальнейшем, взаимодействуя с группой Белова, наносить удар в направлении Плавска#254{254}.

С вечера 9 декабря армия начала поворот главной группировки на Богородицк#255{255}. Боевым приказом от 10 декабря стрелковым дивизиям, наступавшим на левом фланге армии (324, 323 и 326-й), была поставлена задача овладеть г. Епифань и уже к исходу дня выйти на рубеж Бол. Малаховка, Кобяково, Бахметьево.

Однако приступить немедленно к выполнению задачи дивизии не могли, так как находились от указанных районов в 20-25 км к северу. К тому же 323-я стрелковая дивизия, на которую возлагался захват города, была еще связана боем с противником в 15-20 км севернее Епифани. 326-й стрелковой дивизии, чтобы выйти в свой район, следовало пройти до 25 км. Таким образом, наступление на Епифань 323-я стрелковая дивизия начала только утром 12 декабря (вместо 10-го); при этом атака проводилась с ходу, рассредоточение. Задача не была выполнена. Противник, обладая большим количеством автоматического оружия и закрепившись в подготовленных к обороне зданиях, оказывал упорное сопротивление#256{256}. Войска армии к исходу 12 декабря, выйдя на [237] рубеж Верхнего Дона на фронте Иван-Озеро, Епифань, встретили организованное сопротивление свежей 112-й пехотной дивизии, находившейся до этого времени в резерве командующего 2-й танковой армией, а также ранее отходящих 25-й и 10-й моторизованных дивизий.

Правый берег Дона противник подготовил к упорной обороне. Здесь были окопы местами полного профиля, дзоты, приспособленные к ведению огня каменные здания, колючая проволока и другие инженерные препятствия. Кроме того, берега Дона местами были эскарпированы, а некоторые участки усилены искусственным обледенением.

В проводимых контратаках кроме фашистской пехоты участвовали танки и бронемашины#257{257}.

Войска 10-й армии в течение 12 декабря вели здесь ожесточенные бои с противником, упорно стремившимся сдержать продвижение наших частей, с тем чтобы за это время отвести свои главные силы на новый, более выгодный рубеж и избежать их окружения и полного разгрома.

Несмотря на организованное наступление наших войск по сходящимся направлениям, немецко-фашистским войскам восточнее и южнее Тулы удавалось, хотя и с весьма большими потерями, выскальзывать и избегать окружения, спасая в основном только живую силу.

Отсутствие у войск левого крыла Западного фронта моторизованных средств и глубокий снег на дорогах помешали им, и особенно их главной ударной силе - 10-й армии, значительно усилить темпы наступления. Соединения и части 50-й армии южнее Тулы сдерживались значительными силами танковых и пехотных соединений 2-й танковой армии. Здесь продвижение также развивалось медленно.

13 декабря командование Западного фронта приказало войскам левого крыла продолжать операции более сосредоточенными усилиями, и в первую очередь разгромить противника в районе Плавск, Богородицк, Узловая#258{258}.

49-й армии (командующий армией генерал-лейтенант И. Г. Захаркин) было приказано в течение 14-15 декабря разгромить алексинскую группу противника, развивая наступление в общем направлении на Недельное (5 км северо-восточнее Башмаковки). Главный удар при этом было указано нанести силами одной стрелковой дивизии и четырех стрелковых бригад на участке Исконь (10 км севернее Тарусы), Таруса в общем направлении на Кузьмищево.

50-й армии во взаимодействии с группой генерала Белова предписывалось ударом в направлении Щекино разгромить тульскую группировку противника. [238]

Группе генерала Белова во взаимодействии с 50-й и 10-й армиями следовало разгромить противника в районе Дедилово, Щекино, (иск.) Богородицк и к исходу 16 декабря выйти в район Крапивны.

10-й армии приказывалось, имея основную группировку на левом фланге, нанести главный удар на Богородицк, Плавск, Арсеньево, во взаимодействии с группой Белова разгромить противника в районе Узловая, Богородицк, Плавск и главными силами к исходу 16 декабря выйти в район Плавска и севернее. От войск требовалось вести преследование стремительно, не допуская отрыва противника, запрещались лобовые атаки его укрепленных узлов сопротивления и предписывалось уничтожать врага преимущественно посредством обходов, охватов и окружения.

Во исполнение этого приказа войска 50-й армии, передав еще 10 декабря 173-ю и 340-ю стрелковые дивизии в состав 49-й армии, 258-й стрелковой дивизией продолжали наступление на запад и северо-запад; остальными же своими соединениями наносили главный удар в направлении Щекино. Наибольший успех, как и в предыдущих боях, был достигнут на правом фланге армии в полосе 258-й и 290-й стрелковых дивизий. Эти соединения, преодолевая сопротивление 31-й и 296-й пехотных дивизий врага, к исходу 16 декабря продвинулись от 10 до 20 км и вышли на рубеж Ивановка, Воскресенское.

Прорыв между 31-й и 296-й пехотными дивизиями, обозначившийся еще 10 декабря, не только не был ликвидирован, но и возрос к этому времени до 25 км.

Соединения центра армии (217-я и 154-я стрелковые дивизии), наступавшие в южном направлении, продвинулись за три дня на 15 км, а части 217-й дивизии подошли к северной окраине Щекино, завязав упорные бои с 3-й танковой дивизией противника и подразделениями полка СС "Великая Германия". Гитлеровцы здесь по-прежнему оказывали ожесточенное сопротивление. Упорно обороняясь на подготовленном рубеже, они успели к 16 декабря вывести из боя сильно пострадавшие части 4-й танковой дивизии и сосредоточить их в районе Крапивна, Плавск. Малочисленность войск 50-й армии и сильная усталость личного состава в результате непрерывных напряженных боев в очень суровых условиях тогдашней зимы весьма сказывались. [239]

Группа генерала Белова, выйдя на р. Упа, в течение 13 декабря вела упорные бои на всем своем фронте. Сломив сопротивление врага и продолжая наступление в юго-западном направлении, части группы (2-я гвардейская кавалерийская дивизия) после ожесточенного боя на рассвете 14 декабря овладели ст. Узловая. Утром следующего дня 1-я гвардейская кавалерийская дивизия заняла Дедилово (14 км западнее Узловой), 322-я стрелковая дивизия к этому времени овладела Быково (5 км северо-западнее Дедилово). Наступление группы продолжалось без перерыва и в ночное время.

Наступление войск 10-й армии продолжалось одновременно с наступлением 50-й армии и группы генерала Белова. Главный удар командование армии нацеливало на Богородицк, Плавск, т.е. юго-западнее оси первоначального наступления. Это было вызвано стремлением глубже охватить группировку 2-й танковой армии врага и не дать ей возможности отвести свои соединения на новый промежуточный рубеж.

Преодолев сопротивление противника на рубеже р. Дон, войска армии частями 323-й стрелковой дивизии, разгромив до полка пехоты 10-й моторизованной дивизии, 13 декабря овладели г. Епифань. В боях за город были захвачены значительные трофеи (автомашины и тракторы-тягачи, боеприпасы и другие трофеи)#259{259}. 324-я стрелковая дивизия в это время, форсировав Дон северо-западнее Епифани, с боем заняла крупный опорный пункт противника на западном берегу - дер. Люторичи.

Продолжая развивать наступление, войска армии частями 324-й стрелковой дивизии 15 декабря овладели Богородицком, а 41-я кавалерийская дивизия получила задачу наступать на Плавск, обходя Богородицк с юга. К исходу 16 декабря соединения армии вышли на рубеж Кобелево, Плесы (первый 22 км северо-западнее, второй столько же юго-западнее Богородицка).

С середины декабря в контрнаступление левого крыла фронта включились и войска 49-й армии, которые в соответствии с директивой командования фронта соединениями своего левого фланга (238, 173 и 340-я стрелковые дивизии) 14 декабря перешли в наступление с целью разгромить алексинскую группировку противника#260{260}. К исходу 16 декабря, преодолевая сопротивление частей 52, 131 и 31-й пехотных дивизий противника, войска армии продвинулись за три дня наступательных боев от 5 до 15 км.

Противник в полосах наступления 173-й и 340-й стрелковых дивизий, прикрываясь арьергардами, начал отход на запад и северо-запад.

Наступление левофланговых соединений 49-й армии в плане общих задач войск левого крыла Западного фронта было своевременным и имело большое значение, обеспечивая справа войска 50-й армии, наступавшие в районе южнее Тулы в западном направлении. [240]

Войска левого крыла фронта с 13 по 16 декабря с напряженными боями продолжали продвигаться, нанося противнику значительные потери. Следует отметить, что армии испытывали большие трудности в связи с некомплектом автотранспорта и особенно в связи с отсутствием сильных танковых соединений, что существенным образом сказывалось на темпах наступления (среднесуточный темп наступления в это время составлял в среднем 12 км).

Немецко-фашистское командование видело, что образовавшаяся брешь на фронте южнее Тулы являлась для его войск весьма опасной, так как быстрое развитие наступления советских войск в направлении Одоево, Белев могло поставить отступавшие дивизии 2-й танковой армии в безвыходное положение. Поэтому командование группы армий "Центр" принимало срочные меры для ликвидации разрыва. Из состава 4-й полевой армии на угрожаемый участок поспешно были направлены четыре батальона 137-й пехотной дивизии, которые и прибыли в распоряжение 2-й танковой армии. Каких-либо дополнительных частей, которые могли бы исправить положение, гитлеровское командование уже не имело и направить туда не могло#261{261}.

Соединения 2-й танковой армии противника продолжали отход на запад и юго-запад за рубеж Дедилово, Щекино и далее к Богородицк, Плавск, неся большие потери в людях и бросая оружие и другую военную технику.

Теперь успешное осуществление задачи по окружению главных сил 2-й танковой армии зависело главным образом от быстроты продвижения нашей 10-й армии.

Наступление войск правого крыла Юго-Западного фронта на елецко-ливенском направлении (схема 16)

Одновременно с наступлением левого крыла Западного фронта в контрнаступление перешли и войска соседнего с ним правого крыла Юго-Западного фронта. 13-я армия под командованием генерал-майора А. М. Городнянского с рубежа Новопогорелово, Плоское, Аргамачи, Екатериновка, Жерновное, перейдя в наступление 6 декабря, наносила главный удар в направлении г. Елец#262{262}. Военно-воздушные силы содействовали главным образом группе генерал-майора К. С. Москаленко (55 кд, 150 тбр, 307 сд)#263{263}, наступавшей в направлении Тросна, Казаки, и одновременно с этим препятствовали подходу резервов противника со стороны Ефремова и Ливны. Кроме того, взаимодействуя с 143-й и 6-й стрелковыми дивизиями, наступавшими в центре, они штурмовыми и бомбардировочными действиями уничтожали огневые средства врага.

В течение 7 и 8 декабря соединения армии вели ожесточенные бои за овладение г. Елец и за выход на шоссе Елец - Ефремов на [241] участке Плоское, Тросна (10 км северо-западнее Ельца), где противник силами 134-й и 45-й пехотных дивизий оказывал особенно упорное сопротивление. Населенный пункт Троена неоднократно переходил из рук в руки#264{264}.

В результате ночных боев соединения группы генерала Москаленко утром 9 декабря перехватили шоссе в районе Троены. Одновременно с этим части 148-й стрелковой дивизии, поддержанные ударами бомбардировочной и штурмовой авиации, после упорного боя в 9 часов овладели Ельцом. Используя достигнутый успех, войска генерала Москаленко, разгромив подразделения 446-го пехотного полка, к исходу дня овладели крупным опорным пунктом Казаки (14 км западнее Ельца)#265{265}.

Продолжая развивать наступление, войска 13-й армии к исходу 10 декабря вышли на линию Сергеевка, Стегаловка, продвинувшись вперед за пять дней наступательных боев от 6 до 26 км.

На сутки позднее, т. е. 7 декабря, из района юго-западнее Ельца в направлении Навесное, Никитское перешли в наступление войска ударной группы фронта (1-я гвардейская и 121-я стрелковые дивизии, 5-й кавалерийский корпус, 32-я отдельная кавалерийская дивизия, 34-я мотострелковая и 129-я танковая бригады, 4-й гвардейский минометный и 642-й пушечный артиллерийский полки) под командованием генерал-лейтенанта Ф. Я. Костенко.

За два дня наступательных боев войска группы частями 1-й гвардейской стрелковой дивизии нанесли поражение 278-му пехотному полку противника и продвинулись с боями в северном направлении до 15 км#266{266}. В это же время соединения 5-го гвардейского корпуса разгромили 280-й пехотный полк, продвинувшись вперед от 10 до 14 км.

Продолжая дальнейшее наступление и отбрасывая к северу части 45-й и остатки 95-й пехотных дивизий противника, войска группы к исходу 10 декабря вышли на фронт Никитское, Стрелецкое, Прилепы#267{267}. 121-я стрелковая дивизия, включенная в состав группы из 13-й армии, сосредоточившись в районе северо-восточнее Волово, имела задачу обеспечить фланг и тыл ударной группы в период ее наступления. Противник, частями 95-й пехотной дивизии заняв Волово, продолжал свои атаки в северо-восточном направлении на Захаровку, угрожая тылу ударной группы. Перейдя в наступление, части 121-й стрелковой дивизии с одним полком 32-й кавалерийской дивизии к 10 декабря после трехдневных упорных боев овладели опорным пунктом Волово, отбросив врага на запад.

За четыре дня боев, с 7 по 10 декабря, войска группы захватили у противника 74 орудия, 37 минометов, 74 пулемета, 139 автомашин, 31 мотоцикл, 270 лошадей, 103 повозки и другие трофеи#268{268}. [242]

Немецко-фашистское командование, обеспокоенное создавшимся положением в районе Ливны, приступило к переброске в район Орла 22-й охранной дивизии, находившейся в резерве командования 2-й полевой армии, и части сил 56-й пехотной дивизии из состава 2-й танковой армии Гудериана. Из Орла в то же время направлялась 1-я пехотная бригада СС. Одновременно с этим командование группы армий "Центр" планировало перебросить из-под Тулы 29-ю моторизованную дивизию. Кроме этого, оно запрашивало дополнительную помощь у главного командования сухопутных сил#269{269}.

Все эти мероприятия командования немецко-фашистских войск свидетельствовали о том, что наступление Юго-Западного фронта в районе Ельца имело исключительно важное значение.

5-й кавалерийский корпус под командованием генерал-майора В. Д. Крюченкина с приданной ему 32-й кавалерийской дивизией действовал смело и решительно. Однако в ходе боевых действий, несмотря на предупреждение командования фронта, допускались лобовые атаки вражеских позиций и длительная борьба за населенные пункты, что приводило к замедлению темпов наступления#270{270}. Борьбой за населенные пункты увлекались и в частях 1-й гвардейской стрелковой дивизии. 129-я танковая бригада, наступавшая своими главными силами в полосе 5-го кавалерийского корпуса, имела всего 16 легких танков устаревших систем.

Тем не менее, несмотря на слабое обеспечение танками и артиллерией, соединения группы продолжали продвижение вперед, выходя во фланг и тыл отходившей от Ельца группировке и перехватывая пути ее отступления на запад. Противник, теснимый нашими войсками с востока и юга, стремился во что бы то ни стало вырваться из "мешка". Разбитые подразделения гитлеровцев общей численностью до полка пехоты, скопившиеся в районе Долгоруково, пытались пробиться на запад. Благодаря принятым командиром 1-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майором И. Н. Руссияновым и командованием группы мерам один батальон этого полка был полностью разгромлен, остальные же с большими потерями откатились на северо-восток в сторону Петровки.

И декабря командование Юго-Западного фронта поставило новые задачи войскам 13-й армии и ударной группе фронта.

13-й армии к исходу 13 декабря приказывалось выйти на рубеж Верховье, Ливны, смыкая свой левый фланг со 121-й стрелковой дивизией. Войскам группы ставилась задача продолжать стремительное наступление на север, с тем чтобы к этому же времени выйти на фронт Измалково, Россошное. 34-я мотострелковая бригада с одной кавалерийской дивизией должна была овладеть районом Верховья. Выходом войск на указанные рубежи командование [243] фронта стремилось замкнуть кольцо окружения основных сил елецкой группировки противника и завершить ее разгром#271{271}.

Выполняя полученные указания фронта, войска группы продолжали наступление и к исходу 12 декабря частями 3-й и 32-й кавалерийских дивизий с боем овладели Шатилово, Орево-Петровское. 14-я кавалерийская дивизия вышла на рубеж Никитино, Никольское (10 км северо-восточнее Верховья). 1-я гвардейская стрелковая дивизия совместно с 307-й стрелковой дивизией 13-й армии вела в это время бой за Измалково. 34-я мотострелковая бригада, обеспечивая левый фланг группы, овладела Семенихино, Прусынок (16 км северо-западнее Ливны).

Таким образом, пути отхода елецкой группировки противника на запад и юго-запад были перерезаны.

К этому времени войска 13-й армии, усиленные 57-й стрелковой бригадой НКВД, преодолевая сопротивление частей 262, 134 и 45-й пехотных дивизий, за два дня продвинулись до 15 км и вышли на фронт Товарково, Измалково. Теперь они вошли в непосредственное соприкосновение на своем левом фланге с правофланговыми частями группы генерала Костенко.

Нельзя не отметить, что изменение направления наступления группы ее командующим генерал-лейтенантом Костенко с северо-западного на северное не полностью отвечало сложившейся обстановке. Даже при одновременном начале наступления с 13-й армией ударная группа не могла в полном составе выдвинуться на тылы частей 45-й и 134-й пехотных дивизий противника, так как ей в этом случае необходимо было пройти расстояние в два раза большее, чем войскам, наступавшим с востока. Если же принять во внимание, что начало ее перехода в наступление задержалось на сутки, то станет понятной трудность выполнения этой задачи. Именно поэтому командование фронта неоднократно подчеркивало необходимость усиления темпов продвижения группы. Одновременно с этим указывалось, что, учитывая упорное сопротивление врага, необходимо немедленно нацелить наступающие войска на северо-запад, с тем чтобы иметь возможность выйти на тылы главной группировки противника#272{272}.

Противник в создавшейся для него тяжелой обстановке непрерывными атаками стремился отбросить наши части. Командование группы поэтому оказалось вынужденным снять 14-ю кавалерийскую дивизию с рубежа Никитино, Никольское (на западном берегу р. Любовша) и перебросить ее в район Россошное, где отходящие части елецкой группировки врага создавали опасность прорыва и выхода в сторону Верховья.

Вражеские войска, сбитые с основных позиций, отходили на запад и северо-запад, теряя управление и бросая боевую технику. По данным оперативной сводки группы армий "Центр" за 12 декабря, [244] 34-й армейский корпус имел задачу пробиться южнее железнодорожной линии Елец - Орел. Его дивизии, разобщенные и не имевшие связи между собой, спешно отходили по разным дорогам. При отходе в полосе 13-й армии они попадали под удар частей и соединений 5-го кавалерийского корпуса. Завязывались ожесточенные бои, доходившие до рукопашных схваток. Противник искал выхода на запад, и ему приходилось с большими усилиями пробивать себе путь.

Используя успех 13-й армии, 8 декабря перешли в наступление левофланговые соединения 3-й армии - командующий генерал-майор Я. Г. Крейзер. 52-я кавалерийская дивизия с полком 283-й стрелковой дивизии, сломив сопротивление частей 45-й пехотной дивизии противника, в этот же день овладела населенными пунктами Кольцово, Никифоровский, Трофимовка (последние два населенных пункта 3-7 км западнее Кольцово). К 10 декабря дивизии левого фланга армии, продвинувшись за три дня боев от 3 до 10 км, вышли на рубеж ст. Лобаново, Успенское.

С целью дальнейшего расширения фронта контрнаступления и развития удара на елецко-ливенском направлении с утра 11 декабря перешли в наступление войска центра и левого фланга армии с общей задачей совместно с 13-й армией уничтожить елецко-ефремовскую группировку противника, не допуская ее отхода на запад и северо-запад#273{273}.

Наступая частями 269, 137, 283, 6-й гвардейской стрелковых и 52-й кавалерийской дивизий в общем направлении на Ефремов, Медведки, войска армии к исходу 12 декабря окружили в районе Ефремова пехотный полк 293-й пехотной дивизии. В этот же день г. Ефремов был освобожден.

Прорыв фронта противника в районе Ефремова имел большое значение, так как при его успешном развитии наступавшие войска выходили на фланг 2-й танковой армии Гудериана. Именно поэтому гитлеровское командование сняло из-под Тулы 17-ю танковую дивизию и направило ее на юг, в полосу наступления нашей 3-й армии.

Наступление войск правого крыла Юго-Западного фронта, начавшееся 6 декабря, развивалось в целом успешно и через семь дней, к исходу 12 декабря, елецкая группировка врага, отброшенная [245] в район Орево-Петровское, Успенское, Измалково, оказалась полуокруженной. За этот период наши войска захватили 226 орудий, 94 миномета, 319 пулеметов, 907 автомашин, 1260 лошадей, 1055 повозок и другие трофеи#274{274}. Генерал Гальдер в своем служебном дневнике 12 декабря записал по этому поводу следующее: "134-я и 45-я пехотные дивизии вообще более не боеспособны. Снабжение отсутствует, командование войск на участке фронта между Тулой и Курском потерпело банкротство"#275{275}.

Одновременно с описанным наступлением войск правого крыла Юго-Западного фронта к 16 декабря на рубеж Малевка (18 км южнее Богородицка), Ефремов с целью усиления этого крыла фронта по распоряжению Военного совета Юго-Западного направления выдвигалась новая, 61-я армия#276{276}, переданная из Резерва Верхозного Главнокомандования.

К середине декабря войска правого крыла Юго-Западного фронта в основном завершили разгром 34-го армейского корпуса противника (45, 95 и 134-я пехотные дивизии) в районе между Ельцом и Ливнами. Это произошло следующим образом.

После того как соединения 5-го кавалерийского корпуса с боем овладели населенными пунктами Орево-Петровское, Россошное, Шатилово и вышли на тылы елецкой группировки врага, войскам правого крыла фронта поставили задачу завершить окружение и окончательно ликвидировать эту группировку.

Противник, стремясь выйти из опасного положения, в которое он попал к исходу 12 декабря в районе Измалково, Россошное, Успенское, пытался прорваться на запад и основные усилия направлял против частей 5-го кавалерийского корпуса. Обстановка для него становилась все более тяжелой. В результате натиска войск 13-й армии с востока гитлеровцы в беспорядке отходили, попадая под удары частей 1-й гвардейской стрелковой дивизии и соединений 5-го кавалерийского корпуса.

Учитывая создавшееся положение, командование группы приказало командиру 1-й гвардейской стрелковой дивизии неотступно преследовать отходящего на Россошное противника, а командиру 34-й мотострелковой бригады, оставив заслон в районе Верховья, не допустить отхода неприятеля на запад#277{277}.

Выполняя эти указания, 1-я гвардейская стрелковая дивизия совместно с 55-й кавалерийской дивизией к исходу 14 декабря заняла Россошное и Шатилово.

В течение 15 и 16 декабря в этом районе шли ожесточенные бои.

К северу от 13-й армии с 11 декабря продолжали наступление [246] войска 3-й армии, которые к исходу 16 декабря вышли на рубеж Остряково, Судбищи, продвинувшись вперед за последние четыре дня на 20-25 км. С выходом частей 6-й гвардейской стрелковой дивизии этой армии в районе Судбищ полностью замкнулось кольцо окружения елецкой группировки врага. В ходе ожесточенных боев были нанесены большие потери в живой силе и технике 134-й и 45-й пехотным дивизиям противника. Тяжелый урон понесла и 95-я пехотная дивизия.

На этом наступление в районе Ельца закончилось. 34-й армейский корпус 2-й полевой армии гитлеровцев наши войска почти полностью разгромили, а его остатки отбросили на запад. Наши части освободили Елец и Ефремов.

Новая, 61-я армия - командующий генерал-лейтенант М. М. Попов - к исходу 16 декабря, втягиваясь в промежуток между 10-й армией Западного фронта и 3-й армией, выходила на рубеж Ольгинка, Жидкое (оба пункта северо-западнее Ефремова) с расчетом быть готовой к наступлению с утра 18 декабря.

В целом в результате разгрома елецко-ливенской группировки врага войска фронта сорвали намерения немецко-фашистского командования отойти за Дон, очистили от врага участок железнодорожной рокады Москва - Валуйки от Волово до Долгоруково (32 км юго-западнее Ельца) протяженностью 170 км и оттянули на себя часть сил 2-й танковой армии.

Описанное выше наступление правого крыла Юго-Западного фронта во взаимодействии с войсками левого крыла Западного фронта оказало существенное влияние на ход боевых действий на стыке обоих этих фронтов. Оценивая создавшуюся обстановку на фронте 2-й танковой армии в этот период, ее командующий генерал Гудериан в своих воспоминаниях писал: "13 декабря 2-я армия продолжала отход. При этих обстоятельствах 2-я танковая армия не была в состоянии удержаться на рубеже Сталиногорск, р. Шат, р. Упа, тем более что 112-я пехотная дивизия не имела достаточно сил для того, чтобы оказать дальнейшее сопротивление и задержать наступление свежих сил противника. Войска вынуждены были отходить за линию р. Плава. Действовавшие левее нас 4-я армия, и прежде всего 4-я и 3-я танковые группы, также не могли удержать свои позиции"#278{278}.

С успешным завершением разгрома противника в районе западнее Ельца и расширением фронта наступления к северу от Ефремова создались еще более благоприятные условия для разгрома 2-й танковой армии войсками левого крыла Западного фронта южнее Тулы.

Оценивая общий результат Елецкой операции, следует отметить, что ее успеху содействовали: во-первых, скрытность сосредоточения ударной группы фронта; во-вторых, обеспечение полной [247] внезапности начала ее наступления. Об этом убедительно свидетельствует приказ командира 95-й немецкой пехотной дивизии № 69 от 5.12 1941 г., захваченный впоследствии нашими войсками. Из него видно, что дивизия имела задачу выйти на линию зимних позиций, уже находившихся в расположении нашей ударной группы фронта. Противник не ожидал наступления советских войск и был застигнут врасплох.

В результате разгрома елецкой вражеской группировки войска правого крыла Юго-Западного фронта получили возможность развивать дальнейшее наступление на Орел. Однако наряду с положительными результатами в ходе боевых действий имелись и недостатки.

Основным недочетом, повлиявшим на общий ход боевых действий, явилось изменение направления наступления ударной группы фронта, утвержденное по настоянию генерала Костенко командованием Юго-Западного фронта непосредственно перед началом операции.

Как уже указывалось, изменение направления удара с северо-западного на северное привело практически не к окружению, а только к неглубокому охвату противника, что сопровождалось излишними потерями наших войск, особенно в соединениях 5-го кавалерийского корпуса.

Наступая в северном направлении, войска группы вышли не на тылы елецкой группировки врага, а на его фланг, что не позволило сразу окружить соединения 34-го армейского корпуса. Только энергичные действия частей 5-го кавалерийского корпуса, уже в ходе сражения вышедших на пути отхода противника, позволили нанести удары по его тылам.

В ходе наступления ударной группы и войск 13-й армии имелись недочеты в организации взаимодействия войск как между соединениями внутри группы, так и между войсками группы в целом и 13-й армией. Внутри группы кавалерийские соединения действовали иногда вне общей связи с действиями стрелковых дивизий, особенно на завершающем этапе операции. Войска 13-й армии вместо охвата с северо-запада и окружения елецкой группировки выталкивали противника в западном направлении. Успех каждой операции значительно зависит от материального обеспечения участвующих в ней войск. В Елецкой операции в этом отношении наблюдались серьезные недочеты из-за общего недостатка материальных средств. В результате действующие части ударной группы оказывались часто в отношении тылового их обеспечения в трудном положении, особенно во второй половине операции. Тем не менее, несмотря на указанные недостатки, Елецкая операция, энергично проведенная войсками правого крыла Юго-Западного фронта, имела большое значение в общем плане контрнаступления и закончилась успешно. Правое крыло группы армий "Центр" противника, так же как и ее левое крыло, потерпело поражение и оказалось в тяжелом положении. [248]

***

15 декабря 1941 г. закончился первый этап контрнаступления советских войск под Москвой, длившийся без пауз 11 суток.

За это время советские войска, наступавшие северо-западнее Москвы, отбросили врага, считая от исходной линии фронта, на 30-65 км и вышли на рубеж Даниловское (7 км юго-западнее Калинина), Высоковск (10 км западнее Клина), Ново-Петровское, Староруза. На левом крыле Западного фронта (в районе Тулы) и на правом крыле Юго-Западного фронта на орловском направлении (в районе Ельца) советские войска продвинулись вперед от 25 до 90 км и вышли на линию Алексин, Дубна, Щекино, Волово, Никольское, Ливны. Наши войска освободили Калинин, Клин, Солнечногорск, Истру, Михайлов, Венев, Новомосковск, Епифань, Ефремов, Елец и другие города и населенные пункты.

Охватывавшие Москву танковые ударные группировки немецко-фашистских войск оказались разбитыми как севернее, так и южнее Москвы. Все три полевые армии группы армий "Центр" также понесли тяжелое поражение. Непосредственная опасность для столицы была ликвидирована, противник поспешно и на многих участках в беспорядке отходил на всем тысячекилометровом фронте. Первая и главная цель контрнаступления - отстоять Москву - была достигнута.

Это сокрушительное и притом внезапное для противника поражение наиболее сильной стратегической группировки врага явилось первым крупным стратегическим успехом советских войск за минувший период войны. Рушилась легенда, созданная гитлеровской пропагандой, о непобедимости немецко-фашистской армии. Красная Армия, перейдя от обороны, проводившейся в весьма тяжелых условиях, в решительное контрнаступление, вырвала инициативу из рук противника и заставила его начать отход по всему фронту западного стратегического направления. Значение этой первой большой победы трудно переоценить.

Начало нашего успешного контрнаступления под Москвой значительно подорвало моральный дух немецко-фашистских войск и опрокинуло их расчеты на скорое окончание войны. Гитлеровцы явно поспешили раструбить на весь мир о якобы завершившемся разгроме Красной Армии, о ее неспособности к дальнейшему сопротивлению и о скором взятии Москвы.

Впервые в истории второй мировой войны гитлеровская армия вкусила горечь огромного по своим результатам и последствиям поражения и была вынуждена спешно отступать, а местами и бежать под ударами "разгромленной" Красной Армии, теряя в массовом количестве танки, артиллерию, автотранспорт, другую технику и неся невиданные тяжелые потери в личном составе.

Успех первого этапа контрнаступления создал благоприятные условия для его дальнейшего развития, [249]

В результате одержанной Красной Армией победы в исключительном по ожесточению оборонительном сражении под Москвой и мощных внезапных ударов по войскам группы армий "Центр" гитлеровское верховное командование уже 8 декабря вынуждено было отдать общую директиву о немедленном прекращении на Восточном фронте всех крупных наступательных операций и общем переходе к обороне. Директива основной задачей ставила удержание занимаемых немецкими войсками рубежей.

Однако немецко-фашистское военное руководство еще пыталось в эти дни активно решить "в рамках главной задачи обороны" некоторые частные задачи, а именно: захватить Севастополь и выйти на рубеж Дона и Северного Донца. Эти мероприятия должны были, по мнению вражеского командования, создать необходимые предпосылки для возобновления крупных наступательных операций в 1942 г. Таким образом, указанная директива фактически подтверждала провал планов "молниеносного" окончания войны против Советского Союза в 1941 г. и признавала неизбежность ведения затяжной войны.

А спустя неделю верховное командование вооруженных сил Германии, полнее осознав размеры поражения, пришло к еще более печальным для себя выводам. В директиве от 16 декабря все наступательные задачи (кроме захвата Севастополя) отменялись. Более того, на некоторых направлениях советско-германского фронта разрешался отход на промежуточные рубежи. Однако это распоряжение не распространялось на войска группы армий "Центр", отступить которой разрешалось только тогда, когда на подготовленные тыловые позиции прибудут необходимые резервы из глубины. Гитлеровское руководство требовало от командиров соединений и всех офицеров личным примером заставить войска с фанатическим упорством оборонять занимаемые позиции. Только таким методом вражеское командование считало возможным выиграть время, нужное для переброски подкреплений на московское направление с запада. Именно этим и объясняется то отчаянное сопротивление, которое оказывали вражеские войска в декабре 1941 г., упорно цепляясь за промежуточные рубежи и населенные пункты. Дальнейшие события, однако, показали, что и эту задачу немецко-фашистским войскам выполнить не удалось.


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2010