TopList

Глава XI.
Действия советских партизан под Москвой

Как уже указывалось, к началу сражений под Москвой вражеским войскам удалось временно захватить значительную часть Европейской территории СССР, где остались большие государственные и общественные ценности. Под иго гитлеровских оккупантов попали многие миллионы советских людей. Для них в буквальном смысле этого слова оборвалась свободная жизнь и наступили черные дни немецко-фашистского порабощения.

Используя военную силу, оккупационный аппарат, гестапо и всевозможные "эйнзатцгруппы", "зондеркоманды", немецко-фашистские захватчики усиленно стремились "освоить" в своих интересах наши промышленные предприятия и сельскохозяйственные районы, осуществляли организованный грабеж культурных и материальных ценностей, унижали человеческое достоинство советских граждан, проводя политику массового террора.

В соответствии с заранее разработанными планами (так называемая "зеленая папка" Геринга) для работы на предприятиях и в сельском хозяйстве в принудительном порядке привлекались все советские люди. Вся продукция в какой-то мере действовавших промышленных предприятий, совхозов и колхозов#426{426} без остатка забиралась оккупантами. Население оккупированных территорий обязано было платить всевозможные натуральные и денежные налоги.

Советские люди, находившиеся в оккупированных районах СССР, были лишены всех гражданских прав, подвергались зверским репрессиям. За проявление малейшей "нелояльности" к фашистским оккупантам, а тем более за содействие партизанам советские граждане карались смертной казнью без всякого суда.

В приказе ОКВ от 16 сентября 1941 г. прямо предписывалось: "Чтобы в корне задушить недовольство, необходимо по первому [377] поводу незамедлительно принять наиболее жесткие меры..." И далее: "При этом следует иметь в виду, что человеческая жизнь в странах, которых это касается, абсолютно ничего не стоит и что устрашающее воздействие возможно лишь путем применения необычайной жестокости".

Немецко-фашистское командование тщательно и заблаговременно готовилось к проведению репрессий против населения захваченных районов. Еще 13 мая 1941 г. была издана специальная директива "О применении военной подсудности в районе "Барбаросса" и об особых мероприятиях войск", которой санкционировались полный произвол и безнаказанность гитлеровских войск за преступления, совершенные на советской территории. В дополнение к этой директиве летом и осенью 1941 г. войскам были даны новые распоряжения и инструкции, еще более расширявшие их "полномочия", причем в самой циничной форме попирались элементарные нормы международного права.

Для установления и поддержания "нового" порядка на оккупированной территории немецко-фашистское военное командование выделило значительные силы. На 1 декабря 1941 г., как указывает в своем докладе командующий охранными войсками и начальник тылового района группы армий "Центр" генерал пехоты фон Шенкендорф, в составе охранных войск тылового района этой группы находились 3 охранные дивизии, 1 бригада СС, 1 кавалерийская бригада СС#427{427}, а всего 229 пехотных рот, 12 танкоистребительных рот, 9 рот тяжелого пехотного оружия, 11 артиллерийских батарей#428{428}.

Неслыханно жестоким террором немецко-фашистские захватчики пытались превратить советских людей в своих рабов. Но врагу не удалось этого добиться. Советский народ ненавидел оккупантов и боролся с ними всеми средствами и способами.

Партизанское движение во время оборонительных операций

Организация партизанской борьбы в тылу группы армий "Центр"

Пламя партизанской борьбы, вспыхнувшее с началом Великой Отечественной войны, разгоралось все ярче. С каждым днем в эту борьбу включались все новые и новые массы советских людей.

В партизанские отряды шли рабочие и колхозники, представители интеллигенции и военнослужащие, мужчины и женщины, пожилые люди, учащаяся молодежь и даже дети, коммунисты, комсомольцы и беспартийные советские патриоты. Все они горели желанием помочь Красной Армии в борьбе против ненавистных оккупантов, рвавшихся к столице нашей Родины - Москве. Среди партизан [378] были опытные организаторы масс - руководители партийных и советских органов, офицеры Красной Армии, которые в ходе борьбы прославились как талантливые партизанские командиры и бесстрашные бойцы. Именно в этот период включились в активную борьбу в тылу немецко-фашистской группы армий "Центр" партизаны А. Д. Бондаренко, Ф. Ф. Бондаренко, И. Ф. Боровик, А. И. Виноградов, В. И. Воронченко, А. И. Галнюга, Ф. Д. Гнездилов, С. В. Гришин, И. А. Гудзенко, М. А. Гурьянов, М. И. Дука, Д. В. Емлютин, В. В. Жабо, К. С. Заслонов, В. А. Карасев, Н. 3. Коляда, Ф. И. Короткое, И. П. Кожар, В. В. Казубский, И. Константинова, 3. А. Космодемьянская, С. А. Ковпак, Д. Е. Кравцов, И. Н. Кузин, П.Ф. Куманек, П. С. Макеев, Н. Н. Попудренко, М. П. Ромашин, С. В. Руднев, А. Н. Сабуров, М. И. Сенченков, С. И. Солнцев, Ф. Е. Стрелец, Д. Т. Тетерчев, А. Ф. Федоров, Е. И. Чайкина, А. П. Чекалин, М. Ф. Шмырев и многие другие.

Коммунистическая партия Советского Союза, возглавившая борьбу советского народа против фашистских захватчиков, рассматривала партизанское движение как одну из важных форм борьбы с врагом. Поэтому партия постоянно заботилась о повышении его организованности и эффективности. Тысячами и тысячами нитей она была тесно связана с советским народом и вместе с ним решала конкретные задачи подготовки и ведения партизанских действий против оккупантов. Партия укрепляла в народе непоколебимую веру в конечную победу над немецко-фашистскими захватчиками, внушала ему необходимость высокой организованности, дисциплины и мужества.

Проводя организационную и массово-политическую работу, партийные организации не скрывали от советских людей всех опасностей и трудностей, которые предстояло им перенести на пути партизанской борьбы. По указанию Центрального Комитета партии партийные и советские органы в тесном контакте с военными советами, штабами и политорганами фронтов и армий провели значительную работу по мобилизации и организации коммунистов, комсомольцев и всего населения на активную борьбу против фашистских захватчиков. На основе довоенных партийных и комсомольских организаций они готовили сеть партийного и комсомольского подполья, создавали партизанские отряды, боевые группы и укрытые базы с запасами продовольствия, одежды, вооружения, боеприпасов, типографского оборудования, средств связи. Когда под натиском противника войска Красной Армии вынуждены были отходить на восток, эти организации оставались в тылу врага, переходили на подпольное положение и развертывали борьбу с оккупантами. Широко практиковалась также переброска через линию фронта партизанских отрядов с неоккупированной территории СССР.

В развертывании партизанской борьбы весьма значительную роль сыграли военные советы, штабы и политорганы фронтов и [379] армий, а также многие военнослужащие, оставшиеся в связи с отступлением Красной Армии в оккупированных районах. Это были солдаты, командиры и политработники Красной Армии, которые в период наших неудач летом и осенью 1941 г. по различным причинам не смогли вовремя отойти, были отрезаны от своих войск и оказались, таким образом, в тылу гитлеровской армии. Тяжесть неудач не сломила их морального духа и веры в победу. Беззаветно преданные Родине, партии, верные своему воинскому долгу и воинской присяге, эти воины не сложили оружия. В зависимости от количества сил и обстановки они образовывали партизанские группы, отряды, устанавливали связь с местными подпольными партийными организациями, с населением и продолжали храбро и активно бороться с врагом. Военнослужащие вносили в местные отряды дух воинской дисциплины, воинского порядка, были смелыми бойцами и прекрасными инструкторами для партизан, не имевших достаточной военной подготовки.

К осени 1941 г. благодаря неослабному вниманию партийных органов к организации борьбы в тылу врага партизанские отряды уже достаточно окрепли и стали успешно действовать в Витебской, Могилевской и Гомельской областях#429{429}. На территории этих областей находились областные и многие районные центры (всего здесь было 46 районных партийных центров), объединявшие 169 подпольных партийных ячеек с общей численностью 750 коммунистов#430{430}.

На территории Смоленской области деятельность партийных органов по созданию партизанских отрядов в тылу противника развернулась также летом 1941 г., одновременно с эвакуацией основных промышленных предприятий и материальных ценностей колхозов и совхозов области на восток. Из состава партийного и комсомольского актива дня действий во вражеском тылу создавались подпольные партийные и комсомольские организации, кадры будущих партизанских отрядов и диверсионные группы. Однако эта работа вследствие быстрого перемещения фронта на восток не была полностью завершена. Пока шли боевые действия в пределах западной части области, партийные и советские органы успели подготовить кадры для 16 партизанских отрядов общей численностью 720 человек, а также несколько различных боевых групп и два учебных партизанских пункта (в Александрино и Нагорном, а затем в Кирове)#431{431}, К октябрю было уже 42 партизанских отряда, в [380] которых насчитывалось более 3500 человек#432{432}. В оккупированных районах области развертывали работу подпольные партийные и комсомольские органы. Для работы в тылу врага обком партии оставил 3060 коммунистов#433{433}.

Значительное количество партизанских формирований Смоленской области было создано объединенными усилиями местных партийных органов и действовавших на их территории войск Красной Армии. Так, например, в сентябре 1941 г. по решению командира 111-й стрелковой дивизии был создан партизанский отряд в составе 170 человек, из которых более половины были военнослужащие#434{434}.

Необходимо учитывать, что в ходе активной борьбы с врагом осенью 1941 и зимой 1942 г. партизанские отряды Смоленщины непрерывно увеличивали свою численность. Наиболее характерными в этом отношении были декабрь 1941 г. и январь 1942 г. За это время, например, общее количество партизан в Дорогобужском районе было увеличено до 2000 человек#435{435}, в Знаменском районе - до 1500 человек#436{436}, в Семлевском районе - до 1500 человек#437{437}, в Ярцевском районе - до 500 человек. В Ельнинском районе в это время действовал отряд имени Лазо, в Велижском районе оперировал отряд в 300 человек под командованием секретаря райкома партии тов. Соловьева, в Думическом районе действовал отряд под руководством военного комиссара тов. Романова, в Куйбышевском районе действовали 3 отряда, в Касплянском районе - 2 отряда, в Темкинском районе - 2 отряда#438{438} и т. д.

По мере роста численности партизан и накопления у них опыта борьбы совершенствовалась и организационная структура отрядов. Так, партизанские отряды Смоленской области возглавлялись, как правило, командиром и комиссаром, имели штаб, две - шесть боевых групп или взводов и подразделение обеспечения. В отрядах действовали первичные партийные и комсомольские организации, работавшие непосредственно под руководством комиссаров отрядов (они же очень часто являлись и секретарями соответствующих райкомов партии).

Позднее, когда численность отрядов еще более возросла и в них появилось много военнослужащих с легким и тяжелым стрелковым вооружением, организационная структура отрядов вновь изменилась. Кроме командования и штабов в отрядах появились роты, взводы, отделения, а в некоторых и артиллерийские подразделения. Появились партизанские полки - имени Лазо, имени 24-й годовщины РККА под командованием лейтенанта Ф. Д. Гнездилова. [381] В партизанских отрядах "Дедушка" (командир В. И. Воронченко), "Ураган" (командир А. Т. Калугин) и других, действовавших в Дорогобужском и Глинковском районах, проводилась работа по организации 1-й партизанской дивизии в составе нескольких полков (командиром ее затем стал Дедушка - инженер В. И. Воронченко).

В Калининской области было подготовлено для подпольной деятельности 22 райкома и горкома партии, 17 партийных организаций и 24 райкома комсомола#439{439}. В оккупированных районах области имелось 55 небольших партизанских отрядов и 52 диверсионные группы (общей численностью 1940 человек). Из них 23 отряда и 41 группа были сформированы областными и местными организациями, а 32 отряда и 11 групп - военными советами Калининского фронта и его армий.

Партизанские отряды и группы в этих областях создавались из числа советских патриотов городов и сел, которые зачастую не имели военного опыта и достаточных навыков в обращении с оружием. Поэтому ядром таких формирований в большинстве случаев становились солдаты и офицеры, оказавшиеся на оккупированной врагом территории. Основой для формирования партизанских отрядов в Орловской, Тульской и Курской областях были главным образом прошедшие краткую боевую подготовку истребительные батальоны.

В Орловской области истребительные батальоны начали создаваться с первых дней войны. Ко времени подхода вражеских войск к Брянским лесам в области насчитывалось 75 батальонов. Многие из них принимали участие в боях с противником. Полученный ими боевой опыт имел важное значение при переформировании истребительных батальонов в партизанские отряды. Всего из этих батальонов Орловщины было создано 72 партизанских отряда и 421 группа общей численностью до 4500 человек#440{440}.

В Тульской области истребительные батальоны были организованы на промышленных предприятиях также заблаговременно. Они насчитывали в своих рядах более 10 тыс. человек#441{441}. Многие из этих батальонов, когда вражеские войска вторглись в пределы области, привлекались к выполнению боевых задач. В дальнейшем часть батальонов была влита в ряды регулярных воинских частей, а другая - преобразована в партизанские формирования и оставлена для борьбы в тылу противника. Одновременно с этим в районах и городах области сразу создавались партизанские отряды и небольшие группы. Они проходили кратковременную специальную подготовку и засылались в оккупированные районы для партизанской и разведывательной деятельности. Всего в области во второй половине октября и ноябре 1941 г. в тылу противника [382] действовало 30 отрядов и более 80 групп, насчитывавших около 2150 человек.

На территории Курской области было создано 40 партизанских отрядов (общей численностью до 1650 человек), из которых к ноябрю 1941 г. в тылу врага находилось 32 отряда#442{442}.

Следует отметить, что для усиления работы в оккупированных районах в это же время обком партии при содействии военных советов Юго-Западного фронта и его армий перебросил в тыл противника еще 7 организаторских групп (22 человека) и 69 ответственных местных партийных и советских работников, в числе которых было 6 секретарей райкомов партии#443{443}.

На территории Московской области подготовка к действиям в тылу противника развернулась также заблаговременно. Вся практическая деятельность в этом отношении осуществлялась под руководством партийных органов. Непосредственное участие в этом принимали советские органы, а также военные советы, штабы и полигорганы Западного фронта и входивших в его состав армий. Московский комитет партии уже в начале октября создал руководящий партизанский центр и 12 подпольных окружных комитетов. Оперативные группы этого центра и члены обкома партии были направлены в районы области, где оказывали помощь в подготовке партизанской борьбы, а впоследствии руководили действиями партизанских отрядов и работой подпольных райкомов партии#444{444}.

Еще до вторжения вражеских войск в пределы Московской области к действиям в тылу противника готовились горкомы и райкомы партии и комсомола, партийные организации, создавались кадры партизанских отрядов и групп. Командиры и комиссары партизанских формирований подбирались райкомами и горкомами партии, а личный состав отрядов - заводскими комитетами и первичными партийными организациями из активистов партийных, советских и других общественных организаций. Одновременно с этим в районах области готовились укрытые партизанские базы.

К началу декабря 1941 г., когда немецко-фашистские войска захватили полностью или частично ряд районов Московской области, в тылу врага был оставлен 41 партизанский отряд общей численностью до 1800 человек. В их рядах было 1123 коммуниста и 264 комсомольца#445{445}. В отрядах находилось 69 секретарей райкомов и горкомов партии, 31 председатель районных и городских Советов депутатов трудящихся, 22 секретаря райкомов и горкомов комсомола и 14 начальников районных и городских отделов НКВД#446{446}.

Следует отметить, что почти весь личный состав подмосковных партизанских отрядов прошел специальную подготовку и был хорошо [383] вооружен. Среди партизан имелись подрывники, связисты и далее печатники. Почти для всех отрядов были заложены базы с запасами продовольствия, теплой одежды, боеприпасов и газетной бумаги#447{447}. Связь подпольных райкомов партии и отрядов с руководящими органами, находившимися на неоккупированнои территории, предусматривалась при помощи радио и связных.

В оккупированных районах Московской области помимо партизанских отрядов действовало несколько сот диверсионно-истребительных и разведывательных групп по 10-25 человек каждая (всего 6630 человек)#448{448}.

Как и в соседних областях, в Подмосковье наращивание партизанских сил происходило в ходе борьбы с врагом. Эту работу возглавляли, как правило, подпольные партийные комитеты и наиболее сильные партизанские отряды.

Таковы краткие данные об организации партизанской борьбы в тылу группы армий "Центр".

Руководствуясь указаниями Центрального Комитета партии и исходя из конкретной обстановки на центральном участке советско-германского фронта, партийные и советские органы развертывали партизанское движение на временно оккупированной врагом территории. Благодаря их усилиям в тылу войск противника, наступавших на Москву, действовало несколько сот отрядов общей численностью более 30 тыс. человек, а также около тысячи небольших боевых групп различного назначения.

Для руководства партизанской борьбой и проведения массово-политической работы среди населения оккупированных районов было образовано более 200 областных, межрайонных и районных руководящих партийных центров, а также свыше 600 подпольных партийных организаций, насчитывавших в своем составе в общей сложности до 10 тыс. коммунистов.

Таким образом, партийные органы в тогдашних труднейших условиях сумели провести огромную работу по развертыванию партизанской борьбы в тылу группы армий "Центр". Эта партизанская борьба сильно беспокоила вражеское командование, которое решило бороться с ней посредством массового террора против населения советских городов и сел#449{449}.

Партизанские отряды и группы, несмотря на трудные условия борьбы и жестокие репрессии, смело и решительно наносили удар за ударом, отвлекая силы врага для охраны коммуникаций и выполнения военно-полицейских мероприятий. В этой борьбе с ненавистными [384] захватчиками они находили горячее сочувствие и всемерную помощь со стороны всего советского народа и населения оккупированных врагом районов.

В 1941 г. партизанское движение не имело еще отчетливо выработанных организационных форм, которые постепенно определились в дальнейшем ходе Великой Отечественной войны. Однако и в описываемое время оно получило довольно широкий размах показывало значительную помощь Красной Армии в борьбе с врагом.

Период битвы под Москвой можно охарактеризовать как начало планомерного организационного оформления и дальнейшего усиления партизанской борьбы, наращивания и целенаправленного использования сил советских партизан во вражеском тылу в соответствии с общими задачами вооруженной борьбы с немецко-фашистскими захватчиками.

Особенности действий партизан в период обороны Москвы

В оборонительный период битвы под Москвой советские партизаны вели активную борьбу в тылу группы армий "Центр". Свою помощь войскам Красной Армии они оказывали в основном посредством воздействия на коммуникации противника. Они стремились затруднять для противника передвижение войск, а также всемерно препятствовать нормальной работе его тылов. Одновременно они стремились срывать мероприятия гитлеровцев по использованию на оккупированной территории рабочей силы, промышленных предприятий и колхозов, вывозу в Германию сырья, промышленного оборудования, продовольствия, рабочей силы и пр. Большую помощь оказывали партизаны советским войскам, собирая разведывательные данные о противнике и проводя мероприятия среди населения против пропаганды противника.

В описываемый период времени советские партизаны вели борьбу в большинстве случаев обособленными отрядами, которые или опирались на заранее подготовленные базы, или действовали "летучим" методом в пределах административных границ своих районов. Иногда отряды объединялись в группы в определенных районах.

Большинство подпольных партийных органов и партизанских отрядов, созданных в прифронтовой зоне, начинали свою деятельность в самой гуще войск противника. Эта основная особенность партизанских действий 1941 г., которую неизбежно переживали все подпольщики и партизаны, оставленные при отходе советских войск, определяла характер и способы их деятельности. На действия партизан враг отвечал жестокими карательными мерами. Особенно часто карательные операции противник предпринимал против партизан Смоленской и Орловской областей, на территории которых проходило наступление группы армий "Центр" на Москву.

На первых порах партизаны действовали в основном лишь на хорошо известной им местности. Они портили полотно шоссейных [385] и железных дорог, линии связи, подрывали автомашины, тягачи, поджигали склады, разрушали мосты на путях сообщения противника, организовывали крушения поездов на перегонах. Во многих формированиях партизаны, хорошо зная местность, совершали из засад смелые налеты на небольшие колонны противника, внезапно нападали на его штабы и войска в местах расквартирования и отдыха, а в отдельных случаях, используя естественные преграды и искусственные заграждения, вступали даже в открытые бои с немецко-фашистскими войсками.

Все же наиболее значительное место в деятельности партизан в это время занимала борьба на коммуникациях противника, которая, как один из наиболее доступных и эффективных видов партизанских боевых действий, проводилась повсеместно. Наибольших результатов партизаны достигли при выводе из строя подвижного состава и разрушении инженерных сооружений на железных и шоссейных дорогах.

В районе крупного железнодорожного узла г. Орша, на одной из важных коммуникаций противника в тылу врага, поистине героические действия вела подпольная организация под руководством К. С. Заслонова. Для охраны этого узла гитлеровское командование держало 286-ю охранную дивизию и несколько специальных отдельных отрядов, но и эти силы не обеспечивали нормальную работу транспорта.

Не менее важными были партизанские действия и на других железных и шоссейных дорогах. Так, незадолго до празднования 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции командиру Осташевского партизанского отряда В. Ф. Проскунину местные жители сообщили, что по дороге из Волоколамска через Осташево на Рузу противник будет перебрасывать танковые части#450{450}. Чтобы сорвать эту переброску, партизаны взорвали мост у Становиц, в результате чего движение вражеских войск задержалось почти на сутки#451{451}. В этот же день, чтобы задержать движение противника по Волоколамскому шоссе, Калининский партизанский отряд взорвал мост через р. Крапивно около дер. Аксинкино. Это вынудило немецко-фашистские части прекратить на несколько часов движение по Волоколамскому шоссе и делать объезд#452{452}.

11 ноября 1941 г. диверсионная группа из Брянского районного отряда под руководством инженера брянского энергокомбината С. И. Лапшина пустила под откос вражеский эшелон на участке Брянск - Сухиничи#453{453}.

27 ноября в районе Маклинского разъезда группа Гаврильчика пустила под откос вражеский эшелон, следовавший к фронту. До этого группа, действуя на дорогах в Малоярославецком районе, [386] минировала усиленно охранявшийся мост у Ерданевского разъезда. Поезд с живой силой противника, проходивший через мост, был подорван и свалился под откос. Возвращаясь с задания, группа забросала гранатами и сожгла 5-тонную автоцистерну с горючим#454{454}.

В начале декабря 1941 г. партизаны Черепетского района, Тульской области (командир Д. Т. Тетерчев, комиссар П. С. Макеев), действуя в Черепетском, Белевском и Козельском районах, пустили под откос ряд вражеских эшелонов с боеприпасами и вывели из строя 5 паровозов#455{455}.

Одновременно с диверсионными действиями на коммуникациях противника партизаны совершали внезапные налеты на небольшие вражеские колонны из засад. Это подтверждается многочисленными примерами боевых действий советских партизан, особенно в оккупированных районах Калининской, Московской, Тульской и Орловской областей.

В ноябре 1941 г. Пеновский партизанский отряд (командир председатель исполкома райсовета Михеев, комиссар секретарь крайкома партии Шевелев) несколько раз устраивал засады на Ольховском большаке. Однажды партизаны совершили дерзкий налет на колонну противника из 27 автомашин. В ходе боя они вывели из строя 3 автомашины и уничтожили сопровождавшую их группу вражеских солдат#456{456}.

В конце ноября осташевские партизаны узнали, что по дороге между Рузой и Осташево будет идти воинская колонна с охраной. Они устроили засаду. Когда колонна приблизилась к засаде, партизаны забросали врага гранатами. Были убиты пять офицеров и генерал. Партизаны скрылись без потерь#457{457}.

В этот же период партизанский отряд под командованием Гудимова совершил налет на крупный артиллерийский склад противника, который находился недалеко от Дорогобужа и охранялся немецким подразделением и французским добровольческим батальоном. Несмотря на сильный ружейный огонь охраны, партизаны взорвали склад, уничтожив при этом более 50 вагонов с боеприпасами#458{458}.

Методом засад и внезапных налетов активно действовали и другие партизанские формирования, особенно отряды под командованием Барановского, Соловьева, Валуева, Плотникова ("Алексея"), Коляды ("Никиты"), Жуковского, Антоненко ("Михаила")#459{459}.

В ряде районов имели место совместные боевые действия советских партизан и частей Красной Армии. Характерным примером таких действий может служить внезапный налет на гарнизон [387] противника в Угодском Заводе, Московской области, совершенный тремя партизанскими отрядами совместно с лыжным отрядом 17-й стрелковой дивизии 23 ноября 1941 г. Налет был осуществлен в то время, когда противник сосредоточивал основные силы 12-го армейского корпуса с целью не допустить развития контрудара войск Западного фронта в районе к юго-западу от Серпухова.

В результате налета был сильно поврежден ряд больших административных зданий, в которых размещались немецко-фашистские войска, уничтожено много вражеских солдат и офицеров, разгромлены штаб противника, заправочная и авторемонтная базы, уничтожены автомашины с горючим, 3 танка, а также захвачены документы#460{460}. При выполнении этого боевого задания был тяжело ранен председатель исполкома Угодско-Заводского райсовета М. А. Гурьянов. Будучи в беспомощном состоянии, он был захвачен гитлеровцами. Его зверски пытали, требуя сведений о партизанах, но Гурьянов был верен партизанской присяге и своей Родине. Гитлеровцы публично казнили Гурьянова, повесив его, тяжело раненного, на балконе здания райсовета#461{461}.

Совместно с частями Красной Армии неоднократно действовали партизанские отряды Смоленской области, Дорогобужского, Ельнинского, Знаменского районов (отряд "Северный медведь", партизанский полк имени Лазо, отряд Жабо и др.), которые поддерживали радиосвязь со штабом Западного фронта и выполняли его задания#462{462}. По распоряжению штаба Западного фронта лотошинские партизаны выполняли боевые задания командира 2-го гвардейского кавкорпуса генерал-майора Л. М. Доватора. Командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор И. В. Панфилов ставил задачи партизанам Осташевского района. Можайские партизаны получали конкретные задачи непосредственно от штаба Западного фронта.

По данным, полученным от Московского партизанского отряда, авиация Западного фронта разбомбила Ватулинский аэродром противника, уничтожив при этом 40 самолетов. По сведениям этого же отряда, наша авиация бомбила вражеский артиллерийский склад и радиостанцию, находившиеся в Можайске.

Выполняя задания штаба Западного фронта, ряд московских партизанских групп действовали в районе Наро-Фоминска. В отряде, которым командовал Гаврильченко, находилась и "Таня" - Зоя Космодемьянская. Она была одной из самых отважных и умелых партизанок-разведчиц. В одну из осенних ночей она подожгла в с. Петрищево три дома, в которых находились фашисты. Но сама Зоя была схвачена гитлеровцами#463{463}. Они издевались [388] над ней, жгли лампой, били, раздетую водили по снегу. Зоя мужественно перенесла все пытки и ничего не сказала о своих товарищах. Она осталась верной дочерью советского народа до последнего дыхания.

Неувядаемой славой покрыли себя многие другие партизанские формирования и отдельные партизаны, проводившие разведку и диверсии по заданию советского командования. Многие из них погибли смертью героев. Так, при выполнении боевых заданий погибла группа советских патриотов, которая была зверски уничтожена фашистами в Волоколамске. Среди них были москвичи П.В.Кирьянов, Е. Я. Полтавская, К. Ф. Пахомов, Н. Галочкин, Н. Каган, В. В. Ординарцев, А. В. Луковина - Грибкова, И. А. Маленков#464{464}. Однако жестокая расправа не сломила воли партизан. Только один отряд Волоколамского района под руководством Б. В. Тагунова и В. П. Мыларщикова за время действий в тылу врага уничтожил 300 гитлеровских солдат и офицеров, 46 автомашин, 3 цистерны с горючим, склад боеприпасов и разрушил 20 км линий связи. Этот же отряд уничтожил 15-метровый мост на дороге Волоколамск - Клин, что вызвало скопление вражеского транспорта и дало возможность нашей авиации уничтожить более 100 автомашин противника#465{465}.

Таковы лишь отдельные примеры из славной боевой летописи партизанских действий в тылу вражеской группы армий "Центр". Однако и этого достаточно для того, чтобы представить героический и решительный характер партизанской борьбы. Если же рассматривать ее с точки зрения тактики, то нетрудно заметить, что в то время партизаны действовали преимущественно разрозненными отрядами и в рамках территорий своих районов.

В глубоком тылу противника к основным трудностям, связанным с большим насыщением оккупированных районов немецко-фашистскими охранными войсками, отсутствием опыта партизанской борьбы и недостаточностью подготовленных кадров, добавлялось [389] отсутствие связи с руководящими органами и войсками Красной Армии. Партизаны вынуждены были действовать, не имея военно-политической информации, в условиях зверского террора, лживой нацистской пропаганды, шантажа, подкупов и т. д. Этими приемами враг пытался оторвать местное население от партизан и подавить их деятельность в самом зародыше.

Однако, несмотря на жестокие расправы, потери и утрату некоторых баз, партизаны продолжали активное сопротивление оккупантам, мужественно перенося все невзгоды.

Многие партизанские формирования, особенно действовавшие в лесных районах, в процессе борьбы стали объединять свои силы для решения более крупных задач. Так, например, несколько отрядов в Калининской области при помощи партизан 2-й партизанской бригады Ленинградской области освободили и долгое время удерживали в своих руках значительную часть Ашевского района#466{466}. Партизанские отряды совместно освобождали некоторые районы восточной части Белоруссии, Смоленской области, ряд районов вокруг Брянска и т. д.

Следует отметить, что удержание за собой мест базирования являлось важнейшим условием, от которого зависели деятельность и просто физическое существование партизанских отрядов. Отсюда вытекала необходимость активной и решительной борьбы с карателями. Чтобы обеспечить большую неуязвимость своих баз, партизаны стремились устраивать их в труднодоступных для врага районах (в лесах, среди болот, за водными преградами). Закрепление за собой определенных районов позволяло поддерживать постоянные связи с местным населением и проводить с ним соответствующую обстановке партийно-политическую и военную работу. Благодаря тем же устойчивым связям с местным населением партизанские отряды получали возможность более надежно обеспечивать оборону своего расположения, пополнение личного состава и снабжение продовольствием. "Стабильность" дислокации давала партизанам преимущество и в смысле установления контакта с руководящими органами, находившимися на неоккупированной территории СССР.

Наличие достаточно крупных партизанских сил в одном районе, под единым командованием облегчало подготовку и планомерное проведение диверсий на коммуникациях противника, а позднее и осуществление партизанских рейдов по вражеским тылам. Однако сосредоточение большого количества партизан в одном районе весьма усложняло их маскировку. Противнику становилось легче определить их местоположение и осуществить блокаду таких районов, как это имело место в лесах южнее Брянска осенью 1941 и зимой 1942 г. Кроме того, враг получал возможность навязывать партизанам тяжелые, затяжные бои, как это наблюдалось во [390] многих районах Смоленской области, восточных районах Белоруссии и северных районах Украины.

По мере приобретения боевого опыта и в соответствии с конкретной обстановкой складывались способы партизанской борьбы, возникали ее новые организационные формы, происходило совершенствование тактики.

Удары партизан по врагу в период контрнаступления и общего наступления Красной Армии

Активизация действий партизан, образование партизанских районов

В период контрнаступления и общего наступления советских войск под Москвой борьба советских партизан значительно усилилась.

Именно в это время отдельные отряды партизан включились в борьбу за освобождение отдельных населенных пунктов и районов в пределах своих областей. Приведем некоторые характерные примеры. 19 декабря 1941 г. брянские партизаны, чтобы нарушить движение противника по дороге между Брянском и Рославлем, выбили охранный отряд 56-й пехотной дивизии из крупного населенного пункта Жуковка и удерживали его 6 дней#467{467}. Две истребительно-диверсионные группы, оперировавшие в Можайском районе, в течение 10 дней, начиная с 15 декабря 1941 г., внезапными налетами освободили от оккупантов 6 населенных пунктов#468{468}. В течение декабря 1941 и января 1942 г. советские партизаны в ходе продолжительных и упорных боев освободили от частей 1-й пехотной бригады СС весь Суземский район, Орловской области#469{469}. В Знаменском районе партизаны за последнюю декаду января 1942 г., действуя совместно с отрядами 4-го авиадесантного корпуса, очистили от противника 70 населенных пунктов и на всей освобожденной территории восстановили органы Советской власти#470{470}. В это же время и несколько позднее холм-жирковские партизаны (Смоленская область), в том числе отряд имени Чкалова (командир тов. Мишин), находясь на территории Владимирского сельсовета, завязали бои с подразделениями охранной дивизии противника. Когда к местам этих боев стали приближаться наступавшие войска Красной Армии, партизаны, воспользовавшись замешательством противника, внезапным налетом захватили г. Холм-Жирковский#471{471}.

В январе 1942 г. советские партизаны, действовавшие в восточных районах Смоленской области и насчитывавшие в своих рядах более 8 тыс. человек, установили связь с частями совершавшей рейд группы генерала П. А. Белова и совместно с ними вели многодневные [391] успешные бои с частями 286-й охранной дивизии и моторизованной дивизии СС "Рейх". В результате Дорогобужский, Знаменский, Семлевский, Ельненский и некоторые другие районы были полностью очищены от оккупантов. 3а время этих боев только партизаны уничтожили 1839 вражеских солдат и офицеров, 50 вагонов с боеприпасами, захватили 21 орудие и миномет, 269 винтовок, 187 автоматов, 56 пулеметов, 8 радиостанций, 112 подвод, 37 мотоциклов, 14 автомашин, 6 вагонов с боеприпасами и другие трофеи#472{472}.

Наступление войск Красной Армии под Москвой не только активизировало боевые действия партизан, но и содействовало их успеху. Основные массивы лесов Смоленской и Орловской областей почти целиком перешли в руки партизан. Знаменитый Брянский лес, например, с его озерами и болотами стал своего рода партизанской крепостью. Партизаны здесь занимали территорию площадью более 10 тыс. квадратных километров. На юге партизанский район смыкался с лесами северных районов Украины, на севере - с лесами Смоленщины. Под контролем партизан находились [392] Клетнянский, Дятьковский, Жуковский, Брянский, Жирятинский, Выгоничский, Трубчевский, Брасовский, Почепский, Комаричский, Севский и Суземский районы.

На всей этой территории были восстановлены партийные и советские органы, издавались газеты, строились полевые аэродромы; возобновили работу местные медицинские учреждения, среди населения проводилась большая организационно-политическая работа.

Этот "Зеленый бастион", как его называли партизаны, имел огромное значение для развертывания партизанской борьбы и в других районах. Дважды Герой Советского Союза А. Ф. Федоров, бывший командир соединения черниговских партизан, говорил о нем следующее: "Когда мы пришли в Клетнянский район, усталые, потрепанные фашистами, то встретили здесь неоценимую братскую помощь. Колхозники и рабочие давали нам хлеб, мясо, одежду. Мы чувствовали о себе сердечную заботу, мы убедились, что все люди здесь бесконечно ненавидели фашистов, и трудно сказать, кто здесь не был партизаном. Большую поддержку мы встретили в Брянских лесах, окрепли и с новыми силами ринулись на врага"#473{473}.

Эти слова сказаны лишь о Клетнянском районе; но они вполне применимы ко всей партизанской Брянщине. Брянский лес был поистине неприступной крепостью партизан. Под его защиту приходили многие партизанские отряды из смежных и отдаленных областей РСФСР и УССР, когда им угрожала гибель и у них не было другого выхода; здесь собирались и организовывались в отряды офицеры и солдаты Красной Армии, оказавшиеся в тылу врага при летне-осеннем отступлении; отсюда отряды наносили удары по окрестным гарнизонам и коммуникациям противника; отсюда уходили затем в свои знаменитые рейды партизанские соединения Ковпака, Сабурова, Федорова, Наумова и других прославленных партизанских командиров.

Удары по коммуникациям врага и разведывательная деятельность советских патриотов

Наряду с борьбой за освобождение от вражеских войск родных территорий весьма важное значение имели партизанские действия на путях сообщения противника. По далеко не полным данным, которые сумели собрать обкомы партии, в течение зимы 1942 г. партизаны Калининской, Смоленской, Московской, Тульской, Орловской и Курской областей разрушили около 300 мостов, в том числе более 20 железнодорожных, организовали крушение нескольких десятков вражеских эшелонов, уничтожили сотни автомашин с грузом и тысячи обозных повозок#474{474}.

Выполняя задачи по нарушению коммуникаций группы армий "Центр", партизаны, помимо того, что они задерживали движение [393] транспортов, наносили значительные потери противнику в живой силе и боевой технике, подрывали его моральный дух, лишали боевые части врага значительного количества боеприпасов и крайне необходимых для него зимой теплого обмундирования и обуви.

Рассматривая действия партизанских формирований на путях сообщения противника, необходимо иметь в виду суровую зиму 1942 г. и весьма слабую материально-техническую обеспеченность отрядов. Поэтому их боевые действия были скоротечными, в ходе их выполнялись лишь ограниченные задачи. Однако в целом партизаны сильно беспокоили противника.

В ночь на 7 декабря 1941 г. партизанская группа из отряда Осташевского района в составе 24 человек, чтобы сорвать переброску вражеских войск по шоссе из Волоколамска на Рузу, взорвала мост у Сановищ. Это вынудило саперные части 4-й танковой армии противника оборудовать объезд и восстановить мост, на что понадобилось более суток#475{475}.

Весьма смелый налет "а ст. Снежетьская, охранявшуюся гарнизоном противника, совершил 14 декабря 1941 г. Брянский городской партизанский отряд под командованием секретаря горкома партии Д. Е. Кравцова. В ходе боя партизаны разрушили служебные здания, взорвали мост и полотно, уничтожив при этом нескольких гитлеровцев#476{476}. В этом бою геройски погиб командир отряда Д. Е. Кравцов#477{477}. В тот же день волоколамские партизаны получили сведения, что по дороге Лотошино - Высоковск должны пройти автоцистерны с горючим для заправки боевых и транспортных машин 3-й танковой армии. Группе И. Н. Кузина была поставлена задача задержать эту колонну. Партизаны заминировали шоссе. Колонна цистерн и автомашин появилась ночью. Сразу же на минах подорвались три большегрузные цистерны с горючим. Перепуганные гитлеровцы открыли беспорядочный огонь. К месту взрыва спешили грузовики с живой силой, которые тоже начали один за другим подрываться на расставленных минах#478{478}.

В середине декабря 1941 г. противник усилил переброску своих войск по Волоколамскому шоссе. Чтобы задержать ее, партизаны Волоколамского района взорвали мост через р. Сестра. На его восстановление противнику потребовалось больше суток. На дороге образовалось огромное скопление автомашин, о чем партизаны сообщили в штаб Западного фронта. По его распоряжению сюда сразу же вылетели фронтовые бомбардировщики#479{479}.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что зимой 1941-42 г. партизаны делали все от них зависящее, чтобы срывать [394] перевозки врага и этим содействовать наступавшим советским войскам.

Боевые действия советских партизан зимой 1941-42 г. отличались организованностью, смелостью, выдержкой. Вот несколько примеров. В начале декабря 1941 г. партизанские отряды Жуковского района под командованием товарищей Куликова и Воробьева разработали план внезапного нападения на вражеский аэродром возле ст. Олсуфьево. Сложность его выполнения заключалась в том, что на пути находилась полицейская комендатура. Но это не остановило партизан. 14 декабря они атаковали комендатуру, уничтожив 10 полицейских, а затем совершили налет и на охрану аэродрома, которая разбежалась. Гитлеровские летчики бросились к самолетам, чтобы подняться в воздух. Из-за сильного мороза моторы многих самолетов не запускались. Только четырем машинам удалось подняться в воздух, а 17 (13 транспортных и 4 боевые) оказались выведенными из строя#480{480}. Ночью 17 декабря 1941 г. группа под командованием Сазанова совершила внезапное нападение на противника в дер. Кожино, Звенигородского района. В результате налета партизаны уничтожили около 100 оккупантов, захватили 6 противотанковых орудий, 3 миномета, 19 пулеметов и 4 автомашины#481{481}.

Особо следует отметить разведывательную деятельность советских патриотов в тылу вражеских войск. Разведка противника являлась одной из важных задач, которую решали партизаны на оккупированной территории СССР. Она велась как в интересах действующей армии, так и в интересах собственной боевой работы партизан. Тщательная разведка объектов противника и бдительность - обязательные условия успеха действий партизан в целом и каждой партизанской операции в отдельности. Для разведки использовались самые разнообразные способы и средства. Ее вели и партизаны, и все другие советские патриоты, находившиеся на оккупированной территории СССР, как специально подготовленные, так и помогавшие им многие сотни тысяч советских граждан независимо от возраста, пола и профессии.

Большую помощь партизанам в ведении разведки оказывали подпольные комсомольские организации. С большим мастерством ее вели Кузьма Латышев, Алексей Жильцов, Константин Дмитриев из Ржевской подпольной комсомольской организации, которую возглавлял С. А. Телешев#482{482}; члены подпольной комсомольской организации селения Людиново, Орловской области, во главе с А. С. Шумовцовым#483{483}; члены Обольской подпольной комсомольской организации (БССР) Е. С. Зенькова, 3. М. Портнова и другие#484{484}. [395]

Многие и многие советские патриоты сообщали партизанам сведения о противнике, сигнализировали об опасности, оказывали им помощь продовольствием, распространяли среди населения листовки, газеты. Так, секретарь Осташевского райкома комсомола Прохорова, проживая нелегально в расположении вражеских войск, собирала и регулярно сообщала партизанам важные сведения о противнике. Через доверенных людей она дважды предупреждала отряд о готовившихся карательных экспедициях. Узнав, что у партизан нет хлеба, Прохорова с риском для жизни добыла на мельнице муку и снабдила ею три отряда. Вместе с комсомолкой Зайцевой она распространяла через доверенных людей листовки и газеты, которые доставлялись ей партизанами из нелегальных типографий и из советского тыла#485{485}. Колхозная семья Благовых (мать и две дочери) из дер. Катериновка, Клинского района, доставляла партизанам ценные сведения о расположении частей претивника.

В Осташевском партизанском отряде прекрасными разведчиками были Е. Е. Шумова и ее сын - 17-летний Анатолий. Под видом разыскивания своих родственников и под другими предлогами они проникали в расположение противника, узнавали о передвижении его войск по проселочным дорогам, о местах размещения штабов, о количестве охраны, расположении огневых точек и сообщали об этом в партизанский отряд. Юный разведчик Толя Шумов погиб смертью героя при выполнении боевого задания.

Отвагой и умением прославилась разведчица из наро-фоминского отряда Савушкина. Она много раз переходила линию фронта, доставляя в штабы войск Красной Армии разведывательные данные о противнике#486{486}.

Советские партизаны-разведчики показали образцы выносливости, храбрости, находчивости и преданности своей любимой Родине. При выполнении разведывательных заданий в случае неудачи они погибали героями, оставаясь до последнего удара сердца верными сынами и дочерьми своей Отчизны.

***

Во время битвы под Москвой, действуя в обстановке необычайных трудностей не только борьбы, но и условий жизни на временно оккупированной территории СССР, партизаны стремились нанести врагу максимальный урон в живой силе, боевой технике и различных средствах материального обеспечения. Они наводили страх на врага, срывали многие мероприятия оккупационных властей. По далеко не полным данным, за время битвы под Москвой партизаны Калининской, Смоленской, Московской, Тульской, Орловской [396] и Курской#487{487} областей уничтожили свыше 2 тыс. автомашин, около 150 танков и бронемашин, 52 самолета, 122 различных вражеских склада и почти 2 тыс. повозок. За это время на сообщениях группы армий "Центр" советские партизаны взорвали и сожгли более тысячи мостов (в том числе 29 железнодорожных) и пустили под откос более 50 вражеских эшелонов.

Значительная роль принадлежала партизанам в сборе разведывательных данных. Они спасли много тысяч советских людей от немецко-фашистского плена.

Осенью и в лютую стужу зимой 1941-42 г., ночью и днем, нередко голодные и плохо вооруженные, но сильные боевым духом и полные ненависти к врагу, партизаны одерживали победы. Огнем горела советская земля под ногами фашистов. "Мы вместе с пулями посылаем в сердце врага свою ненависть", "Я сам хочу стать пулей, чтобы впиться в сердце врага", "Во имя Родины мы не пощадим себя" - так говорили партизаны. И это была их священная заповедь. Ничто не вызывало такого страха у врага в его тылу, как внезапный крик: "Партизаны!" Английский генерал Диксон и доктор Гейльбрунн вынуждены были признать, что действия советских партизан имели огромное воздействие на немецко-фашистские войска. Они пишут: "...Каждому виду советского оружия немцы могли противопоставить такое же или лучшее оружие. Но они были почти бессильны в борьбе против партизан"#488{488}.

Вооруженная борьба партизан против вражеских войск имела не только военное, но и политическое значение. Обеспечивая деятельность подпольных партийных организаций и помогая им в проведении организационно-массовой работы на местах, они поддерживали и усиливали в советском народе ненависть к врагу и веру в неизбежную победу советских войск над фашистскими захватчиками. Своими действиями они поднимали массы на борьбу с врагом и являлись воплощением воли партии и Советской власти в тылу врага.

Советское правительство высоко оценило боевые заслуги советских партизан в битве под Москвой, наградив несколько тысяч человек орденами и медалями Советского Союза. Ряд партизан, особо отличившихся в борьбе с врагом, был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Только по Московской области в то время было награждено 463 партизана#489{489}, а по Калининской области Указами Президиума Верховного Совета СССР от 16 февраля и 6 марта 1942 г., а также приказами военных советов объединений было награждено 186 человек#490{490}. [397]

Как уже отмечалось, в битве под Москвой партизанское движение продолжало переживать период своего становления, период поисков наиболее правильных форм и способов борьбы, совершенствования организационной структуры и руководства партизанских формирований. Тогда в тылу группы армий "Центр" действовали различные боевые группы, отряды. Позднее это были уже и объединенные отряды. Но они еще не имели единого центра руководства. Областные же организации в обстановке неустойчивого положения на фронте и частых перемещений хотя и устанавливали связь со своими отрядами и группами, но затем вновь теряли ее. Поэтому нередко приходилось наугад посылать представителей разыскивать отряды, находившиеся в том или ином районе.

Отсутствие надежной связи руководящих органов с партизанскими формированиями, как это было в некоторых районах Калининской, Курской областей, в Белоруссии и т. д., иногда приводило к пассивности отдельных отрядов.

С точки зрения организационных форм партизанской борьбы период битвы под Москвой показал, что в это время наряду с самостоятельными действиями отдельных партизанских формирований, а также действиями их совместно с соединениями Красной Армии (Смоленская область - с 4-м воздушнодесантным корпусом и группой генерала Белова) происходило объединение небольших отрядов под единым командованием с целью координирования усилий по удержанию и расширению занимаемой территории. Три партизанских района (края) в это время образовалось в Смоленской области, четыре - в Орловской#491{491} и Курской областях. Партизанские районы стали появляться в лесах восточной части Белоруссии. В них начали восстанавливаться местные органы Советской власти, возобновляли работу школы, больницы, колхозы. В это же время зародились новые формы организации партизанских действий, имевшие "рейдовый" характер. Так, отряды С. А. Ковпака, И. Ф. Боровика, Н. И. Воронцова, А. А. Погорелова и других прошли с боями значительные расстояния по оккупированной врагом территории.

Совместно с отрядами А. Д. Бондаренко, В. И. Кошелева, М. И. Дуки, Т. Ф. Покровского, И. А. Гудзенко, А. Н. Сабурова, Ф. Е. Стрельца, А. Ф. Федорова и других они внесли свой вклад в образование партизанского края в Брянских лесах.

О том, насколько действенной была партизанская борьба осенью 1941 и зимой 1941-42 г. и какое воздействие она оказывала на врага, можно судить хотя бы по высказыванию Фуллера. "В России, - писал он, - партизаны, число которых все время возрастало, вселяли ужас в сердца немецких солдат, разбросанных вдоль [398] бесконечной линии сообщений. На огромных пространствах, через которые проходили коммуникации, партизанские отряды играли такую же роль, как и стаи подводных лодок в Атлантическом океане"#492{492}.

Партизаны успешно воздействовали не только на сообщения врага, но и на самые различные его объекты. Именно в этот период многие партизанские формирования, боровшиеся в тылу противника, показали образцы умения и беспримерного героизма, на которых учились сотни других партизанских отрядов в последующие годы войны.


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2010