TopList

Глава VII.
Развитие контрнаступления

Продолжение удара войсками правого крыла Западного и левого крыла Калининского фронтов

Наступление войск правого крыла Западного фронта на волоколамском направлении (схема 15)

Войска правого крыла Западного фронта, нанеся поражение ударным соединениям 3-й и 4-й танковых армий противника в районах Клина, Солнечногорска и Истринского водохранилища, к исходу 16 декабря, продвинувшись с боями от момента начала наступления на 30-65 км, вышли на линию Курьяново, Павельцово, Ново-Петровское, Воронцово.

Ширина фронта наступления армий правого крыла фронта, в связи с выходом войск на указанный рубеж и передачей 30-й армии в состав Калининского фронта, сократилась почти вдвое, достигнув примерно 130 км вместо 220 по состоянию на 5 декабря. Поэтому средняя плотность войск несколько увеличилась и составила 4,6 км вместо 6 км в начале наступления на одну дивизию. Однако слабый численный состав войск, несших потери в боях, и особенно недостаток танков, артиллерии, винтовок, боеприпасов и других технических средств не позволяли создать необходимое превосходство над войсками противника для резкого повышения темпов наступления.

Командование группы армий "Центр", стараясь задержать сильными арьергардами, где это было возможно, наше наступление, стремилось свои главные силы поспешно отвести на рубеж рек Лама и Руза. Одновременно оно распорядилось удлинить тыловой рубеж, который должен был проходить по линии Гжатск, Калуга, Орел, Курск#279{279}. По мнению генерала Гальдера, большие потери, которые уже были понесены, и те, которые ожидались в дальнейшем, не давали оснований рассчитывать на то, что ослаб [251] ленные немецко-фашистские войска смогут удержать этот новый рубеж при серьезном нажиме советских войск#280{280}.

Объективно оценивая состояние и возможности сопротивления противника, необходимо отметить, что положение гитлеровцев ввиду сокращения линии фронта несколько улучшилось. Если к началу контрнаступления, к 6 декабря, средняя плотность вражеских соединений перед правым крылом Западного фронта составляла 12,6 км на одну дивизию, то к 16 декабря она достигла уже 8,6 км.

Таким образом, советским войскам предстояло преодолеть сопротивление достаточно сильного противника, не утратившего еще способности к упорной обороне.

Командование Западного фронта, стремясь нанести возможно большее поражение врагу, предложило армиям продолжать "безостановочное преследование противника и к исходу 21 декабря выйти на фронт (иск.) Бол. Ледники, Погорелое-Городище, Кучино, Михалево, Мышкино, Бородино, Малоярославец, Лихвин, Одоево, Ливны".

В соответствии с этим армии получили следующие задачи: 1-й ударной армии к исходу 18 декабря главными силами выйти на фронт Алаево (22 км северо-западнее Лотошино), Раменье, Шаховская, прочно обеспечивая правый фланг фронта; 20-й армии, овладев Волоколамском, к исходу 18 декабря главными силами выйти на фронт Шаховская, Чернево; 16-й армии к исходу 18 декабря главными силами выйти на фронт Осташево, Цаганово; 5-й армии к этому же времени главными силами овладеть Васюково (15 км западнее Рузы), Клементьево, Крюково (16 км юго-западнее Кубинки).

Командование фронта требовало для захвата на путях отхода врага узлов дорог, мостов и тактически важных рубежей, полнее использовать подвижные передовые отряды, а для параллельного преследования - лыжные отряды. Обращалось внимание командиров и штабов на поддержание непрерывного управления войсками.

Необходимо отметить, что армиям правого крыла фронта по этой директиве надлежало вести наступление с темпом 25-30 км в сутки, что при тех условиях было трудно. Это подтверждалось и предыдущим ходом боевых действий, когда наши войска наступали с темпом, не превышавшим в среднем 10-15 км в сутки. Обстановка, конечно, требовала от войск максимального напряжения. С этой точки зрения требования, предъявляемые командованием фронта к войскам, следует признать в общем обоснованными. Но все же следует заметить, что в это время проявлялся несколько излишний, хотя и понятный, оптимизм в оценке общего [252] положения дел. Ведь одержанная победа была весьма значительной, и все сознавали, что Москва спасена!

С утра 17 декабря войска правого крыла фронта продолжали преследовать отходящие войска противника. Гитлеровское командование, прикрывая отступление сильными арьергардами, отводило главные силы 3-й и 4-й танковых армий на подготовленный рубеж обороны по берегам рек Лама и Руза. При отступлении широко применялись заграждения, особенно в населенных пунктах и на узлах дорог. На многих участках фронта враг отходил беспорядочно, стремясь спасти хотя бы только личный состав и бросая вооружение, технику и автотранспорт.

Войска 1-й ударной армии главными силами - в составе четырех стрелковых бригад (84, 47, 50 и 71-й) - продолжали наступление в общем направлении на Теряева-Слобода, Ярополец и уже к исходу первого дня наступления, опрокинув части б-й танковой и 23-й пехотной дивизий, овладели районами Петровское и Павельцово. Только в боях 17 декабря было захвачено 7 дальнобойных и 7 противотанковых орудий, 2 танка, 133 автомашины, 10 мотоциклов и другие трофеи. На следующий день, 18 декабря, развивая преследование, части 84-й стрелковой бригады с боем заняли крупный опорный пункт - Теряеву-Слободу. Одновременно части 56-й стрелковой бригады, наступавшие на левом фланге армии, овладели дер. Любятино (10 км юго-восточнее Теряевой-Слободы) и, продвинувшись вперед более чем на 20 км, вышли на рубеж р. Большая Сестра.

Войска 20-й армии, преследуя соединениями группы генерала Ремизова отходящие части 35-й пехотной и 11-й танковой дивизий в общем направлении на Денькиво, продвинулись вперед примерно на 20 км и к 16 часам 18 декабря вели бой за Гусенево, Чисмена, Покровское (18 км восточнее Волоколамска)#282{282}.

Чтобы задержать наступление войск армии, противник при отходе минировал дороги и устраивал лесные завалы. В населенных пунктах оставлялись арьергардные части силой до полка пехоты с танками и артиллерией. Особенно упорное сопротивление гитлеровцы оказали в боях за Покровское. Однако части группы генерала Ремизова совместно с 331-й стрелковой дивизией к исходу 18 декабря выбили противника и заняли Покровское, захватив 6 танков, 60 автомашин, 4 орудия и много другого вооружения и военного имущества#283{283}.

В тесном взаимодействии с 20-й армией продолжали наступление в общем направлении на Покровское и войска 16-й армии. Уничтожая живую силу и технику 10-й танковой и 252-й пехотной дивизий врага, соединения армии к утру 19 декабря, продвинувшись вперед до 25 км, вышли на линию Ивойлово, Чернево, Ремянница. Группа генерала Катукова (1-я гвардейская, 17-я танковая, [253] 40-я стрелковая бригады и 89-й отдельный танковый батальон) с рубежа Деньково, Рождествено совместно с группой генерала Ремизова с вечера 17 декабря начала преследовать противника в направлении Волоколамска, достигнув к 10 часам утра ] 9 декабря района Ченцы#284{284} (3 км восточнее Волоколамска).

Только за день 17 декабря войска армии захватили 8 танков, 6 орудий, 162 автомашины, 50 тыс. патронов и другие трофеи#285{285}.

Войска 5-й армии, преодолевая сопротивление частей 78-й и 255-й пехотных дивизий противника, к исходу 17 декабря правофланговыми соединениями вышли на рубеж р. Озерка. В направлении г. Руза части 329-й и 336-й стрелковых дивизий овладели Габолово и. вышли южнее Рузы, перерезав таким образом шоссе Руза - Дорохово и Руза - Скирманово. На следующий день, сломив сопротивление арьергардов врага, главные силы армии вышли к р. Руза, завязав упорные бои на северо-западной и восточной окраинах г. Руза. 2-й гвардейский кавалерийский корпус, разгромив до пехотного полка противника в районах Новая, Лысково (западнее оз. Тростенское 10-12 км), продолжал наступление в юго-западном направлении также к р. Руза.

С утра 19 декабря наши войска на правом крыле продолжали наступление по всему фронту и к исходу следующего дня в основном вышли на рубеж рек Лама и Руза. [254]

Войска 1-й ударной армии, наступая в полосе шириной около 30 км, преодолевали в центре и на левом фланге весьма упорное сопротивление частей 2-й и б-й танковых, 23, 106 и 35-й пехотных дивизий, 3-й танковой группы и 4-й полевой армии противника. Продвигаясь вперед, они к исходу 20 декабря вышли на линию Покровское, Парфеньково, Калистово (все пункты 2-5 км восточнее р. Лама).

Утром 20 декабря группа генерала Ремизова (20-я армия) совместно с группой генерала Катукова (16-я армия) взяла Волоколамск.

Непосредственные бои за этот город начались еще 19 декабря. Вначале группа генерала Ремизова совместно с частями 64-й морской стрелковой бригады, обходя город с севера, заняла населенный пункт Пушкари (1 км севернее Волоколамска), а затем частью сил продолжала наступление на город с востока, со стороны Ченцы. Одновременно с этим группа генерала Катукова нанесла удар с юго-востока. В результате смелых и решительных действий обеих групп противник был выбит из города#286{286}. Захват Волоколамска имел большое значение - в полосе войск правого крыла фронта противник лишился крупного опорного пункта в своей системе обороны на рубеже р. Лама.

После овладения городом 64-я морская стрелковая бригада 20-й армии, выделив передовой отряд для овладения Шаховской, главными силами продолжала наступление на запад, но ее задержали части 23-й пехотной дивизии противника. В это время группа генерала Ремизова (145 тбр, 17 сбр и 44 кд), переданная в состав 1-й ударной армии, продолжала наступление и частями 44-й кавалерийской дивизии вскоре заняла Ярополец. 331-я стрелковая дивизия, наступая с рубежа Волоколамск, Порохово на Биркино частью сил, заняла ст. Волоколамск. Группа генерала Катукова (1 гв., 17 тбр, 40 сбр и 89 отб) из 16-й армии была передана в состав 20-й армии, главные силы которой сосредоточились в районе Волоколамска.

16-я армия, выйдя на левом фланге к р. Руза, главными силами вела упорные бои с отходящими частями 10-й танковой и 252-й пехотной дивизий противника несколько восточнее р. Руза на рубеже Чертаново, Шульгино.

Войска 5-й армии в течение 19 и 20 декабря на правом фланге и в центре вели ожесточенные бои с противником, отошедшим за р. Руза и р. Москва. 336-я стрелковая дивизия с приданными 20-й танковой бригадой и 136-м отдельным танковым батальоном вела напряженные бои за г. Руза. В 12 часов 20 декабря командующий армией, чтобы ускорить захват города, ввел в сражение из своего резерва 108-ю стрелковую дивизию. Однако существенных изменений в положении наших частей в районе города не произошло. Противник по-прежнему оказывал упорное сопротивление, изо всех сил удерживая этот город. [255]

2-й гвардейский кавалерийский корпус, действовавший в тылу врага, после боя в районе Ведерники, Тарханове, Демидково (все пункты 12-14 км северо-западнее Рузы), вышел в район Захряпино, Палашкино, Ивонино, где продолжал упорные бои. В одном из этих боев 20 декабря в районе дер. Палашкино погиб командир корпуса генерал-майор Л. М. Доватор#287{287}, до последней минуты жизни руководивший боем своих соединений. Генералу Л. М. Доватору Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР посмертно присвоено звание Героя Советского Союза#288{288}.

В течение 20 декабря войска правого крыла Западного фронта продолжали вести напряженные бои от Лотошино до Рузы. Однако усилия наших частей преодолеть с ходу укрепления врага на реках Лама, Руза и Москва не получили особого развития. Противник организованным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем оказывал упорное сопротивление.

Разбирая причины приостановки наступления на этом рубеже, необходимо отметить, как уже говорилось выше, относительно слабый численный состав наших войск, недостаток танков, артиллерии, боеприпасов, исключительно трудные условия подвоза и эвакуации по занесенным снегом дорогам, отсутствие у командования фронта и армий крупных резервов, отставание артиллерии из-за острой нехватки средств тяги и плохой проходимости дорог, а также ряд недочетов в самих действиях войск. К ним следует отнести недостатки в организации взаимодействия в тактическом звене, ведение зачастую фронтальных затяжных боев за узлы дорог и населенные пункты.

Кроме того, недостаток средств вооружения пехоты не позволял быстро восполнить потери войск маршевым пополнением, так как оно прибывало, как правило, невооруженным. Фронту и армиям приходилось организовывать сбор оружия на поле боя. Нельзя забывать, что в снабжении оружием мы находились в то время в очень трудных условиях.

На создание паузы в действиях войск правого крыла фронта после 16 декабря повлияла также и преждевременная передача Ставкой ВГК 30-й армии из Западного фронта Калининскому. Учитывая главные задачи, которые выполнялись в ходе контрнаступления войсками Западного фронта и конкретную тогдашнюю обстановку, нельзя считать правильной передачу одной из сильнейших армий фронта соседу, который к тому же не мог в то время эффективно использовать ее ударную силу, да этого и не требовала общая обстановка. При наличии 30-й армии правое крыло Западного фронта могло бы, несомненно, более эффективно решить свои задачи, особенно в период выхода войск на рубеж Лотошино, Шаховская.

Тем не менее, несмотря на отмеченные недочеты, наступление в целом развивалось успешно. Если темп продвижения наших [256] войск и не достигал желаемого, он был все же довольно значительным в тяжелых условиях зимы 1941 г.

Немецко-фашистские войска во время своего ноябрьского наступления, которое проводилось в значительно более благоприятных условиях погоды (зима еще не наступала, значительного снежного покрова не было, небольшие заморозки сковали осеннюю грязь), на дмитровском и солнечногорском направлениях имели средний темп продвижения не более 4-5 км в сутки. Наши же войска, наступавшие в несравнимо более тяжелых условиях наступившей зимы, средние темпы продвижения имели вдвое больше (до 10-12 и даже несколько более километров в сутки). При этом необходимо учитывать, что гитлеровская ударная группировка состояла по преимуществу из танковых и моторизованных соединений, тогда как советские войска в основе своей имели стрелковые части (кавалерийские соединения, находившиеся в армиях правого крыла Западного фронта, были ограничены в своих действиях глубоким снежным покровом еще более пехоты).

За период с 17 по 20 декабря противнику были нанесены новые тяжелые потери. 78-я немецкая пехотная дивизия, окруженная войсками 5-й армии в лесах южнее Тростенского озера, только жалкими остатками выходила в район г. Руза (небольшие ее сводные подразделения оборонялись затем на плацдарме севернее Брыньково). Крупные потери в личном составе и материальной части понесли соединения 46-го танкового корпуса, отходившие на стыке наших 20-й и 16-й армий. Особенно большие потери понесла 11-я танковая дивизия, небольшие остатки которой уже 18 декабря были подчинены 5-й танковой дивизии. 7-й армейский корпус противника, оборонявшийся юго-восточнее г. Руза, по донесению штаба группы армий "Центр", больше был "не в состоянии отбивать атаки".

Следовательно, отход противника не представлял собой спокойного "выравнивания фронта", как это пыталась представить геббельсовская пропаганда, а сопровождался огромными потерями в живой силе и материальной части. Соединения противника были значительно потрясены ударами наших войск.

Армии правого крыла Западного фронта, выйдя основными силами к исходу 20 декабря на рубеж рек Лама и Руза, встретили упорное сопротивление войск 3-й и 4-й танковых армий противника на подготовленном к обороне рубеже. Попытка прорвать эту оборону с ходу не удалась.

Командование Западного фронта полагало, что враг все еще продолжает отходить главными силами в западном направлении. Поэтому 20 декабря армиям была поставлена новая задача: к исходу 27 декабря выйти на рубеж Зубцов, Гжатск, т. е. продвинуться на 90-100 км к западу от Ламы и Рузы с темпом до 15 км в сутки.

К исходу 27 декабря подвижная группа 1-й ударной армии должна была захватить Сычевку и Ново-Дугино, а подвижной [257] группе 20-й армии во взаимодействии с 16-й армией предстояло 25 декабря овладеть Гжатском.

Устанавливался также промежуточный рубеж по линии Кучино, Михалево, Бородино, Коровино, на который армиям правого крыла фронта следовало выйти к исходу 22 декабря. С утра 21 декабря войска правого крыла Западного фронта возобновили наступление, и к исходу дня в полосе наступления 1-й ударной армии 29-я стрелковая бригада захватила крупный опорный пункт противника - Котляки. На остальном фронте наши части, встретив упорное сопротивление вражеских войск, существенно продвинуться не смогли. Не принесли особого успеха и последующие дни до 25 декабря включительно.

Основным недостатком в организации наступления в этот период было стремление командующих армиями сразу опрокинуть противника на широком фронте, так как они считали, что перед ними находятся только арьергардные части.

Несмотря на несколько указаний командования фронта организовать прорыв обороны врага на узких участках фронта#289{289}, войска продолжали вести наступление без создания сильных ударных группировок. Особенно характерно это было для 20-й армии#290{290}. Артиллерия и танки также зачастую равномерно распределялись по фронту. По-прежнему практиковались фронтальные атаки опорных пунктов противника вдоль дорог#291{291}. Сказывалось и отсутствие боевого опыта у многих вновь сформированных соединений, укомплектованных в большинстве командным составом с ускоренной подготовкой военного времени или призванным из запаса.

Таким образом, наступление армий правого крыла фронта временно приостановилось. Создалась оперативная пауза, хотя и короткая, но все же позволившая врагу значительно усовершенствовать свою оборону и привести в относительный порядок потрепанные части и соединения.

Наступление войск левого крыла Калининского фронта на старицком направлении (схема 15)

Войска левого крыла Калининского фронта продолжали наступление в южном и юго-западном направлениях и к исходу 16 декабря вышли на рубеж Никулино, Курово, Маслово, Болдыреве (схема 1-5).

Ввиду передачи из Западного Калининскому фронту 30-й армии создалась необходимость несколько изменить направление наступления войск его левого крыла. Если раньше разгром 9-й немецко-фашистской армии предполагалось осуществить ударом на юго-запад по ее правому флангу и центру в тесном взаимодействии с войсками Западного фронта, то теперь данная операция возлагалась [258] только на Калининский фронт. Ему предстояло выполнить ее, наступая с севера и востока в общем направлении на Старицу. Таким образом, начиная с 17 декабря задачи Калининского фронта в общем плане контрнаступления приобрели самостоятельное значение, хотя действия его левого крыла в соответствии с обстановкой должны были еще более тесно увязываться в оперативном отношении с действиями войск правого крыла Западного фронта. В этом и была ошибка Верховного Главнокомандования, поспешившего передать из Западного фронта 30-ю армию. Следовало завершить разгром противника наиболее сосредоточенными ударами по кратчайшим направлениям, без сложных перегруппировок, поскольку они давали врагу время для передышки.

Командование Калининского фронта, исходя из директивы ВГК, поставило армиям задачи:

- 22-й армии, активно обороняясь на правом фланге, левым флангом совместно с 29-й армией с утра 18 декабря перейти в наступление в направлении Кожевниково и 20 декабря выйти на рубеж Красное, Подсосенье (10 км северо-западнее Старицы);

- войскам 29-й армии в составе пяти стрелковых дивизий (183, 174, 246, 252 и 375-й) перейти в наступление в общем направлении на Старицу с задачей к исходу 20 декабря выйти в район Акишево, содействуя 31-й и 30-й армиям в уничтожении отходившей группировки противника в районе Старицы;

- 31-й армии в составе шести стрелковых и двух кавалерийских дивизий (250, 247, 262, 5, 359, 119 сд, 46 и 54 кд) продолжать энергичное наступление в общем направлении на Пушкино и совместно с 30-й армией, выйдя в тыл калининской группировке противника, завершить ее окружение в районе Старицы; к 21 декабря предлагалось выйти на рубеж Заборовье, Акишево; войскам 30-й армии в составе пяти стрелковых, одной мотострелковой, трех кавалерийских дивизий и двух танковыхбригад (185, 379, 363, 365, 371 сд, 107 мсд, 18, 24, 82 кд, 8 и 21 тбр), продолжая наступать в общем направлении на Микулино Городище, Старица, к исходу 21 декабря выйти на рубеж Акишево, Старица, отрезать пути отхода соединениям противника на юг и юго-запад и совместно с 31-й армией окружить и уничтожить калининскую группировку врага.

В резерв фронта выводились 243-я и 256-я стрелковые дивизии (в район Калинина) и 348-я стрелковая дивизия, находящаяся в районе Завидово (23 км северо-западнее Клина).

Авиация фронта получила задачу содействовать наступавшей 30-й армии в уничтожении отступающего противника и прикрыть от налетов вражеской авиации районы Торжка, Калинина, Чуприяново, Завидово, Кушалино.

Командование фронта учитывало, что противник (129, 86, 161, 162, 110 и 251-я пехотные дивизии), понесший поражение в районе Калинина, отходит на юго-запад в направлении Старицы, а на [259] всем остальном фронте - от Осташкова до Волынцева - продолжает обороняться. Оно имело в виду ударами по сходящимся направлениям завершить окружение и уничтожение противника в районе Старицы. Один из них наносился силами смежных флангов 22-й и 29-й армий (семь дивизий) на Старицу с севера; другой, главный, силами 31-й и 30-й армий (17 дивизий) - в общем направлении на северо-запад с выходом на фронт Заборовье, Старица (ширина фронта 42 км). На войска 30-й армии возлагалась задача глубокого охвата войск правого фланга 9-й вражеской армии, действовавшей южнее Калинина, в целях решения одной из основных задач фронта#292{292}.

17 декабря армии левого крыла фронта приступили к выполнению поставленных им задач.

Войска 31-й армии продолжали наступать в прежней группировке, за исключением 119-й и 250-й стрелковых дивизий, выведенных в резерв командарма#293{293}. Преодолевая упорное сопротивление врага, войска армии медленно продвигались вперед.

В 30-й же армии из 11 соединений только 6 продолжали наступательные действия, причем на новом, западном, направлении наступали только 2 соединения. 365-я и 371-я стрелковые дивизии продвигались еще в полосе Западного фронта, остальные совершали -перегруппировки для наступления в новой полосе - на Старицу.

Войска 22-й и 29-й армий своими смежными флангами должны были начать наступление с утра 18 декабря, однако они этого не смогли сделать даже и 20 декабря. 29-я армия своим левым флангом (246, 252, 375-я стрелковые дивизии) оказалась связанной упорными боями с 6-й и 110-й пехотными дивизиями противника в районе Тухинь, Избрижье, устье р. Тьма. Поэтому наступление этих армий приостановилось до особого распоряжения. Предполагавшийся удар на Старицу с севера запаздывал.

Войска 31-й армии, продолжая наступление в своей полосе, встречали исключительно упорное сопротивление. Средний темп их продвижения за четверо суток (с 17 по 20 декабря) не превышал 5 км. Продвинувшись вперед за это время от 12 до 15 км, ее соединения, ослабленные непрерывными боями, не смогли полностью сломить сопротивление врага.

30-я армия, наступавшая на левом, заходящем, фланге войск фронта, также не смогла целиком выполнить поставленные ей задачи. Медленное продвижение армии обеспокоило командование фронта, и уже 18 декабря в переговорах с командармом-30 оно потребовало ускорить наступление и увеличить плотность войск на основном направлении, так как действовавшие там две дивизии [260] (185-я и 379-я) не могли прорвать оборону противника на р. Лама#294{294}. Однако перегруппировка войск затягивалась, и только к исходу 19 декабря основные силы армии вступили в сражение. К этому времени из резерва фронта в район Рязаново, Селино, Балаково выдвигалась 379-я стрелковая дивизия для ввода в сражение с утра 20 декабря в полосе 30-й армии на участке 185-й стрелковой дивизии. В район Доронино сосредоточивалась 8-я танковая бригада с задачей с утра 20 декабря наступать совместно с 21-й танковой бригадой в направлении Микулино-Городище. Вновь прибывающая в состав армии 35-я танковая бригада находилась на марше в районе Ямуги (6 км северо-западнее Клина)#295{295}. К исходу 20 декабря войска армии вышли на фронт Бол. Селище (восточнее Губино), Андрейково (рубеж р. Лобь).

Таким образом, сражение с калининской группировкой противника приобретало фронтальный характер. К тому же 31-я армия, вступившая в сражение во всей своей 30-километровой полосе, не смогла к 20 декабря осуществить сложный поворот в северо-западном направлении, а оказалась вынужденной по-прежнему наступать на юго-запад. Имея перед собой до четырех пехотных дивизий противника, т. е. по численности почти равные силы, армия не смогла быстро преодолеть упорнейшее сопротивление врага.

Несмотря на замедление темпов, наступление Калининского фронта в этот период имело важное значение, так как его, хотя и неполные, результаты значительно улучшили общее оперативное положение фронта и значительно ухудшили положение противника. Выход войск на рубеж Курково, Бол. Селище, Андрейково прочно обеспечил безопасность железнодорожной магистрали и шоссе Москва - Бологое и дал возможность установить прямое сообщение между московским и северо-западным стратегическими направлениями, что явилось крупным достижением.

Создавшаяся обстановка на смежных крыльях двух фронтов настоятельно требовала ускорения разгрома правого фланга 9-й вражеской армии, с тем чтобы выходом во фланг 3-й танковой армии оказать содействие Западному фронту, правое крыло которого вело упорные бои к югу от Кртляки, на рубеже рек Лама и Руза. Этого можно было достигнуть вводом в сражение новой, 39-й армии на ржевском направлении с целью упредить отход врага из района Лотошино на Ржев. Необходимость удара в этом направлении диктовалась и тем, что противник, израсходовавший свои резервы еще в борьбе за Калинин, не мог противопоставить этой армии крупных сил.

Ставка Верховного Главнокомандования директивой от 20 декабря потребовала начать наступление войсками Калининского фронта, в том числе и 39-й армии, не позднее 22 декабря. Этой же [261] директивой была вновь изменена разграничительная линия с Западным фронтом, которая теперь устанавливалась от Котляки на Зубцов (включительно для Калининского фронта). Одновременно предлагалось изменить направление наступления и поставить новые задачи войскам 31-й и 30-й армий.

На основе этой директивы командование фронта 21 декабря приняло решение - ударом с севера и северо-востока на Ржев окружить и уничтожить основные силы 9-й армии противника, не допуская их отхода на запад и юго-запад. К исходу 28 декабря войска фронта должны были выйти на рубеж р. Волга, Суходол, Бургово, Толстиково, Зубцов. В соответствии с этим директивой фронта было приказано:

- 22-й армии (249, 179, 186 и 178-я стрелковые дивизии), активно обороняясь на фронте Осташков, Черногубово, двумя левофланговыми стрелковыми дивизиями наступать в общем направлении на Городище, обеспечивая главный удар фронта справа;

- 39-й армии (183, 220, 355, 361, 369, 373, 381-я стрелковые дивизии со средствами усиления) наступать, нанося главный удар правым флангом в направлении Степино, Муравьево, и, уничтожив противостоящего противника, к исходу 24 декабря выйти на рубеж Пепелево, Дмитрово, Подсосенье (10 км северо-западнее Старицы). В дальнейшем, продолжая энергичное наступление на Ржев, отрезать противнику пути отхода на запад и совместно с 31-й и 30-й армиями окружить и уничтожить врага в районе Ржев, Старица; 29-й армии (174, 246, 252 и 375-я стрелковые дивизии), взаимодействуя с 39-й армией, перейти в наступление правым флангом, нанося удар в направлении Высокое, и к исходу 24 декабря выйти на фронт Подсосенье, Костромино. На левом фланге продолжать преследование противника совместно с войсками 31-й армии в общем направлении на Старицу;

- 31-й армии (247, 359, 262, 119, 5, 250-я стрелковые, 46-я и 54-я кавалерийские дивизии) продолжать энергичное преследование отходящего противника в общем направлении на Старицу и, выйдя в этот район к исходу 24 декабря, совместно с 39-й и 30-й армиями окружить и уничтожить противника в районе Старица, Ржев, не допуская его отхода на юг и юго-запад;

- 30-й армии (363, 348, 379, 371, 185-я стрелковые, 18, 24 и 82-я кавалерийские дивизии, 107-я мотострелковая дивизия, 8, 21 и 35-я танковые бригады) продолжать энергичное наступление в общем направлении на Зубцов, с тем чтобы совместно с 39-й и 31-й армиями завершить окружение противника в районе Старица, Ржев, не допуская его отхода на юг и юго-запад. К исходу 24 декабря своими подвижными частями выйти на рубеж Родня (14 км южнее Старицы), Зубцов. [262]

В резерве фронта оставались 243, 256, 365 и 357-я стрелковые дивизии. Начало наступления для всех армий фронта было назначено на утро 22 декабря.

Авиации фронта ставилась задача: содействовать наступлению 39-й армии уничтожением противника непосредственно на поле боя и в районах Старица, Ржев, Зубцов; воспретить подвоз и движение по железной дороге Высокое - Ржев - Великие Луки и прикрыть район Торжок, Калинин, Завидово, Бежецк.

Успешное выполнение этой директивы фронта должно было привести к окружению и уничтожению главных сил 9-й армии врага. Выход войск фронта в район Ржева означал бы завершение Калининской операции с последующей подготовкой новой, задача которой заключалась в разгроме совместно с правым крылом Западного фронта основных сил левого крыла группы армий "Центр".

Для выполнения предстоящих задач войскам, наступавшим с севера, необходимо было преодолеть расстояние примерно до 70 км (в среднем 10 км в сутки); войскам же, наступавшим с востока, - 85-100 км (12-15 км в сутки). Кроме Конечного рубежа наступления войскам фронта указывался промежуточный, на который они должны были выйти к исходу 24 декабря, через трое суток после наступления, преодолев расстояние с севера 20-25 км и с востока 50-60 км, при среднесуточном темпе 7-8 км в первом случае и 17-20 км - во втором.

Высокий темп наступления для 31-й и 30-й армий вытекал из оптимистического предположения штаба и командования фронта, что противник в это время продолжает глубокий отход, прикрываясь лишь арьергардами. Однако этот отход не был таким глубоким, как первоначально предполагало наше командование. Противник стремился как можно дольше задержать не только наступление Калининского, но также и правого крыла Западного фронта.

22 декабря армии фронта, кроме 22-й, перешли в наступление.

39-я армия двумя дивизиями (220-й и 183-й) и одним полком 373-й стрелковой дивизии к исходу дня продвинулась в южном направлении всего на 2-4 км. Остальные соединения продолжали сосредоточение. Бой этих дивизий в последующие три дня не принес для армии значительного развития успеха, и они, достигнув рубежа Подолы, Слободка (4-6 км от переднего края), приостановились. Сосредоточение остальных войск осталось незаконченным.

В связи с задержкой сосредоточения командующий фронтом 23 декабря дал указание командарму 39 о подготовке вновь прибывших соединений к вводу в сражение с утра 25 декабря, не прекращая одновременно с этим активных боевых действий наличными силами (183-й и 220-й стрелковыми дивизиями)#297{297}.

Войска 29-й армии, преодолевая сопротивление арьергардов 26, 6 и 110-й пехотных дивизий противника, к исходу 25 декабря, продвинувшись до 40 км, вышли на рубеж Высокое, Иванищи, [263]

Примерно в таком же темпе происходило наступление и 31-й армии. Противник упорно стремился задержать продвижение наших войск, так как они угрожали флангу 36-й немецкой моторизованной дивизии, отходившей перед фронтом 30-й армии. Ввиду глубокого снежного покрова наши части вынуждены были наступать в основном вдоль дорог, что значительно стесняло их маневренность. Благодаря этому вражеским войскам удалось относительно организованно занять оборудованный для обороны рубеж по линии Иванищи, Чухино, Климово.

Войска 30-й армии стремились развить наступление своим левым флангом, чтобы выходом в район Зубцова перехватить пути отхода противника в западном и юго-западном направлениях. Однако события на фронте армии приняли в этот период иной характер. Основной успех выпал на долю правофланговых соединений, которые к исходу 25 декабря, продвинувшись вперед на 30-35 км, вышли на рубеж Сидорово, Шиловка, Афанасово. Левофланговые же соединения за это время продвинулись всего на 4-10 км и, выйдя на рубеж Татьянкино, Федосово, р. Лобь, встретив усилившееся сопротивление 162-й, 86-й пехотных, 36-й моторизованной и 1-й танковой дивизий противника, дальше продвинуться не смогли. Охвата противника этой армией, как предполагалось по первоначальному замыслу, не получилось.

Сопротивление гитлеровцев перед 1-й ударной армией Западного фронта на рубеже р. Лама (левый сосед 30-й армии) не дало возможности развить успех и севернее Лотошино#298{298}.

Учитывая задержку наступления смежных флангов Калининского и Западного фронтов, Ставка Верховного Главнокомандования 22 декабря еще раз изменила разграничительную линию между Калининским и Западным фронтами, определив ее продолжение от Котляки до Сычевки. Тем самым была изменена глубина наступления для Калининского фронта, а стало быть, и задачи войск в связи с этим приобретали несколько иной характер. В данном случае имело уже большее значение не окружение и разгром противника в районе Ржев, Зубцов (хотя и это не исключалось), а стремительное наступление с выходом в тыл 3-й и 4-й танковых армий врага, оборонявшихся перед правым крылом Западного фронта.

К исходу 25 декабря (за четверо суток) войска левого крыла Калининского и правого крыла Западного фронтов, отбросив противника на запад и юго-запад на 30-40 км, вышли на рубеж Высокое, Котляки, Осташево, Тучково, где вновь встретили упорное сопротивление войск левого крыла группы армий "Центр", особенно на рубеже рек Лама и Руза.

Хотя войскам смежных крыльев двух фронтов так и не удалось завершить окружение сил левого крыла группы армий "Центр", все же в результате их безостановочного энергичного наступления [264] противник понес огромные потери. В ходе контрнаступления инициатива перешла полностью в руки советского командования. Теперь уже стоял вопрос не о спасении столицы нашей Родины, а о полном поражении главных сил германских армий, наступавших на Москву.

Развитие контрнаступления на левом крыле Западного и правом крыле Юго-Западного фронтов

Наступление войск левого крыла Западного фронта на калужском и Одоевском направлениях (схема 16)

Армии левого крыла Западного фронта продолжали наступление на калужском и белевском направлениях, тесня противника, отходившего под их ударами на рубеж Макарово, Ханино (28-40 км юго-восточнее Калуги), Крапивна, Плавск. Войска 49-й армии своими левофланговыми соединениями к исходу 16 декабря подошли непосредственно к восточной и южной окраинам г. Алексин.

50-я армия, сначала приостановившаяся к югу от Тулы на рубеже Супрут, Щекино, затем успешно продолжала свое наступление в западном и северо-западном направлениях. Однако тарусинско-алексинская группировка противника, находившаяся к северу от оси наступления армии и состоявшая из четырех пехотных дивизий (260, 52, 131 и 31-я), стесняла действия, затрудняя ее продвижение на калужском направлении.

Войска группы генерала Белова и 10-й армии, отбрасывая войска 2-й танковой армии, вышли на рубеж Липки, Плесы юго-восточнее Тулы, продвинувшись за 11 суток с боями на 100-130 км.

Обстановка на левом крыле Западного фронта позволяла энергично продолжать наступление во взаимодействии с войсками правого крыла Юго-Западного фронта (на орловском направлении). Назревала возможность расширить фронт наступления, включив в него не только левый фланг, но и всю 49-ю армию. В ее состав для этого дополнительно были включены: одна стрелковая дивизия (133-я), четыре стрелковые бригады (19, 26, 30 и 34-я), две танковые бригады (18-я, 23-я) и два отдельных гвардейских минометных дивизиона#299{299}. Все эти войска сосредоточивались к исходу 15 декабря в район Прокшино, Кошкино, Екатериновка (в излучине Оки, 10-12 км южнее Серпухова).

Вечером 16 декабря командование фронта поставило армиям левого крыла задачу - к исходу 21 декабря выйти на рубеж Малоярославец, Одоево, Ливны#300{300}.

В соответствии с этим было приказано: 49-й армии наступать на запад и к исходу 19 декабря главными силами выйти на рубеж Черная Грязь, Желябужский, Ахлебинино; 50-й армии, продолжая [265] развивать наступление, главными силами выйти на фронт Поздняково, Апухтино к исходу 18 декабря; группе генерала Белова к этому же сроку выйти в район Крапивна, Архангельское, Умчино; 10-й армии также к этому сроку главными силами выйти на рубеж р. Плава.

При этом требовалось смело и активно использовать подвижные передовые отряды для захвата узлов дорог, мостов и тактически важных рубежей, а для параллельного преследования отходящего врага использовать по снежной целине лыжные отряды. Указывалось также на необходимость обеспечения непрерывности управления войсками и ускорения темпов восстановительных работ на дорогах и линиях связи.

Согласно этим указаниям командования фронта ось наступления 50-й армии последовательно перемещалась с южного на западное направление, что отвечало конкретно сложившейся обстановке и замыслу операции. Однако командованию армии для выполнения маневра предстояло осуществить значительную перегруппировку войск в довольно сложных условиях.

Темп продвижения для армий планировался различный, - однако в общем он был относительно высоким. Так, для 49-й армии он был равен 6-14 км в сутки, для войск 50-й армии - от 11 до 16 км, для группы генерала Белова - до 20 км и для 10-й армии - до 16 км в сутки.

Ввиду того что г. Калуга входил в полосу наступления 49-й армии, для оказания помощи ей в захвате этого крупного города командующим 50-й армией по указанию штаба фронта была сформирована сильная группа под командованием заместителя командующего 50-й армией генерал-майора В. С. Попова в составе 154-й стрелковой и 112-й танковой дивизий. Учитывая важность захвата Калуги, командование 18 декабря в эту группу дополнительно включило 31-ю кавалерийскую дивизию, отдельный Тульский рабочий полк и 131-й отдельный танковый батальон.

Группе было приказано, использовав образовавшийся разрыв между 43-м армейским корпусом и основными силами 2-й танковой армии противника, стремительно преодолеть пространство от своего исходного рубежа до Калуги, составлявшее около 90 км, причем до 60 км из них в глубине вражеского расположения. Получив задачу сосредоточиться к исходу 18 декабря в районе Зябки, Зеленино, Юрово, группа должна была внезапно, не позднее 20 декабря, овладеть Калугой ударом с юга. Чтобы обеспечить выполнение этой задачи, необходимо было усилить общие темпы продвижения войск 50-й и 49-й армий, наступавших на калужском направлении. Это составляло особую заботу командования и штаба Западного фронта, непрерывно следивших за ходом ответственной операции.

49-я армия, продолжая наступление своим центром (194-я, 133-я стрелковые дивизии, 19, 26, 30, 34-я стрелковые и 18-я и 24-я танковые бригады) в общем направлении на Чаусово левофланговыми [266] соединениями (238, 173 и 340-я стрелковые дивизии), одновременно завершала разгром противника в районе г. Алексин.

Наступление армии встречало упорнейшее сопротивление противника, в результате чего войска смогли продвинуться на глубину только 6 км. Некоторые населенные пункты неоднократно переходили из рук в руки, что свидетельствовало об ожесточенности боев. К исходу 17 декабря войска армии продвинулись до 8 км, а 238-й стрелковой дивизией был освобожден г. Алексин. В боях за город наши войска захватили много пленных, 38 орудий и минометов, 11 пулеметов, 3 танка, 123 автомашины, обоз и другие трофеи#301{301}. На правом же фланге армии 5-я гвардейская и 60-я стрелковые дивизии встретили упорное сопротивление 268-й пехотной дивизии и особого успеха не имели. На левом фланге войска армии утром 19 декабря (частями 19-й стрелковой бригады) освободили г. Таруса. Противник оказывал ожесточенное сопротивление, особенно в центре и на левом фланге армии, прикрывая подступы к Калуге с востока.

Чтобы завершить ликвидацию противника в районах Высокиничи и Алексин, командующий армией во второй половине 19 декабря боевым приказом № 018/оп поставил войскам новые задачи: к исходу дня подвижными отрядами выйти на рубеж Черная Грязь, Ахлебинино#302{302}.

Однако по 20 декабря включительно ударной группе 49-й армии удалось продвинуться всего на 15 км. Командиры частей и соединений и здесь все еще не отказались от затяжной борьбы за населенные пункты и от фронтальных их атак; на это влияли также глубокий снег, покрывший всю местность, и наступившие сильные морозы. Противник, страдая от холода, стремился удерживать занимаемые им населенные пункты, и потому бои за них носили такой упорный характер. .

Оживленнее развивалось наступление на фронте 50-й армии. Продолжая продвигаться вперед, ее соединения к исходу 17 декабря после упорных трехдневных боев овладели важным опорным пунктом г. Щекино. При захвате города наши части освободили из плена много своих раненых#303{303}. Продолжалось наступление и правофланговых соединений армии против 31-й пехотной дивизии противника, оказавшей ожесточенное сопротивление, особенно в полосе 258-й стрелковой дивизии. В этот же период в армии происходила общая перегруппировка войск с южного на западное направление.

Правильная оценка обстановки и своевременно принятые командованием фронта и армии меры позволили решительно отбросить 43-й армейский корпус врага на северо-запад, а основные силы 2-й танковой армии - в юго-западном (орловском) направлении. [267] Благодаря этому в расположении противника был создан прорыв (между 31 и 296 пд), ширина которого к вечеру 17 декабря достигла 30 км. Командование 50-й армии немедленно его использовало, направив туда кроме уже действовавшей 290-й еще и 217-ю стрелковую дивизию. На это же направление, уступом влево, выдвигалась 413-я стрелковая дивизия.

Сбив выдвигавшиеся заслоны противника, эти войска к исходу 20 декабря вышли на рубеж Меньшикове (5 км северо-западнее Титово), Юрово, Дракино. Группа генерала В. С. Попова, пройдя линию фронта на участке западнее Дубны, подходила уже к Калуге в районе Ильинки.

На правом фланге армии наступление 258-й стрелковой дивизии несколько замедлилось, так как ее части с трудом преодолевали сопротивление 31-й пехотной дивизии противника. После ожесточенного боя части дивизии утром 20 декабря овладели крупным опорным пунктом Титово. Следует отметить, что на этом участке фронта большинство населенных пунктов были превращены гитлеровцами в сильные узлы сопротивления с хорошо организованным огнем.

Учитывая это обстоятельство, командование фронта вновь передало из 49-й в 50-ю армию 340-ю стрелковую дивизию, которая получила задачу, наступая вдоль Оки в западном направлении, содействовать 258-й стрелковой дивизии.

На левом фланге армии части 413-й стрелковой дивизии, ведя бои за Крапивну, несколько задерживались с выходом на шоссе Суворово - Одоево. Успех боев 290-й и 217-й стрелковых дивизий, наступавших в центре 50-й армии, и выход их на подступы к Агееву, а группы генерала Попова - в район Мужачи (14 км юго-восточнее Калуги) создали условия для захвата Калуги войсками 50-й армии, хотя этот город находился в полосе наступления 49-й армии, левый фланг которой к этому времени отставал и находился еще на рубеже Михайловка, Красное (8-10 км западнее Алексин).

Созданный в обороне противника прорыв решительными действиями войск 50-й армии был еще более расширен, и гитлеровское командование было вынуждено уже 18 декабря свой 43-й армейский корпус передать из 2-й танковой в состав 4-й полевой армии, действовавшей на серпуховском и наро-фоминском направлениях. Чтобы закрыть образовавшуюся брешь и сохранить целостность фронта, командование 2-й танковой армии начало спешно перебрасывать на этот участок различные импровизированные сборные, железнодорожные и саперные подразделения. Это подтверждало, какой тяжелый кризис переживали немецко-фашистские войска, разбросанные на огромном фронте, без свободных резервов и не имевшие времени перегруппироваться из наступательного оперативного построения для обороны.

Весьма активные боевые действия продолжались и на фронте группы генерала Белова. Преодолев рубеж р. Упа юго-восточнее [268] Щекино, ее войска к утру 17 декабря отбросили 3-ю танковую дивизию и полк "Великая Германия" на запад и вышли в район Тыртово. К исходу дня, продвинувшись с боями до 15 км, они подошли к Карамышево. Продолжая наступление во взаимодействии с 50-й и 10-й армиями, группа к исходу 20 декабря овладела совместно с частями 413-й стрелковой дивизии г. Крапивна и вышла на рубеж Жердево, Архангельское. 296-я пехотная дивизия и полк СС "Великая Германия", под прикрытием которых враг стремился поскорее вывести из сражения разбитые части 3-й танковой дивизии в район ст. Выползово (севернее г. Чернь), ожесточенно сопротивлялись.

Потери, понесенные в непрерывных боях, перебои в снабжении, особенно фуражом и боеприпасами, создавали задержки в наступлении группы и осложняли ее боевые действия, в целом все же весьма успешные. Отходивший перед ней противник бросал тяжелое вооружение, боевую технику и автотранспорт, стремясь спасти личный состав. Только за 17 декабря частями группы было захвачено 35 орудий, 46 автомашин, 31 танк, около 130 тыс. патронов, свыше 3 тыс. снарядов и мин и других трофеев#304{304}.

Наступление войск 10-й армии продолжалось нарастающими темпами. Согласно указаниям командования фронта она к исходу 18 декабря должна была выйти главными силами на рубеж р. Плава, преодолев за два дня расстояние до 30 км.

Наступая в полосе шириной около 30 км, войска армии к исходу 16 декабря 5 дивизиями вышли на рубеж Кобелево, Верхоупье, имея 3 стрелковые дивизии во втором эшелоне за левым флангом и 2 кавалерийские дивизии (резерв командарма) на марше из Муравлянки на Кузовку.

17 декабря кавалерийские соединения были сведены в одну конную группу#305{305} под командованием генерал-лейтенанта В. А. Мишулина. Она получила задачу наступать на левом фланге армии в направлении на Плавск во взаимодействии со стрелковыми войсками.

Противник стремился задержать продвижение наших войск арьергардами 167-й и 11-й пехотных дивизий, отводя свои основные силы на запад к р. Плава. Кроме того, начиная с 18 декабря при выходе на рубеж Лазареве, Петровское наступавшим войскам армии приходилось преодолевать сопротивление сильно потрепанных частей 4-й и 3-й танковых дивизий, которые выводились в районы западнее и юго-западнее Плавска. Чтобы удержать за собой рубеж р. Плава, гитлеровское командование дополнительно перебросило сюда полк 56-й пехотной дивизии и уже 18 декабря ввело его в бой в районе ст. Паточная (1 км восточнее Плавска).

Особенно сильное сопротивление войска 10-й армии встретили на рубеже р. Упа и к западу от нее. Уже 18 декабря, когда части [269] 323-й и 326-й стрелковых дивизий вышли на рубеж Ржаво, Березовка, Нарышкино (два последних пункта на р. Упа), начались бои за г. Плавск. 323-я стрелковая дивизия, овладев Ржаво и отрезав пути отхода противнику на запад, продолжала наступление в направлении дер. Пушкино (2 км южнее Ржаво). Атака деревни была проведена 1090-м стрелковым полком с ходу при сильной метели. Противник был захвачен врасплох и бежал, потеряв в бою 12 орудий и 21 миномет#306{306}.

Решительно и доблестно действовала также и 326-я стрелковая дивизия под командованием полковника В. С. Андреева. Овладев 18 декабря Царевом (3 км севернее Березовки), дивизия уже к утру следующего дня вела бои за населенный пункт Петровское, а к исходу 19 декабря перерезала железную дорогу севернее ст. Паточная, завязав бои на окраинах Плавска.

Во второй половине 20 декабря части 323-й и 326-й стрелковых дивизий, взаимодействуя с конной группой генерала Мишулина, полностью овладели г. Плавск.

Таким образом, войска 10-й армии, пройдя с упорными боями по глубокому снегу за четверо суток до 40 км, к исходу 20 декабря форсировали р. Плава.

Несмотря на сопротивление противника и большой недостаток транспортных средств, ограничивающий подвижность войск, соединения армии в ходе наступления стремились применять не лобовые, а фланговые удары, особенно в борьбе за населенные пункты. Эти действия давали больший боевой эффект по сравнению с фронтальными атаками.

В последних числах декабря 1941 г. противник, потерпев поражение на рубеже р. Протва и далее по Оке до Алексина, отходил здесь по двум основным направлениям: группировка, состоявшая из частей 137, 260, 52 и 17-й пехотных дивизий, - вдоль р. Протва на Малоярославец; группировка в составе 131-й и 31-й пехотных дивизий и части сил 137-й пехотной дивизии - от Алексина на Калугу. Основная группировка 2-й танковой армии, действовавшая перед фронтом 50-й и 10-й армий и группы генерала Белова, отходила на юго-запад в направлениях на Волхов и Орел. Отходя, противник упорно сопротивлялся на промежуточных рубежах, особенно на малоярославецком и калужском направлениях.

К исходу 20 декабря войска левого крыла Западного фронта, развивая наступление на калужском и сухиничском направлениях, группой 50-й армии генерала Попова вышли на ближние подступы к Калуге с юго-востока; войска группы генерала Белова и 10-й армии, выйдя на фронт Крапивна, Плавск, продолжали наступать на запад на Одоево, Ливны.

20 декабря командование Западного фронта своей директивой уточнило армиям задачи#307{307}. [270]

Сущность директивы заключалась в том, чтобы основные силы левого крыла Западного фронта нацелить в северо-западном направлении, в то время как правое крыло фронта с рубежа рек Лама и Руза должно было перемещать ось своего наступления к юго-западу, а Калининский фронт, взаимодействуя с Западным, получил задачу выйти на сообщения 3-й танковой армии противника в районе Ржева.

Таким образом, замысел фронтовой операции сестоял в том, чтобы окружить главные силы группы армий "Центр" посредством охватывающих ударов обоих крыльев фронта с перехватом основных вражеских коммуникаций. Это был смелый замысел; отвечавший обстановке. Осуществление его находилось в прямой зависимости от решительности действий войск, своевременного усиления фронта свежими резервами и организации четкого взаимодействия со смежными крыльями Калининского и Юго-Западного фронтов.

Армии левого крыла фронта получили новые задачи.

49-й армии было приказано к исходу 22 декабря выйти на фронт Малоярославец, Детчино, Сляднево. Войска 50-й армии к этому же времени должны были овладеть Калугой, а затем выйти на фронт (иск.) Сляднево, Веретье. 10-й армии к исходу 23 декабря предстояло выйти на фронт Полшево, Одоево, Ливны (8 км южнее Одоево). Соответственно боевым задачам изменялись и разграничительные линии между армиями.

Группе генерала Белова после овладения г. Одоево предстояло выполнить сложную и смелую задачу - стремительным ударом форсировать р. Ока на участке Лихвин, Белев и, быстро повернув затем главными силами в северо-западном направлении, 26 декабря захватить г. Юхнов на Варшавском шоссе, выйдя на пути отхода группировки противника, оборонявшейся в районе Малоярославца и Калуги#308{308}. При этом было приказано: маневр главных сил группы надежно обеспечить с фланга и тыла заслонами в районах городов Белев, Козельск, Сухиничи, Серпейск, Мосальск. Указывалось также, что действия группы будут поддерживаться и прикрываться военно-воздушными силами фронта по заявкам командующего группой#309{309}. Состав группы в связи с этим был посредством перегруппировок на ходу значительно усилен и в целом к этому времени состоял из одного гвардейского кавалерийского корпуса (1 и 2 гв. кд), двух стрелковых (322-я, 328-я), трех кавалерийских (41, 57, 75-я) дивизий сокращенного штата#310{310} (по 3400 человек) и одной танковой бригады (9 гв. тбр).

В соответствии с этими указаниями и продолжались последующие действия армий левого крыла Западного фронта.

49-я армия при развитии своего наступления встретила значительные осложнения. Ввиду упорного сопротивления противника [271] она с затруднениями продвигалась и преодолеть вражескую оборону на всю глубину с ходу не смогла. Поэтому командование армии 22 декабря приняло решение - одновременно с продолжением наступления войсками центра армии значительно усилить удар на левом фланге, с тем чтобы действовавшие там войска к исходу 23 декабря отрезали пути отхода противнику, оборонявшемуся в районе Высокиничи#311{311}. Такое решение командования армии отвечало обстановке, так как продолжение затяжных атак только в центре, в направлении Высокиничи, не обеспечивало быстрого развития успеха. Выход же войск армии на железную дорогу Малоярославец - Калуга не только создавал возможность охвата группировки противника в районе Башмаковки, но и содействовал войскам 50-й армии, наступавшим на Калугу.

В результате этих мероприятий наступление армии стало развиваться успешнее и ее левофланговые соединения быстро вышли на рубеж Чухловка, Прудки. В центре и на правом фланге войска армии вышли на линию Вязовня, Арефьево, Семеновское (6 км восточнее Высокиничи). Наибольший успех был достигнут на левом фланге армии, где продвижение составило за это время 30-40 км.

50-я армия главными силами продолжала наступать на Калугу. Уже утром 21 декабря части группы генерала Попова внезапно ворвались в город, и там завязались упорные уличные бои. Перед фронтом армии отходили соединения 43-го армейского корпуса, значительно потрепанные, но тем не менее ожесточенно сопротивлявшиеся, поскольку получили категорическое требование своего командования "Не отступать ни на шаг". Не следует забывать, что и наши войска в предшествовавших напряженных боях также понесли существенные потери.

К исходу 24 декабря соединения армии достигли рубежа Перерушево, Ахлебинино и далее по Оке до Косолапова, причем на участке Вороново, Кулешово части 290-й и 413-й стрелковых дивизий переправились на противоположный берег реки и вели упорные бои за Перемышль, Вялицы, Лихвин (Чекалин).

Командование противника лихорадочно принимало все меры, чтобы задержать наше наступление на рубеже Калуга, Белев. В Калугу поспешно перебрасывались полицейские части и 4-й пехотный полк СС. Туда же стягивались отходившие части 31, 131 и 137-й пехотных дивизий 43-го армейского корпуса. В райок Лихвина направлялись сборные подразделения железнодорожных и саперных частей. И вот в конце дня 21 декабря противнику удалось контратакой перехватить шоссе южнее Калуги и временно нарушить сообщение группы генерала Попова с главными силами 50-й армии. Однако войска группы в течение 21-24 декабря не прекращали натиска на Калугу, ведя ожесточенные бои в юго-восточной части города.

Правофланговые дивизии 50-й армии (340, 290, 258-я) также стремились быстрее сломить сопротивление врага и выйти в район [272] Калуги. Однако сопротивление со стороны оборонявшихся все более нарастало, ибо противник хорошо понимал, что стоит на грани катастрофы. К тому же на боеспособности наших войск все больше сказывались усталость и потери, понесенные в непрерывных боях, недостаток танков, артиллерии, вооружения, боеприпасов и всех видов транспорта.

Группа генерала Белова после поворота 50-й армии на западное и северо-западное направления с рубежа р. Плава продолжала свое наступление на запад, имея задачей к исходу 22 декабря овладеть г. Одоево. Преодолевая сопротивление 296-й пехотной дивизии и отдельного полка СС "Великая Германия", войска группы продвинулись до 15 км. Части 1-й гвардейской кавалерийской дивизии при содействии частей 2-й гвардейской кавалерийской и 322-й стрелковой дивизий к исходу 22 декабря с боем овладели Одоево.#312{312}

Развивая этот успех, войска группы через два дня с боями вышли на восточный берег Оки на участке Кипеть, Горбуново (9 и 26 км южнее Лихвина). Переданные в состав группы лишь недавно сформированные 41, 57 и 75-я кавалерийские дивизии в это время находились на марше и были еще в 18-20 км от основных сил группы.

10-я армия после выхода на р. Плава и овладения Плавском продолжала наступление в прежнем направлении, преодолевая сопротивление отдельного полка СС "Великая Германия" и 167-й пехотной дивизии. Последняя отходила на юго-запад (на Волхов), постепенно выходя за левую разграничительную линию в полосу действий 61-й армии Юго-Западного фронта. Войска армии усилили темп своего продвижения вперед, доведя его в среднем до 15 км в сутки. Продолжая отбрасывать разбитые части врага в западном направлении, они к исходу 24 декабря двумя дивизиями (324-й и 330-й) вышли на рубеж Красноколье, Булычево-Ломакино. Уступом вперед на 22 км у правого фланга армии уже находились в то время войска группы генерала Белова.

Во второй половине дня 24 декабря командование Западного фронта поставило задачу командующему 10-й армии - к исходу 27 декабря главными силами армии выйти в район г. Козельск. Подвижными передовыми отрядами (лыжники, пехота на санях) к тому же сроку было приказано с ходу захватить г. Сухиничи.

В штабе и в войсках армии началась подготовка к выполнению этих задач.

Наступление войск центра Западного фронта в районе Наро-Фоминска и на малоярославецком направлении (схема 17)

Мы уже знаем, что главные события в описанный период контрнаступления происходили на крыльях Западного фронта. Центральные его армии находились пока преимущественно на прежних рубежах, вели огневые бои и активную разведку. Во второй же половине декабря (начиная с 18-го) они также перешли в наступление. [273]

К этому времени на рубеже Тучково, Мякшево (10 км северо-западнее Наро-Фоминска) и далее до р. Нара в районе Дубровки (20 км северо-западнее Серпухова) фронт протяжением около 65 км занимали войска левого фланга 5-й армии, 33-я, 43-я армии и войска правого фланга 49-й армии.

Против них оборонялись 12 дивизий 4-й немецкой полевой армии (средняя оперативная плотность 4-5 км на 1 дивизию). Центральные армии Западного фронта имели примерно равное с противником количество соединений, однако по численности личного состава и стрелкового вооружения 33-я и 43-я армии уступали врагу в полтора раза и в два с половиной раза по артиллерии.

Немецко-фашистские войска занимали удобные, заранее подготовленные для обороны позиции#313{313}. На них имелись хорошо оборудованные опорные пункты с окопами полного профиля, блиндажами и ходами сообщения. Населенные пункты по так называемой "инструкции Тодта" были превращены в сильные центры и узлы сопротивления#314{314}. Дома приспосабливались как дзоты и кзоты, соединенные между собой траншеями, позиции прикрывались противотанковыми и противопехотными препятствиями с широким применением мин замедленного действия. Промежутки между узлами сопротивления простреливались артиллерией и фланкирующим пулеметным огнем.

Командование Западного фронта 13 декабря поставило армиям центра следующие задачи#315{315}:

- 5-й армии войсками левого фланга (82-я мотострелковая и 32-я стрелковая дивизии) перейти в наступление с утра 18 декабря и выйти на рубеж Труфановка, Ляхово, Головково, Крюково#316{316};

- 33-й армии с рассветом 17 декабря силами не менее четырех стрелковых дивизий с исходного положения Наро-Фоминск, Каменске нанести удар в направлении Балабаново, Малоярославец и к исходу следующего дня выйти на рубеж Таширово, Мишукова, Балабаново; 43-й армии создать ударную группировку на правом фланге, во взаимодействии с 33-й армией нанести ею удар в направлении Романове, Балабаново и к исходу 18 декабря выйти на рубеж Балабаново, Воробьи;

- 49-й армии войсками правого фланга и центра (одной стрелковой дивизией и четырьмя отдельными стрелковыми бригадами) с исходного положения Исканское, Таруса нанести удар в направлении на Кузьмищево, Высокиничи и к исходу 18 декабря выйти на рубеж Комарове, Черная Грязь, Недельное. Начало наступления [274] планировалось на утро 15 декабря, но затем было перенесено на 18 декабря.

16 декабря эти задачи были подтверждены и в основном, с некоторыми уточнениями, остались без изменений#317{317}.

Эти уточнения сводились к следующему.

33-я армия должна была выйти на рубеж Хаширово, Ермолино к исходу 19 декабря; 43-я армия - овладеть районом Балабаново к тому же сроку.

Для усиления 33-й армии в ее состав из 16-й армии к 10 часам 16 декабря передавалась 338-я стрелковая дивизия и из резерва фронта 201-я стрелковая дивизия#318{318}.

К 17 декабря все приготовления были закончены и с утра следующего дня после часовой артиллерийской подготовки войска 33-й и 43-й армий перешли в наступление. Одновременно с ними перешли в наступление левофланговые соединения 5-й и правофланговые соединения 49-й армий.

Таким образом, все армии Западного фронта уже находились в наступлении.

Войска 33-й армии - командующий генерал-лейтенант М. Г. Ефремов - частями 1-й гвардейской мотострелковой и 113-й стрелковой дивизий утром 18 декабря переправились на западный берег р. Нара и завязали упорные бои с частями 183-й и 15-й пехотных дивизий противника в районах 2 км южнее Наро-Фоминска и юго-западнее Каменское, медленно продвигаясь вперед. Остальные дивизии ударной группы армии вели бои на восточном берегу реки, встречая ожесточенное сопротивление в районах Елагино, Атепцево, Слизнево. На следующий день 110-я стрелковая дивизия, переправившись одним полком на западный берег Нары, продолжала бой западнее Елагино. Завязалась ожесточенная борьба, в ходе которой этот опорный пункт неоднократно переходил из рук в руки#319{319}.

В течение 20 декабря наступление продолжалось в прежних направлениях и войска армии вели ожесточенные бои, преодолев в основном р. Нара. С утра 20 декабря для развития удара на стыке 1-й гвардейской и 110-й стрелковых дивизий в общем направлении на Котово была введена в сражение из резерва командующего армией 201-я стрелковая дивизия (без 122 сп)#320{320}.

Однако существенных изменений в обстановке, несмотря на ввод свежей дивизии, не произошло. Бои затяжного характера в основном продолжались на прежних рубежах. Оборона противника была сильной, и преодолеть ее имевшимися у армии средствами было нелегко. Однако, чтобы не дать противнику возможности перебрасывать отсюда свои войска на р. Лама и в район Калуги, атаки следовало продолжать. [275]

43-я армия - командующий генерал-майор К. Д. Голубев - перешла в наступление одновременно с войсками 33-й армии, нанося главный удар своим правым флангом в общем направлении на Романово, Балабаново. 93-я стрелковая дивизия и 5-й воздушно-десантный корпус, преодолевая сильное огневое сопротивление противника, к исходу дня овладели населенным пунктом Никольские Дворы, блокировав сильный опорный пункт Романово#321{321}. 26-я танковая бригада из района Новоселок сосредоточилась в Сергеевке в готовности развить успех ударной группы армии#322{322}. На фронте остальных войск армии положение оставалось без особых изменений. Части 19-й танковой дивизии противника оказывали ожесточенное сопротивление, неоднократно переходя в контратаки, в результате которых только что взятую деревню Никольские Дворы пришлось оставить.

20 декабря, продолжая наступление на своем правом фланге, 43-я армия частями 93-й стрелковой дивизии и 26-й танковой бригады продвинулась всего до 4 км; завязались напряженные бои за Романово. 5-й воздушнодесантный корпус продолжал атаки, чтобы вновь овладеть Никольскими Дворами. Бои за эти пункты приняли затяжной характер с переменным тактическим успехом.

В целом же задачи, поставленные 33-й и 43-й армиям директивами фронта от 13 и 16 декабря, остались невыполненными. Прорвать оборону противника на всю ее тактическую глубину в эти дни не удалось. Вот почему командование Западного фронта 20 декабря вновь уточнило этим армиям боевые задачи, потребовав выхода их к исходу 22 декабря на рубеж Симбухово, Боровск, Балабаново, Воробьи.

Однако усилия войск 33-й и 43-й армий и на этот раз не привели к желаемому результату. Перейдя вновь в наступление 21 декабря, они к исходу 24 декабря вели бои почти на тех же рубежах. Только 113-я и 93-я стрелковые дивизии, наступавшие на Балабаново, 1-я гвардейская мотострелковая и 110-я стрелковая дивизии, наступавшие непосредственно южнее Наро-Фоминска, добились в боях некоторого успеха тактического значения#323{323}.

Основной причиной такой замедленности наступления обеих армий являлось отсутствие превосходства в силах и средствах подавления над противником, занимавшим, как отмечалось выше, сильные оборонительные позиции с большой плотностью войск. Кроме того, имели место и недостатки в организации боевых действий со стороны командиров и штабов войскового звена. Преобладали фронтальные атаки, огонь артиллерии недостаточно сосредоточивался на решающих участках, имелись недочеты в разведке расположения огневых средств противника и пр. Глубокий снег и сильные морозы весьма затрудняли маневр войск. [276]

Действия фланговых соединений 5-й и 49-й армий, наступавших одновременно с войсками 33-й и 43-й армий, в основном протекали аналогично. Здесь были достигнуты успехи лишь местного значения.

Наступление войск правого крыла Юго-Западного фронта на мценско-болховском направлении (схема 16)

Одновременно с Западным продолжали наступление и войска Юго-Западного фронта на орловском направлении. Войска его правого крыла, усиленные 61-й армией, достигнув к исходу 16 декабря рубежа Ольгинка, Яблоново (Сергиевское), р. Любовша, Ливны, р. Кшень, должны были с утра 18 декабря перейти в общее наступление против 34-го и 35-го армейских корпусов 2-й полевой армии и к исходу 26 декабря выйти на рубеж Плавск, Чернь, Новосиль, Колпны. Группа генерала Костенко в это же время должна была выйти в район Мценска. Дальнейшая задача определялась выходом на рубеж Белев, Волхов, Орел, Поныри#324{324}.

61-я армия в составе пяти стрелковых (346, 342, 350, 356 и 387-я) и двух кавалерийских (83-я и 91-я) дивизий должна была наступать в общем направлении на Горбачево и, разгромив 35-й армейский корпус 2-й полевой армии, к исходу 23 декабря главными силами выйти на фронт ст. Озерно, Александровка. В дальнейшем ей предстояло наступать на Горбачево с задачей перерезать рокаду Тула - Орел.

В соответствии с этим дивизиям первого эшелона армии (346, 350 и 356-й) было приказано перейти в наступление с рубежа Ольгинка, Караси, Елагинка (2 км севернее Яблоново) и к исходу следующего дня своими главными силами выйти на рубеж Хомутовка, Александровка. Конно-механизированной группе (83-я и 91-я кавалерийские дивизии и 142-й отдельный танковый батальон) под командованием генерала К - И. Новика была поставлена задача сосредоточиться к исходу 16 декабря в районе Никитское и, наступая в западном направлении, к вечеру 18 декабря выйти в район Теплое, Покровское, Волчья Дубрава с целью воспретить отход противнику на юг и юго-запад. В дальнейшем, не позднее 21 декабря овладеть Горбачево. Остальные дивизии (342-я и 387-я) оставались в резерве. С началом наступления они должны были двигаться в одном переходе от первого эшелона на правом фланге армии. Темп наступления планировался от 9 до 14 км в сутки. Для конно-механизированной группы он повышался до 15-16 км.

Начав наступление с утра 18 декабря и отбрасывая части 112-й пехотной, 25-й моторизованной, 18-й и 17-й танковых дивизий 2-й танковой армии противника, войска армии через три дня, т. е. к исходу 20 декабря, вышли на рубеж Самозвановка, Александровка#325{325}, выполнив поставленные им задачи. [277]

Войскам 3-й армии в составе пяти стрелковых (212, 269, 137, 283 и 6-я гвардейская), двух кавалерийских (29-я и 52-я) дивизий, со средствами усиления (569-й артиллерийский и 6-й гвардейский минометный полки) после завершения ими перегруппировки было приказано наступать в общем направлении на Новосиль (против 35-го армейского корпуса) и к исходу 23 декабря выйти на рубеж Корсакове, Верховье.

Перейдя в наступление также с утра 18 декабря и преодолевая сопротивление частей 293-й, 262-й и остатков 134-й пехотных дивизий 2-й полевой армии противника, войска армии к исходу 20 декабря продвинулись вперед на 14-30 км и вышли на фронт Петрово, Кулеши, Сапуновка (в среднем от 5 до 10 км в сутки). Наступление армии развивалось со значительными трудностями вследствие ограниченного состава войск. По данным на 15 декабря, армия в составе пяти стрелковых дивизий, наступавших на фронте шириной свыше 50 км, имела всего 8253 штыка, 29 полевых орудий, 76 противотанковых орудий, 167 станковых и ручных пулеметов#326{326}, т. е. их общий количественный состав равнялся примерно одной несколько усиленной стрелковой дивизии. Однако, несмотря на это, войска проявили исключительное мужество и в целом успешно решали поставленные перед ними задачи. Войска 13-й армии в составе шести стрелковых дивизий (132, 307, 143, 148, 6 и 121-я), одной стрелковой (57-я НКВД) и одной танковой (150-я) бригад со средствами усиления должны были перейти в наступление в общем направлении на Ливны, Малоархангельск и к исходу 23 декабря выйти на рубеж ст. Скарятино, Покровка, Нов. Тим, Долгое. В дальнейшем предполагалось к исходу 26 декабря выйти на фронт севернее Топки, Моховое.

Группе генерала Костенко (5-й кавалерийский корпус, 1-я гвардейская стрелковая дивизия, 34-я мотострелковая и 129-я танковая бригады, 642-й пулеметный артиллерийский и 4-й гвардейский минометные полки) приказано было с утра 16 декабря наступать в общем направлении на Мценск, взаимодействуя с 3-й и 61-й армиями. К исходу 19 декабря группе надлежало выйти в район Прудки, Орловка, Голянка. [278]

Главные усилия армейской и фронтовой авиации направлялись на содействие наступлению группы генерала Костенко и войск 61-й армии.

Однако группа генерала Костенко, действовавшая в районе Верховья, не смогла приступить к выполнению поставленных ей задач до конца 20 декабря, так как была связана упорными боями с противником на ее прежнем направлении.

Не имело значительного успеха и наступление 13-й армии. Продвинувшись на отдельных направлениях за четверо суток на глубину от 6 до 20 км, ее войска вели затяжные упорные бои.

Основная причина медлительности наступления советских войск на фронте Верховье, Ливны кроме нараставшего упорного сопротивления противника заключалась в значительном ослаблении боевого состава соединений. Так, например, 13-я армия в своих шести стрелковых дивизиях имела на 15 декабря всего 10 343 штыка, 36 станковых пулеметов, 29 минометов всех систем и только 3 танка#327{327}. Не лучше обстояло дело и в группе генерала Костенко, где на 9 дивизий и бригад имелось всего 34 легких танка, 153 миномета, 45 полевых орудий и 92 станковых пулемета#328{328}.

Таким образом, наибольшее продвижение с 16 по 20 декабря имели войска свежей и наиболее укомплектованной 61-й армии (от 30 до 50 км). Несколько меньше продвинулись войска соседней с ней 3-й армии (от 14 до 30 км).

Продвижение войск правого крыла Юго-Западного фронта вызвало значительное беспокойство у гитлеровского командования. Начиная с 18 декабря, противник начал спешно усиливать орловское направление дополнительными соединениями, снимаемыми с других участков советско-германского фронта. Восточнее города заняла оборону 10-я моторизованная дивизия, в районе Мценска была сосредоточена 29-я моторизованная дивизия, туда же направлялись и части 4-й танковой дивизии, остатки которой отошли уже в район Орел, Кромы. Восточнее Орла против нашей 3-й армии сосредоточивалась 3-я танковая дивизия. В районе ст. Змиевка находились части 168-й пехотной дивизии, выдвигавшиеся в полосу наступления группы генерала Костенко.

Наступление войск правого крыла Юго-Западного фронта, особенно 61-й и 3-й армий в направлении на Чернь и Новосиль, способствовало нашему успеху под Тулой и на калужском направлении, а активные действия 13-й армии и оперативной группы генерала Костенко сковывали значительные силы действовавшего перед ними противника.

Необходимо заметить, что в ходе наступления левый фланг 61-й армии отставал от правого на 20 км. В результате должного взаимодействия с соседом справа - 10-й армией Западного фронта, быстро продвигавшейся на запад, - не получалось. В связи с [279] этим начальник штаба Юго-Западного фронта 21 декабря дал указание командующему 61-й армией ускорить движение центра и левого фланга и не отставать от 10-й армии#329{329}. Выполняя его, войска 61-й армии продолжали теснить части 56-й и 112-й пехотных, 25-й моторизованной и 18-й танковой дивизий противника и в 14 часов 21 декабря овладели крупным опорным пунктом и железнодорожной станцией Горбачево (346 сд с 142 отб), перерезав железную дорогу Тула - Орел#330{330}.

На следующий день, 22 декабря, главнокомандующим войск Юго-Западного направления 61-й армии была поставлена новая задача: нанести удар своим правым флангом в направлении Литвиново, Зубково и к исходу 24 декабря главными силами выйти на рубеж Литвиново, Тшлыково#331{331}.

Преодолевая упорное сопротивление противника (особенно на левом фланге), войска армии к исходу 24 декабря вышли на фронт Белый Колодезь, Мал. Скуратово, Соловьевка, причем по-прежнему левый фланг армии находился уступом назад до 20 км. Это отставание левофланговых соединений армии являлось следствием упорного сопротивления противника, ожесточенно отстаивавшего подступы к г. Чернь. Не овладев этим городом, армия не имела перспектив для развития дальнейшего наступления и на своем правом фланге. Поэтому командующий армией для овладения г. Чернь назначил две стрелковые и одну кавалерийскую дивизии, т. е. три дивизии из семи, имевшихся в составе армии#332{332}.

Войска 3-й армии после 20 декабря продолжали теснить части 17-й танковой, 293-й и 262-й пехотных дивизий противника в общем направлении на Новосиль и во взаимодействии с группой генерала Костенко продолжали бои с войсками неприятельской елецко-ливенской группировки#333{333}.

На всем фронте своего наступления (особенно на левом фланге) армия встречала исключительное по ожесточению сопротивление врага. Только в центре и на правом фланге ей к исходу 24 декабря удалось с упорными боями продвинуться вперед на рубеж Румянцево (2 км восточнее Корсакове), Кресты. На некоторых направлениях противник неоднократно переходил в контратаки.

На фронте 13 армии и группы генерала Костенко наступление, начатое 21 декабря, особого развития не получило. Включительно по 24 декабря наши войска вели бои в основном на прежних рубежах, добившись лишь некоторого продвижения на участке Лимовое, Прудки (все пункты северо-западнее Ливны).

В целом наступление правого крыла Юго-Западного фронта в период с 16 по 24 декабря включительно было успешным, но [280] имело также и ряд недостатков в боевых действиях войск. Эти недостатки, в общем аналогичные с теми, которые уже отмечались выше в отношении действий войск Калининского и Западного фронтов, имели своим основанием те же причины и вызывались прежде всего недостатком сил и средств, тяжелыми зимними условиями и отсутствием достаточного боевого опыта у вновь сформированных соединений и частей.

***

24-25 декабря закончился второй этап контрнаступления советских войск под Москвой. В течение его, с 17 по 24-25 декабря, вражеская группа армий "Центр" продолжала терпеть поражение. Ее войска, за исключением немногих участков фронта, отступали, неся огромные потери и полностью отказавшись от всяких наступательных попыток.

За истекшие 9-10 суток этого этапа войска Калининского фронта продвинулись вперед на 40-45 км и вышли на рубеж Высокое, Степурино, Лотошино, не дойдя 18 км до Старицы. Армии правого крыла Западного фронта продвинулись вновь#334{334} на 35-40 км, выйдя на рубеж рек Лама, Руза и Москва, а армии левого крыла - на 60-100 км, выйдя к исходу 24 декабря на восточный берег Оки, и ворвались в Калугу, где вели уличные бои. На правом крыле Юго-Западного фронта наибольший успех имели войска 61-й армии, наступавшие на болховском направлении, 3-я и 13-я армии в силу значительного ослабления их численного состава продвигались вперед с большими трудностями. На орловском направлении в районе Ефремова и Ельца войска Юго-Западного фронта, продвинувшись на запад от 20 до 60 км с лишним, вышли на подступы к городам Чернь, Новосиль, Ливны.

Средние суточные темпы продвижения советских войск на этом этапе контрнаступления в целом составляли: на Калининском фронте и правом крыле Западного фронта - 5-6 км, на левом крыле Западного фронта - 11-16 км, на правом крыле Юго-Западного фронта - 5-7 км. По сравнению с первым этапом контрнаступления они хотя и повысились, но все же еще не достигли желаемых результатов.

Это объяснялось прежде всего тем, что войска к концу декабря имели по-прежнему большой некомплект личного состава, вооружения и боевой техники, особенно танков, а также совершенно недостаточное количество боеприпасов всех видов. Наша авиация по качеству самолетов в целом уступала немецкой. Вследствие этого советские Военно-воздушные силы, находившиеся на московском направлении, не имели возможности непрерывно поддерживать действия наземных войск, как этого зачастую требовала боевая обстановка. Недостаток механической тяги и лошадей [281] в артиллерии, а также трудности продвижения по занесенным глубоким снегом дорогам приводили часто к отставанию ее от войск. Суровые зимние условия и общий недостаток транспорта сильно затрудняли нормальную работу органов тылового обеспечения как в войсковом, так и армейском и фронтовом звеньях подвоза и эвакуации.

Оказывал влияние на темпы наступления и недостаточный боевой опыт личного состава войск в частях и соединениях, заново сформированных и вступавших в бои с ходу, сразу же по прибытии на фронт. Острая общая обстановка и соотношение сил на фронте лишали командование фронтов и армий возможности не только проводить с этими соединениями и частями дополнительную боевую подготовку, но хотя бы вводить их в бои сначала на неактивных участках для того, чтобы они приобретали боевую сноровку и навыки, которыми уже владели ранее обстрелянные войска и их командиры.

Однако в целом советские войска в ходе контрнаступления показали исключительную политическую сознательность, энергию, наступательный дух и высокую воинскую доблесть при выполнении боевых задач. Во вновь прибывавших на фронт частях особенную боевую выдержку и напористость показывали кадровые солдаты и офицеры, переброшенные с Дальнего Востока и Забайкалья, а также ветераны первой мировой и гражданской войн.

Огромную работу по обеспечению высокого политико-морального состояния войск, укреплению их боевого духа, способности стойко переносить тяжелые условия, в которых приходилось сражаться, провели войсковые партийные организации и политические органы. Находясь непосредственно в рядах сражавшихся бойцов, коммунисты всегда являлись примером беззаветного выполнения воинского долга. В тяжелых боях, на коротких привалах, в моменты боевого затишья они самоотверженно делали свое дело, все подчиняя главнейшей цели - достижению победы над врагом.

Командование и штабы фронтов и армий показали хорошую оперативную подготовку и способность правильно оценивать обстановку, быстро реагировать на ее изменения, организовывать и обеспечивать операции в чрезвычайно трудных и сложных условиях.

Немецко-фашистская армия на полях Подмосковья впервые потерпела тяжелое поражение и вместе с ним крушение всякой надежды на скорое окончание войны. Гигантская по своему размаху и значению битва под Москвой еще продолжалась, но гитлеровскому руководству уже стало ясно, что план "Барбаросса" можно сдавать в архив истории. Перед вражеским командованием теперь уже вставал вопрос не о скорой победе над СССР, а о спасении своих войск от полной катастрофы.


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2010