TopList

ВВЕДЕНИЕ | КНИГА ПЕРВАЯ | КНИГА ВТОРАЯ | КНИГА ТРЕТЬЯ


Генеральный Штаб Красной армии Военно-исторический отдел 1943 РАЗГРОМ НЕМЕЦКИХ ВОЙСК ПОД МОСКВОЙ Б.М.Шапошников

Генеральный Штаб Красной армии
Военно-исторический отдел

СЕКРЕТНО
Экз. № ####

РАЗГРОМ НЕМЕЦКИХ ВОЙСК ПОД МОСКВОЙ
Книга вторая
под общей редакцией маршала Б.М.Шапошникова

(Московская операция Западного фронта 18 ноября 1941 г. - 31 января 1942 г.)
Военное издательство НКО Союза ССР 1943 год

ЧАСТЬ IV

Контрнаступление красной армии на Западном фронте и разгром немецко-фашистских войск под Москвой
(с 6 по 24 декабря 1941 года)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ИЗМЕНЕНИЯ В ОПЕРАТИВНО-СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКЕ В ХОДЕ БОРЬБЫ КРАСНОЙ АРМИИ НА ПОДСТУПАХ К МОСКВЕ. ПЕРЕХОД КРАСНОЙ АРМИИ В КОНТР-НАСТУПЛЕНИЕ И НАЧАЛО РАЗГРОМА НЕМЕЦКИХ ВОЙСК

В первых числах декабря сражение на подступах к Москве вступило в свою решающую фазу. Немецко-фашистское командование, несмотря на большие потери и отсутствие резервов, пыталось любой ценой прорваться к советской столице и захватить ее во что бы то ни стало до наступления сильных холодов. Во многих немецких дивизиях в связи с непрерывными двадцатидневными боями осталось не более 50-60% штатного состава. Но фашистское командование упрямо гнало свои войска все вперед и вперед, по-видимому не зная о сосредоточении крупных резервов Красной Армии под Москвой или недооценивая их роли. «Значительных резервов около Москвы в данное время ожидать не приходится»,— сообщалось в одной из сводок 4-й немецкой армии во второй половине ноября.

Но сопротивление Красной Армии нарастало. Ожесточенные бои с переменным успехом шли на севере — на клинском, солнечногорском, истринском и звенигородском направлениях.

Немецкие войска при подходе, к рубежу Дмитров, Яхрома, Красная Поляна получили неожиданный удар со стороны новых армий — 1-й и 20-й, закончивших к этому времени свое сосредоточение.

4 декабря наши резервные армии правого крыла, ломая упорное сопротивление врага, постепенно развертывали контрудар на дмитровском и солнечногорском направлениях. Противник на ряде участков вынужден был перейти к обороне. В следующие дни к наступлению 1-й и 20-й армий присоединились соседние армии — 30-я и 16-я.

На юге немцы пытались осуществить охватывающий маневр севернее и северо-восточнее Тулы. Наши войска успешно противодействовали прорыву 2-й танковой армии в оперативную глубину и охвату нашего левого фланга и вскоре сами стали зажимать немцев в тиски между прочно державшейся Тулой и наступавшей со стороны Рязани 10-й армией (переданной из резерва Верховного Главнокомандования). С севера, от Каширы, преграждая прямые пути на Москву, развивал свой контрудар 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

Вступление в действие в решающий момент фронтового сражения трех новых армий из резерва Верховного Главнокомандования обеспечило необходимый перевес в силах Красной Армии. Оно создало условия для перехода в решительное контрнаступление на обоих крыльях. Участие в борьбе средств Московской зоны обороны и Верховного Главнокомандования (авиация, ПВО и др.) увеличивало силы Западного фронта. Преимущество в оперативном положении также оказалось к этому времени на стороне Красной Армии. Немецкие клинья не смогли пробить бреши в нашем фронте, но лишь глубоко вдавили его. Теперь они вынуждены были на севере распространить свои усилия по обширной дуге Фронта, идущей от Московского моря на Дмитров и далее к Звенигороду.

На юге противнику не только не удалось захватить Тулу, но он вынужден был под натиском наших войск разбросать свои дивизии в различных направлениях. Выгоды общего превосходства в силах и охватывающего положения на обоих крыльях перешли к Красной Армии. И в боях, которые велись в первых числах декабря на покрытых снегом полях и в лесах Подмосковья, инициатива действий все более и более склонялась на сторону Красной Армии. Немцы приблизились к Москве на 25км с северо-запада, но на этом их наступательные возможности были исчерпаны.

Не имея более ни свободных оперативных резервов, ни превосходства в силах, утратив благоприятное оперативное положение, немецкие войска на отдельных участках фронта перешли к обороне, а затем, под натиском наших войск, начали частичный отход на Клин и Солнечногорск. На юге, после первых боев на каширском направлении с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом и в связи с обозначившимся наступлением 10-й армии, немцы также перешли к обороне и вскоре, ведя сдерживающие бои, стали отступать на Сталиногорск.

Таким образом, почти одновременно происходили: начало наступления нашего правого крыла, контрудар 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, активизация нашего левого крыла с вводом в действие 10-й армии, ликвидация попыток немцев осуществить прорыв севернее Тулы (в районе Лаптево, Ревякино) и на наро-фоминском направлении. У немецкого командования на обширном фронте сразу оказался ряд направлении и участков, требующих немедленного привлечения значительных резервов для парирования наших контрударов. Но необходимых резервов для этого у немцев не было. Основные силы были вытянуты в линию, рокировка их вдоль фронта была затруднена и требовала времени, а подброска частных подкреплений не смогла спасти общего положения. Войска, действовавшие на отдельных направлениях и попавшие в затруднительное положение, оказались изолированными и предоставленными самим себе.

К 6 декабря взаимное положение сторон и соотношение сил были следующими (см. таблицу соотношения сил).

Армии правого крыла (30, 1, 20, 16-я) вели наступательные бои против 3-й и 4-й танковых групп генералов Гота и Гепнера, усиленных пехотными дивизиями. В центре, на фронте 5, 33 и 43-й армий, шли оборонительные бои с 9, 7, 20 и 12-м армейскими корпусами немцев; наши войска занимали и восстанавливали на отдельных участках ранее оставленные рубежи обороны. На левом крыле 49-я, 50-я армии, 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 10-я армия вели бои с войсками 13-го, 43-го армейских корпусов и 2-й бронетанковой армией генерала Гудериана, противодействуя их попыткам окружить Тулу и нанося немцам контрудары с разных направлений.

Начертание линии фронта, особенно на крыльях, приняло изломанное и причудливое выражение. Общее протяжение всей линии фронта составляло около 600 км, а с учетом многочисленных мелких изгибов и изломов доходило до 700 км, т.е. приближалось к протяжению линии всего англо-французского фронта в Первую мировую войну.

Всего на Западном фронте Красной Армии было развернуто 57 стрелковых и моторизованных дивизий, 7 танковых дивизий и 15 кавалерийских дивизий. Боевой состав этих войск исчислялся около 380 000 бойцов, 1935 полевых орудий, 550 танков, 750 самолетов.

Противостоящие неприятельские силы определялись в 30-33 пехотных дивизии, 4-5 моторизованных дивизий, 13 танковых дивизий. Боевой состав их приближенно составлял 240 000 солдат, 1700 полевых орудий, 900 танков, 600 самолетов.

Таким образом, войска Западного фронта имели общее полуторное превосходство над противником в количестве бойцов (в живой силе), почти равенство в артиллерии, уступали в количестве танков и несколько превосходили в количестве самолетов.

Плотность фронта была неравномерной. Наиболее плотная группировка войск создалась на правом крыле, где мы имели в целом сплошной оперативный фронт. Наибольшая плотность была на участке нашей 16-й армии: одна стрелковая дивизия на 3 км и около 20 орудий и 20 минометов на 1 км. У немцев здесь приходилась одна дивизия на 5 км, 12 орудий и 10-15 минометов на 1 км. На левом крыле сплошного оперативного фронта не было, войска действовали по отдельным направлениям. Наименьшая плотность была на фронте нашей 50-й армии, где одна стрелковая дивизия приходилась на 17 км.

6 декабря, согласно указаниям Верховного Главнокомандующего, войска Западного фронта, по решению его командующего генерала армии Жукова, перешли в контрнаступление против фланговых ударных группировок немцев. Армии нашего правого крыла должны были осуществлять наступление к району Клин, Истринское водохранилище, в целях разгрома находящегося здесь противника, захлестывая его с севера. На юге наша 50-я армия, 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 10-я армия наступали по сходящимся направлениям на 2-ю танковую армию Гудериана восточнее Тулы, стремясь также окружить и разгромить ее. Боевые действия развернулись успешно.

В директиве Военного Совета Западного фронта от 9 декабря № 086/оп было указано:

«Основная задача войск Западного фронта заключается в том, чтобы как можно быстрее разбить фланговые группировки противника, захватить его технические средства, транспорт, вооружение и, стремительно продвигаясь вперед в охват его фланговых группировок, окончательно окружить и уничтожить все армии противника, противостоящие нашему Западному фронту».

В происшедших боях сопротивление врага было сломлено, и он стал отходить, бросая вооружение, сжигая машины, устилая трупами людей и лошадей пути отступления.

12 декабря Военный Совет Западного фронта доносил товарищу Сталину:

«06.12.41 войска фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в решительное контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери.

После перехода в наступление с 6 по 10.12 частями наших войск заняты и освобождены от немцев свыше 400 населенных пунктов. С 6 по 10.12 захвачено: танков — 386, автомашин — 4317, мотоциклов — 704, орудий — 305, минометов — 101, пулеметов — 515, автоматов — 546. За этот же срок нашими войсками уничтожено, не считая действий авиации: танков — 271, автомашин — 565, орудий — 92, минометов — 119, пулеметов — 134. Захвачено огромное количество другого вооружения и боеприпасов, обмундирования и разное имущество. Немцы потеряли на поле боя за эти дни 30 000 убитыми».

Дальнейшая цель действий Западного фронта (во взаимодействии с Калининским фронтом) заключалась в окружении и разгроме оставшихся сил немцев, противостоявших Западному фронту (гжатско-вяземская и юхновская группировки противника). Оперативный замысел командования Красной Армии (отраженный в директивах Западного фронта в период с 13 по 24 декабря) предусматривал быстрое выдвижение обоих крыльев: правого — на рубеж Зубцов (на реке Волге), Гжатск, и левого — Полотняный Завод, Козельск, при нахождении центра уступом назад, примерно на линии Можайск, Малоярославец. Таким образом, намечалось создать положение, при котором выдвинутые вперед крылья благоприятствовали бы окружению главных сил центральной группировки немцев.

В течение первых двух недель (с 6 по 19 декабря) наступление армий Западного фронта развертывалось следующим образом:

1) правое крыло (1, 20, 16-я армии) прошло за это время 90-70 км (средний темп 6-7 км в сутки);
2) центр (33-я, 43-я армии) фактически не продвигался;
3) левое крыло продвигалось неравномерно; его северная часть (49-я армия) имела небольшое продвижение, но на южном (заходящем) фланге темп нашего наступления нарастал — 1-й гвардейский кавалерийский корпус наступал со средней скоростью 8-9 км, а 10-я армия — 12-15 км в сутки, в результате чего было пройдено около 160 км.

Выполнение этих задач армиями Западного фронта, усиленными резервами Верховного Главнокомандования, рассматривается в последующих главах.

В тревожные дни начала декабря, когда Западный фронт вел ожесточенное сражение на обоих своих крыльях, стремясь вырвать инициативу из рук врага, оба соседние фронта — Калининский и Юго-Западный — по указанию Верховного Главнокомандующего также принимали меры для активизации своих флангов, прилегающих к Западному фронту, в целях оказания помощи и облегчения его положения.

Калининский фронт, согласно директиве Ставки от 1 декабря, должен был силами пяти-шести дивизий наступать с фронта Калинин, Судимирка (юго-восточнее Калинина 30 км) на юг для выдвижения на рубеж Мику-лино-Городище, Тургиново и далее с целью выхода в тыл клинской группировке немцев. Разграничительная линия между Калининским и Западным фронтами: Калязин, Судимирка, Тургиново (все включительно Западному фронту).

Во исполнение этой директивы Калининский фронт в течение 2, 3 и 4 декабря проводил подготовку к наступлению на своем левом крыле выполнял перегруппировку войск, сосредоточивая на участке предстоящего наступления пять наиболее боеспособных дивизий, а на прочем фронте, тянувшемся от Калинина на запад в общем направлении на Селижарово, укреплял свою оборону.

5 декабря войска Калининского фронта форсировали Волгу и в результате боя захватили плацдарм юго-восточнее Калинина (в районе Эммаус, Семеновское) протяжением 5-6 км по фронту и около 3 км в глубину. Немцы подвели ближайшие резервы и 6 декабря контратаковали. Наши войска в Калининском районе отражали контратаки противника, а в последующие дни преодолевали сопротивление врага и продвигались на правом берегу реки Волга южнее и юго-восточнее города.

На правом крыле фронта и в центре наши войска занимали прежние рубежи.

Дальнейшие события развертывались постепенно. 14 декабря наши войска вели частные наступательные бои на правом крыле, а на левом продолжали успешно развивать наступление против калининской группировки, стремясь окружить ее. 16 декабря войска левого крыла Калининского фронта, нанеся поражение группировке войск 9-й немецкой армии, овладели городом Калинином. Левый фланг вышел к северо-западному берегу Московского моря.

К этому времени, в связи с общим переломом обстановки под Москвой в нашу пользу и определившимся отступлением немецких войск, Ставка считала, что задача правого крыла Западного фронта может быть выполнена и без участия правофланговой 30-й армии. Поэтому 30-я армия с 12 часов 16 декабря была передана в состав Калининского фронта. Новая граница между фронтами прошла по линии: Рогачево, станция Решетниково, Котляково, Бол. Лединки, Покровское (все включительно для Калининского фронта).

30-я армия должна была, наступая на запад и северо-запад, левым крылом овладеть районом Старица, а правым крылом стать на путях отхода калининской группировки противника.

Юго-Западный фронт вел в первых числах декабря на своем правом крыле упорные бои на елецком направлении. 6 декабря правое крыло фронта успешно проводило контрудар по немецкой группировке, захватившей город Елец. Линия фронта шла от Куркино на Ефремов и Елец (оба пункта оставались на стороне противника) и далее к югу. Разграничительная линия между фронтами проходила: Ряжск, Малевка, Белев, Дятьково (все включительно Западному фронту). 9 декабря наши войска, развивая контрнаступление на елецком направлении, нанесли поражение двум немецким дивизиям и заняли город Елец.

В последующем правое крыло Юго-Западного фронта преследовало разбитые части противника в направлении на Верховье и Ливны. Севернее развернулись наши наступательные бои на ефремовском направлении, где мы продвигались вперед. К 16 декабря линия фронта на правом крыле проходила от Волово на юг, затем в 8 км западнее Ефремова и далее шла на Ливны. Дальнейшее наше продвижение вперед в декабре удалось осуществить главным образом на правом фланге, в направлении на Чернь, в связи с успешным наступлением левого крыла Западного фронта. Таким образом, Юго-Западный фронт, в соответствии с общим ходом событий, также продвигал свое правое крыло на запад, но все же несколько отставал и находился на уступе по отношению к левому флангу Западного фронта.

ГЛАВА ВТОРАЯ

НАСТУПЛЕНИЕ ПРАВОГО КРЫЛА ЗАПАДНОГО ФРОНТА И РАЗГРОМ КЛИНСКО-РОГАЧЕВСКОЙ ГРУППИРОВКИ ПРОТИВНИКА. БОИ В РАЙОНЕ ИСТРИНСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА, ВЫХОД ВОЙСК КРАСНОЙ АРМИИ НА РУБЕЖ РЕК ЛАМА И РУЗА

Обстановка на правом крыле Западного фронта

Войска правого крыла Западного фронта в начале декабря занимали оборонительные позиции на ближних подступах к Москве. Правофланговая 30-я армия оборонялась на рубеже Волга, северная часть Московского моря, северо-восточнее Рогачева — фронтом на юго-запад. В соответствии с приказом Верховного Главнокомандующего 1-я ударная и 20-я армии заняли рубеж: восточный берег канала Москва — Волга, Дмитров, Яхрома, Игнатово, южнее Красной Поляны и далее на запад; 16-я армия оборонялась на линии Крюково, Дедовск и южнее.

С выходом противника на линию канал Москва — Волга, Красная Поляна, Крюково, Рождествено создавалась непосредственная угроза столице и возможность обхода Москвы с севера и северо-востока.

Невзирая на потери в живой силе и технике, германское командование упорно стремилось выполнить приказ Гитлера «во что бы то ни стало взять Москву до наступления зимы».

Однако наступавшие войска левого крыла противника еще до подхода к Москве ввели в бой и израсходовали свои наличные резервы, поэтому в решающий момент операции немецкое командование не имело сил и средств для нанесения последнего удара.

В то же время противник по мере приближения к Москве стал ощущать нарастание наших сил. Это нарастание происходило за счет ввода двух вновь сформированных армий (1-й ударной и 20-й) и усиления 30-й и 16-й армий новыми соединениями и частями.

Мероприятия, проведенные Верховным Главнокомандованием, сыграли огромную роль в нанесении мощного контрудара по зарвавшемуся врагу.

Положение сторон и соотношение сил

К моменту перехода в контрнаступление группировка сил обеих сторон была следующей:

30-я армия занимала рубеж обороны на фронте 80 км, заканчивала перегруппировку и сосредоточение новых резервных соединений. Для усиления 30-й армии в период с 2 по 5 декабря прибыли по распоряжению Ставки три стрелковые дивизии — 348-я, 371-я, 379-я. Большая часть сил (2/3) сосредоточивалась в центре и на левом фланге — на фронте в 40-45 км. Немцы против нашей 30-й армии имели части, расположенные почти равномерно на всем фронте; с 30 ноября они перешли к обороне, укрепляя занимаемый рубеж.

1-я ударная и 20-я армии с 1 по 3 декабря вели наступление большей частью своих сил на фронте 50-60 км. Основные усилия сосредоточивались на правом фланге армий. Противник на всем фронте упорно оборонялся, местами же переходил в контратаки, имея главные группировки войск в районах Яхрома, Красная Поляна.

16-я армия вела упорные оборонительные бои на всем фронте, имея главную группировку сил на правом фланге и в центре. Противник пытался наступать на ряде участков, особенно в районе Крюково.

Решение командующего Западным фронтом на контрнаступление

Когда обстановка стала резко меняться в нашу пользу, немцы рассчитывали удержаться на достигнутом в процессе наступления рубеже, улучшить свои позиции и держать Москву под непосредственной угрозой. Однако под мощными ударами наших наступающих частей противник вынужден был в беспорядке отходить, бросая технику и вооружение, немецкое командование пыталось задержать свои разбитые войска на линии: Терехово, Клин, Истринское водохранилище, город Истра, река Нара, а затем на рубеже рек Ламы и Рузы.

В соответствии со сложившейся обстановкой командующий Западным фронтом принял решение на контрнаступление и поставил задачи армиям правого крыла:

а) 30-й армии (директива от 3 декабря № 7387) — во взаимодействии с 1-й ударной армией с утра 5 декабря перейти в решительное наступление. Главный удар наносить, охватывая Клин с севера, в направлении Борщево, Клин. Вспомогательные удары наносить на Ново-Завидовский и на Рогачево; в течение 3-4 декабря подготовить операцию; справа наступает Калининский фронт, слева с 3 декабря наступает 1-я ударная армия для овладения Федоровкой.
б) 1 -й ударной армии с утра 3 декабря перейти в решительное наступление, имея ближайшей задачей овладеть районом Ольгово и выйти на фронт Яхрома, Ольгово, Свистуха; в дальнейшем овладеть Федоровкой и наступать на южную окраину Клина; слева наступает 20-я армия с задачей овладения Красной Поляной.
в) 20-й армии во взаимодействии с 16-й армией закончить ликвидацию краснополянской группировки противника в течение 7 декабря и выйти на рубеж совхоз Озерецкий (3 км севернее Красной Поляны), Мышецкое, где произвести перегруппировку для дальнейшего наступления на Солнечногорск. Слева частью сил наступает 16-я армия.
г) 16-й армии с 7 декабря своим правым флангом и центром во взаимодействии с 20-й армией перейти в наступление с задачей овладеть районом Льялово, Крюково, имея дальнейшей задачей с утра 8 декабря перейти в наступление по всему фронту. Слева обороняется 5-я армия.

Таким образом, командование фронтом ставило армиям правого крыла ближайшей задачей нанесение мощного удара главной немецкой группировке, действуя по сходящимся направлениям с целью перерезать коммуникации противника, окружить его и разгромить.

Переход в контрнаступление армий правого крыла фронта

На северном фланге немецкие войска занимали оборонительное положение. К 6 декабря 129-я и 86-я пехотные дивизии производили оборонительные работы на рубеже Ново-Семеновское, Слобода, Терехово; 36-я моторизованная дивизия и бригада СС закреплялись в районах Завидово, Рогачево; 14-я моторизованная и 7-я танковая дивизии вели бои западнее Дмитров, Яхрома; 23-я пехотная и 6-я танковая дивизии — в районе юго-восточнее Федоровки, 106-я пехотная, 1-я и 2-я танковые дивизии действовали на участке Белый Раст, Красная Поляна, Клушино; 35-я пехотная, 11-я и 5-я танковые дивизии вели бои на рубеже Крюково; дивизия СС, 10-я танковая дивизия совместно с частями 252-й пехотной дивизии группировались на истринском направлении.

С 4 декабря на отдельных участках, а с 5 декабря на большей части фронта немцы вынуждены были перейти к оборонительным боям (от Ново-Семеновского до Крюково включительно).

Многие из дивизий противника в двадцатидневных ожесточенных боях на подступах к Москве понесли большие потери (от 50 до 60%). По ряду документов и из показаний пленных было установлено, что во многих ротах осталось от 30 до 60 человек (из 100-120). В 240-м пехотном полку 106-й пехотной дивизии осталось всего 600 человек; в 35-й пехотной дивизии в ротах полков осталось по 50-60 человек; 6-я танковая дивизия во время ноябрьских и декабрьских боев потеряла почти все свои танки, причем танковые роты насчитывали по 30-35 человек, а в полках оставалось по 600-700 человек.

Выполняя приказ командования Западного фронта, 30-я, 1-я и 20-я армии с утра 6 декабря перешли в наступление, преодолевая упорное сопротивление противника.

30-я армия генерала Лелюшенко (46-я кавалерийская, 107-я моторизованная, 185, 365, 371 -я стрелковые дивизии, 8-я и 21 -я танковые бригады, 379-я и 348-я стрелковые, 18, 24 и 82-я кавалерийские дивизии), наступая на всем фронте, основные усилия сосредоточивала в центре и на своем левом фланге, нанося главный удар на Клин (365-я стрелковая дивизия и 8-я танковая бригада, 371-я стрелковая дивизия и 21-я танковая бригада) и вспомогательный удар (348-я стрелковая, 18-я и 24-я кавалерийские дивизии) на Рогачево. К исходу дня, преодолевая упорное сопротивление противника, войска овладели районом Борщева, заняли ряд населенных пунктов и развивали дальнейшее наступление на Бирево, Слобода (12-15 км севернее Клина).

1-я ударная армия генерала Кузнецова большей частью сил (29, 50, 44, 56, 71 и 55-я стрелковые бригады, 133-я и 126-я стрелковые дивизии) вела ожесточенные бои, преодолевая упорное сопротивление противника, и к исходу 6 декабря овладела Подолином, Починками, восточной частью Яхромы, Ковшином; основные усилия части армии сосредоточивали на правом фланге и в центре в районе Яхромы. Бои за населенные пункты на правом фланге армии и в районе Яхромы приняли весьма ожесточенный характер. В то же время немцы активизировали свои действия против левого фланга армии.

20-я армия большей частью своих сил (64-я, 35-я стрелковые бригады, 331-я и 352-я стрелковые дивизии) вела в течение дня ожесточенный бой за овладение Красной Поляной, где противник оказывал упорное сопротивление, переходя на отдельных направлениях в контратаки. Одновременно противник производил окопные работы с устройством заграждений в районе Белый Раст. Основные усилия 20-й армии сосредоточивались в направлении Красная Поляна, юго-восточной окраины которой части 331-й стрелковой дивизии, 28-й стрелковой и двух танковых бригад достигли к исходу 6 декабря, где и вели ожесточенный бой.

Войска 16-й армии генерала Рокоссовского 6 декабря продолжали выполнять оборонительные работы на занимаемом рубеже, готовились к наступлению и вели энергичную разведку противника; противник особой активности не проявлял и закреплялся в захваченных пунктах.

Таким образом, в течение 6 декабря армии правого крыла вели наступление на 120-км фронте, нанося удары 30-й, 1-й ударной и 20-й армиями в направлениях на Клин, Федоровка, Красная Поляна, Солнечногорск. Противник, оказывая на ряде участков фронта упорное сопротивление, начал частичный отход перед 30-й и 1-й ударной армиями.

Развитие наступления правого крыла до линии Клин—Истринское водохранилище с 7 по 11 декабря

7 декабря наступление продолжалось. На правом фланге под ударами войск 30-й армии 86-я пехотная и 36-я моторизованная дивизии противника начали медленный отход в юго-западном направлении. Против левого фланга 30-й армии и перед фронтом 1-й ударной армии части 7-й, 6-й и 1-й танковых, 14-й моторизованной и 23-й пехотной дивизий вели упорные бои с нашими наступавшими частями, особенно на линии Дмитров, Яхрома, переходя местами в контратаки. На солнечногорском направлении противник вел особенно напряженные бои с войсками 20-й армии за удержание района Белый Раст, Красная Поляна; на истринском направлении немцы упорно оборонялись на линии Крюково, Рождествено против 16-й армии; 252-я и 87-я пехотные дивизии удерживали Аносино, Ершово (4 км севернее Звенигорода) перед правым крылом 5-й армии.

Учитывая угрозу со стороны 30-й армии, противник создал в ряде пунктов узлы сопротивления с ДЗОТ. Такие укрепления были обнаружены у Вараксена (северо-восточнее Ново-Завидовского), Архангельского, Елдина, Шетакова, Захарова, Слободы и особенно у Рогачева. К северу от Клина и в районе Рогачево действовали значительные авиационные силы немцев. Так, противодействуя наступлению 365-й стрелковой дивизии и 8-й танковой бригады на Захарово и Бортниково, группы, состоявшие из 6-18 неприятельских самолетов, бомбили и штурмовали наши войска.

30-я армия в течение 7 декабря наступала 365-й и 371 -й стрелковыми дивизиями при поддержке 8-й и 21-й танковых бригад в общем направлении на Клин, а 348-я стрелковая, 18-я и 24-я кавалерийские дивизии — на Рогачево.

К 6 часам 8 декабря части армии овладели рядом населенных пунктов. Выход 365-й стрелковой дивизии с 8-й танковой бригадой в район Бирево создал непосредственную угрозу для района Ямуги, а овладение 371-й стрелковой дивизией и 21-й танковой бригадой Соковом, Мужевом, западнее и юго-западнее Слободы, и дальнейшее наступление в юго-западном направлении давали возможность перерезать Ленинградское шоссе северо-западнее Клина и дорогу Клин—Рогачево. Это обстоятельство благоприятно отразилось на ходе наступательной операции 30-й армии.

В течение 7 декабря и первой половины дня 8 декабря противник отчаянно защищал Рогачевский узел обороны, поддерживая авиацией свои наземные войска. 1-я ударная армия во взаимодействии с 30-й и 20-й армиями продолжала развивать наступление: правым флангом в северозападном направлении, а центром — в западном направлении на Федоровку (20 км юго-западнее Дмитрова).

Во второй половине дня 8 декабря армия овладела Яхромой, Степа-новом, Жуковом (7 км юго-западнее Яхромы). Немцы оказывали упорное сопротивление, особенно в районе Федоровка, Каменка, Ольгово (северо-восточнее Федоровки), и перегруппировывали свои силы. В течение 7 декабря разведкой было установлено движение автомашин с войсками по Рогачевскому шоссе.

Командующий 20-й армией приказом № 05/оп поставил армии такие задачи:

1) во взаимодействии с частями 16-й армии в течение 7 декабря закончить ликвидацию краснополянской группы противника, выйти на рубеж совхоз Озерецкий, Мышецкое (4 км юго-западнее Озерецкого) и произвести перегруппировку для последующего ведения наступательной операции;
2) правому флангу армии (64-я стрелковая, 24-я и 31-я танковые бригады) удерживать занимаемый рубеж и не допустить прорыва противника в направлении Черная, Марфино;
3) центру армии (331-я стрелковая дивизия, 134-й танковый батальон, 7-й отдельный гвардейский минометный дивизион, 1-й и 2-й дивизионы 517-го артполка) охватить противника в районе Красная Поляна с севера и юга и совместно с 28-й стрелковой бригадой завершить его окружение и уничтожить; в последующем выйти на рубеж совхоз Озерецкий — высота 196,6;
4) левому крылу (28-я стрелковая бригада, 135-й танковый батальон, 15-й отдельный гвардейский минометный дивизион) обойти Красную Поляну с запада, замкнуть кольцо окружения и совместно с 331-й стрелковой дивизией уничтожить противника в Красной Поляне; в дальнейшем овладеть Мышецким;
5) резерву (35-я стрелковая бригада с бронепоездами № 53 и № 55) ставилась задача оборонять рубеж Сухареве (8 км северо-восточнее Озерецкого), Киево и не допустить прорыва противника на Хлебникове.

352-я стрелковая дивизия должна была сосредоточиться в районе Сухареве, Шолохове, Марфино для развития наступления в западном направлении.

20-я армия с утра 7 декабря наступала, сосредоточивая свои усилия на правом фланге и в центре; сильные бои развернулись за овладение Красной Поляной. К исходу дня 64-я стрелковая бригада овладела Белым Растом, развивая наступление на Никольское. На остальном фронте войска весь день вели упорные бои, причем 331-я стрелковая дивизия с 28-й стрелковой бригадой и 134-м танковым батальоном продолжали вести уличные бои в Красной Поляне.

16-я армия с утра 7 декабря перешла в наступление большей частью своих сил.

Накануне, 6 декабря, генерал Рокоссовский донес командующему фронтом, что во исполнение его приказа войска 16-й армии в 10 часов 7 декабря переходят в наступление с задачами:

«1. Ремизов частью сил наступает из района Дет. Колония, Клушино (сев.-вост. Крюково 8 км) с задачей овладеть Веревское, Жилино, остальными силами удерживает реку Клязьма на участке Шемякина, Клушино, обеспечивая правый фланг армии.
2. 7 гсд наступает с задачей овладеть Льялово и к исходу дня закрепиться на рубеже искл. Клушино, Льялово, искл. Чашниково (юго-западнее Льялово 4 км).
3. 354 сд овладевает Матушкино (западнее Алабушево 3 км) и к исходу дня 7.12 овладевает рубежом Чашниково, Алабушево, искл. Андреевка.
4. 8 гсд с 1 тбр и 17сбр овладевает Крюково, а к исходу дня 7.12 овладевает рубежом Андреевка, Горетовка (зап. и юго-зап. Крюково 4-5 км).
5. 18сд и 9 гсд в течение 7.12 удерживают занимаемые рубежи и готовятся к наступлению 8.12».

В соответствии с этим войска 16-й армии вели в течение 7 декабря напряженные наступательные бои за овладение Клушином, Льяловом, Никольским, Матушкином, Крюковом, Рождественом.

Немцы на всем фронте оказывали упорное сопротивление (особенно в районах Матушкино, Крюково, Каменка, Рождествено), переходя на отдельных участках в контратаки пехотой и танками.

Группа генерала Ремизова (145-я танковая бригада, 282-й стрелковый полк, 523-й пушечный артиллерийский полк) наступала на Влады-чино и после огневого налета по переднему краю противника частью сил переправилась на северный берег реки Клязьмы и вела бой за овладение Владычином.

7-я гвардейская стрелковая дивизия наступала на Льялово, Никольское, но была остановлена огнем обороны.

354-я стрелковая дивизия вела тяжелые наступательные бои за Матушкино, однако успеха не имела.

8-я гвардейская стрелковая дивизия к исходу дня вела уличные бои в Крюково.

18-я стрелковая дивизия действовала в районе Дедово, где находилось до двух пехотных батальонов противника с 12-15 танками.

9-я гвардейская стрелковая дивизия вела тяжелые бои за Рождествено, переходившие в штыковые схватки. Немцы, закрепившись в домах и используя ружейно-пулеметный и минометный огонь по боевым порядкам наступавших подразделений, ожесточенно оборонялись. Дивизия успеха не имела.

Следовательно, первый день наступления не принес существенных успехов 16-й армии.

В итоге боевых действий 6 и 7 декабря армий правого крыла фронта противник начал отходить в западном направлении. Были захвачены пленные и трофеи: 200 автоматов, много винтовок, 46 орудий, 80 пулеметов, 227 автомобилей, 2 мотоцикла, 2 машины с обмундированием, 8 танков, 12 легковых машин и большое количество разного имущества. Уничтожено свыше 5800 солдат и офицеров.

Учитывая создавшуюся обстановку и начавшийся отход немцев, командующий Западным фронтом приказал как можно быстрее разбить фланговые группировки противника, захватить его технические средства, транспорт, вооружение и, стремительно продвигаясь вперед в охват его фланговых группировок, окончательно окружить и уничтожить все армии противника. Вместе с этим командующий фронтом запретил вести фронтальные бои с прикрывающими частями против укрепленных позиций, указав, что против арьергардов и укрепленных позиций надо оставлять небольшие заслоны и стремительно их обходить, выходя как можно глубже на пути отхода противника.

Командующий фронтом приказал сформировать в армиях несколько ударных групп, состоящих из танков, автоматчиков и конницы для того, чтобы бросить их в тыл с задачей уничтожения горючего и артиллерийской тяги.

2-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Доватора был с 7 декабря выведен из 16-й армии и передан в 5-ю армию.

С утра 8 декабря армии правого крыла фронта, преодолевая упорное сопротивление противника, продолжали развивать наступление.

Войска 30-й армии в центре и на своем левом фланге продолжали выполнять поставленную им задачу по овладению Клином и Рогачевом. На правом фланге 107-я мотострелковая дивизия, оттеснив противника и переправившись по льду через Московское море, вышла к северной окраине Безбородова (5 км северо-восточнее Ново-Завидовского), за овладение которым к исходу дня вела ожесточенный бой с правофланговыми частями 86-й пехотной дивизии; 36-я моторизованная дивизия противника вела упорные оборонительные бои против 185-й и 379-й стрелковых и 82-й кавалерийской дивизий на рубеже (искл.) Шетаково (5 км восточнее Ново-Завидовского), Минино, Березино. Немцы на этом рубеже имели укрепленную полосу с ДЗОТ. Во второй половине дня неприятельская авиация бомбила боевые порядки наших частей (185-я и 365-я стрелковые дивизии) в районе Искрино, Первомайск (3-5 км южнее Свердлова) (18 бомбардировщиков) и в районе Борщево (16 бомбардировщиков).

В центре 30-я армия в середине дня достигла значительных успехов; 371 -я стрелковая дивизия с 21 -й танковой бригадой, овладев рядом населенных пунктов, вела упорные бои у Шевелева, Ясенева (5 км северо-восточнее Клина). Выходом в этот район дивизия перехватывала шоссе Клин—Рогачево, отрезая рогачевской группе пути отхода на запад (на Клин), и охватывала Клин с северо-востока.

Учитывая нарастание неблагоприятной обстановки в районе Клина, части противника, оборонявшие Рогачево (14-я моторизованная и 7-я танковая дивизии), прекратили сопротивление и начали отход в юго-западном направлении. В 16 часов 8 декабря Рогачево было с боем занято частями 348-й стрелковой дивизии, а в 16:30 24-я и 18-я кавалерийские дивизии в результате упорного боя овладели Кочергино, Жирково, Со-фрыгино (3 км западнее Рогачево). В районе Рогачево полностью был уничтожен 118-й моторизованный полк 14-й моторизованной дивизии.

Части 14-й моторизованной дивизии, оборонявшие Рогачево, отошли на Клин. В то же время противник принимал меры к прочному удержанию за собой района Клина, подтягивая танковые части и организуя противотанковую оборону этого района.

Войска 1-й ударной армии, развивая наступление в соответствии с решением командующего армией в общем направлении на Федоровку, преодолевали ожесточенное сопротивление противника на всем фронте. Части 6-й и 7-й танковых и 23-й пехотной дивизий противника, ведя ожесточенные бои, к исходу 8 декабря были отброшены из ряда населенных пунктов. В итоге боев 1-я ударная армия к исходу дня вышла на линию Синьково, Киндяково (7 км северо-западнее Федоровки), Федо-ровка, Гульнево, установив в Никольском (8 км севернее Озерецкого) связь с 64-й стрелковой бригадой 20-й армии.

Особенно тяжелые бои — за овладение Федоровкой — с частями 6-й танковой дивизии противника выпали на долю 56-й стрелковой бригады. Вследствие упорного сопротивления противника, создавшего ряд заграждений и производившего разрушения, продвижение войск 1-й ударной армии было довольно медленным, темп продвижения не превышал 6-8 км в сутки.

Перед частями 20-й армии 106-я пехотная, 2-я и 1-я танковые дивизии противника упорно оборонялись в районе Белый Раст, Красная Поляна, частично перегруппировывая свои силы к северу с целью усиления сопротивления наступающим частям 1-й ударной армии.

Командующий 20-й армией приказом № 06/оп поставил задачу уничтожить фашистов в районе Красной Поляны, нанося правым крылом удар в направлении Белый Раст, Рождествено (8 км западнее Белого Раста). Частям армии ставилось задачей дня выйти на рубеж высота 239,6, Никольское, Владычино. Основные усилия армии были сосредоточены на левом фланге и в центре.

Противник, учитывая неблагоприятно сложившуюся для него обстановку (нависание 30-й армии и 1-й ударной армии с севера), постепенно отходил в западном и северо-западном направлениях. В 3 часа 8 декабря 331 -я стрелковая дивизия и 28-я стрелковая бригада в итоге двухдневных боев овладели Красной Поляной. Части дивизии в течение дня очищали Красную Поляну от засевших там небольших групп автоматчиков и развивали боевые действия в направлении на совхоз Озерецкий, Мышецкое.

К исходу дня части 23-й и 106-й пехотных и 1-й танковой дивизий противника активными действиями 20-й армии были окончательно выбиты из Белого Раста, Озерецкого и прилегающих деревень. Командующий фронтом приказал командующему 20-й армией поставить в этих пунктах танки и противотанковые орудия для того, чтобы воспрепятствовать противнику контратаками вернуть утраченное положение.

Неприятель на всем фронте продолжал отход в западном направлении. По показаниям пленного 23-й пехотной дивизии, эта дивизия понесла в течение 8 декабря большие потери от огня нашей артиллерии и авиации, а также имела большое количество обмороженных. В некоторых ротах осталось по 25 человек.

Командующий фронтом, оценивая создавшееся положение, еще 7 декабря приказал командующему 1-й ударной армией «всемерно развить наступление, выдвинуть вперед танки и автоматчиков, уничтожать арьергарды противника маневром на флангах и врезываться в боевые порядки противника...» Главнейшей и основной задачей, которую поставил командующий Западным фронтом, было не выпустить противника и полностью его разгромить.

На фронте 16-й армии уже 8 декабря обозначились первые результаты наступления, начатого 7 декабря. Группа генерала Ремизова овладела Владычином (6 км юго-западнее Красной Поляны), где нанесла большой урон 240-му моторизованному полку противника.

7-я гвардейская стрелковая дивизия в результате ожесточенного боя выбила из Льялово два батальона немцев, начавших отход в направлении Жилино и Никольское.

354-я стрелковая дивизия в результате упорных боев овладела Матушкином (3 км севернее Крюкова).

8-я гвардейская стрелковая дивизия ночными боями заняла Крюково и Каменку. 18-я стрелковая и 9-я гвардейская стрелковая дивизии вели бои на прежних рубежах.

9 декабря, после ожесточенных боев с войсками 16-й армии на рубеже Алабушево, Крюково, Дедово, Рождествено немцы, прикрываясь сильными арьергардами, стали постепенно отходить в западном и северо-западном направлениях. По-видимому, отход немцев был связан с тем, что войска 30-й армии в этот день подошли к городу Клину с севера и ставили под угрозу флангового удара всю северную группировку немцев.

В связи с отступлением врага 16-я армия начала преследование его в общем направлении к Истринскому водохранилищу и городу Истре.

По мере приближения 16-й армии к Истринскому водохранилищу вставал вопрос о дальнейшей группировке сил армии. Естественный рубеж требовал создания двух группировок (севернее и южнее водохранилища) и выделения достаточно сильных резервов, что и было осуществлено.

Для действий на флангах и в тылу противника командующим 16-й армией были созданы две ударные группы: первая в составе 145-й танковой бригады, 44-й кавалерийской дивизии и 17-й стрелковой бригады для удара в направлении Жилино, Марьино, Соколово (севернее города Истра 15 км) и далее на север; вторая в составе 9-й гвардейской стрелковой дивизии, 17-й танковой, 36-й и 40-й стрелковых бригад и 89-го отдельного танкового батальона для удара на Истру и далее на север.

Обе группы перешли в наступление с утра 10 декабря.

9 декабря 7-я и 8-я гвардейские стрелковые дивизии были выведены в армейский резерв: первая — в район Бол. Ржавки, вторая — в район Крюково (с 14 декабря обе дивизии были взяты в резерв Ставки).

* * *

Действия армий правого крыла фронта за этот период показали следующее:

1. Сосредоточение крупных резервов на линии канала Москва—Волга (1-я ударная армия) и на рубеже Черная, Марфино, Хлебниково (20-я армия) вместе с усилением 30-й и 16-й армий начало давать крупный результат. Уже к исходу третьего дня контрнаступления обозначился вначале постепенный, а затем более поспешный отход противника на всем фронте.
2. Основные усилия 30-й и 1-й ударной армий были направлены к тому, чтобы нанести удар по левому флангу и тылу главной группировки противника, наступавшей на Москву. 20-я армия вела наступление в направлении на Солнечногорск, имея целью разгромить противостоящую неприятельскую группировку и отбросить ее в западном направлении.
3. Нависание 30-й армии над коммуникациями противника, энергичное ее продвижение в направлении Клина создали угрозу для главной группировки немцев. Немецкое командование вынуждено было принять меры к выводу главных сил 3-й и 4-й танковых групп из-под ударов 30-й и 1-й армий. Вместе с тем немецкое командование напрягало все усилия, чтобы сдержать натиск 20-й и особенно 16-й армий, ибо прорыв 16-й армией фронта противника грозил ему окружением в районе Клин, Солнечногорск, Истринское водохранилище. Немцы стремились возможно дольше удержать за собой район Клин, Солнечногорск, Истра, чтобы вывести основную массу техники и живой силы.
4. Решительные мероприятия Верховного Главнокомандования, настойчивое и активное руководство командующего Западным фронтом и командующих 30, 1, 20 и 16-й армиями не дали противнику осуществить планомерное отступление. Удары, наносимые наземными войсками в сочетании с боевыми действиями авиации не только вынудили немцев к поспешному отходу, но и заставили в процессе отступления понести большие потери в людях, а также бросать технику — танки, бронеавтомобили, автомашины, повозки и другое ценное имущество.

Наступательные бои 30-й армии на ее правом фланге в течение 9-11 декабря носили напряженный характер. 86-я пехотная и 36-я моторизованная дивизии противника оказывали сильное сопротивление. Наши войска не смогли сначала продвинуться вперед, и лишь после ожесточенных двухдневных боев к исходу 11 декабря части 36-й моторизованной дивизии противника были отброшены из Вараксена, Архангельского, которые были заняты нашей 185-й стрелковой дивизией. Бои развертывались на восточной окраине селений Елдино, Высоково (6 км юго-восточнее Ново-Завидовского).

В центре и на левом фланге 30-й армии наши войска в течение 9-11 декабря развивали наступление, вынуждая противника к отходу в западном и юго-западном направлениях. К исходу 11 декабря части армии вышли на линию Коромыслово, Стар. Мелково, Вараксено, Высоково, Жуково, юго-восточная часть Решетникова, Ямуга, Голяди, Першутино, западная и северная окраины Клина, Майданово, Бол. Щапово, Спас-Коркодино.

Ход наступательной операции за эти три дня показал, что противник прилагает все усилия, чтобы сдержать наш удар в клинском направлении, и стремится обеспечить за собой дороги, идущие в западном и юго-западном направлениях. Особенно важно было для немцев обеспечить движение по основным путям:
а) Клин, Теряева Слобода;
б) Клин, Солнечногорск;
в) Солнечногорск, Спас-Нудоль, Волоколамск;
г) Истра, Ново-Петровское, Волоколамск.

Немцы стремились вывести из-под удара живую силу и технику. Поэтому задачей 30-й армии было развить энергичное наступление, быстрее овладеть Клином и закрыть отступающим частям противника пути отхода на запад и юго-запад.

Наступление 1-й ударной армии в течение этих трех суток велось несколько замедленными темпами вследствие упорного сопротивления, которое оказывал противник. Командующий Западным фронтом приказал командующему 1 -й армией

«...решительно преследовать противника от Федоровка в направлении оз. Сенежское на шоссе Клин, Солнечногорск и темразре-зать отходящие части противника на две группы и уничтожить их по частям!»

1-й ударной армии ставилась задача: быстрее выйти на шоссе Клин, Солнечногорск и во взаимодействии с соседями уничтожить фашистов. Медленное продвижение частей 1-й ударной армии и потеря 29-й стрелковой бригадой соприкосновения с противником, успевшим на этом участке фронта ускользнуть из-под удара, вызвало повторное приказание командующего Западным фронтом о всемерном форсировании движения войск армии с той целью, чтобы к утру 10 декабря главными силами выйти на Ленинградское шоссе между Клином и Солнечногорском. Передовым отрядам было указано перерезать шоссе еще ночью, а 29-й стрелковой бригаде приказано немедленно войти в соприкосновение с противником и к утру 10 декабря овладеть Давыдковом (8 км юго-восточнее Клина), чтобы охватить Клин с юга.

Противник перед фронтом 1-й ударной армии продолжал упорно обороняться. На правом фланге 29-я стрелковая бригада к исходу 10 декабря смогла выйти лишь на рубеж Дубровка, Починки, где вела бои с моторизованным полком 6-й танковой дивизии. На остальном фронте части медленно наступали, преодолевая сопротивление противника, особенно упорное в населенных пунктах и узлах дорог.

Таким образом, 1-я ударная армия несколько запаздывала с выполнением поставленных ей задач. Ведя непрерывные бои на всем фронте, войска армии 11 декабря вышли на линию Золино, Борозда, Воробьево, Толстяково (10 км севернее Солнечногорска), Загорье (севернее озера Сенежского), Рекинцы, Дубинино, перерезав Ленинградское шоссе в двух пунктах (Борозда и Дубинино) и установив в районе Солнечногорска тесную связь с частями 20-й армии.

9 декабря авиаразведкой было установлено сплошное движение автомашин в два ряда по шоссе Клин—Теряева Слобода. К сожалению, плохие погодные условия 9 и 10 декабря ограничили действия нашей авиация. Тем не менее 23-я авиадивизия бомбила колонны автомашин и войск на Ленинградском шоссе (в районе Пешки, Солнечногорск), двигавшиеся на северо-запад, и нанесла им большие потери. Противник при отходе создавал заграждения, минировал дороги, дома и другие местные предметы.

С целью уничтожения солнечногорской группировки командующий 20-й армией приказом № 08/оп поставил войскам следующие задачи:

а) 64-й стрелковой бригаде с 24-й танковой бригадой преследовать противника по дороге на Тимоново и, присоединившись к передовому отряду на Ленинградском шоссе севернее Солнечногорска, не допустить отхода солнечногорской группы противника и подхода его резервов с севера и северо-запада;
б) 35-й стрелковой бригаде с 31-й танковой бригадой выйти в район Редино, имея целью вести наступление на Солнечногорск в обход с севера;
в) 331-й стрелковой дивизии, 134-му танковому батальону, 7-му отдельному гвардейскому минометному дивизиону и 2-му дивизиону 517-го пушечного артиллерийского полка к исходу дня выйти в район Скоро-думки, Снопово (5 км южнее Солнечногорска) для нанесения удара с юго-запада;
г) 28-й стрелковой бригаде, 135-му танковому батальону, 15-му отдельному гвардейскому минометному дивизиону выйти в район Обухо-во, Ожогино (3 км юго-западнее Солнечногорска) для нанесения удара с юго-запада и обеспечения левого фланга армии.

В течение 9 и 10 декабря 20-я армия продолжала преследование отходившего на запад и юго-запад противника, стремясь отрезать, ему пути отступления своими правофланговыми частями. Противник поспешно отходил, бросая вооружение и технику. Так, в Белом Расте он оставил много трупов, один тяжелый танк, 4 противотанковых орудия, станковые и ручные пулеметы. В боях за Красную Поляну ему были нанесены большие потери в живой силе и материальной части; при поспешном отходе из Красной Поляны на Мышецкое противник оставил на дороге до 15 автомашин и 50 мотоциклов.

Было ясно, что противник под ударами частей 30, 1 и 20-й армий был вынужден вместо организованного отхода перейти к поспешному отступлению.

В 14 часов 10 декабря передовые части 64-й стрелковой бригады вышли в район Ленинградского шоссе северо-западнее Солнечногорска. Передовой отряд 20-й армии в составе 31-й танковой бригады к 13:40 овладел Дубинином.

К исходу 10 декабря арьергарды противника были отброшены из ряда населенных пунктов, и главные силы армии вышли на рубеж Шихо-во, Редькино (9 км северо-западнее Белого Раста), Кочергино, Хоругви-но, Есипово, Радомля, имея группировку сил к правому флангу и ведя бои с прикрывающими частями противника.

На 11 декабря командующий 20-й армией поставил армии задачу овладеть Солнечногорском, к исходу дня выйти на рубеж Мисирево (3 км южнее Клина), Михайловское, Троицкое, Тимюфеево (2 км северо-западнее Пятницы) и быть в готовности к развитию наступления на запад.

Для выполнения этой задачи 64-й стрелковой бригаде с 24-й танковой бригадой и 133-й стрелковой дивизии было приказано выйти на рубеж Мисирево, Михайловское, обеспечивая правый фланг армии;

331-й стрелковой дивизии и 134-му танковому батальону выйти в район Троицкое, Горки, Дудкино; 28-й стрелковой бригаде, 135-му танковому батальону во взаимодействии с 354-й стрелковой дивизией 16-й армии уничтожить противостоявшего врага и занять селения Бережки, Пятница (северо-восточный берег Истринского водохранилища), выбросив передовой отряд на западный берег в Мелечкино и Тимофеево;

35-й стрелковой бригаде выйти в район Мошницы, Головково (4 км северо-западнее Солнечногорска), обеспечивая Солнечногорск с северо-запада; 31-й танковой бригаде выйти в район дома отдыха северо-восточнее Солнечногорска и быть в готовности:

а) к наступлению совместно с 331-й стрелковой дивизией;

б) к взаимодействию с 35-й стрелковой бригадой при возможном нападении противника с северо-запада.

352-й стрелковой дивизии и 7-му отдельному гвардейскому минометному дивизиону было приказано сосредоточиться в Солнечногорске.

Таким образом, 20-я армия своим правым флангом стремилась быстрее и прочно оседлать Ленинградское шоссе и полностью овладеть Солнечногорском; своим левым флангом во взаимодействии с правофланговыми частями 16-й армии войска 20-й армии должны были выйти в район западнее и северо-западнее Истринского водохранилища, имея целью оказать помощь 16-й армии в форсировании этого рубежа. Это было необходимо потому, что противник сильными арьергардами с танками пытался сдержать наступление 16-й армии.

Продолжая развивать преследование в западном и северо-западном направлениях, войска 20-й армии обходили Солнечногорск с севера и юга. Передовые части 31-й танковой бригады с утра 11 декабря вели разведку противника на юго-восточной окраине города. К 14 часам 35-я стрелковая бригада вела бой в Рекинцах. Группа в составе 64-й стрелковой и 24-й танковой бригад, обходя Солнечногорск с севера, вышла на шоссе севернее города и вынудила немцев покинуть город; немцы не успели поджечь его. В городе были оставлены лишь небольшие части прикрытия (автоматчики на автомашинах). Одновременно с действиями этой группы 31-я танковая бригада к 14 часам первой ворвалась в Солнечногорск. К исходу 11 декабря 64-я стрелковая бригада выдвинулась к Осипову, где и вела бой.

В этом районе было захвачено 2 танка, 30 автомашин, 4 противотанковых орудия, винтовки, ручные пулеметы и другое военное имущество. Частями левого фланга (331-й стрелковой дивизии) в районе Пешки была захвачена 41 автомашина.

Прикрывая арьергардами отход главных сил (23-я пехотная и 1-я танковая дивизии) и неся большие потери, противник поспешно уходил на запад в направлении Нудоль, стремясь быстрее выйти на Волоколамское шоссе. Немцы напрягали усилия перед фронтом 1-й ударной и 20-й армий, чтобы не допустить окружения своих измотанных частей нашими войсками и полного разгрома их. Однако обстановка складывалась неблагоприятно для немцев, так как вследствие выхода частей 30-й армии в район Клина, а также нависания 30-й и 1-й армий над левым флангом и тылом 3-й танковой группы ставились под угрозу пути отхода противника на запад. 1 декабря авиаразведкой было отмечено поспешное движение колонн автомашин в западном и юго-западном направлениях по дорогам Клин— Теряева Слобода, Солнечногорск—Нудоль, Истра—Ново-Петровское.

В районах юго-восточнее Клина отмечалось большое количество автотранспорта, двигавшегося в беспорядке в разные стороны. По показаниям пленных, отмечались случаи, когда немецкие офицеры бросали свои подразделения и спасались бегством; подразделениями в этих слу чаях командовали унтер-офицеры и ефрейторы.

20-я армия к исходу 11 декабря своими передовыми частями вела бои в районе Ленинградского шоссе. 31-я танковая бригада с 35-й стрелковой бригадой дралась на окраине Стрелина. 331 -я стрелковая дивизия, обойдя Пешки с севера, наступала на Савельево, Снопово; 28-я стрелковая бригада достигла рубежа Ростовцево, Дудкино; 352-я стрелковая дивизия во втором эшелоне выдвигалась в район Пешки. В боях было захвачено 4 танка, 13 автомашин, 7 минометов, 13 орудий и много других трофеев.

16-я армия к исходу 11 декабря достигла рубежа Курилово, Лопотово (на восточном берегу Истринского водохранилища), Максимовка, Истра. Немцы, отступая, сжигали населенные пункты, минировали дороги и разрушали мосты. В деревне Новое они отравили колодцы, в результате чего произошло отравление лошадей в 44-й кавалерийской дивизии; в Акишеве был отравлен картофель у населения.

Данные разведки показали, что немцы, отходя в направлении водохранилища, предполагали использовать его как удобный оборонительный рубеж.

Наша авиация — 47-я авиадивизия — в течение 11 декабря производила разведку района Солнечногорск, Клин, Теряева Слобода и штурмовала скопление противника в Теряевой Слободе. Штабом Западного фронта 11 декабря были установлены полосы для дальнейшего наступления армий. 30-я армия продолжала борьбу за Клин во взаимодействии с 1-й армией. 1-я армия, охватывая Клин своим правым флангом с юга, центром и левым крылом нацеливалась на Теряеву Слободу. 20-я армия направлялась на Нудоль, а 16-я — на Истринское водохранилище и город Истра.

Разгром клинско-рогачевской группировки противника 12-16 декабря

В течение 12 декабря продолжалось наступление 20-й и 1-й ударной армий. Противник, прикрываясь арьергардами, стремился вывести свои части из-под фланговых ударов наших войск. Завидовская группировка немцев, обеспечивая с севера отступление 3-й танковой группы, в течение 12 декабря вела бой в районе Безбородово (на Ленинградском шоссе у Московского моря), Ново-Завидовский, Завидово.

Войска 30-й армии с утра 12 декабря развивали наступление на правом и левом флангах. В центре армии части отражали контратаки противника из районов Высоковск, Клин.

185-я стрелковая дивизия к 13 часам овладела Безбородовом, Мокшином, Кабановом и развивала удар на Ново-Завидовский; 379-я стрелковая дивизия овладела Завидовом, Спас-Заулком, Решетниково; из состава дивизии к 12 часам был выделен отряд, получивший задачу наступать на Ворошиловский (10 км юго-западнее Ново-Завидовского) и отрезать пути отхода завидовской группировке противника на запад (на Козлово, Курьяново).

Подвижная группа (82-я кавалерийская дивизия, сводный полк 107-й мотострелковой дивизии, танковый батальон, 2-й и 19-й лыжные батальоны) вела бой правой колонной у Копылова, сбивая мелкие части противника, а левой, овладев Семчином, продолжала наступать на Борихи-но, Павельцево (20 км северо-восточнее Теряевой Слободы).

365-я стрелковая дивизия и 8-я танковая бригада были атакованы из района Высоковск и Клин моторизованной пехотой (14-я и 36-я моторизованные дивизии, 1-я танковая дивизия) при поддержке 40 танков и авиации. Контратака вынудила дивизию отойти на южную опушку леса севернее Голяди, Полуханово, Майданово.

371-я стрелковая дивизия и 21-я танковая бригада продолжали вести бои на рубеже Селюхино (6-10 км северо-восточнее Клина), М. Щапово, отбив контратаку противника из леса южнее Селюхина. Группа генерала Хетагурова (348-я стрелковая, 24-я и 18-я кавалерийские дивизии), развивая наступление, овладела Меленками, Соколовой и продолжала наступать на Клин. Таким образом, части центра и левого фланга 30-й армии непосредственно нависали над Клином с севера и северо-востока, полуокружив этот район.

События на фронте 1-й ударной армии, как уже говорилось, развивались более медленно. Это вызвало неоднократные и настойчивые указания командующего Западным фронтом, требовавшего быстрых и решительных действий со стороны командующего 1-й армией. В целях достижения полного взаимодействия между 1-й и 20-й армиями командующий фронтом с утра 12 декабря передал 55-ю стрелковую бригаду в состав 20-й армии. Вместе с тем 46-я кавалерийская дивизия была передана в состав Калининского фронта.

На фронте 1-й ударной армии противник прикрывался частями 36-й моторизованной, 23-й пехотной и 6-й танковой дивизий на рубеже Акулово, Елино (10 км юго-восточнее Клина), Чепчиха, отводя главные силы на запад.

В первой половине дня 12 декабря части армии развивали наступление и вели бой на рубеже Соколово (10 км северо-восточнее Клина), Напругово, Акатьево, Леонидово, Загорье (на северном берегу Сенежского озера), встречая упорное сопротивление.

55-я стрелковая бригада, действуя южнее Сенежского озера (вне полосы наступления 1-й ударной армии), к 9 часам вышла на южную окраину Солнечногорска и вела бой с противником, содействуя 35-й стрелковой бригаде 20-й армии в очищении города от отдельных групп автоматчиков. С утра 13 декабря армия продолжала наступать по всему фронту, содействуя 30-й армии в завершении окружения клинской группировки.

На фронте 30-й армии завидовская группировка противника, обеспечивавшая с севера отход 3-й танковой группы Гота, не выдержала удара наших войск с запада, севера и юга и, понеся большие потери, поспешно отступала в западном направлении по шоссе на Дорино и из Копылово на Степанцево.

185-я стрелковая дивизия, наступая вдоль южного берега Московского моря, овладела Ворошиловским, Чистым Мхом, Клещевом и продолжала преследовать отходившего противника; южнее 379-я стрелковая дивизия овладела Копыловом; подвижная группа овладела районом Крутцы, Комлево, Васильково (20 км западнее Клина) и продолжала преследование.

365-я стрелковая дивизия наступала с рубежа Голяди, Майданово на Клин, отбивая контратаки пехоты и танков; 8-я танковая бригада, сломив сопротивление противника, вышла на рубеж северо-восточнее Лаврово, Васильево (3 км юго-западнее Клина). В районе Клина, где сосредоточились также остатки рогачевской группировки, противник (Зб-я, 14-я моторизованные и 1-я танковая дивизии), стремясь вырваться из кольца окружения, оказывал упорное сопротивление, переходя в контратаки пехотой, поддерживаемой танками и авиацией.

371-я стрелковая дивизия, сломив двумя полками сопротивление фашистов в районе Праслово и западнее, ворвалась на северную окраину Клина; один полк этой дивизии вел бой на фронте М. Щапово, Плюсково.

348-я стрелковая дивизия действовала на фронте Золино, Опритово. 18-я и 24-я кавалерийские дивизии, отбросив противника от Борисоглеб-ска и Пустых Меленок, вышли в район Борозда, откуда продолжали вести наступление на Клин с юго-востока.

Противник (14-я, 36-я моторизованные и 1-я танковая дивизии) вел ожесточенные бои на рубеже Голяди, северная окраина Клина, Опалево. Его положение в почти окруженном Клину становилось угрожающим.

47-я авиадивизия в этот день бомбардировала и штурмовала отходившие войска и мотоколонны немцев в районе Клин, Солнечногорск, Теряева Слобода, Павельцево.

В течение 13 декабря вели боевые действия правофланговые части 1-й ударной армии, взаимодействовавшие с центром и левым флангом 30-й армии; основные усилия 1-я ударная армия сосредоточивала в направлении Клина.

29-я стрелковая бригада вела наступление в направлении Клина. 50-я стрелковая бригада наступала в направлении Пустые Меленки, Борозда. 84-я стрелковая бригада наступала на Давыдково, Акулово, а 47-я стрелковая бригада — в направлении Дулепово, Покров, Фроловское, имея задачей из-за левого фланга 84-й стрелковой бригады атаковать Клин. Остальные части армии выполняли ранее поставленные им задачи.

Слагавшаяся обстановка требовала проведения энергичных мероприятий для разгрома немцев. Командующий Западным фронтом 13 декабря отдал армиям правого крыла следующий приказ:

Командармам 30, 1, 20, 16 и 5
№ 0103/оп
Копия: Нач. Генштаба
Особой важности
13.12.41г.
Карта 500 000

1. Противник, ведя упорные арьергардные бои, продолжает отход на запад.
2. Ближайшая задача армиям правого крыла фронта неотступным преследованием завершить разгром отступающего противника и к исходу 18.12 выйти на фронт Степурино, Раменье, Шаховская, Андреевское, верховье реки Руза, Осташево, Ащерино, Васю-ково, Климентьево, Облянищево, Грибцово, Маурино.

3. Приказываю:

а) Командарму 30, окружив частью сил Клин, главными силами армии 16.12.41 года выйти на фронт Тургиново, Покровское, искл. Теряева Слобода. Прочно обеспечить правый фланг фронта. Разгранлиния: справа — до Тургиново прежняя, далее (ориент.) искл. река Шоша; слева — до Клин прежняя, далее — искл. Теряева Слобода, искл. Княжьи Горы.
б) Командарму 1 — частью сил содействовать 30 армии в окружении Клин с юга, главными силами армии 16.12 выйти на фронт Теряева Слобода, Никита.
Разгранлиния слева — до Вертлинское прежняя, далее Троицкое, Никита, Волоколамск, Романцево.
в) Командарму 20 главными силами армии к 16.12 выйти на фронт Колпаки, Давыдково, Ново-Петровское.
Разгранлиния слева — до Пятница прежняя, далее — Ново-Петровское, Соснино, Чернево.
г) Командарму 16 главными силами армии 16.12 выйти на фронт искл. Ново-Петровское, Скирманово, Онуфриево.
Разгранлиния слева до Истра прежняя, далее Онуфриево, Хотебцево, Мышкино.
д) Командарму 5 главными силами армии 16.12 выйти на фронт Сафониха, река Озерная, Таболово, Руза, Тучково.

Разгранлиния слева — до Маурино прежняя, далее Нов. Никольское, Колычеве.

4. За своевременный выход на указанные рубежи персонально ответственность несут командующие армиями. Командармы в своих приказах дивизиям ставят задачи на каждый день, указывая, каких рубежей должны достигнуть дивизии, строжайше требуя от командиров дивизий исполнения.

5. Наступление армий будет поддержано ВВС фронта.

6. Преследование вести стремительно, не допуская отрыва противника. Широко применять сильные ПО для захвата узлов дорог, теснин, дезорганизации походных и боевых порядков противника.

7. Категорически запрещаю лобовые атаки укрепленных узлов сопротивления противника. Головным эшелонам, не задерживаясь, обходить их, возлагая уничтожение этих узлов на последующие эшелоны.

8. Требую четкой организации взаимодействия на стыках с соседями и оказания помощи друг другу, не отговариваясь формально начертанием разгранлиний.

9. Получение и отданные приказания донести.

Жуков. Булганан. Соколовский.

Командующий Западным фронтом этим приказом требовал выхода главных сил армий правого крыла фронта к 16 декабря на фронт Тургиново, Теряева Слобода, Ново-Петровское, Руза, Тучково. Армии должны были в течение трех дней преодолевать сопротивление противника и 25-30 км пути в зимних условиях.

Кроме основного приказа, учитывая обстановку в районе Клина, командующий Западным фронтом дал командующим 30-й и 1-й ударной армиями особые указания:

Особо важное
Командармам Лелюшенко, Кузнецову
№ 090/оп
13.12.1941 года.

Приказываю: 1. Частью сил армий действовать на Ваших смежных флангах. 13.12 завершить полное окружение немцев в районе Клин и пленить их. Остальными силами решительно и непрерывно продолжать выполнение поставленных задач, преследуя отходящего противника.

2. Посредством самолетов, парламентеров, громкоговорителей немцам, находящимся в Клин, предложить сдачу, обещав им сохранение жизни. В противном случае истребить их до единого.

3. Исполнение под личную ответственность командармов.

Жуков. Булганан.

Командующий 30-й армией, выполняя приказ командующего фронтом по окружению Клина, выслал сводный отряд из подвижной группы с задачей перехвата колонны противника, отходившего из Высоковска. Кроме того, авиация 13 декабря произвела 150 самолето-вылетов для уничтожения отходивших групп немцев. С 6 по 13 декабря армией было захвачено: танков и бронемашин 150, пулеметов 356, орудий 186, минометов 168, автоматов 1200, снарядов 35 000, мин 25 000, автомашин 1056, винтовочных патронов 3 000 000, телефонного провода 540 км. Убито и ранено до 15 000 немцев.

Командование фронтом подтверждало командующему 30-й армией, что с ликвидацией противника в Клину получилась задержка, которая может неблагоприятно отразиться на развитии успеха армий правого крыла. Указывалось, что Ставка требует срочной ликвидации противника в Клину и быстрейшего его разгрома западнее Клина, чтобы не дать ему закрепиться где-либо на рубежах в районе Теряева Слобода или Волоколамск. По данным авиации было известно, что немцы отводят свои силы из района Клин на Теряеву Слободу. Поэтому командующий неоднократно требовал перехватить дорогу на Теряеву Слободу и не допустить отхода по ней немцев, для чего было приказано конную группу в составе 18-й и 24-й кавалерийских дивизий выбросить в район Теряева Слобода, Волоколамск с задачей не дать противнику закрепиться в этом районе и полностью его разгромить.

1-я ударная армия продолжала наступление на запад и юго-запад, одновременно сжимая кольцо окружения вокруг Клина. Правофланговые части 30-й армии (185-я и 379-я стрелковые дивизии, подвижная группа) к исходу 14 декабря и в ночь на 15 декабря развивали наступление и, отбрасывая немцев, вышли на рубеж Козлово, Рабочий поселок, Воловниково, Васильково (12 км северо-западнее Высоковска). Противник продолжал оказывать упорное сопротивление, прикрывая отступление главных сил своей северной группировки в западном и юго-западном направлениях на Волоколамск.

Подвижная группа (82-я кавалерийская дивизия, сводный полк 107-й мотострелковой дивизии, 2-й и 19-й лыжные батальоны) из района Дятлово (13 км северо-восточнее Теряевой Слободы) продолжала движение на Теряеву Слободу, имея задачей перерезать шоссе и перехватить пути отхода противника на запад.

Войска центра (366-я стрелковая дивизия, 8-я и 21-я танковые бригады, 371-я и 348-я стрелковые дивизии) стремились завершить окружение Клина, ведя упорные бои с противником на рубеже Борисово, Голяди, Полуханово, Маланино и на юго-западной окраине Клина, у шоссе на Высоковск (1 км западнее Першутина и Лаврова). Фашисты неоднократно переходили в контратаки при поддержке танков и авиации, но все атаки были отбиты с большими потерями для врага.

Однако части 1-й ударной армии постепенно продвигались вперед, встречая упорное сопротивление противника, и не могли полностью согласовать свои действия с 30-й армией. Вследствие этого окружение Клина полностью завершить не удалось. Следует добавить, что Высоковск к этому времени еще не был взят (и даже не блокирован). Поэтому немцы могли из этого района держать под обстрелом и наблюдением шоссе Высоковск—Клин. Бои за овладение Клином продолжались с нео-. слабевающей силой с обеих сторон.

371-я стрелковая дивизия, овладев М. Щаповом, Рубином, вела жестокий бой на восточной окраине Клина, имея правый фланг у южной окраины Майданова, левый — в 1,5 км западнее Кирп. В то же время части 348-й стрелковой дивизии, закончив к исходу дня 14 декабря упорные бои с во-ронинской группой противника (частично уничтожив ее, а частично отбросив в юго-западном направлении), вышли к восточной окраине Клина.

Левый фланг 30-й армии (24-я и 18-я кавалерийские дивизии) из района Борозда вел наступление на юго-восточную окраину Клина. Враг, сдерживая наступление наших частей, ожесточенно оборонялся, применяя автоматчиков и возводя заграждения. Особенно жестокие бои развернулись у Праслова, на западной окраине Клина, у западной окраины Акулова, Борозды.

Правофланговые части 1-й ударной армии (29-я, 84-я и 47-я стрелковые бригады) содействовали 30-й армии, хотя и с опозданием, в окружении Клина с юга и юго-востока. 29-я стрелковая бригада во второй половине дня 14 декабря вела ожесточенный бой на восточной окраине Клина; 84-я стрелковая бригада, овладев Акуловом, развивала наступление на Бородино; 47-я стрелковая бригада овладела северо-западной опушкой леса южнее Сохино и наступала на Лаврово; остальные части 1-й ударной армии продолжали выполнять поставленные им задачи.

В Клину и в ближайшем к нему районе действовали следующие силы немцев: 14-я моторизованная и 1-я танковая дивизии, 900-я бригада СС, 36-я моторизованная дивизия, 138-й инженерный батальон и другие части — всего около 18 000 солдат боевого состава, 150 танков и до 7 дивизионов артиллерии.

Наши войска, наступавшие в обход Клина с запада, встречали сильные контратаки неприятеля. Им не удалось полностью замкнуть кольцо окружения с запада; шоссе Клин—Высоковск еще оставалось открытым для немцев. К исходу 14 декабря усилились попытки немецкого гарнизона расширить себе ворота на запад. С наступлением темноты часть сил противника смогла с большими потерями прорваться из окружения в западном направлении.

Напряженные бои частей 30-й армии в районе города Клин и выход правофланговых частей 1-й ударной армии на юго-восточную окраину города завершились взятием Клина. 15 декабря в 2 часа после многодневных и тяжелых боев части 371-й стрелковой дивизии 30-й армии вошли в Клин. Первым в город ворвался 1263-й стрелковый полк под командой полковника Решетова. К 7 часам в город вступили другие два полка 371 -й стрелковой дивизии. Были захвачены пленные и много трофеев. Остатки клинского гарнизона просочились на Высоковск и в юго-западном направлении. По овладении Клином войска продолжали преследовать противника.

Главные силы 3-й танковой группы отступали в направлении Волоколамск и севернее. Прикрывающие части вели бои на линии Козлово (на южном берегу Московского моря), Чернятино, Васильково и юго-восточнее. Автоколонны противника отходили по шоссе Теряева Слобода и далее на запад.

К исходу 15 декабря наши войска вышли к Высоковску и Павельце-ву; подвижная группа достигла Курбатова (8 км северо-восточнее Теряевой Слободы). Основные усилия 30-й армии были направлены к быстрейшему выходу подвижной группой на шоссе у Теряевой Слободы с задачей перехватить пути отступления противника.

Войска 1-й ударной армии развивали преследование противника в юго-западном направлении и во второй половине дня в итоге боевых столкновений на разных участках фронта вышли на рубеж: Гончаково, Кузнечиково, Труняевка (11 км южнее Высоковска), Караваево.

Наступательные действия 30-й и 1-й ударной армий в течение 15 декабря поддерживались авиагруппой генерала Петрова, которой была поставлена задача уничтожать войска противника в границах: справа — Московское море, слева — Клин, Волоколамск (искл.), уделяя особое внимание шоссе Клин, Теряева Слобода, Суворово с разветвлениями на Лотошино и Волоколамск.

Так закончилась операция 30-й и 1-й ударной армий по овладению Клином. За период с 9 по 15 декабря войсками обеих армий было захвачено: 82 танка, 18 бронемашин, 750 автомобилей, 80 орудий, 120 минометов, 250 пулеметов, 800 автоматов, до 10 000 снарядов, 2 млн патронов и пр.

Операция в районе Клина характеризуется следующим:

1. Важнейшие действия осуществлялись на стыке 30-й и 1-й ударной армий. Это обстоятельство требовало четкой организации взаимодействия двух армий. Штаб фронта руководил операцией непосредственно и концентрировал усилия обеих армий по окружению Клина. Вследствие задержки продвижения частей 1-й ударной армии, вызванной упорным сопротивлением противника, основная тяжесть борьбы при окружении Клина легла на 30-ю армию (главным образом на ее центр и левый фланг).

Операция 30-й армии по окружению продолжалась 7 дней (началась 8 декабря и закончилась 14 декабря). Следует признать, что действия протекали недостаточно быстро; причины этого были следующие:

а) суровые зимние условия (начались сильные морозы, выпал глубокий снег);
б) недостаток хороших путей в направлении к Клину с севера и северо-востока, отразившийся на быстроте и маневренности частей;
в) медленное продвижение 1-й ударной армии, которой противник оказывал упорное сопротивление двумя танковыми и двумя пехотными дивизиями, используя инженерные заграждения (минируя дороги, взрывая мосты) и сжигая населенные пункты.

2. Полного окружения в результате нашего наступления на Клин не было достигнуто, вследствие того, что Высоковск не был взят нашими войсками; дорога Клин—Высоковск все время находилась под воздействием артиллерийского и минометного огня противника. Это затруднило выдвижение наших войск и не дало возможности замкнуть кольцо окружения достаточным количеством частей с западной стороны. В результате остатки клинского гарнизона смогли прорваться и просочиться в направлении на запад и юго-запад.

* * *

16 декабря 30-я и 1-я ударная армии продолжали развивать преследование 3-й танковой группы.

В процессе развития преследования и в связи с новой обстановкой на фронте 30-я армия с 12 часов 16 декабря директивой Верховного Главнокомандующего была передана в подчинение командующему Калининским фронтом.

Между Западным и Калининским фронтами была установлена следующая разграничительная линия: Рогачево, станция Решетниково, Котляково, Бол. Ледники, Покровское (все для Калининского фронта включительно). Командующий Западным фронтом приказал командующему 1-й армией принять участок южнее разграничительной линии с Калининским фронтом. Задача, поставленная 1-й ударной армии, оставалась прежней, но армии было указано вести главную группировку в направлении Теряева Слобода, Ярополец, Раменье, Княжьи Горы.

Разграничительная линия слева, с 20-й армией, до Никита, была установлена прежняя, далее Ивановское, Шаховская, Кучино (все пункты включительно для 1-й ударной армии). Части армии в течение 16декабря и в ночь на 17 декабря продолжали наступление на всем фронте, преследуя противника, отходившего в западном направлении.

84-я стрелковая бригада, выброшенная вперед, к 8 часам 17 декабря вела бой за овладение Петровском. 50-я, 47-я, 56-я и 71-я стрелковые бригады с боями овладели селениями Богаиха, Захарово, Власково (20-25 км все пункты восточнее Теряевой Слободы). Противник перед фронтом этих бригад отходил на линию Ивановское, Аксениха.

29-я стрелковая бригада вышла в район Языково (9 км южнее Клина); 44-я стрелковая бригада — в район Кузнечиково; 46-я стрелковая бригада — Торбеево, Озерецкое (20 км восточнее Дмитрова); 62-я стрелковая бригада — Кудрино, Васьково (20 км юго-восточнее Дмитрова); 41-я стрелковая бригада — Хотьково. Части 1-й ударной армии основные усилия сосредоточивали на правом фланге и в центре, стремясь скорее перерезать пути отхода врагу.

Наступательные бои 20-й армии в районе Истринского водохранилища 12-17 декабря

Войска 20-й армии в течение 12 декабря вели бои западнее Солнечногорска и у Обухова, где противник оказывал упорное сопротивление, но к концу дня он все же был выбит из этих пунктов. К исходу 12 декабря части 20-й армии вышли на рубеж Субботино (4 км западнее Солнечногорска), Обухово, Бережки (юго-западнее Солнечногорска 12 км), Пятница, где была установлена связь с правофланговыми частями 16-й армии (354-й стрелковой дивизией, правый фланг которой находился в Лопотове). Резерв командующего армией — 352-я стрелковая дивизия — сосредоточился в Солнечногорске.

В течение 13 декабря войска 20-й армии, преодолевая сопротивление 23-й и 106-й пехотных дивизий противника, прикрывавших отход своих главных сил, продвинулись на правом и левом флангах немного, в центре же несколько выдвинулись вперед.

Основные усилия с утра 14 декабря сосредоточивались на правом фланге и в центре, в общем направлении на Горки, Никольское, Кузнецове, вдоль северного берега реки Нудоль для нанесения флангового удара противнику в юго-западном направлении. С этой целью 64-я стрелковая бригада, 331-я стрелковая дивизия совместно с вышедшей в этот район группой Ремизова (17-я стрелковая бригада, 44-я кавалерийская дивизия, 145-я танковая бригада) овладели рубежом Замятино (9 км северо-западнее Солнечногорска), Логиново и выслали передовой отряд на Троицкое, Кузнецово. 28-я стрелковая бригада производила подготовку к форсированию Истринского водохранилища на рубеже Бережки, Пятница, взаимодействуя с правофланговыми частями 16-й армии.

Получив приказ о выходе главными силами армии на фронт Колпаки, Давыдково, Ново-Петровское, командующий 20-й армией поставил войскам следующие задачи:

• 64-й стрелковой и 24-й танковой бригадам преследовать противника в направлении на Кутьино (12 км юго-восточнее Теряевой Слободы) и к исходу 14 декабря главными силами выйти в район Николаевка, Скрипящево, Хохлово (10 км северо-восточнее Нудоль-Шарино); к исходу 16 декабря достичь Савино.
• 331-й стрелковой дивизии, 134-му танковому батальону и 31-й танковой бригаде преследовать противника в направлении на Нудоль-Шарино и к исходу 14 декабря главными силами выйти в район Коренька, Поджигородово, а к исходу 15 декабря — в район Денежкино.
• 35-й стрелковой бригаде преследовать противника в направлении на Деньково и к исходу 14 декабря выйти в Антипино, а к исходу 15 декабря в Бодрово (южнее Нудоль-Шарина 7 км).
• 28-й стрелковой бригаде преследовать противника в направлении на Давыдково и к исходу 14 декабря выйти в район М. Ушаково, Леоново; к исходу 15 декабря достичь Рыбушки.
• 55-й стрелковой бригаде к исходу 14 декабря достичь Екатериновки и к исходу 15 декабри — Степаньково, обеспечивая правый фланг армии.
• 352-й стрелковой дивизии, составляющей второй эшелон, 14 декабря выйти в район Горки, Хреново, Погорелово, к исходу 15 декабря — Коренька, Тиликтино.

Несмотря на все усилия, вследствие крайне упорного сопротивления противника, войска 20-й армии не смогли достичь назначенной линии и к исходу 14 декабря находились в 8-10 км от нее. Утром 15 декабря командующий фронтом приказал командующему 20-й армией объяснить причины невыполнения войсками приказа о достижении рубежей, являющихся задачей дня. Командующий армией донес:

«Медленное продвижение войск 20 армии вызвано следующими причинами: первое — на рубеже р. Катыша от Троицкое до Истринского водохранилища противник оказывает сильное сопротивление, организовав оборону этого рубежа; второе — противник при отступлении взрывает мосты, минирует дороги, устраивает заграждения, вследствие чего наступление по лесу приходится производить крайне медленно, преодолевая снег, производя разграждения, подтягивая артиллерию и боеприпасы; третье — Военный Совет лично организовал наступление частей 64 сбр и водил в атаку батальон, который в 21:30 14.12 прорвал оборону противника и захватил Троицкое, уничтожив до двух рот пехоты; взяты трофеи: 5 орудий НТО, орудия и автомашины».

Войска 20-й армии, взаимодействуя с 1-й ударной армией, а также с 16-й армией, которая в это время вела бой за овладение Истринским водохранилищем, несколько отставали в своем продвижении вследствие упорного сопротивления немцев. Это не могло не влиять на ход операции правого крыла Западного фронта, так как давало возможность противнику приводить себя в порядок, устраивать заграждения.

В течение 15 и 16 декабря войска 20-й армии продолжали вести упорные наступательные бои на всем фронте. На левом фланге 28-я стрелковая бригада к 5 часам 15 декабря, форсировав северный рукав Истринского водохранилища, овладела Мелечкином и продолжала наступление в юго-западном направлении. Южнее войска 16-й армии также форсировали этот водный рубеж.

17 декабря войска армии выходили на рубеж Семенково, Климовка, Денежкино (7 км севернее Ново-Петровского), Пречистое, Рыбушки, Румянцево. 352-я стрелковая дивизия сосредоточилась в районе Шапкино, Стегачево в резерве.

В боях с 13 по 16 декабря 20-я армия захватила 79 орудий, 113 автомашин, 20 мотоциклов, 16 пулеметов, 102 велосипеда, 300 бочек с бензином, большое количество мин, складов и повозок с награбленным немцами имуществом. Перебито много солдат и офицеров противника. В дальнейшем 20-я армия сосредоточивала основные усилия вдоль шоссе на Волоколамск. Из показаний пленных было установлено, что севернее Волоколамска противник отводит свои силы на рубеж реки Ламы. Южнее авиаразведкой 15 декабря отмечалось движение автоколонн противника, отходивших по шоссе Волоколамск—Рюховское.

Наступательные бои 16-й армии за овладение Истринским водохранилищем 12-17 декабря

12 декабря части левого крыла 16-й армии, продолжая преследование противника, достигли реки Истры (где были встречены сильным огнем противника, находившегося на западном берегу реки), а части правого крыла вышли к водохранилищу.

Немцы при отходе на западный берег водохранилища и реки уничтожили все имевшиеся переправы, взорвали дамбу водохранилища и организовали по всему его западному берегу сильное огневое сопротивление.

Попытки форсировать реку Истру с хода не дали положительных результатов. Так, например, 18-я стрелковая дивизия днем 12 декабря вела бой за переправы на рубеже Бужарово (7 км севернее Истры), Никулино, имея перед собой до пехотного полка с танками. Неоднократные попытки частей дивизии форсировать реку отражались огнем противника с противоположного берега, в связи с чем наши части вынуждены были закрепиться на восточном берегу, чтобы подготовиться к переправе на следующий день.

Такое же положение было и на фронте 9-й гвардейской стрелковой дивизии. После неудачных попыток форсировать реку дивизия вынуждена была остаться на восточном берегу в районе города Истра, занятом нами еще 11 декабря.

Следует отметить, что одной из причин первых неудач при попытке переправиться через реку было то, что артиллерия частей (особенно артиллерия усиления) с началом наступления стала заметно отставать от войск, вследствие чего огневое сопротивление немцев на западном берегу реки вначале не было подавлено.

С утра 13 декабря части армии возобновили наступление и в течение дня вели бои, наводя одновременно переправы из подручных средств. Однако и в этот день переправа не состоялась.

К исходу 13 декабря на фронте 16-й армии создалось следующее положение.

Группа генерала Ремизова (обходившая водохранилище с севера), сломив сопротивление противника, вышла на линию Горки (12 км юго-западнее Солнечногорска), Торбеево, создавая тем угрозу охвата для немецких частей, находившихся на западном берегу водохранилища. За день боя части группы разгромили 111-й пехотный полк 35-й пехотной дивизии противника, уничтожив до 500 немцев, и захватили 6 тяжелых орудий, 20 лошадей с артиллерийской упряжью, мотоциклы, радиостанции и другое военное имущество. Кроме того, танками группы были уничтожены 9 противотанковых орудий и 4 75-мм орудия.

Отдельным ротам 354-й и 18-й стрелковых дивизий удалось переправиться на западный берег водохранилища, но контратаками немцев эти роты были отброшены в исходное положение (перед фронтом дивизий оборонялось до двух пехотных полков с танками). 9-я гвардейская стрелковая дивизия под прикрытием своих передовых частей производила подготовку к форсированию в районе города Истра.

Более удачными были действия на левом фланге армии, где 36-я стрелковая бригада переправила на западный берег реки один батальон и вела наступление в направлении Ябедино (5 км западнее Истры), Теле-пнево. Группа генерал-майора Катукова (1-я гвардейская и 17-я танковая бригады, 89-й отдельный танковый батальон и 40-я стрелковая бригада) переправилась через реку в районе Павловская Слобода, и к исходу этого же дня вела бои за Лукино (8 км южнее Истры).

Выход этой обходящей группы южнее города Истры (равно как и выдвижение группы генерала Ремизова с севера) создавал угрозу окружения немцев на западном берегу водохранилища.

Выдвижение этих групп на меридиан водохранилища свидетельствовало о том, что фланги истринской группировки немцев не смогут долго сдерживать наступление войск 16-й армии.

В связи с тем, что вода из водохранилища была спущена немцами перед отступлением, лед опустился на несколько метров, а у западного берега водохранилища вдобавок был покрыт слоем воды в 35-40 см. Западный берег водохранилища немцами был минирован. Действия наступающих войск в таких условиях, естественно, оказались затруднены, а обороняющийся имел возможность использовать имеющиеся огневые средства.

Несмотря на эти затруднения, двум батальонам 18-й стрелковой дивизии в ночь на 15 декабря удалось переправиться под огнем противника на западный берег реки Истры в районе Никулино (3 км севернее Истры); под прикрытием их начали переправу остальные части дивизии.

9-я гвардейская стрелковая дивизия, передовые части которой переправились через реку в районе города Истра, вела бой за Ильино (5 км западнее Истры), Ябедино, прикрываясь огнем одного полка с восточного берега реки.

Группа генерала Катукова, разгромив до двух рот пехоты противника в Телепневе (7 км юго-западнее Истры), вышла на Волоколамское шоссе севернее этого пункта и продолжала преследование немцев на Ядромино, Румянцево.

Так как группа генерала Ремизова к этому времени вышла в район Щекино (5 км западнее северной части водохранилища), то враг вынужден был начать отход в западном направлении.

Оборона немцев на рубеже водохранилища носила весьма упорный характер. Так, например, район Рахманово, Соскино (7 км северо-западнее Пятницы) был занят частями группы Ремизова только после отражения неоднократных контратак немцев. В этом бою группой было захвачено 13 легких орудий, 9 тяжелых и 14 противотанковых орудий, 26 пулеметов, 40 автомашин, 8 мотоциклов, 126 велосипедов и уничтожено до 250 немцев.

354-я стрелковая дивизия дважды переходила в наступление на Дьяково, а две роты 14 декабря достигли Армягово (оба пункта на западном берегу водохранилища), но, попав под организованный огонь немцев, вынуждены были с большими потерями отойти в исходное положение.

Таким образом, немцы на рубеже водохранилища пытались (как и предполагалось) оказать серьезное и длительное сопротивление нашим войскам. Однако 15 декабря их оборона на этом рубеже была прорвана и фланги обойдены. Решающее значение имел выход на фланги противника подвижных групп генералов Ремизова и Катукова, обошедших водохранилище с севера и с юга.

Кроме того, 108-я стрелковая дивизия 5-й армии, наступавшая из района Петровское в направлении озера Тростенское, к 15 декабря вышла на линию тракта Истра—Звенигород, содействуя тем самым успеху левого крыла 16-й армии.

Тесное взаимодействие этих двух армий на направлении Павловская Слобода, озеро Тростенское имело существенное значение, так как было очень важно, чтобы смежные фланги 16-й и 5-й армий одновременно развивали наступление в западном направлении. Это взаимодействие в процессе наступления фактически осуществлялось, и оба смежных фланга помогали один другому в нанесении согласованных ударов по отступавшему противнику.

15 декабря крупный водный рубеж на истринском направлении был преодолен частями 16-й армии, в результате чего можно было приступить к развитию дальнейших действий на Волоколамск.

16 декабря войска 16-й армии преследовали немцев на всем фронте и подвижными частями к исходу дня достигли рубежа Ново-Петровское, Румянцево, Ядромино (10 км юго-восточнее Ново-Петровского), Ново-Дарьино (12 км западнее Истры).

Немцы при отходе бросали технику, вооружение и сжигали населенные пункты, выполняя приказ Гитлера о создании «зоны мертвой пустыни».

16-20 декабря войска успешно преследовали противника, захватили большое количество трофеев и достигли реки Руза (севернее города Руза).

В полосе местности между реками Истра и Руза немцы пытались задержаться на рубеже Чисмена (17 км западнее Ново-Петровского), Покровское, Сычево, но были сбиты. После непродолжительного сопротивления они оставили и остальные рубежи и отступили дальше на запад. Наибольшее количество потерь противник понес в этот период.

Рассмотренный период действий 16-й армии позволяет сделать некоторые оперативно-тактические выводы:

1. Декабрьское наступление 16-й армии началось в таких условиях, когда противник, израсходовав свои резервы, был вынужден перейти от наступления к обороне. Это позволило командованию Западным фронтом, сосредоточив значительные силы на участке 16-й армии, взять инициативу в свои руки и начать контрнаступление. Контрнаступление армии имело своей целью уничтожение противостоящих сил фашистов и выход наших войск на реку Истра. Таким образом стремление командования направлялось к овладению тем водным рубежом, который мог оказать существенное влияние на ход дальнейших операций.

2. Достаточно высокая плотность насыщения войсками фронта 16-й армии позволила командованию нанести ряд последовательных ударов обоими флангами армии, в результате чего эта своеобразная «раскачка» фронта оборонявшегося противника имела положительный результат, и армия получила возможность продолжать дальнейшее наступление.

3. На группировке армии в ходе наступления сказалось нахождение в полосе ее действий Истринского водохранилища. Ударные группировки, созданные согласно боевому распоряжению №053/оп командующего армией, направляли свои усилия вначале по расходящимся, а затем по сходящимся направлениям. Такое направление ударов обеспечивало успех операции, одной из задач которой (наряду с основной задачей уничтожения противника) было преодоление серьезной водной преграды. Выход двух фланговых группировок севернее и южнее водохранилища заставил немецкое командование быстро отступить в западном направлении с целью сохранения остатков своей живой силы и материальной части.

4. Как уже было сказано выше, попытка 16-й армии форсировать Истринское водохранилище с ходу успеха не имела. Причины этого были следующие: во-первых, немцы упорно оборонялись, во-вторых, они уничтожили все переправы и взорвали дамбу, в-третьих, наша артиллерия отстала от частей. Однако следует указать, что форсирование водохранилища затянулось на три дня вследствие того, что командованием частей своевременно не были приняты меры по обеспечению переправы. Это облегчило немцам отход и организацию обороны на реке Руза.

5. Энергичное преследование противника к реке Рузе обеспечило армии сравнительно быстрый выход на этот рубеж. Однако это преследование имело тот же недочет, что и наступление на истринский рубеж: при подходе к Рузе части с ходу не смогли прорвать оборонительный рубеж немцев и были вынуждены вести затяжные бои.

Наступление армий правого крыла западнее рубежа Клин — Истринское водохранилище и выход на линию рек Лама, Руза

На основании данных разведки и показаний пленных можно было предположить, что немецкое командование решило закрепиться на рубеже рек Лама, Руза и задержать здесь наше наступление на продолжительное время.

Командующий Западным фронтом приказом № 0112/оп от 16 декабря 1941 года поставил армиям правого крыла фронта следующую задачу:

«...Безостановочно продолжать преследование противника и к исходу 21.12 выйти на фронт искл. Б. Лединки, Погорелое Городище, Кучино, Михалево, Мышкино, Бородино, Симбухово...»

В соответствии с этим армиям ставились задачи:

1. 1-й ударной армии к исходу 18 декабря главными силами выйти на фронт Алаево, Раменье, Шаховская, прочно обеспечивая правый фланг фронта. Разграничительная линия справа — прежняя; слева до Никита — прежняя, далее — Ильинское, Шаховская, Кучино, Песочня.
2. 20-й армии, овладев городом Волоколамск, к исходу 18 декабря главными силами выйти на фронт Шаховская (искл.), Андреевское, Чернево. Разграничительная линия слева (до Чернево) прежняя, далее Златоустово.
3. 16-й армии к исходу 18 декабря главными силами выйти на фронт Осташево, Ащерино, Цыганово. Разграничительная линия слева (до Мышкино) прежняя, далее Гжатск (вкл.).

Правофланговые части 5-й армии должны были к исходу 18 декабря выйти на фронт Васюково.

Кроме того, командующий фронтом потребовал:

а) более активно использовать подвижные отряды для захвата узлов дорог, мостов и тактически важных рубежей;
б) широко применять лыжные отряды при движении по целине;
в) наладить непрерывное управление войсками, рационально используя все средства связи и в первую очередь радио.

Таким образом, правое крыло фронта должно было захлестывать противника с северо-востока.

Армии правого крыла с утра 17 декабря продолжали преследовать отступающего врага. Противник поспешно отводил остатки 3-й и 4-й танковых групп на линию рек Лама и Руза, прикрываясь арьергардами

В период с 17 по 20 декабря бои на фронте 1-й, 20-й и 16-й армий носили характер непрерывного преследования немцев. Противник при отходе широко применял автоматчиков на автомашинах и заграждения, особенно в населенных пунктах и на узлах дорог. При отходе немцы на ряде участков фронта бросали материальную часть и автотранспорт.

Перед фронтом 1-й ударной армии действовали прикрывающие части 106-й и 23-й пехотных дивизий, оказывавшие упорное сопротивление наступающим войскам. В связи с расширением фронта 1-й ударной армии (вследствие передачи 30-й армии в состав Калининского фронта) командующий 1-й армией решил выдвинуть на фланги армии по одной бригаде; участок, принятый от 30-й армии, прикрыть 29-й стрелковой бригадой, а главными силами в составе четырех бригад (84, 47, 50 и 71-я стрелковые бригады) вести наступление в общем направлении Теряева Слобода, Суворово, Шаховская; 56-й стрелковой бригаде обеспечивать левый фланг армии и взаимодействовать с 64-й стрелковой бригадой 20-й армии; в резерве иметь 44-ю стрелковую бригаду.

Войскам была поставлена задача: 17 декабря выбросить передовые отряды на реку Ламу, главными силами выйти на рубеж Харланиха, Го-лубцово. 18 декабря передовые отряды выбросить на рубеж Дорожаево, Шаховская, а главными силами наступать на Ярополец, Раменье.

К исходу 17 декабря, преодолевая сопротивление арьергардов противника, войска вышли на линию Нагорное (искл.), Высочково, Волосово; однако выбросить передовой отряд на рубеж реки Лама не удалось. В боях было захвачено 14 орудий, 2 танка, 4 бронемашины, 133 автомашины и другое имущество. 18 декабря войска 1-й ударной армии продолжали наступление по всему фронту.

Командующий 20-й армией направил основные усилия войск на овладение Волоколамском, для чего приказом № 012/оп поставил следующие задачи: во взаимодействии с соседями справа (1-я ударная армия) и слева (16-я армия) к исходу 17 декабря овладеть Волоколамском и к исходу 18 декабря главными силами выйти на фронт искл. Шаховская, Андреевское, Чернево. Овладение Волоколамском возлагалось на группу генерала Ремизова.

Однако вследствие упорного сопротивления противника (части 106-й пехотной, 2-я и 5-я танковые дивизии) задача дня не была выполнена. Группа генерала Ремизова (131-я и 145-я танковые, 17-я стрелковая и 24-я танковая бригады) к исходу дня занимала Деньково и с утра 18 декабря совместно с группой генерала Катукова (1-я гвардейская и 17-я танковая бригады, 89-й отдельный танковый батальон) 16-й армии вела в течение дня бой с противником в районе Чисмена. Прочие части 20-й армии продолжали выполнять поставленные им задачи.

Войска 16-й армии в течение 17 и 18 декабря развивали преследование отходившего противника (части пехотной дивизии СС, 252-я пехотная и 10-я танковая дивизии), причем основные усилия 16-й армии были направлены к овладению во взаимодействии с 20-й армией Волоколамском и уничтожению противостоявших сил немцев. Группа генерала Катукова в 21 час 17 декабря с рубежа Деньково, Рождествено повела совместно с группой генерала Ремизова наступление в западном направлении, имея задачей овладеть Волоколамском. Наступление 16-й армии продолжалось весь день 18 декабря. Противник, минируя населенные пункты, дороги и опушки лесов, отходил на запад и северо-запад.

В итоге боевых действий войсками 16-й армии за 17 декабря было захвачено 162 автомашины, 6 противотанковых орудий, 1 тяжелое орудие, 8 танков, 8 мотоциклов, 50 000 винтовочных патронов и много других трофеев.

Однако на ряде участков немецкие арьергарды на фронте 20-й и особенно 16-й армий упорно задерживали наступавшие войска инженерными заграждениями и организованным огнем. Так, в районе Горюны, Данилково немцы силой до двух батальонов, трех минометных батарей, дивизиона артиллерии и танков оказывали упорное сопротивление группам генералов Ремизова и Катукова. После упорного боя части противника поспешно отступили в направлении Волоколамска, бросив до 30 танков и понеся значительные потери в живой силе.

Во второй половине дня 19 декабря группа генерала Ремизова во взаимодействии с группой генерала Катукова вела бои за овладение Волоколамском. Части группы генерала Ремизова совместно с частями 64-й стрелковой бригады заняли Пушкари, развивая наступление на Волоколамск с севера и от Ченцы с северо-востока. 106-я пехотная и 5-я танковая дивизии противника упорно пытались удержать район Волоколамска и шоссе на север, на Суворово, и к югу на Спас-Рюховское.

Группа генерала Катукова к исходу 19 декабря вела бой на подступах к городу, развивая удар из района Ядрово, Язвище.

Днем 20 декабря правофланговые части 1-й ударной армии, развивая преследование противника, вышли к реке Лама: 29-я стрелковая бригада вела бой за Покровское; 84-я стрелковая бригада с боем достигла Шилова; 47-я стрелковая бригада овладела Суворовом, 56-я стрелковая бри гада заняла Веригино и наступала на Малеевку, Ефремово.

Войска 20-й и 16-й армий продолжали выполнять поставленные им задачи.

20 декабря командующий Западным фронтом генерал армии Жуков отдал войскам приказ № 0116/оп, в котором армиям правого крыла была поставлена задача продолжать безостановочное наступление и к исходу 27 декабря выйти на фронт Зубцов, Васютина, Златоустово, Гжатск, Киселево, Михайловское, Медовники.

В соответствии с этим ставились и задачи армиям:

1. 1-й ударной армии, прочно обеспечивая правый фланг фронта, к исходу 22 декабря главными силами армии выйти на фронт Желудово (искл.). Погорелое Городище, Кучино. Подвижной группой к исходу 27 декабря овладеть Сычевка, Новодугинская. Разграничительная линия справа — Рогачево, Решетниково, Котляково, Зубцов (все исключительно для 1-й армии); слева (до Песочни) прежняя, далее разъезд Помедьница.

2. 20-й армии к исходу 22 декабря главными силами выйти на фронт Кучино (искл.), Б. Крутое, Михалево.

Подвижной группой, взаимодействуя с 16-й армией, занять Гжатск 25 декабря. Разграничительная линия слева (до Златоустово ) прежняя, далее Новодугинская.

3. 16-й армии к исходу 22 декабря главными силами выйти на фронт Шнюково, Астафьево, Галышкино. Разграничительная линия слева до Гжатск — прежняя, далее — станция Мещерская.

Таким образом, всем армиям правого крыла фронта ставилась задача: наступая далее на запад, преодолеть рубеж обороны на Ламе и Рузе, где немцы стремились остановить наше наступление, чтобы выиграть время и прочно закрепить и удержать за собой район Ржев, Гжатск, Вязьма.

В своем приказе командующий фронтом вновь требовал от командиров всех степеней «брать укрепленные узлы противника, обводя их, и не задерживать движения вперед передовых эшелонов боевого порядка...»

В 6 часов 20 декабря части 20-й армии — 64-я стрелковая бригада и группа генерала Ремизова — во взаимодействии с группой генерала Катукова овладели Волоколамском, выбив оттуда остатки 106-й пехотной и 5-й танковой дивизий. В городе было захвачено много трофеев. По овладении Волоколамском распоряжением командования фронтом группа генерала Ремизова была передана в состав 1-й ударной армии, а группа генерала Катукова в 20-ю армию. Обе группы после взятия Волоколамска продолжали вести наступление и к исходу 20 декабря овладели селением Спас-Помазкино и продолжали развивать успех в западном направлении.

К исходу 21 декабря и первой половины следующего дня 1-я, 20-я и 16-я армии достигли рубежа рек Лама и Руза. Войска 1-й ударной армии вышли на фронт Мармыли, Телегино и далее по реке Лама. Они встретили организованное сопротивление 14-й моторизованной, 23-й и 106-й пехотных дивизий противника на линии Званово, Плаксино, река Лама, Ярополец. Части 20-й армии подошли к реке Лама и совершали 22 декабря частичную перегруппировку. Противник в течение 21 и 22 декабря вел упорные бои в районе Ивановское (до двух пехотных батальонов 106-й пехотной дивизии, усиленных танками), Тимково (части 35-й пехотной дивизии), Рюховское (35-я пехотная и 11 -я танковая дивизии). Одновременно войска 16-й армии вели упорные бои с противником, оборонявшим рубеж Спас-Рюховское (части 5-й танковой дивизии), Осташево, Иваньково, Глазово, Дьяково (два пехотных полка дивизии СС и части 252-й пехотной дивизии).

В течение 23 декабря армии правого крыла продолжали бои на всем фронте. Части 1-й ударной армии вели наиболее упорные бои с противником на флангах армии. Однако, несмотря на все усилия войск, наступление успеха не имело.

Войска 20-й армии с 12 часов 23 декабря перешли в наступление с задачей прорвать оборону противника на волоколамском направлении (Тимково, Хворостинино и южнее). Наступление развития не получило вследствие сильной обороны противника. К вечеру 23 декабря войска армии производили перегруппировку к правому флангу с целью с утра 24 декабря возобновить наступление.

16-я армия в течение 23 декабря также продолжала вести бои; одновременно армия производила перегруппировку к своему правому флангу, чтобы 24 декабря возобновить наступление.

С утра 24 декабря войска правого крыла вновь перешли в наступление. 1-я ударная армия наносила удары на обоих флангах. 20-я армия основные усилия сосредоточила на правом фланге, имея целью овладеть Михайловкой и Тимковом; 16-я армия наступала на всем фронте.

Противник оказывал сильное сопротивление, упорно удерживая рубеж обороны и отражая наше наступление огнем и контратаками. Бои шли в течение целого дня, однако большого успеха они не имели. Войска овладели лишь отдельными пунктами — Плаксино, Пагубино, Колышкино. Но 25 декабря в результате контратак противника эти пункты снова были им заняты.

Тяжелые зимние условия, короткий день, глубокий снег и сильные морозы (25-35° ниже нуля) затрудняли и ограничивали действия наступавших войск. Организация противником крепкой огневой обороны, создание узлов сопротивления (особенно в населенных пунктах), широкое применение автоматчиков, минирование участков местности, заграждения лесов перед оборонительной полосой и, наконец, действия авиации по нашим боевым порядкам ставили перед наступавшими частями трудные оперативно-тактические задачи.

Боевые действия армий правого крыла фронта на рубеже рек Лама и Руза приняли затяжной характер.

Оперативно-тактические выводы1. Германское командование, рассчитывавшее разгромить наше правое крыло последовательными ударами двух танковых групп, усиленных пехотными соединениями, в итоге своего наступления поставило эту группировку под наш сокрушительный удар.

6 декабря началось контрнаступление армий правого крыла Западного фронта. Наступательная операция правого крыла была построена с расчетом на нанесение мощного удара основной группировке противника (3-й и 4-й танковым группам) с целью захлестнуть эту группировку нашим правым флангом, разгромить ее и уничтожить. В результате мероприятий, проведенных Верховным Главнокомандующим, правое крыло Западного фронта было усилено резервными армиями (1-я ударная и 20-я), а также новыми резервными частями и соединениями, вошедшими в состав 30-й и 16-й армий. Активные действия войск правого крыла вынудили противника перейти к обороне на всем фронте. Пользуясь тем, что 4-я танковая группа противника была скована на фронте 16-й армии, командование Западным фронтом силами 30-й, 1-й ударной и 20-й армий повело наступление с задачей нанести удар на Клин, Солнечногорск и разгромить противника, действовавшего на этом направлении. В направлении Истринского водохранилища действовала 16-я армия. Немцы перед фронтом армий правого крыла были вынуждены вначале перейти к постепенному, а затем и к поспешному отступлению на запад и юго-запад.

Наши войска, громя противника и преодолевая его сопротивление, продвинулись на 70-100 км, достигнув к 20 декабря рубежа рек Лама, Руза, где встретили организованную оборону немцев. Попытки наших армий с ходу прорвать оборону противника существенных результатов не дали, наши войска вынуждены были приостановиться перед этим укрепленным рубежом.

Рубеж рек Лама, Руза явился для армий правого крыла серьезным препятствием, которое потребовало вначале проведения ряда частных боев (с 20 по 25 декабря) для улучшения своего положения, а затем организации тщательной подготовки к прорыву оборонительной полосы противника.

В результате поражения и отступления немцев под Москвой было захвачено 314 танков, 517 орудий, 35 бронемашин, 67 минометов, 451 пулемет, 400 автоматов, 3960 автомашин, 841 мотоцикл, 1044 велосипеда, 15 радиостанций, 1529 винтовок, 1 млн. патронов, 35 000 снарядов (без учета того, что было уничтожено авиацией и артиллерией).

Наступление правого крыла велось в тяжелых климатических условиях: морозы усиливались (в 20 числах декабря морозы доходили до 35°), снежный покров увеличился, двигаться приходилось преимущественно по дорогам. Первоначальный размах операции правого крыла, проводившейся с расчетом на окружение и полное уничтожение противника, фактически был несколько ограничен. Задачи, поставленные командующим Западным фронтом армиям правого крыла на 18, 21и 27 декабря 1941 года, к указанному сроку полностью не были выполнены. С выходом наших частей на рубеж рек Лама, Руза наступление было задержано, так как противник успел организовать упорную оборону. В дальнейшем пришлось организовать прорыв укрепленной полосы.

2. Контрнаступление армий правого крыла слагалось из двух последовательных этапов: первый этап (с 6 по 16 декабря) — переход в наступление, поражение противника и бои за овладение Клином, Солнечногорском, Истринским водохранилищем и городом Истра; второй этап (с 17 по 25 декабря) — наступательные бои западнее Клина, Солнечногорска, Истры, продолжение преследования противника и выход на рубеж рек Лама, Руза.

Наступательная операция правого крыла фронта развивалась в основном по трем операционным направлениям:

а) 30-я и 1-я ударная армии наносили удар на Клин и далее на Теряеву Слободу;
б) 20-я армия наступала в общем направлении на Солнечногорск, Волоколамск;
в) 16-я армия, развивая удар на Истру и севернее, уничтожала противостоявшие силы немцев.

Задача 30-й армии заключалась в том, чтобы нанести (во взаимодействии с 1-й ударной армией) глубокий удар по коммуникациям противника, перерезать Ленинградское шоссе и пути отхода рогачевской группы войск и разгромить фашистов в направлении Клин, Теряева Слобода.

Задачей 1-й ударной армии (во взаимодействии с 30-й армией) являлся разгром клинской группировки противника и развитие наступления в западном направлении. 20-я армия должна была уничтожить солнечногорскую группу противника и, развивая наступление на юго-запад, овладеть Волоколамском. Задача 16-й армии заключалась в том, чтобы во взаимодействии с 20-й и 5-й армиями (сосед слева) разгромить противостоявшие неприятельские силы, овладеть рубежом Истринское водохранилище, город Истра и развить наступление в юго-западном направлении.

3. Зимние условия значительно влияли на ход операций обеих сторон. При отходе немецкие войска не могли широко применять свои подвижныечасти вследствие большого снежного покрова в районе боевых действий. Часть тяжелых танков противника преодолевала снежный покров, но и они были вынуждены прижиматься к наезженным зимним дорогам, причем их боевые действия протекали в тесном взаимодействии с пехотой. То же следует сказать и о наших наступавших танковых частях.

Что касается наших стрелковых частей, то они не могли передвигаться с необходимой быстротой, так как наступали по снежной целине. Поэтому общий темп наступления снизился. Глубокий снежный покров, несомненно, влиял и на маневрирование артиллерии (особенно тяжелой), что также было одной из причин замедления продвижения наших войск.

Наши лыжные батальоны в основной своей массе как лыжные части почти не действовали вследствие их недостаточной лыжной подготовки; зачастую они использовались как обычные стрелковые батальоны.

В условиях суровой зимы, при наличии глубокого снежного покрова, обороняющийся и отступающий от рубежа к рубежу противник способен, как показал опыт боев, опираясь на населенные пункты, развернуть свои огневые средства и использовать технику (танки по дорогам) против наступающего, чтобы задержать его продвижение и выиграть время для организации прочной обороны на одном из тыловых рубежей.

4. Длительный период контрнаступления, осложнявшийся рядом обстоятельств, в суровых зимних условиях потребовал большого искусства и непрерывности в управлении войсками со стороны командования фронта, армий и их штабов.

Количество соединений (дивизий и бригад) в армиях колебалось от 3 до 15; наиболее насыщенной в этом отношении была 16-я армия. Так, на 6 декабря в боевой состав этой армии входило пять стрелковых, четыре кавалерийские дивизии, четыре стрелковые, четыре танковые бригады — т.е. всего 17 соединений. Кроме того, 16-й армии было придано большое количество артиллерии: три артиллерийских полка резерва Главного командования, два пушечных артиллерийских полка, один гаубичный артиллерийский полк большой мощности, семь артиллерийских противотанковых полков, восемь отдельных гвардейских минометных дивизионов. Естественно, что при таком количестве соединений, входивших в состав армий, требовалась сложная организация управления и возникал ряд затруднений в работе.

Независимо от количества соединений, входивших в состав той или другой из армий правого крыла, управление в процессе отхода и при наступлении было весьма сложной и кропотливой работой. Так, возникновение новых участков фронта требовало быстрого принятия новых решений. Эти решения необходимо было немедленно довести до войск, пользуясь всеми средствами связи. Проводная связь нарушалась, для передачи боевого приказа применялись радио и офицеры связи на самолетах, автомашинах, мотоциклах. Кроме того, управление осуществлялось путем личного общения, объезда войск и телеграфно-телефонных переговоров с командованием. Следует отметить, что, несмотря на значительные трудности, управление войсками во время контрнаступления (особенно у командования и штаба Западного фронта) стояло на высоте; об этом свидетельствует ряд данных.

За период с 6 по 25 декабря командующий Западным фронтом отдал несколько оперативных приказов для всех войск фронта и целый ряд частных приказов и указаний армиям; кроме того, штаб фронта отдавал приказания от имени командования.

Командующие армиями отдавали почти ежедневно приказы по армиям, обычно ставя войскам задачи на каждый день.

5. В ходе борьбы на западных и северо-западных подступах к Москве важнейшую роль играли крупные резервы, которые находились на различных расстояниях от линии фронта и позволяли командованию перебрасывать их к месту боя или на рубеж развертывания в зимних условиях в довольно короткие сроки. Значение оперативно-стратегических резервов с особой очевидностью сказалось при развертывании и вводе в сражение распоряжением Верховного Главнокомандующего двух новых армий (1-й ударной и 20-й), начавших контрнаступление в момент выхода фланговой ударной группировки противника к каналу Москва—Волга и нарастания кризиса оборонительного сражения на северо-западных подступах к Москве.

Резервы, имевшиеся в распоряжении армий, получали, как правило, задачи в пределах полосы боевых действий своих армий, где они иногда оказывались скованы противником (30-я и 16-я армии). В таких случаях фронтовое командование подбрасывало дополнительные силы, чтобы добиться необходимого результата.

6. Следует отметить большое значение овладения городом Клин и разгрома клинско-рогачевской группировки противника для общего успешного развития контрнаступления правого крыла фронта. Группировка немцев, оборонявшая Клин, имела задачей удерживать этот район возможно дольше, чтобы обеспечить за собой узел дорог и пути отхода на запад и юго-запад. 30-я и 1-я ударная армии нанесли клинской группировке противника концентрические удары с севера и востока, что привело в дальнейшем к ее окружению.

В результате поражения клинской группировки противника войска 30-й и 1-й ударной армий получили возможность продолжать развитие наступления.

Однако нужно указать, что затяжка операции по овладению районом Клин, Истринское водохранилище в конечном счете дала возможность врагу выиграть время и организовать упорную оборону на рубеже рек Ламы, Рузы.

Один из приемов, не без успеха применяемых немецким командованием с целью задержки нашего наступления, заключался в том, что группа автоматчиков на машинах, заняв населенный пункт или другой удобный местный предмет, вела огонь и иногда вынуждала наши части разворачиваться в боевой порядок, после чего отходила на автомашинах к следующему удобному рубежу.

7. Оперативная плотность войск в пределах правого крыла была примерно следующей: плотность войск Красной Армии — одна дивизия на 7 км; плотность войск противника — одна дивизия на 10 км. Тактическая плотность на различных направлениях была различной. Наибольшая плотность насыщения техникой была в 16-й армии — 16-20 орудий и 20-25 минометов на 1 км фронта.

Первоначальное построение боевых порядков немецких войск при наступлении на Москву осуществлялось по обычной схеме построения клиньев: танковые части, автоматчики на машинах или мотоциклах, противотанковая артиллерия, моторизованная пехота, дивизионная артиллерия, главные силы моторизованной пехоты с танковым охранением, наконец, пехота, двигавшаяся на автомашинах или пешком. Но постепенное увеличение количества танков, автоматов, противотанковых ружей и минометов с нашей стороны, а также бомбардировочные и штурмовые действия авиации (уничтожавшей вражескую технику) заставляли немцев изменять свою тактику и применять подобные боевые порядки более осторожно.

Боевые порядки наших войск в зимних условиях в основном представляли собой обычные боевые порядки пехотных частей с приданными танками и артиллерией (усиления, противотанковой и зенитной). Таким образом, в процессе декабрьского наступления пехота, усиленная современными техническими средствами борьбы, являлась основой боевых порядков и вела свои действия по принципам общевойскового боя. Кроме того, действия пехоты сочетались с действиями танковых десантов, состоявших из автоматчиков, и приданной последним зенитной и противотанковой артиллерии, что дало нашим войскам возможность добиться требуемой маневренности и на отдельных участках вызывало панику в рядах отступавшего противника (особенно при преследовании). Действия танковых десантов при наступлении были особенно удачными на стыках соединений противника и на его открытых флангах.

В условиях зимы значительная часть автоматчиков (кроме танковых десантов) и стрелковых подразделений должна уметь действовать на лыжах.

8. Темпы наступления войск зависели от ряда условий.

Немецкие войска во время ноябрьского наступления, которое велось в более благоприятных условиях (зима еще не наступила, значительного снежного покрова не было), на волоколамско-клинско-дмитровском направлении в течение 20 дней прошли 80-100 км при среднем темпе движения 4-5 км в сутки.

Несмотря на то, что немецкая ударная группировка состояла по преимуществу из мотомеханизированных соединений (1, 2, 5, 6, 7, 10 и 11-я танковые, 14-я и 36-я моторизованные дивизии), обеспеченных артиллерией и авиацией, немцы не смогли достигнуть более высокого темпа продвижения. Наши войска (30-я и 16-я армии) вели ожесточенные одерживающие бои и наносили противнику крупные потери в живой силе и технике.

Красная Армия в ходе борьбы снабжалась новыми мощными огневыми средствами (противотанковая и зенитная артиллерия, противотанковые ружья, минометы и, наконец, отдельные гвардейские минометные дивизионы). Это дало командованию возможность усилить огневое сопротивление фашистским захватчикам. Наша авиация своими бомбардировочными и штурмовыми действиями сдерживала продвижение танков и пехоты противника и наносила им потери. В то же время войска Красной Армии стали лучше применяться к местности и окапываться, благодаря чему сделались менее уязвимыми для противника; кроме того, они научились вести более упорную оборону. Поэтому темпы продвижения танковых частей немцев понизились. Следует также отметить, что материальная часть противника к этому времени значительно износилась. Все это привело к тому, что расчеты германского командования на стремительные действия бронетанковых частей в ноябре — декабре 1941 года не оправдались.

Темпы наступления войск Красной Армии в декабре 1941 года (несмотря на тяжелые условия суровой зимы, на наличие большого снежного покрова) достигли в среднем 6 км в сутки (при этом необходимо учитывать, что основную массу войск при наступлении составляла пехота); такие темпы следует признать вполне удовлетворительными.

Ширина фронта армий с выходом их на линию железной дороги Москва, Ленинград уменьшилась:

а) для 30-й армии — до 30-32 км;
б) для 1-й ударной армии — до 14-15 км;
в) для 20-й армии — до 14-15 км. Таким образом, ширина фронта уменьшилась почти вдвое, что дало возможность эшелонировать в глубину боевые порядки армий.

Продвижение 1-й ударной, 20-й и 16-й армий к 20-21 декабря закончилось на рубеже рек Лама, Руза, где части встретили организованную оборону противника. Этим обстоятельством и объясняется столь низкий темп продвижения при наступлении в период 21-25 декабря.

9. При своем отходе противник применял танки мелкими группами — по 5-10 танков (иногда более) в тесном взаимодействии с пехотой. Эти мелкие группы танков действовали в основном по дорогам; противник избегал заходить в лесные массивы. В процессе боевых действий немцы стремились наносить удары накоротке, после чего танки укрывались за пехотой; кроме того, танки действовали из засад, из населенных пунктов и других укрытий. Как правило, немецкие танки в открытый бой с нашими танками не вступали, а обычно уходили, стремясь обойти их с флангов, или вели огонь из-за укрытия.

Что касается наших танковых частей, то в процессе контрнаступления правого крыла танки чаще придавались стрелковым, кавалерийским дивизиям и стрелковым бригадам. Большей частью танки использовались небольшими группами (как танки поддержки пехоты) в тесном взаимодействии со стрелковыми частями.

Необходимо, однако, отметить, что вопросы взаимодействия с пехотой и артиллерией были отработаны еще недостаточно. Это подтверждено рядом примеров из боевых действий. Помощь танкам в бою, поддержка их . пехотой, артиллерией и авиацией часто оказывалась недостаточной. В процессе наступления танкам не придавались орудия сопровождения для подавления противотанковой обороны противника или придавались в недостаточном количестве.

Сопровождение наступавших танков огнем артиллерии практиковалось также в недостаточной мере, вследствие чего почти вся противотанковая оборона противника оставалась нетронутой. Взаимодействия танков с авиацией в процессе контрнаступления правого крыла осуществить не удалось. Авиация, действуя по войскам и тылам противника, выполняла задачи, указанные ей командованием фронта.

Но там, где общевойсковое командование давало танкистам время на подготовку наступления и правильно организовывало взаимодействие с пехотой, артиллерией и авиацией, танковые части оказывали большую помощь пехоте в бою и несли незначительные потери в материальной части.

В зимних условиях наступление проводилось небольшими группами танков, накоротке, причем танки, врываясь в расположение противника, наносили ему серьезные потери; в дальнейшем они располагались в засадах и фланговым огнем с места расчищали путь наступавшей пехоте.

По данным штаба Западного фронта, общие потери в материальной части танков за период декабрь — январь были следующими (в %):

От огня противотанковой и среднекалиберной артиллерии 65

От крупнокалиберных пулеметов 5
Подорвано на минных полях противника 10
От авиации 0
От танков противника 35
Вследствие технической неисправности 5
Итого 100

Таким образом, наибольшие потери танки несли от артиллерийского огня противника.

Опыт боев показал, что наши танковые соединения и части имеют все возможности для ведения активных, успешных действий против немецких войск, при условии взаимодействия с пехотой, авиацией и обеспечения танков поддержкой артиллерии в процессе наступления.

10. В составе армий правого крыла фронта б декабря было девять кавалерийских дивизий, т.е. около 25% общего количества соединений. Противник же не имел крупных кавалерийских соединений. Превосходство в коннице позволяло командованию армий на отдельных направлениях развивать ее активную боевую деятельность и добиваться значительных успехов.

Наличие лесных пространств благоприятствовало действиям конницы, так как обеспечивало ее укрытие от воздействия авиации и танков противника. Конница широко использовала леса; ее боевая работа за период контрнаступления подтверждает возможность применения крупных конных масс при благоприятной оперативной обстановке даже на направлениях, насыщенных войсками противника.

Практика совместных действий конницы с пехотой показала, что усиление кавалерийского корпуса (дивизии) одной-двумя танковыми бригадами и стрелковой дивизией (на автомашинах) дает возможность развернуть активные действия на флангах и в тылу противника.

11. В ходе контрнаступления армий правого крыла фронта возник вопрос об овладении населенными пунктами, превращенными немцами в опорные пункты или узлы сопротивления. Климатические и тактические условия вынуждали немецкое командование держаться за населенные пункты и применять инженерные средства с целью приведения этих пунктов в оборонительное состояние. Это делалось для того, чтобы сдержать натиск наших наступавших частей. Характерным примером является укрепление и оборона немцами Крюкова, Красной Поляны, Клина — дома в этих населенных пунктах были превращены в ДОТ или ДЗОТ, кроме того, была организована тщательная оборона улиц этих городов и пунктов. Поэтому командующий Западным фронтом энергично и настойчиво требовал от войск стремительного продвижения вперед в охват фланговых группировок противника и запретил вести фронтальные бои с прикрывающими частями, а также лобовые атаки на укрепленные узлы обороны противника.

12. Насыщение артиллерией армий правого крыла в период наступления было следующим:

30-я армия - 108-й и 542-й пушечные артиллерийские полки. 540-й артиллерийский противотанковый полк. 29-й и 30-й отдельные гвардейские минометные дивизионы.

1-я ударная - 701-й артиллерийский полк резерва Главного командования;

20-я - 517-й артиллерийский полк резерва Главного командования; 16-я - 2-й гвардейский, 39-й и 138-й артиллерийские полки резерва Главного командования, 523-и и 528-й пушечный артиллерийский, 544-й гаубичный артиллерийский полки большой мощности, 1 -й и 2-й гвардейские, 533-й, 610-й, 768-й, 863-й артиллерийские противотанковые полки, 13-й, 17-й,28-й,30-й, 31 -й, 35-й, 37-й и 26-й отдельные гвардейские минометные дивизионы, 871-й артиллерийский противотанковый полк.

Наибольшая плотность насыщения артиллерией была на фронте 16-й армии. Большое насыщение 16-й армии артиллерией было вызвано наличием крупнейшей танковой группировки (4-я танковая группа) противника перед фронтом армии и тем, что 16-я армия непосредственно обеспечивала ближние подступы к столице. Когда 7 декабря армия перешла в наступление, противник, первоначально оказывавший значительное сопротивление, под сильным воздействием артиллерии и натиском наших частей начал отход в западном направлении.

Действия артиллерии 16-й армии (которые являются наиболее поучительными) можно разделить на три периода.

Первый период — бои за овладение рубежом Клушино, Крюково, Снегири, Рождествено (с 6 по 9 декабря); в соответствии с первоначальными задачами наступления была произведена перегруппировка артиллерии для достижения достаточной плотности огня на участках наступавших дивизий, причем наибольшая плотность была создана в центре и на левом фланге. Большое значение в нанесении противнику удара перед его отходом имели отдельные гвардейские минометные дивизионы. Количество их на участке 16-й армии в наиболее ответственные периоды доходило до 10. Минометные дивизионы своим огнем наносили противнику большие потери в живой силе и технике, в ряде случаев вызывая панику и смятение. Надлежащая эффективность достигалась в тех случаях, когда противник не находился в укрытиях.

Второй период — бои восточнее Истринского водохранилища и за овладение этим районом (с 10 по 15 декабря). С началом продвижения артиллерия была перегруппирована с учетом задач и наличия тяги в полках усиления. В зимних условиях эта артиллерия и гвардейские минометные дивизионы отставали от передовых стрелковых частей; главная трудность при продвижении заключалась в минировании противником дорог и в создании пробок (при недостатке оборудованных объездов). Боевые действия свелись к поддержке боев частей за овладение водохранилищем.

Третий период — с момента преследования противника к рубежу реки Руза и до выхода на этот рубеж (с 15 по 25 декабря). Поспешный отход противника обязывал наши войска ускоренно его преследовать. Дивизионная артиллерия в зимних условиях отставала от пехоты. Боевые действия артиллерии заключались в поддержке частей, наступавших на укрепленные населенные пункты и рубежи.

Если в 16-й армии в ходе наступления боевые порядки были значительно насыщены артиллерией, то этого нельзя сказать про остальные армии правого крыла. Оборона противника представляла ряд расчлененных по фронту и в глубину узлов сопротивления, совмещавшихся, как правило, с населенными пунктами или командными высотами. Зимние условия ограничивали боевые действия авиации и танков; артиллерия и минометы являлись основным средством подавления неприятельской обороны. Противник приспосабливал к обороне не только населенный пункт в целом, но и отдельные здания для упорной обороны. Уставные методы артиллерийского обеспечения не всегда приводили к желаемым результатам. Поэтому от артиллерийской подготовки необходимо было перейти к «артиллерийскому наступлению», т.е. к непрерывному сопровождению наступления пехоты артиллерией (огнем и колесами) до тех пор, пока не будет взломана оборона противника на всю глубину.

13. Как видно из всего изложенного, период боевых действий сторон на подступах к Москве в конце ноября и начале декабря был насыщен борьбой за инициативу, чередованием оборонительных и наступательных боев. В отдельных случаях они принимали характер встречных боев. Наиболее крупным встречным столкновением двух оперативные группировок в своеобразных условиях явились бои 1-й ударной и 20-й армий на линии Дмитров, Яхрома, Красная Поляна с пытавшимися прорваться немецко-фашистскими войсками.

3-я танковая группа и части 4-й танковой группы (1, 2, 6 и 7-я танковые, 14-я моторизованная, 106-я пехотная дивизии) в конце ноября 1941 года, имея перед собой отходившие войска 30-й и 16-й армий, с выходом на рубеж канал Москва—Волга (район Дмитров, Яхрома, Красная Поляна), неожиданно для себя встретили серьезный отпор со стороны новых резервных армий (1-й ударной и 20-й). Враг стремился форсировать канал Москва—Волга в районе Дмитров, Яхрома и переправиться на восточный берег для охвата столицы с северо-востока.

Попытка противника переправиться 29 ноября в районе Дмитрова была ликвидирована контратакой частей 1-й ударной армии; попытка немцев (7-я танковая и 14-я моторизованная дивизии) переправиться 28 ноября через канал в районе Яхромы первоначально имела успех. Потеснив части 29-й стрелковой бригады, противник овладел Перемилово, Б. Семешки, однако контратакой частей 1-й ударной армии был отброшен на западный берег с большими для него потерями.

В районе Белый Раст, Красная Поляна наступление немцев встретило активные действия войск 20-й армии, перешедших 3 декабря в контрнаступление правым крылом и центром (64-я стрелковая бригада, 331-я стрелковая дивизия, 28-я стрелковая и 24-я танковая бригады). В боях на ближних подступах к столице, не имея превосходства в силах для развития успеха, противник должен был вначале на отдельных участках, а затем и на всем фронте перейти от наступления к обороне. В последующие дни инициатива действий целиком перешла в руки 1-й ударной и 20-й армий, и они стали теснить противника, который был вынужден отступать, понеся поражение

Таким образом, можно с известным основанием сказать, что боевые действия обеих сторон на фронте 1-й ударной и 20-й армий с 29 ноября по 4 декабря носили характер своеобразного встречного сражения. В дальнейшем оно перешло в оперативную оборону и отход для немцев, в наступательное сражение и преследование для войск правого крыла Западного фронта.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ПОЛОЖЕНИЕ В ЦЕНТРЕ. ПОПЫТКИ ПРОРЫВА НАШИМИ ВОЙСКАМИ ОБОРОНИТЕЛЬНОГО РУБЕЖА НЕМЦЕВ НА РЕКАХ РУЗА, МОСКВА, НАРА

В то время, как на реке Нара продолжались оборонительные бои, по радио было передано сообщение Совинформбюро о том, что «6 декабря 1941 года войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери».

На правом фланге 5-й армии к исходу 11 декабря положение было следующее. В результате контрнаступления 108, 144, 19 и 329-й стрелковых дивизий был прорван фронт обороны 252, 37, 78 и 267-й пехотных дивизий противника; наши части, ломая сопротивление врага, к исходу указанного числа вышли в район Локотня, Колюбаково.

Противник к этому времени был измотан и в центре Западного фронта — на реке Нара. После поражения, понесенного под Юшковом и Мо-гутовом, он уже не предпринимал здесь активных действий, а перешел к обороне и стал усиленно закапываться в землю, возводя на занятой территории сильный оборонительный рубеж.

На центральном участке Западного фронта наши армии не обладали превосходством в боевой технике. Но обстановка, сложившаяся к середине декабря 1941 года под Москвой, была такова, что немцам становилось все труднее удерживать свой центр по линии занятой обороны, в то время как оба их фланга продолжали откатываться назад.

Моральное состояние немецких войск понизилось; его напрасно пытались поднять командиры частей ссылками на прежние победы. Солдаты сильно страдали от холода; питание их было поставлено плохо; в покидаемых немцами окопах находили записи: «Прощай, Москва», «Мы больше не увидим Германии», «Долой Гитлера!» и пр. Однако, как показал опыт последующих боев, немцы все же оказывали упорное сопротивление нашему наступлению.

В то же время моральный подъем советских войск ввиду определившихся побед Красной Армии был высоким; этот фактор в обстановке развернувшихся событий имел большое значение при нанесении врагу поражения в Московской операции.

Указания командования Западного фронта о переходе в контрнаступлениеВ связи со сложившейся обстановкой командованием Западного фронта 13 декабря 1941 года были даны армиям центрального участка (5, 33 и 43-й) указания о переходе в контрнаступление.

Замысел фронтового командования состоял в том, чтобы ударом наших армий сковать силы противника в центре, не позволить им маневрировать в сторону флангов; в дальнейшем не исключалась возможность раскола фашистского фронта против Москвы на две не связанные между собою части.

Директивами командования фронтом № 0103 и 0104/оп армиям центра ставились такие задачи:

5-й армии, которая во взаимодействии с 16-й армией своим правым флангом преследовала отходившего противника, к исходу 18 декабря выйти на фронт Васюково, Клементьево, Облянищево, Грибцово, Мау-рино, достигнув 16 декабря главными силами рубежа: Сафониха, река Озерная, Таболово, Руза, Тучково. Разграничительная линия слева до Маурино прежняя, далее — Ново-Никольское, станция Колочь.

В директиве 0104/оп указывалось:

«33 и 43 армиям,— нанести удар в направлении Атепцево, Балабаново, Малоярославец. К исходу 18.12 армиям: выйти на рубеж: Таширово, Мишуково, Балабаново, Тарутино, Комарове, Черная Грязь.»

а) Командарму 33 группировкой в составе не менее четырех стр. дивизий со средствами усиления с исходного положения искл. Наро-Фоминск, Каменское, с рассветом 17.12 нанести удар в направлении Балабаново, Малоярославец, разбить противника и к исходу 18.12 выйти на рубеж Таширово, Мишуково, Балабаново.Разгранлиния слева — Дятлово, Балабаново, Уваровское, Ступино.

б) Командарму 43 за счет перегруппировки сил армии создать группировку на правом фланге и с рассветом 17.12 нанести во взаимодействии с 33 армией удар в направлении Романове, Балабаново и к исходу 18.12 выйти на рубеж искл. Балабаново, Воробьи.Разгранлиния слева: Буриново, Малоярославец, Медынь».

Всем армиям указывалось:

1. За своевременный выход на указанные рубежи персональную ответственность несут командующие армиями.

2. Наступление армий будет поддерживаться военными воздушными силами фронта.

3. Преследование вести стремительно, не отрываться от противника, широко применяя сильные подвижные передовые отряды для захвата узлов дорог, теснин и дезорганизации походных и боевых порядков противника.

Категорически запрещались лобовые атаки укрепленных узлов сопротивления противника; головным эшелонам предлагалось обходить такие пункты, возлагая уничтожение их на вторые и последующие эшелоны.

Особо указывалось на необходимость четкого взаимодействия с соседями и оказания помощи друг другу. В этом случае предлагалось

«стремиться окружать и уничтожать противника, не отговариваясь формально начертанием разгранлиний»

Выполнение армиями приказа командующего фронтом

5-я армия

В момент получения приказа командующего фронтом на участке 5-й армии боевые события развертывались следующим образом.

Правый фланг армии вместе с частями левого крыла 16-й армии вел наступательные действия против немецко-фашистских войск, откатывавшихся в это время под ударами Красной Армии в западном направлении. Прочно удерживаясь в своем центре и на левом фланге, армия выдвигала свое правое крыло все далее к западу, отбрасывая арьергардные части противника, захватывая занимаемую им территорию и трофеи. Противник оказывал упорное сопротивление, всеми средствами пытаясь задержать наше продвижение на заранее подготовленных рубежах обороны.

С целью нарушить систему обороны противника, вызвать расстройство в планомерном отводе им своих войск и дезорганизовать тыл немецко-фашистских частей, распоряжением командования фронта в состав 5-й армии был включен 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Доватора. На корпус была возложена задача проводить боевые действия в тылу противника.

10 декабря корпус (3-я и 4-я гвардейские кавалерийские дивизии с приданными 20-й кавалерийской дивизией и 1-м отдельным кавалерийским полком) сосредоточился в лесах севернее Кубинки в готовности выполнить поставленную перед ним задачу.

13 декабря, после ряда коротких ударов, нанесенных противнику по его опорным пунктам, правофланговые дивизии и дивизии центра 5-й армии (108, 144, 19, 329, 336 и 50-я) снова перешли в наступление. Противник оказал упорное сопротивление на всем фронте наступавших частей. Разгорелись напряженные бои, которые, ввиду наличия сильных оборонительных сооружений противника и насыщенности его частей огневыми средствами, стали принимать затяжной характер. Сбить противника с занятого им оборонительного рубежа оказалось крайне трудно; это требовало больших усилий и могло вызвать ненужные жертвы.

В этих условиях командующим 5-й армией был использован 2-й гвардейский кавалерийский корпус. 13 декабря на стыке 19-й и 329-й стрелковых дивизий он перешел через фронт наших частей и по глухому лесному участку, без путей, преодолевая глубокий снежный покров и сопротивление противника, стал продвигаться по территории, занятой немцами.

Казалось маловероятным, чтобы конница могла успешно наступать в таких условиях. Тем не менее в первый день корпус покрыл передовыми частями расстояние в 15 км и вышел на фронт Спасская, Локотня, имея второй эшелон своих войск на рубеже реки Москвы. Наиболее трудный этап пути был пройден; это открывало перспективу успешных действий 2-го кавалерийского корпуса и правофланговых дивизий армии, которые, пользуясь замешательством противника, выходили на фронт: Давы-довское (15 км севернее Звенигорода), Сурмино, Ново-Александровское, Спасская, Локотня, Колюбаково, Крюково.

В это время части 82-й мотострелковой и 32-й стрелковой дивизий левого фланга армии по-прежнему занимали оборонительный рубеж по линии Крутицы, Асаково, Дютьково, Мякшево. Фронт армии представлял собой дугу, откинутую в правой части к востоку. Центр дуги был нацелен к северо-западу, между тем как приказом командующего фронтом армия в целом должна была повернуться на запад.

Ввиду этого командующий 5-й армией принял решение выровнять фронт по левому флангу и затем всей армией вести наступление в западном направлении.

Решение командующего армией было изложено в двух приказах: № 023 от 15 декабря и № 024 от 17 декабря. В первом из них было указано:

«1. Противник, продолжая оказывать сопротивление, отбрасывается нашими частями на север, северо-запад и запад.

2. Ударная группа в составе 19,329 и 336 сд продолжает развивать наступление, поворачивая главными силами с рубежа Терехово, Велькино, Горбово, Лызлово на запад в направлении Руза».

Повороту правофланговых дивизий армии к западу способствовали удачные действия кавалерийской группы генерала Доватора по тылам противника. В 3 часа 14 декабря эта группа продвинулась в район Терехово, где захватила артиллерийскую и минометную батареи противника. К концу этого дня группа вела бои в районе к северу от Терехова, продвигаясь в направлении озера Тростенское. Она перехваты нала пути, по которым отступали фашистские войска, и вносила панику в их тылы. Пользуясь этим, правый фланг 5-й армии успешно продвигался вперед, отбрасывая и уничтожая противостоящие части немцев.

К 17 декабря кавалерийская группа Доватора вышла в район озера Тростенское, уничтожив по пути встреченные части противника и захватив трофеи: 50 орудий, 17 станковых пулеметов, 45 ручных пулеметов, 136 автоматов, большое количество винтовок и боеприпасов, 204 грузовых и 46 легковых машин, 30 мотоциклов и много другого имущества. Успешные действия группы облегчили продвижение правого фланга армии и выход его на линию Онуфриево, Загорье, Вишенки, Воронцово, Хрущево.

Фронт правого фланга армии оказался впереди левофланговых дивизий — 82-й и 32-й. Ввиду этого командующим 5-й армией был отдан приказ по армии (№ 024 от 17 декабря) о развитии наступления. В нем было сказано:

«1 Уничтожая группировку противника на рузско-звенигород-ском направлении, части ударной группы армии подходят к городу Руза. Противник, оказывая упорное сопротивление, отводит свои части на запад.

2. 5 армия, производя перегруппировку своих сил и продолжая непрерывное преследование отходящего противника на своем правом фланге, одновременно переходит в наступление на своем левом фланге».

В соответствии с задачами, поставленными отдельным дивизиям, армия должна была к исходу 18 декабря выйти на фронт Мал. Иванцево, Горки, Ватулино, Кожино, Ескино, Ляхово, Якшино, Крюково в готовности следующим броском достичь линии, указанной приказом командующего фронтом (Васюково, Клементьево, Облянищево, Грибцово, Маурино).

Подвижной танковой группе (20-я танковая бригада со 136-м отдельным танковым батальоном) ставилась задача 18 декабря нанести удар в направлении Руза, Клементьево и к исходу дня занять район Клементьево.

В приказе по армии (так же, как и в приказе по фронту) воспрещались лобовые атаки, требовалась стремительность в преследовании противника и отмечалась необходимость взаимодействия с соседями.

Выполняя приказ командующего армией, правофланговые части 5-й армии продолжали преследовать противника, который оказывал все более и более возраставшее противодействие по мере подхода наших частей к рекам Озерная и Руза, на которых противник оборудовал сильный оборонительный рубеж. Город Руза им был превращен в крупный опорный пункт.

20 декабря 19-я и 329-я стрелковые дивизии форсировали реку Руза и овладели Комлевом, Горками, Сытьковом. 336-я стрелковая дивизия с 20-й танковой бригадой и 136-м отдельным танковым батальоном, взаимодействуя с 108-й стрелковой дивизией, ворвались в город Рузу и завязали там уличные бои, уничтожая автоматчиков противника и отражая их контратаки.

В тот же день 50-я стрелковая дивизия и 60-я стрелковая бригада, продвигаясь по южному берегу реки Москвы, овладели Красотином, Кожином, поселком им. Кагановича. 82-я мотострелковая и 32-я стрелковая дивизии, прорвав оборону противника и опрокинув его на своем пути, вышли на линию Крымское, Болдино, Маурино.

В этот день 2-й гвардейский кавалерийский корпус, разгромив противника в районе деревень Новая и Лызлово, выдвигался в сторону правого фланга армии. На пути к Захряпину группа встретила крупные силы противника. Завязался ожесточенный бой, в котором во время рекогносцировки был убит командир 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Герой Советского Союза генерал-майор Доватор.

Потеря выдающегося командира кавалерийской группы была весьма тяжела для нее. Группа генерала Доватора проделала большую работу, способствуя своими смелыми действиями успешному наступлению правого фланга 5-й армии. Действуя по тылам противника в условиях зимы и бездорожья, она показала пример боевого использования конницы.

В дальнейшем группа продолжала свои действия по тылам противника и вскоре была передана в 16-ю армию, где ее боевое использование по общей обстановке было в это время более целесообразным.

На фронте 5-й армии между тем происходило следующее. 21 декабря реку Рузу форсировала 108-я стрелковая дивизия с 37-й стрелковой и 22-й танковой бригадами; во второй половине дня эти части вели бой на рубеже Палашкино, Мал. Иванцево.Выйдя на западный берег Рузы, 5-я армия добилась крупного успеха в преследовании отступавшего врага. Но пятнадцатидневное преследование с боями, по глубокому снегу, в большие морозы ослабило силы правофланговых частей армии; потери в личном составе и технике были велики. Дивизии, выйдя на западный берег Рузы, встретили здесь укрепленный рубеж противника.

21 декабря немцы повели сильные контратаки по западному берегу Рузы. Они принудили 108-ю дивизию, 37-ю стрелковую, 22-ю танковую бригады, 19-ю стрелковую дивизию, 18-ю стрелковую бригаду отойти на восточный берег Рузы, а 50-ю стрелковую дивизию и 60-ю стрелковую бригаду на северный берег реки Москвы. Бои в городе Руза тоже успеха не имели, и 336-я стрелковая дивизия с 20-й танковой бригадой и 136-м отдельным танковым батальоном вынуждены были покинуть город и отойти восточнее его для приведения себя в порядок. Было приостановлено также наступление 82-й мотострелковой и 32-й стрелковой дивизий, части которых вернулись в свое исходное положение.

Наступление армии было неудачным. До пополнения ее личным составом и вооружением, до приведения частей в порядок не было смысла возобновлять наступление. Это могло обескровить армию и надолго вывести ее из строя. Командующий армией принял решение на время приостановить наступление.

Правофланговые части армии закрепились на восточном берегу реки Руза и на северном берегу реки Москвы. Левый фланг остался на своих прежних позициях.

33-я армия

Приказом командующего фронтом на 33-ю армию возлагалась задача прорвать фронт противника на участке Наро-Фоминск (искл), Ка-менское с нанесением главного удара в направлении Балабаново, Малоярославец, имея в ударной группе четыре стрелковые дивизии.

Перед фронтом намечаемого прорыва оборонялись части 3-й моторизованной, 183-й пехотной, 20-й танковой и частично 15-й пехотной дивизий противника. Оборонительный рубеж немцев оборудовался около двух месяцев. Он имел линию опорных пунктов с окопами полного профиля, блиндажами и ходами сообщения. На отдельных участках группы пунктов представляли собой узлы сопротивления.

В качестве противопехотных препятствий применялись колючая проволока (внаброс или в виде забора) и мины натяжного или нажимного действия. Широко использовались противотанковые препятствия, главным образом мины.

Опорные пункты и узлы сопротивления имели, как правило, хорошо организованную систему минометного и пулеметного огня. В качестве опорных пунктов немцы использовали населенные пункты, промежутки между которыми заполнялись снежными окопами, валами и обычно простреливались фланкирующим огнем пулеметов и минометов.

Командующий 33-й армией возложенную на него задачу решил так:

а) в первом эшелоне он поставил в ударной группе — 1-ю гвардейскую мотострелковую дивизию, 110, 338 и 113-ю стрелковые дивизии, в сковывающей — 222-ю стрелковую дивизию; фронт ударной группы достигал 16 км; фронт сковывающей — 14 км;

б) во втором эшелоне — 201-ю стрелковую дивизию (за правым флангом ударной группы).

В приказе командующего 33-й армией на наступление указывалось:

«ЗЗА (222сд, 1гмсд, 110, 338, 201, 113сд) с рассветом 18.12.41 года, во взаимодействии с 43 А, наносит удар в направлении Балабаново, Малоярославец с задачей разбить противостоящего противника и к исходу дня выйти на рубеж Таширово, Мишукова, Балабаново».

Дальше следовали задачи ударной и сковывающей группам и указания по боевому обеспечению наступающих войск.

«Начальнику АБТ войск армии,— говорилось в пункте 10,— из всего имеющегося количества танков выделить в состав каждой дивизии (кроме 222 сд) по 10 танков для Действия совместно с пехотой».

Пункт 11: «Артиллерия. Готовность 23:00 17.12. Пристрелка 30 м; артподготовка с 8:30 до 9:30. Начало атаки 9:30. Задачи; 1. Подавление узлов сопротивления районах Котово, Елагино, Атеп-цево, Слизнево, Чичково. 2. Подавление артиллерии противника районах Алешково, Котово, Рождество, Павловка».

Выполняя приказ командующего армией, части 33-й армии с утра 18 декабря после часовой артиллерийской подготовки перешли в наступление.

1-й гвардейской мотострелковой и 113-й стрелковой дивизиям удалось переправиться через реку Нара. 1-я гвардейская мотострелковая дивизия овладела казармой, что в 2 км юго-западнее Наро-Фоминска; 113-я стрелковая дивизия вела бой в лесу, обходя Чичково с северо-запада. 338-я стрелковая дивизия в это время овладела Слизневом на восточном берегу Нары. Таковы были результаты первого дня наступления. Противник оказал упорное сопротивление и не позволил наступавшим частям развить свой успех. 110-я стрелковая дивизия в первый день наступления вообще не могла продвинуться вперед.

19 декабря существенных изменений в положении частей 33-й армии не произошло. В ночь на 19 декабря через Нару переправилась 110-я стрелковая дивизия, которая с ходу овладела Елагином. Завязался горячий бой с противником, который начал стягивать резервы. В результате контратаки превосходящих сил части 110-й стрелковой дивизии оставили Елагино и к утру 19 декабря вернулись в свое исходное положение.

Определив важнейшие опорные пункты противника — разъезд 75 км, Елагино, Атепцево и Чичково,— части 33-й армии пытались в дальнейшем наступать, обходя эти пункты. До конца 20 декабря, несмотря на ввод в бой резервной 201-й стрелковой дивизии, наступление развивалось слабо, и части оставались на тех же местах, с которых они начали наступление.

Задача, поставленная командованием фронта, не была выполнена. Трудности, вставшие на пути наступления, сводили на нет усилия армии.

43-я армия

43-я армия, взаимодействовавшая с 33-й армией, по приказу командующего фронтом должна была нанести удар в направлении Романово, Балабаново и к исходу 18 декабря выйти на рубеж Балабаново (искл.), Воробьи.

Перед фронтом прорыва оборонялись части 15-й пехотной (частично), 19-й танковой и 34-й пехотной дивизий противника. Оборона носила здесь такой же характер, как и перед 33-й армией.

Сосед справа (33-я армия) решал задачу, аналогичную задаче 43-й армии. Сосед слева (49-я армия) прорывал фронт противника в направлении Кузьмищево, Высокиничи.

Командующий 43-й армией задачу прорыва обороны противника решил следующим образом.

а) Первый эшелон: ударная группа — 93-я стрелковая дивизия, 5-й воздушно-десантный корпус, 26-я танковая бригада; сковывающая группа — 53-я и 17-я стрелковые дивизии. Фронт ударной группы — 10 км, фронт сковывающей группы — 22 км;

б) второй эшелон (298-й пулеметный батальон) — за левым флангом ударной группы.

Задача, поставленная перед частями армии в приказе командующего 43-й армией № 41/оп от 15 декабря 1941 года, была сформулирована так:

«43 А, продолжая частью сил оборонять ранее занимаемый рубеж, с рассветом 18.12 переходит в наступление, имея целью во взаимодействии с 33 А разбить противостоящие части противника, нанося главный удар своим правым флангом: с фронта искл. Каменское, брод 1 км зап. Инино в общем направлении на Романово, Балабаново, и к исходу 18.12 выходит на фронт Балабаново, отм. 181,0 на шоссе Балабаново, Воробьи».

Приказ на наступление 43-й армии так же, как и приказ командующего фронтом, содержит: запрещение производить лобовые атаки укрепленных узлов сопротивления противника, указание вести преследование противника стремительно, не допуская отрыва его отходящих частей, требование четко взаимодействовать с соседом и соблюдать внезапность наступления.

На рассвете 18 декабря 43-я армия после часовой артиллерийской подготовки перешла в наступление. 93-я стрелковая дивизия, переправившись через реку Нару и преодолевая огневое сопротивление противника, к исходу дня вышла на восточную опушку леса, что юго-западнее Мельникова, овладела высотой 208,3, блокировав Романово. 5-й воздушно-десантный корпус, неся большие потери от минометного и пулеметного огня противника, к исходу дня овладел высотой 189,2 и Никольскими Дворами. В это время 26-я танковая бригада сосредоточилась в Серговке, в готовности развить успех ударной группы. 53-я и 17-я стрелковые дивизии обороняли рубеж Инино, Стремилово, Кормашевка.

Ночью на 19 декабря 93-я стрелковая дивизия и 5-й воздушно-десантный корпус подверглись ожесточенным контратакам со стороны противника. 93-я стрелковая дивизия отбила атаки, 5-й воздушно-десантный корпус принужден был оставить Никольские Дворы и отойти к реке Наре.

19 декабря не принесло успехов армии. Части приводили себя в порядок после неудачных боен и готовились к продолжению наступления с утра 20 декабря.

20 декабря 93-я стрелковая дивизия начала атаку на Романово, 5-й воздушно-десантный корпус — на Никольские Дворы. Бои за эти пункты приняли затяжной характер, и продвижение наступающих частей остановилось. Стоявшие перед армией задачи не были выполнены — так же как и задачи, поставленные перед соседом справа. 43-я армия оказалась не в состоянии сломить противника на линии его главного сопротивления.

Причины неудачи наступательных действий армий центрального участка Западного фронта

Во всех трех армиях центрального участка наступление не получило развития; войска армий не добились поставленных целей и частью принуждены были вернуться в исходное положение.

Одной из причин неуспеха было то, что наступавшие части не имели решающего перевеса в силах в полосах своего наступлениям

Противник же упорно сопротивлялся. Успех в этом случае мог быть достигнут при условии искусных и решительных действий войск.

Как раз в отношении действий войск командование Западного фронта отмечало ряд существенных недочетов, которые понижали результаты боевой работы. Эти недочеты имелись главным образом в управлении войсками в бою.

Соглашаясь с заявлениями командующих армиями о больших трудностях наступления (зимой, без дорог, по глубокому снегу, при больших морозах и по местности, минированной и загражденной), командование фронтом тем не менее видело основную причину неуспеха наступления не в этом, а в неудовлетворительном управлении войсками. В директиве фронта № 0120/оп от 23 декабря и в приказе командующего фронтом № 0137/оп от 1 января 1942 года указывалось, что штабы располагаются далеко от войск и не имеют с ними постоянной и надежной связи, в результате чего управление отстает от развития обстановки и руководство запаздывает.

Рекогносцировок на главных направлениях наступления командиры соединений с подчиненными командирами полков часто не делают — в результате некоторые командиры батальонов и даже полков не знают, где находятся артиллерийские наблюдательные пункты поддерживающей артиллерии, а командиры артиллерийских дивизионов не знают задач стрелковых батальонов и полков. Как правило, указывалось в приказе по фронту, командиры стрелковых батальонов и полков не знают, какие танки им приданы или какие танки действуют в полосе их наступления. Задачи танкам ставятся неконкретно, наспех. Атака танков не поддерживается огнем нашей артиллерии. Работа артиллерии в наступлении ограничивается артиллерийской подготовкой, после чего и танки и пехота предоставляются самим себе и несут большие потери. В наступлении, несмотря на прямые указания, имели место лобовые атаки, приводившие к большим потерям.

Командующий фронтом предлагал перечисленные недочеты устранить. Войска и командование должны были пересмотреть, методы своей работы и на основе проведенной разведки противника подготовиться к новым наступательным действиям. В 5-й армии, имевшей наибольшее количество потерь, на это ушло больше времени, в 33-й и 43-й — меньше. Возобновление наступления в двух последних армиях совпало с переходом фланговых армий Западного фронта в общее наступление.

Устройство тыла

Директивой фронта № 027 от 22 декабря 1941 года было указано: полевые армейские склады армий центрального участка Западного фронта развернуть в следующих пунктах:

5-й армии — Кунцево, Голицыне; отделение — Дорохове; путь подвоза — Можайское шоссе;

33-й армии — Внуково, Крекшино; отделение — Бекасово; путь подвоза — Наро-Фоминское шоссе;

43-й армии — Подольск, Домодедово; отделение — Каменка; путь подвоза — Варшавское шоссе.

Основные железнодорожные направления для подвоза при наступлении:

5-й армии — Москва, Кубинка;

33-й и 43-й армиям — Москва, Наро-Фоминск.

Шоссейные и грунтовые дороги:

5-й армии — Москва, Кубинка;

33-й армии — Москва, Наро-Фоминск;

43-й армии — Москва, Подольск, Малоярославец.

Таким образом, существующая сеть железных и шоссейных дорог в полосе действий армий центрального участка Западного фронта позволяла нормально осуществлять подвоз и перемещение баз вперед, до выхода войск на линию Гжатск, Юхнов.

На 15 декабря, к моменту перехода армий центрального участка Западного фронта в наступление, в их базах находились следующие запасы: боеприпасов — 1,5-2 боекомплекта; горючего — 2 заправки; продовольствия — 6-7 дач, фуража — около 4 дач. Ощущался недостаток сена, которого в войсках почти не было.

Выводы

Операции, проведенные армиями центрального участка Западного фронта в декабре 1941 года, несмотря на их неудачный исход, в известной мере поучительны.

1. Они показывают, что иногда по обстановке требуется наступать, не имея решающего превосходства в силах. Но такое наступление должно быть особенно хорошо организовано. Командующий Западным фронтом в середине декабря 1941 года (по сложившейся обстановке) имел основания отдать приказ армиям центрального участка Западного фронта на наступление, хотя они и не обладали к этому времени превосходством в силах над противником.

2. Наступление на организованную оборону при всех благоприятных обстоятельствах не должно вестись без соответствующей разведки противника и предварительной рекогносцировки направления главного удара. Это особенно относится к наступлению на укрепленную полосу. Неудачи 5-й армии на западном берегу реки Руза и на южном берегу реки Москва в значительной мере объясняются поспешным наступлением на полосу обороны противника, которая к этому времени не была разведана.

3. В наступлении и прорыве оборонительной полосы противника существенное значение имеет правильное построение боевого порядка. С этой стороны оперативное построение 33-й армии перед наступлением и распределение танков между всеми дивизиями поровну не могут считаться удачными. Фронт ударной группы (16 км) был широк, а распределение танков по дивизиям приводило к распылению сил.

4. При наступлении на реке Нара артиллерийское обеспечение наступавших войск было организовано по старинке. Артиллерийская подготовка, проводимая в течение определенного времени на широком фронте, в современных условиях себя не оправдывает. Отрыв артиллерийского огня от наступающей пехоты дает возможность противнику своими артиллерийскими и минометными средствами воздействовать на нашу пехоту и срывать проводимое ею наступление.

Вместо артиллерийской подготовки необходимо практиковать артиллерийское наступление, собирая сгусток артиллерийских средств на наиболее ответственных участках и сопровождая артиллерийским огнем и колесами наступающие части на всю глубину наступления.

5. Управление, организация взаимодействия родов войск и служба обеспечения в наступлении играют огромную роль. Одной из основных причин, вследствие которых наступление армий центрального участка Западного фронта не получило развития, были недочеты в управлении войсками.

6. Во время наступления в зимних условиях возникает ряд трудностей, не известных летом: продвижение по глубокому снегу без дорог, обмораживание, затруднения со связью, перебои в боевом и продовольственном питании и пр. Все это должно учитываться при организации наступления и постановке задач войскам.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

НАСТУПЛЕНИЕ НА ЛЕВОМ КРЫЛЕ ФРОНТА. ТУЛЬСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ И РАЗВИТИЕ НАСТУПЛЕНИЯ НА ВЫСОКИНИЧИ, КАЛУГУ, БЕЛЕВ

Обстановка на левом крыле Западного фронта

К 7 декабря 1941 года общая обстановка на левом крыле Западного фронта складывалась следующим образом.

В результате контрманевра и боев наших 50-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса 2-я танковая армия генерала Гудериана и приданные ей пехотные дивизии начали отступать в южном и юго-западном направлениях. Под угрозой окружения главные силы 2-й танковой армии (3, 4 и 17-я танковые, 167-я пехотная, 29-я моторизованная пехотная дивизии и полк СС «Великая Германия») отходили в район Венева и далее за реку Шать, по-видимому, с целью организации обороны на этом рубеже. К северо-западу от Тулы противник прочно удерживал за собой район Алексина. На реке Дон, на участке от южного берега Стали-ногорского водохранилища до Гранки, немцами были спешно возведены укрепления, имевшие целью задержать наступление советских войск с востока и обеспечить отход своих частей. Как впоследствии стало известно, берега реки Дон частично были эскарпированы и обледенены. Местами были отрыты окопы полного профиля, протянута в несколько рядов проволока и сооружены ДЗОТы.

7 декабря армии левого крыла Западного фронта занимали следующее положение: 49-я армия — лес восточнее Буринова, Бородино, восточный берег реки Протва, Подмоклово и далее по восточному берегу реки Оки до Сотино, откуда фронта армии отклонялся к юго-востоку и проходил через Никулино до стыка с 50-й армией. На правом фланге и в центре 49-й армии продолжались оборонительные бои, левый фланг во взаимодействии с правым флангом 50-й армии готовился к наступлению против алексинс-кой группировки противника. Фронт 50-й армии шел по линии Никулино (искл.), Некрасово, Михалково, Криволучье, Колодезная, Горшково.

Готовясь к наступлению в южном направлении, 50-я армия своими левофланговыми дивизиями во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом до 7 декабря вела упорные бои против 2-й танковой армии восточнее Тулы. Части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса к исходу 7 декабря вышли на линию Сосновка, Борзовка, Аксиньино, Петрово, готовясь к продолжению наступления в направлении на Венев.

Переданная из резерва Главного командования в состав Западного фронта 10-я армия согласно директиве фронта от 5 декабря должна была с исходного рубежа Захарово, Пронск нанести главный удар в направлении Михайлов, Сталиногорск и вспомогательный удар из района Коломна, Зарайск через Серебряные Пруды в направлении на Венев, Кураково.

К 7 декабря 10-я армия, имея шесть стрелковых и одну кавалерийскую дивизию в первой линии, а две стрелковые и две кавалерийские — во второй линии, вышла на линию Серебряные Пруды, Дмитриевка и восточнее железнодорожной линии Серебряные Пруды, Михайлов, Раненбург до разграничительной линии с Юго-Западным фронтом. Соседняя слева 61-я армия Юго-Западного фронта должна была наступать в западном направлении, имея на своем правом фланге 346-ю стрелковую дивизию южнее Скопина.

Общая обстановка на левом крыле Западного фронта к 7 декабря характеризовалась прекращением наступательных попыток противника на решающих направлениях, стремлением его вывести живую силу и технику из-под удара войск Красной Армии и началом перехода армий левого крыла Западного фронта в общее наступление.

Особенности, района и климатические условия, влиявшие на ход боевых действий

Район, в котором развернулись бои в период Тульской наступательной операции, охватывает полосу местности, имеющей протяжение: с севера на юг (по линии от Мордвеса, что в 30 км южнее Каширы, до Малевки, что на разграничительной линии с Юго-Западным фронтом) — 110 км; с востока на запад (от Павелецкой железной дороги до рубежа реки Упа) — 130 км. Благодаря открытому равнинному характеру местности создаются благоприятные условия для действий танков. Наличие водных преград (реки Дон, Упа, Проня и др.), проходящих в меридиональном направлении и параллельно фронту наступления, в условиях зимы не могло быть серьезным препятствием для одиночных и небольших групп легких танков. Тяжелые и средние танки требовали создания специальных настилов, постройки новых или использования имеющихся мостов. Встречавшиеся в рассматриваемом районе овраги с крутыми скатами являлись препятствием для танков всех систем.

Наличие небольших лесных массивов к востоку и юго-востоку от Тулы способствовало действиям конницы. К западу от Тулы, особенно по линии Дубна, Вороново и почти на всем участке 49-й армии, местность более лесистая, что способствовало немцам в ведении оборонительных действий и вместе с тем благоприятствовало войскам левого крыла в скрытном подтягивании и сосредоточении резервов. Деревни расположены довольно часто; немцы использовали их для создания опорных пунктов, что отвечало тактическим приемам ведения обороны противником.

Основными железнодорожными рокадами, питавшими войска левого крыла фронта, являлись дороги Москва—Рязань и Павелецкая железная дорога, а в период борьбы к западу от Тулы — Дзержинская железная дорога. Они являлись основными коммуникациями армий левого крыла фронта. Важную роль играло шоссе Москва—Серпухов—Тула. В период, предшествовавший нашему наступлению, немцы стремились перехватить шоссе севернее Тулы, завершить окружение нашей тульской группировки войск и лишить ее подвоза.

Сравнительно глубокий покров снега (местами доходивший до 50-80 см) создавал трудности для наступавших войск. Метели, сильные морозы (до 35°) и снежные заносы (особенно в период наступления во второй половине декабря и в начале января) затрудняли продвижение войск, заставляя прибегать к расчистке дорог. В основном такими же условиями (за исключением более лесистого характера местности) характеризовались местность и метеорологическая обстановка и в период наступления к западу от Тулы во второй половине декабря 1941 и в январе 1942 года.

Планы сторон

Как известно из предшествующих глав, план немецкого командования (в части, касающейся войск южного крыла) заключался в том, чтобы путем прорыва и глубокого охвата в общем направлении на Коломну выйти к востоку от Москвы и, соединившись с войсками северного крыла, замкнуть кольцо окружения. Попутной задачей при выполнении этого плана должен был явиться захват Тулы как важного опорного пункта, стоявшего на пути движения южного крыла немецких армий к Москве.

После неудачи захвата Тулы с ходу лобовым ударом немецкое командование изменяет ось движения своих войск на правом крыле и бросает отдельные их группы в северо-восточном (на Рязань), в северном (на Каширу) и в северо-западном (на Ревякино) направлениях, стремясь в первую очередь разделаться с нашей тульской группировкой и после этого продолжать наступление в ранее принятом направлении — на Москву.

Успешный контрманевр 50-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и начавшееся наступление 10-й армии заставляют германское крмандование отказаться от этого плана и принять решение на отвод своих войск и техники, чтобы спасти их от разгрома нашими войсками.

По этому поводу в захваченном документе (объяснение штаба 43-го армейского корпуса немцев, действовавшего в районе Тулы) говорится:

«...Когда в ночь с 5 на 6.12 выступала 31 пд, ударил еще при наступлении дня неслыханный мороз — 35°. Люди и оружие вследствие этого попали в исключительно тяжелые условия. Вместе с этим одновременно выступил новый, неожиданный в такой силе враг.

...Мы имели такие тяжелый потери людей и материалов, что не могли дальше закрепить возможный успех.

Одновременно противник вводил против нас новые танковые силы, в особенности севернее Тулы, которые все увеличивались. Армия вынуждена была прервать операции и отвести войска на исходное положение».

К таким же результатам приводит и наступление немцев в сталиногорско-михайловском направлении, где их части, встретив контрудар войск 10-й армии, начинают откатываться в юго-западном направлении, стремясь задержаться на промежуточных рубежах.

Как показал ход событий, такими рубежами явились:
• для обороны против 49-й армии — река Ока;
• для обороны против 50-й армии — река Упа и линия опорных пунктов от Тулы до Щекина;
• для обороны против 1-го гвардейского кавалерийского корпуса — река Шать и укрепленные пункты Сталиногорск, Узловая, Дедилово и другие;
• для обороны против 10-й армии — река Дон к югу от Сталиногор-ского водохранилища, линия Узловая, Богородицк и рубеж реки Плавы от Плавска и севернее.

По-видимому, с целью обеспечения отхода своих войск на указанные рубежи немцы во весь период Тульской операции и непосредственно перед ней продолжали усиливать свою алексинскую группировку (из данных штаба Западного фронта от 14 декабря 1941 года).

План командования Западным) фронтом в отношении армий левого крыла вытекал из общей задачи фронта — разгрома и уничтожения сил противника, наступавших на Москву. Одной из важнейших частей этого плана являлся ввод распоряжением Ставки свежей 10-й резервной армии на заходящем левом крыле фронта с целью окружения и уничтожения во взаимодействии о 50-й армией и 1-м гвардейским кавалерийским корпусом 2-й танковой армии генерала Гудериана.

В соответствии с этим общим планом на 49-ю армию директивой фронта № 093/оп от 10 декабря возлагалась задача окружить и уничтожить группировку противника, действовавшую между реками Окой и Упой в районе Алексина. С этой целью из 50-й армии были переданы в 49-ю армию 173-я и 340-я стрелковые дивизии с 20 танками, которые должны были к 12 декабря сосредоточиться в районе Ильино, Обиди-мо, Бурково и отсюда нанести главный удар в общем направлении на Щукино и вспомогательный удар в направлении Морген Рот, Сурнево, Кишкино.

50-й армии, главные силы которой находились в районе Тулы, директивой фронта от 8 декабря было приказано подготовить стремительный удар в южном и юго-восточном направлениях с задачей выйти в район Щекино, Ретиновка. Войска противника, расположенные к юго-западу от Тулы, было приказано отбросить к западной излучине реки Упы.

Задача 1-го гвардейского кавалерийского корпуса с приданной ему 173-й стрелковой дивизией оставалась прежняя — стремительно наступать в южном и юго-западном направлениях.

Переданной из резерва Ставки 10-й армии командование фронта директивой № 0044/оп от 5 декабря поставило задачу: перейдя в наступление с исходного положения Захарово, Пронск, нанести главный удар в направлении на Михайлов, Сталиногорск. Одна стрелковая дивизия должна была нанести вспомогательный удар из района Коломна, Зарайск через Серебряные Пруды в направлении на Венев, Кураково.

Ближайшей задачей 10-й армии являлся разгром войск 2-й танковой армии Гудериана и овладение районом Сталиногорск, станция Узловая к исходу 10 декабря. Для обеспечения стыка с 61 -й армией Юго-Западного фронта армии было приказано выбросить не менее одной дивизии в направлении Пронск, Епифань с задачей овладения Епифанью к исходу 10 декабря. Обеспечение наступления армии авиацией намечалось проводить по особому плану, после предварительной увязки его с начальником воздушных сил фронта.

Таким образом, в основу оперативного замысла командования Западного фронта была заложена идея концентрических ударов по главным силам 2-й танковой армии Гудериана в районе Тула, Венев, Сталиногорск, Дедилово, Щекино и их уничтожение.

Осуществлением этого оперативного плана достигались следующие цели: во-первых, разгром главных сил южного крыла немецко-фашистских войск, наступавших на Москву, и как следствие этого устранение непосредственной угрозы левому крылу Западного фронта; во-вторых, создание благоприятных предпосылок для действий армий нашего левого крыла в западном направлении.

Группировка сторон и соотношение сил (наземных и воздушных)

Группировка немецко-фашистских войск к 7 декабря 1941 года, по имеющимся сведениям, была следующей. Перед фронтом 49-й армии на рубеже Буриново, Таруса и далее до Алексина действовали части 12-го и 13-го армейских корпусов. Против 50-й армии и кавалерийской группы генерала Белова на рубеже Никулино, станция Веригино, Щекино, Дедилово, Узловая, Венев действовали части 43-го армейского, 24-го и 47-го танковых корпусов 2-й танковой армии Гудериана. На фронте 10-й армии в районе Узловая, Сталиногорск, Серебряные Пруды, Михайлов, Епифань вели бои части 10-й и 29-й моторизованных и 18-й танковой дивизий, входивших в состав 24-го и 47-го танковых корпусов.

Тактическая плотность на главных направлениях была совершенно иная. Так, на участке 50-й армии к юго-западу и югу от Тулы она характеризовалась следующими данными. В течение 10 декабря на рубеже Берни-ки, Судаково, Петелино (район Тулы) общим протяжением до 18 км вели оборонительные бои части 296-й и, предположительно, 112-й пехотных дивизий, что составляло 8-10 км на одну дивизию и соответствовало таким образом нормальной ширине полосы обороны немецкой дивизии. Со стороны 50-й армии на том же участке вели наступление до четырех стрелковых дивизий (258, 290, 217 и 154-я), что давало до 4-4,5 км на одну дивизию. Другой пример: согласно данным разведки от 13 декабря против правого фланга 49-м армии на участке Рыжково, Буриново, Малеево, Дракино протяжением до 25-30 км вели бои части 137-й, 263-й, 268-й пехотных дивизий и, предположительно, выведенной в резерв в район Высокиничи 260-й пехотной дивизии, что дает от 6 до 8 км на дивизию. Четыре дивизии 49-й армии вели наступление на том же рубеже, что составляло от 6 до 7 км на одну дивизию.

Приведенные расчеты следует считать сугубо ориентировочными, так как в условиях маневренного характера военных действий на широком фронте состав и группировка войск часто менялись.

Группировка воздушных сил сторон непосредственно на левом крыле к началу контрнаступления советских войск определялась следующими данными. Из общего количества немецко-фашистской авиации противник мог использовать против армий левого крыла фронта до 300 самолетов (25, 26 и 27-й бомбардировочных, 21-й и 52-й истребительных эскадрилий), дислоцированных в основных районах базирования — Малоярославец, Калуга, Юхнов, Киров. В некоторых случаях, по-видимому, к боевым действиям привлекалась авиация из других, более отдаленных аэродромных узлов.

В составе 49, 50, 10-й армий и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса своей авиации не было. Наступательные действия армий левого крыла поддерживала отдельная авиагруппа военно-воздушных сил Красной Армии, которая к 13 декабря имела в своем составе 2-ю смешанную авиационную дивизию (штурмовой, пикирующий и ближнебомбарди-ровочный полки), располагавшуюся на Ногинском и Монинском аэродромах.

Кроме того, периодически к боевым действиям привлекались части 77-й смешанной авиационной дивизии Западного фронта, дислоцированные на Подольском аэроузле, и авиаполки 6-го авиационного корпуса Московской зоны ПВО, располагавшиеся на аэродромах Подольск, Липицы, Кашира и Раменское. В последующем (преимущественно в полосе 50-й и 10-й армий) принимали участие части дальнебомбардировочной авиации резерва Главного командования, дислоцированные на Сасовском и Кирсановском аэроузлах.

Материально-техническое обеспечение операции

Состояние тыла армий левого крыла представлялось в следующем виде: 49-я и 50-я армии имели управления тыла и довольствующие органы, личный состав и материальную часть армейских баз, а также достаточные транспортные средства.

Запасы боеприпасов, горючего и продфуража в 49-й и 50-й армиях по данным на 2 декабря были следующие: 49-я армия — боеприпасов (включая и винтовочные патроны) 1-2 боекомплекта; горючего 2 заправки, продфуража 4 суточные дачи; 50-я армия — боеприпасов (только мин и артвыстрелов) 2 боекомплекта, горючего 2 заправки и продфуража 4 суточные дачи.

В худшем положении находилась 10-я армия, которая к началу операции только создавала органы тыла и снабжения и имела мало транспортных средств, особенно в дивизиях. До 16 декабря в армии не было своей базы, отсутствовали армейские запасы. Имелось два автобатальона с общей численностью в 528 машин и гужевой батальон с 394 повозками и 568 санями. Особенно плохо было в дивизиях, где вместо 230 машин по штату некоторые дивизии имели всего по 10 автомашин. Положение с материальным обеспечением 10-й армии осложнялось еще тем, что она, будучи оперативно подчиненной Западному фронту, в отношении снабжения находилась на попечении главных управлений.

Согласно директиве по тылу № 025 от 3 декабря 1941 года, 49-я армия имела свои базы в районах железнодорожных станций Воскресенск, Богдановка, Хорошево, а головные отделения армейских складов — в районах железнодорожных станций Шарапова Охота, Таруесская.

Базы 50-й армии — железнодорожные станции Кашира, Ступино и головные отделения полевых армейских складов — район Тулы.

10-я армия, не имея своей базы, обеспечивалась с баз Главного командования — станций Шилово, Рязань. 1-й гвардейский кавалерийский корпус снабжался 50-й армией, а в отдельных случаях — с московских баз фронта.

Таким образом, состояние тыла 50-й и 49-й армий обеспечивало им наступление. Наличие запасов в Туле компенсировало некоторую отдаленность баз 50-й армии. Что касается 10-й армии, то у нее положение с тылом во весь период операции было весьма напряженное.

В целом тыл справился с задачей материального обеспечения наступавших войск, причем в 49-й и 50-й армиях запасы боеприпасов были основательно пополнены к 17 декабря, и их было больше, чем к 6 декабря. Такое же положение было с горючим и смазочным материалами. Снабжение облегчалось близостью тыла армий к базам фронта и Главного командования. Использовались также местные запасы продовольствия и фуража. Хуже обстояло дело в 10-й армии, где наблюдались перебои в снабжении. Это еще усугублялось слабой работой тылового армейского аппарата. В известной степени эта слабость работы армейского тыла компенсировалась инициативной деятельностью интендантов дивизий, пополнявших недостающее за счет местных средств.

При характеристике работы тыла в Тульской и в следовавших после нее других операциях необходимо иметь в виду зимние условия, в которых проходили эти действия. Работа тыла осложнялась затруднениями с подвозом в условиях быстрого продвижения армий вперед. Вследствие метелей и снежных заносов части армий в ряде случаев в нужный момент не получали боеприпасов, горючего и продовольствия и вынуждены были ограничиваться имеющимися запасами. В общем и целом в связи с зимними условиями армии левого крыла фронта испытывали затруднения в течение всего периода операций.

Первый этап Тульской операции (7-14 декабря 1941 года)

Наступательные действия на левом фланге 49-й армии и оборона на ее правом фланге и в центре

Одной из главных задач 49-й армии в период 4-7 декабря было содействие своими левофланговыми частями 50-й армии в направлении на Ревякино (севернее Тулы) с целью уничтожения прорвавшейся в этот район группировки противника. В своих указаниях командующему 49-й армией командование фронта неоднократно отмечало важность выполнения этой задачи, приказывая «войти в связь и огневое взаимодействие и обеспечить нормальный подвоз и питание частей Болдина в районе Тула» (из приказания начальника штаба фронта от 5 декабря 1941 года). Эта же цель преследовалась объединением командования 340-й стрелковой и 112-й танковой дивизий и других частей в одних руках и нацеливанием этой группы в направлении на Ревякино, Кострово.

Правофланговые части армии в течение 4-6 декабря продолжали укреплять занимаемые позиции в районе Серпухова и вели оборонительные бои. В указанный период на правом фланге и в центре армии противник особой активности не проявлял, с обеих сторон велся редкий артиллерийский, минометный и пулеметный огонь и производились действия разведывательных групп.

На левом крыле армии, в районе Алексина, части 238-й стрелковой дивизии в ночь на 5 декабря произвели атаку против немецко-фашистских частей на участке Савино, Казначеево, Морген Рот и заняли эти пункты. С 6 декабря 238-я стрелковая дивизия на всем своем фронте вела оборонительные бои, отбивая попытки противника наступать из района Алексина, где немцы имели довольно сильную группировку.

Выдвижение этой группировки в стыке 49-й и 50-й армий, к северо-западу от Тулы, снова могло создать угрозу последней и мешало развертыванию военных действий в щекинском направлении. С другой стороны, намечавшийся поворот 50-й армии с южного на западное и северозападное направления настоятельно требовал ликвидации алексинского плацдарма противника и очищения западного берега реки Оки в этом районе. Кроме того, разгром алексинской группы немцев обеспечивал 50-й армии более благоприятные возможности для наступления на Калугу.

В развитие директивы командующего Западным фронтом генерала Жукова №093/оп от 10 декабря 1941 года (которая требовала окружить и уничтожить в течение 13-14 декабря группировку противника, действовавшую между реками Ока и Упа) командующий 49-й армией генерал Захаркин создал отдельную оперативную группу. В нее вошли 238-я стрелковая дивизия и переданные 10 декабря из 50-й армии 340-я и 173-я стрелковые дивизии. Приказом № 1 по оперативной группе, отданным 12 декабря 1941 года, частям были поставлены следующие общие задачи:

— главный удар нанести силами 340-й и 173-й стрелковых дивизий на Плешивку, Щукино;

— вспомогательный удар нанести силами 238-й стрелковой дивизии с 20-м гвардейским минометным дивизионом — в направлении Бунырево, Алексин с целью окружения и уничтожения алексинской группировки противника во взаимодействии с дивизиями, наносившими главный удар.

В пределах этой общей задачи дивизиям согласно приказу № 1 были поставлены следующие ближайшие задачи: 238-я стрелковая дивизия своим правым флангом должна была наступать в направлении Кащеева, Алексин, а центром и левым флангом — на Шелепино, Сурнево (3 км юго-западнее Шелепино) с задачей к исходу 15 декабря овладеть рубежом Кащеева, Шелепино и в последующем развивать удар на Алексин. Обеспечение правого фланга дивизии возлагалось на специально выделенный отряд в составе усиленной роты, который выбрасывался на западный берег реки Оки с выходом его в тыл противника на западной окраине Алексина. 173-я стрелковая дивизия должна была атаковать немцев на фронте Пронино (искл.), высоты 210,3 и к исходу 14 декабря выйти на рубеж Белолипки, Ломинцево (искл.), а в последующем наступать на южную окраину Алексина. 340-я стрелковая дивизия с 36-м гвардейским минометным дивизионом и отдельным танковым батальоном должна была, уничтожив противостоявшего противника, к исходу 14 декабря выйти на рубеж Ломинцево, Дуднево (3 км южнее Ломинцева) и в последующему наступать на Щукино.

Начало наступления намечалось на 7 часов 14 декабря.

Как видно из рассмотренных задач частей оперативной группы, командование 49-й армии имело целью окружение и уничтожение группировки немецких войск в районе восточнее и юго-восточнее Алексина и в последующем развитие наступления в северо-западном направлении во взаимодействии с правым флангом и центром армии.

Боевые события на фронте оперативной группы развернулись следующим образом. Выполняя приказ командования армии, части оперативной группы утром 14 декабря перешли в наступление. 238-я стрелковая дивизия в первой половине дня овладела Буныревом и Погибловом (1 км северо-восточнее Бунырева) и, окружив Ботню, вела бой за Горяново (1,5 км юго-западнее Казначеева). 173-я стрелковая дивизия овладела Прониной и наступала на Есипово (0,5 км западнее Пронина). 340-я стрелковая дивизия вела бои за Глебово и Скороварово (2 км южнее Глебова).

На всех участках оперативной группы армии противник оказывал упорное сопротивление, подтягивая из глубины танки и резервы. Данными разведки подтверждались действия в Алексинском районе 131-й и 31-й пехотных дивизий противника. Авиаразведкой и наблюдением отмечалось скопление танков в Алексине (до 120 машин) и в Мышеге. По тем же данным было установлено движение к линии фронта большого количества автомашин (до 500), танков и подвод. Во второй половине дня14 декабря в результате предпринятых контратак противник вынудил части 238-й стрелковой дивизии оставить Бунырево и Погиблово.

В течение 15 декабря части 238-й стрелковой дивизии, отбивая многочисленные контратаки немецко-фашистских войск, вели упорный бой на прежнем рубеже. В районе Ботни противник применял огнеметы по наступавшим боевым порядкам наших частей.

Наступление 173-й и 340-й стрелковых дивизий развивалось более успешно, к исходу 15 декабря 173-я стрелковая дивизия овладела Спас-Канином (3 км северо-западнее Пронина) и вела бой за Ступино и Березовку (оба пункта 5 км западнее Пронина), а 340-я стрелковая дивизия заняла Поповку и наступала на Захаровку. В ночь на 16 декабря части левого фланга армии закрепляли за собой занятые пункты и вели подготовку к продолжению наступления с утра 16 декабря.

На остальных участках фронта 49-й армии в описываемый период происходили следующие события. На правом фланге армии 415-я стрелковая дивизия по-прежнему обороняла занимаемый рубеж, а 5-я гвардейская и 60-я стрелковая дивизии вели частичное наступление в направлении Воронцовка (20 км западнее Серпухова), Н. Вязовая и в направлении Остров. Части центра армии вели бои на западном берегу Оки. Данными разведки устанавливалось скопление войск противника в районе Высокиничи.

Таким образом, в результате боевых действий на фронте 49-й армии за истекший период можно отметить: во-первых, усиление противника в районе Высокиничи с целью удержания данного района; во-вторых, упорную оборону наших частей на крайнем правом фланге армии (особенно 415-й стрелковой дивизии) с целью обеспечения этого фланга и начавшуюся активизацию его; в-третьих, продолжавшееся усиление противника в Алексинском районе и его упорное сопротивление с целью удержания этого плацдарма.

Наступление 50-й армии во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом и 10-й армией в южном направлении с целью разгрома 2-й танковой армии немцев

В результате предшествующих боев войска 50-й армии к утру 8 декабря вышли на линию Площанка, Федоровка, Михалково, Ново-Тульский, Колодезная, готовясь к дальнейшему наступлению. Части соседнего слева 1-го гвардейского кавалерийского корпуса к тому же времени вышли на фронт Студенец, Исаково, Причаль, овладев указанными пунктами.

Общий фронт 50-й и 10-й армий и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса к 8 декабря представлял собой подкову, внутренней своей стороной обращенную к противнику, причем основные силы 2-й танковой армии немцев находились в Веневско-Дедилово-Сталиногорском районе, создавая благоприятные возможности армиям левого крыла фронта для концентрического удара. В частности, для 50-й армии представлялось возможным ударом из района Тулы на юг и юго-восток отрезать путь отхода частям 3, 4 и 17-й танковых, 167-й пехотной дивизий и полку СС противника на Щекино, Дедилово.

Учитывая такую обстановку, Военный Совет фронта утром 8 декабря 1941 года отдал 50-й армии директиву:

«В связи с отходом группы Гудериана на южном направлении и выходом армии Голикова в район Гагарино (10 км южнее Михайлово) подготовьте стремительный удар в южном и юго-восточном направлениях для выхода в район Щекино, Ретиновка. Противника, расположенного на участке Михалкове, Алешня, отбросить на р. Упа».

Наступление было приказано начать с утра 8 декабря 1941 года.

В соответствии с директивой фронта командующий 50-й армией генерал Болдин в тот же день принял следующее решение. Так как основным объектом действий армии является группировка противника в районе Косая Гора, Ясная Поляна, Щекино, сосредоточить усилия главных сил армии для разгрома этой группировки. С этой целью дивизии центра (290, 217 и 154-я) должны были, действуя в сходящихся направлениях, окружить противника в районе Косая Гора, Ясная Поляна и в последующем выйти в район, указанный директивой фронта. Правофланговая 258-я стрелковая дивизия, отбрасывая противника к западной излучине реки Упы, должна была обеспечить выполнение задачи дивизиями центра. Левофланговые 413-я и 340-я стрелковые дивизии, наряду с обеспечением удара в направлении Щекино, должны были наступать на Дедилово, отрезая путь отхода веневско-дедилово-сталиногорской группировке немцев, на которую нацеливались удары 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии. Таким образом, замысел и решение командующего 50-й армией соответствовали идее командования фронта.

В духе изложенного решения войскам армии приказом № 35 от 8 декабря были поставлены следующие задачи:

а) 258-й стрелковой дивизии с батареей отдельного гвардейского минометного дивизиона, оставив заслон на рубеже Маньшино, Кетри, нанести удар в направлении Алешня, Воскресенское, имея задачей к исходу 8 декабря овладеть Алешней и в дальнейшем выйти на западную излучину реки Упы на участке Павшино, Свобода.
б) 290-й стрелковой дивизии всеми своими силами наступать в направлении Харино, Косая Гора и к исходу 8 декабря выйти на Одоевское шоссе, овладев Хопиловом, Дементьевом (оба пункта в 8 км юго-западнее Тулы).
в) 217-й стрелковой дивизии с батареей отдельного гвардейского минометного дивизиона всеми своими силами наступать в направлении Михалково, Косая Гора, Щекино и к исходу 8 декабря овладеть Косой Горой, Толстовским (3 кмюго-восточнее Косой Горы).
г) 154-й стрелковой дивизии, двумя полками удерживая рубеж обороны на южной окраине Тулы до селения Ново-Тульский, одним полком нанести удар в направлении Крутое, Прилепы (юго-восточнее Крутого б км) и к исходу 8 декабря овладеть рубежом Крутое, Красная Упа (4 км восточнее Крутого).
д) 413-й стрелковой дивизии с 166-м полком НКВД, 112-й танковой дивизией и отдельным гвардейским минометным дивизионом ударом в направлении станции Присады, Дедилово совместно с 340-й стрелковой дивизией уничтожить противника на северном берегу реки Шать и к исходу 8 декабря овладеть рубежом Озерки (3 км западнее станции Присады), Марьино (2 км севернее станции Присады).
е) 340-й стрелковой дивизии с 131-й танковой бригадой и отдельным гвардейским минометным дивизионом ударом в направлении Новоселебенское совместно с 413-й стрелковой дивизией уничтожить противника на северном берегу реки Шать и к исходу 8 декабря выйти на рубеж Забусово, Трешево.
ж) 31-й кавалерийской дивизии обеспечивать левый фланг армии и к исходу 8 декабря овладеть Крюковом (3 км севернее Арсеньева), а в дальнейшем, заняв Арсеньево, отрезать пути отхода противнику из Венева на Болоховку. Разведку дивизии было приказано вести в направлении Узловая, Сталиногорск 2-й, Венев. В резерве армии оставался один стрелковый полк и танковый батальон с задачей прикрывать шоссе Венев—Тула.
Наступление частей армии согласно изложенному приказу протекало следующим образом:
258-я стрелковая дивизия, наступая в направлении Алешни, в первой половине дня 9 декабря с боем овладела Площанкой и Помогаловом (3 км западнее Федоровки). Немецко-фашистские части, стремясь задержать наступление дивизии, неоднократно переходили в контратаки из района Изволь на Занино (1 км северо-восточнее Площанки). В центре и на левом фланге 258-й стрелковой дивизии немцы также оказывали упорное сопротивление.
290-я стрелковая дивизия, наступая в направлении Хопилово (2 км западнее Харина), встретила наиболее сильное противодействие на рубеже Федоровка, Ямны, Маслово (2 км юго-восточнее Ямны). В Ямнах части дивизии 8 декабря вели уличный бой, выбивая засевшие там подразделения немцев.
217-я стрелковая дивизия наступала в направлении Косая Гора. В ночь на 9 декабря части дивизии с боем овладели Ниж. Елькином, Пировом (оба пункта в 2-3 км севернее Косой Горы). Перед фронтом 290-й и 217-й стрелковых дивизий оборонялись части 296-й пехотной дивизии немцев.

На участках остальных дивизий армии наблюдалась примерно аналогичная картина.

Преодолевая упорное сопротивление частей 296-й пехотной дивизии и полка СС «Великая Германия», 50-я армия к исходу 10 декабря вышла на фронт Алешня, Коптево, Татьево (2 км северо-западнее Харина), Прудное (2 км восточнее Харина), Петелино, Теплое (7 км восточнее Ново-Тульского).

Утром 11 декабря Военный Совет фронта в развитие ранее поставленных задач отдает новую директиву (№ 094/оп), согласно которой 50-я армия должна была:

« а) Ударом в направлении свх. Ударник (3 км сев.-зап. Харино), Шевелевка, Солосовка (8 км юго-зап. Косая Гора), Троена (2 км зап. Щекино) овладеть узлом дорог в районе Самохваловка, Ретиновка, Озерки (2 км юго-вост. Щекино).

б) Ударом с фронта Крутое, Марьино (2 км сев. станции Присады) в направлении Ниж. Присады (2 км сев.-зап. станции Присады), Гора Услань, Б. Мостовая (6 км вост. Ретиновка) выйти в тот же район.

в) На фронте Струково, Скуратово (оба пункта южнее Тула 7 км) прочно сковать противника».

Таким образом, командование фронта, нацеливая оба фланга армии в южном направлении, при сковывании противника в центре имело в виду отрезать пути отхода группировке противника к югу от Тулы, окружить ее и уничтожить.

Согласно той же директиве, соседний слева 1-й гвардейский кавалерийский корпус должен был во взаимодействии с 50-й армией наступать в направлении Дедилово, Зубаревка, Житово, имея задачей не допустить отхода тульской группировки противника на юг.

В соответствии с директивой фронта командование 50-й армии в тот же день отдало приказ № 38, согласно которому задачи дивизий были несколько изменены. В частности, несколько отдалялись сроки выхода на указанные рубежи. Наряду с этим более или менее правильно определившаяся главная группировка противника (296-я пехотная дивизия и полк СС «Великая Германия») в районе Щекино заставляла концентрировать внимание главных сил армии на разгроме этой группировки.

Задачи 258-й стрелковой дивизии в основном оставались без изменения — удар в направлении Алешня, Воскресенское, имея ближайшей задачей выход на рубеж Бабошино, Дягилево.

290-я стрелковая дивизия должна была 11 декабря выйти на рубеж Интюшево, Зайцево и к исходу 12 декабря — Кураково, разъезд Труфаново.

217-я стрелковая дивизия с 112-й танковой дивизией получила ближайшую задачу 11 декабря овладеть Ясной Поляной и к исходу того же дня занять Щекино.

154-я стрелковая дивизия своими главными силами нацеливалась на фронт Ломинцево, Плеханово (восточнее Ломинцева 2 км) с задачей овладеть обоими пунктами к исходу 11 декабря.

С выходом 217-й и 154-й стрелковых дивизий в район Щекино должен был завершиться разгром немецко-фашистской группировки, находившейся в этом районе. В соответствии с этим несколько изменялись и разграничительные линии 290-й и 217-й стрелковых дивизий.

413-я стрелковая дивизия должна была к исходу 12 декабря выйти на рубеж Долгое, Панино (оба пункта западнее Дедилова 2 км), овлацев предварительно Болоховкой.

В такой группировке части армии с 11 декабря продолжали наступление.

Во второй половине 11 декабря 258-я стрелковая дивизия, преодолевая сопротивление противника на своем правом фланге и в центре, вышла на линию Мерлиновка (2 км восточнее Павшина), Бабошино, Лошачье, Городеньки (3-5 км оба пункта восточнее Бабошина), овладев всеми пунктами. В этом районе отмечались действия немецкой 31-й пехотной дивизии. К исходу 12 декабря части 258-й стрелковой дивизии с боями вышли на реку Упа на участке Поречье, Слобода (3 км северо-восточнее Воскресенского), а передовыми отрядами к Воскресенскому, перерезав в этом районе Одоевское шоссе. В последующие дни главные силы дивизии начинают перегруппировку в западном и в северо-западном направлениях с целью выполнения новых задач.

После 15 декабря начинается поворот на северо-западное направление и остальных дивизий армии. Этот поворот на новое направление вызывался интересами фронтовой операции; в основном он закончился к 18 декабря и сразу же после перегруппировки вылился в Калужскую операцию 50-й армии.

290-я стрелковая дивизия, преодолевая сопротивление частей 296-й пехотной дивизии немцев, с боями продвигалась вперед и к исходу 13 декабря вышла на линию Интюшево, Пятницкое. Оба села были превращены немцами в опорные пункты, и за овладение ими завязались упорные бои. После 13 декабря 290-я стрелковая дивизия, овладев этими пунктами, начала перегруппировку на западное направление.

Части 217-й стрелковой дивизии вели бои с переменным успехом на подступах к Косой Горе, где противник оказал наиболее серьезное сопротивление, особенно на линии Судаково, Ивановские Дачи (оба пункта в 1-2 км севернее и северо-восточнее Косой Горы). Бой на этом рубеже продолжался до наступления ночи; ночью части дивизии приводили себя в порядок для дальнейшего наступления. В последующие до 14 декабря дни части дивизии вышли на линию Угрюмы (3 км западнее Ясной Поляны), Ясная Поляна, Овсянниково (4 км северо-восточнее Ясной Поляны), овладев этими пунктами.

Наступление частей 154-й стрелковой дивизии развивалось в основном вдоль реки Упа, в юго-восточном направлении. Наиболее сильное сопротивление противник оказал частями 296-й, 112-й пехотных дивизий и полком СС у Б. Еловой (3 км юго-западнее Ново-Тульского), Петелина, превращенных им в опорные пункты.

После ожесточенного боя сопротивление немцев у Б. Еловой и Петелина было сломлено, и 14 декабря 154-я стрелковая дивизия, развивая наступление на Лутовиново (8 км западнее Болоховки), вышла на фронт Крутое, Вечерняя Заря, Сергиевское (два последних пункта в 2 и 6 км восточнее Крутого). К тому же времени соседняя слева 413-я стрелковая дивизия овладела Подосинками, Замятином, Крутым (все в 5 км юго-западнее Болоховки). Наиболее ожесточенные бои дивизии пришлось вести на реке Шать на участке от станции Присады и восточнее.

340-я стрелковая дивизия в этот период была переподчинена командующему 49-й армией и направлена в район Обидимо, Яковлево (6-7 км северо-западнее Тулы) для действий на левом фланге 49-й армии против алексинской группировки противника. На то же направление перегруппировывалась и 173-я стрелковая дивизия, взятая из подчинения командира 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и переданная в 49-ю армию. Прикрывавшая левый фланг армии 31-я кавалерийская дивизия, не встречая серьезного сопротивления противника, 13 декабря вышла в район Ивровка, Кучино, Ольховка (все в 4 км западнее Арсеньева) и сосредоточилась в этом районе.

Таким образом, при подведении итогов боевых действий 50-й армии в первом этапе операции необходимо отметить, что, несмотря на решительное наступление наших войск, достигнуть указанных приказом армии № 38 рубежей в намеченный срок большинству частей не удалось. Фактически темп наступления оказался более медленным — в среднем 1,5-2 км в сутки. Объяснить это можно тем, что, во-первых, части армии перешли в наступление после сильных предшествующих боев и были утомлены. Во-вторых, наступление велось в условиях зимы и, в-третьих (что самое главное), в условиях противодействия противника, который оказывал сильное сопротивление — особенно в течение 13 декабря, на рубежах:

а) Зайцево, Пятницкое, прикрывая тракт Тула—Одоев;

б) Судаково, Ивановские Дачи, севернее и северо-восточнее Косой Горы 1-2 км, прикрывая шоссе Тула—Орел;

в) Б.Еловая, Петелино, прикрывая шоссе Тула—Дедилово. Целью всех этих действий было прикрыть отход главных сил немцев в южном и юго-западном направлениях.

Группа генерала Белова после упорных боев за Мордвес развивала наступление на Венев. Перед фронтом кавалерийского корпуса с боями отходили части 17-й танковой, 167-й пехотной и 29-й моторизованной дивизий немецко-фашистских войск.

Утром 9 декабря 1-я гвардейская кавалерийская дивизия во взаимодействии с 173-й стрелковой дивизией с боем овладела Веневом и, преследуя противника, в первой половине того же дня вышла на рубеж Те-ребуш, Лопатино 173-я стрелковая дивизия была, оставлена в Веневе, откуда затем была переброшена на левый фланг 49-й армии для наступления против алексинской группировки немцев. Корпусу была придана из состава 10-й армии 322-я стрелковая дивизия.

К тому же времени 2-я гвардейская кавалерийская дивизия с 9-й танковой бригадой вышла в район Медведки, Гати с задачей наступать на Сталиногорск 2-й. В первой половине дня 10 декабря 2-я гвардейская кавалерийская дивизия подошла своими передовыми частями к Стали-ногорску 2-му и завязала бой с противником, оборонявшим его. Главные силы кавалерийского корпуса вышли к тому времени на фронт Пожилки, Михайловка (10 км южнее Венева), Урусово

Бой за Сталиногорск длился около двух суток. Командир 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, оставив два полка для нанесения удара с фронта с целью сковать противника, два других полка бросил в обход Сталиногорска 2-го с запада и с северо-востока. Кавалерийскому полку и 9-й танковой бригаде, наступавшим с востока, пришлось проходить по льду, причем несколько танков и батарея гвардейских минометов провалились и затонули. В результате охватывающих действий 2-я гвардейская кавалерийская дивизия в ночь на 11 декабря овладела Сталиногорском 2-м и к утру этого дня сосредоточилась в районе его, выбросив один кавалерийский полк в качестве передового отряда в направлении Сталиногорск 1-й.

После занятия Сталиногорска 1-го кавалерийская группа генерала Белова, выполняя директиву фронта № 095, начинает поворот в юго-западном направлении. Немецкие 17-я танковая, 167-я пехотная и частью 29-я моторизованная дивизии безуспешно пытались задержать продвижение корпуса. С этой целью противник взорвал плотину на реке Шать в районе Верх. Петрово (3 км юго-западнее Арсеньева), Прохоровка (3 км севернее Сталиногорска 1-го). Однако эти попытки остановить наше наступление оказались безрезультатными. Части кавалерийского корпуса, окружая отдельные группы противника и обходя некоторые его опорные пункты, продолжали преследование. Местами (например, 1-й гвардейской кавалерийской дивизии в Кукуе) пришлось вести уличные бои.

В результате успешных действий нашей конницы сопротивление немцев на рубеже реки Шать было сломлено, и к 16 час. 13 декабря кавалерийский корпус, имея справа уступом назад 322-ю стрелковую дивизию, вышел на рубеж Липня, Березовка, Огаревка, Шаховское, Пашково (все 8—10 км западнее и юго-западнее Сталиногорска 1-го), заняв все эти пункты. Передовые части 2-й гвардейской кавалерийской дивизии завязали бой на подступах к станции Узловой.

Ход боевых действий на фронте 10-й армии (7-14 декабря)

Включенная в состав фронта 10-я резервная армия генерала Голикова 6 декабря вышла на фронт: 322-я стрелковая дивизия — Клемово, Окуньково, Рыбкино (5 км восточнее Окунькова); 330-я стрелковая дивизия с боями обходила Михайлов с севера; 328-я стрелковая дивизия вела бой у Михайлова, с восточной стороны его; 323-я стрелковая дивизия с рубежа севернее Слободки наступала на Михайлов с юго-востока; 324-я стрелковая дивизия — Слободка, Печерники; 325-я стрелковая дивизия — Печерники, Березово; 326-я стрелковая дивизия — Дурное, Семеновское; 41-я кавалерийская дивизия из района Высокое двигалась на Катино; 239-я стрелковая дивизия, оставаясь в армейском резерве, имела задачу к исходу 6 декабря выйти в район Дурное, Телятники (северо-западнее Дурного 2 км); 57-я кавалерийская дивизия, оставаясь в армейском резерве, должна была к исходу 6 декабря выйти в район Ма-моново, Булычево; 75-я кавалерийская дивизия находилась в Рязани, а после 6 декабря была переброшена на левый фланг армии.

Первоначально оперативная группа штаба армии, а затем и весь штаб 10-й армии переехали из Шилова в Старожилово. Сосед 10-й армии слева — 346-я стрелковая дивизия 61-й армии Юго-Западного фронта — находился на линии Скопин.

В соответствии с директивой фронта от 5 декабря командующий армией в тот же день отдал приказ № 002, согласно которому основные группировки 29-й и 10-й моторизованных дивизий немецко-фашистских войск определялись в районах Серебряные Пруды, Михайлов. Южнее отмечались части 18-й танковой дивизии, а впоследствии перед 10-й армией действовали и части 112-й пехотной дивизии.

Главный удар армия наносила в общем направлении на Михайлов с фронта Захарово, Пронск. 322-й стрелковой дивизии ставилась задача перейти в наступление в направлении Серебряные Пруды и овладеть последними к исходу 6 декабря, имея в виду в дальнейшем развивать удар на Венев; 330, 328 и 323-й стрелковым дивизиям ставилась задача овладеть Михайловом. Остальные дивизии нацеливались в направлении на Сталиногорск, а 41-я кавалерийская дивизия выбрасывалась в направлении на Епифань.

Выполняя поставленную задачу, войска 10-й армии к исходу 7 декабря овладели Серебряными Прудами, Михайловом и вышли на рубеж Елисеевка, Мочилы, Курлышево, Б. Дорогинка, станция Гагарино и южнее. Перед фронтом армии вели арьергардные бои 29-я и 10-я моторизованные и 18-я танковая дивизии и другие мелкие пехотные части и подразделения противника. Особенно сильного сопротивления немцы на левом фланге 10-й армии не оказывали.

В частности, 41-я кавалерийская дивизия, ведя бой на рубеже Нюховец, Богослово, Петрушино (все пункты в 15 км северо-восточнее Епифани) имела против себя 40-й полк связи из 2-й танковой армии. По данным штаба фронта, в этом районе находился и штаб Гудериана. При более решительных и быстрых действиях 41-й кавалерийской дивизии предоставлялась возможность захватить штаб Гудериана, о чем командование фронта указывало командующему 10-й армией. Наступление левофланговых частей армии протекало медленно и отставало от правого фланга. В частности, в тот момент, когда правофланговые дивизии (322, 330, 328, 323 и 324-я) были на рубеже Елисеевка, Мочилы, Курлышево, Б. Дорогинка, левофланговые ди-низии двигались уступом назад. Например, 325-я стрелковая дивизия находилась в 8-10 км позади, а 326-я стрелковая дивизия только двигалась к Грязному (у станции Гагарино). 41-я кавалерийская дивизия находилась на одном меридиане с 326-й стрелковой дивизией.

Это обстоятельство вынуждало командование фронта неоднократно указывать на медленный темп наступления и требовать ускорения его. Ценой крайнего напряжения сил необходимо было не дать противнику уйти. Штаб фронта потребовал немедленно выбросить подвижные отряды глубоко на запад с целью перехватить пути отхода противнику. Утром 8 декабря это требование было еще раз повторено, причем сообщалось, что противник под ударами 50-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса быстро отходит на Сталиногорск.

10 и 11 декабря командование фронта директивами № 94 и 95/оп категорически подтверждало задачу 10-й армии: продолжать наступление и во взаимодействии с группой генерала Белова развивать удар на Плавак, имея ближайшей задачей выход к исходу 11 декабря на фронт Богородицк, Кузовка.

В духе этих директив командующий 10-й армией генерал Голиков утром 11 декабря отдал приказ № 06, согласно которому находившиеся в первом эшелоне 330, 328, 324, 323 и 326-я стрелковые дивизии должны были к исходу 11 и к утру 12 декабря выйти на фронт станция Узловая, Богородицк, Кузовка. Оперативная группа штаба армии была в Михайлове.

В течение 8-10 декабря части армии продолжали наступление в указанных им направлениях. К исходу 11 декабря 330-я стрелковая дивизия, ведя бои с прикрывавшими отход отрядами противника, вышла на линию Хлопово, Рогачевка, откуда готовилась наступать в южном направлении. 328-я стрелковая дивизия, подойдя к реке Дон на участке Бобрики, Ми-хайловка, встретила сильное сопротивление и в течение второй половины дня 11 декабря вела бой. 41-я кавалерийская дивизия, преодолевая сопротивление прикрывавших отход частей немцев, вышла к реке Дон на участке Б. Колодезная, Хмелевка (оба пункта у южного окончания Сталиногорского водохранилища), но под сильным огневым воздействием артиллерии противника вынуждена была с потерями отойти в район Иваньково.

Только во второй половине дня 12 декабря сопротивление противника на реке Дон было сломлено, и части 328-й стрелковой дивизии к 13 декабря вышли на линию Бобрики, Михайловка. К тому же времени соседняя справа 330-я стрелковая дивизия, отбросив противостоявшие части противника, заняла рощу юго-восточнее Урванки.

На левом фланге армии 324-я стрелковая дивизия 13 декабря заняла с боем Люторичи (на реке Дон) и выдвигалась в западном направлении.

В тот же день 323-я стрелковая дивизия, сломив сопротивление частей 10-й моторизованной дивизии и, по-видимому, отдельных частей 112-й пехотной дивизии, заняла Епифань.

326-я стрелковая дивизия, преодолевая противодействие мелких групп немцев, выдвигалась на рубеж Каменка, Клиновое, который она и заняла к исходу 14 декабря. После этого дивизия наступала в западном направлении. Находившаяся во втором эшелоне армии 239-я стрелковая дивизия 13 декабря вышла в район Суханово, Бучалки, Красное.

57-я и 76-я кавалерийские дивизии (выброшенные на левый фланг армии из Рязани) двигались крайне медленно; во второй половине дня 13 декабря 57-я кавалерийская дивизия находилась в районе Валшута, Катино, Чурики (8 км северо-восточнее Богослова), а 75-я кавалерийская дивизия выходила в район Самодуровки.

Таким образом, в итоге наступления 10-й армии с 7 по 13 декабря можно отметить следующее:

1. Армия начала наступление на широком фронте (до 80 км) в условиях рассредоточенности дивизий в пунктах, значительно удаленных один от другого. При таком положении предъявлялись повышенные требования к службе связи армии, которая должна была обеспечить бесперебойное управление соединениями. Однако служба связи с этой задачей не справилась. Так, в течение 8-9 декабря командование армии вследствие плохой связи не знало, где находятся части армии. Немалую роль сыграло и то обстоятельство, что 10-я армия была недостаточно снабжена средствами связи. Между прочим, отсутствие достаточного количества средств связи сказывалось на управлении частями армии и в последующих операциях.

2. В то время как наступление правого фланга армии велось более или менее быстрым темпом (330-я стрелковая дивизия проходила в среднем 9 км в сутки с 7 по 13 декабря), дивизии левого фланга наступали сравнительно медленно, что, несомненно, отрицательно сказалось па выполнении директивы фронта № 095/оп от 11 декабря.

При подведении итогов первого этапа Тульской наступательной операции необходимо отметить основное в действиях армий левого крыла фронта — начало разгрома немцев и перерастание наступления на оборонявшегося противника в его преследование. Это был один из первых, наиболее ощутимых успехов войск Западного фронта в сражении за Москву.

В оперативном отношении контрнаступление армий левого крыла, которое велось в течение 5-6 дней, представляло концентрический удар в сходящихся направлениях при необходимом взаимодействии армий между собой. Осуществление такого маневра в условиях снежной зимы и больших морозов еще раз говорит о смелости оперативного замысла Ставки и командования Западного фронта и боеспособности наших войск.

Связывающим звеном между 50-й и 10-й армиями была группа командира 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. Характер действий нашей конницы в первом этапе Тульской операции (так же, как и во втором ее этапе) — сочетание конного строя с действиями в пешем строю при тесном тактическом взаимодействии с приданными стрелковыми частями и танками. Конь в данном случае служил средством более быстрого маневра.

В тактических действиях кавалерийской группы довольно широкое применение нашли методы вклинения отдельных кавалерийских полков между арьергардами противника, а также охват и окружение отдельных опорных пунктов и войсковых групп немцев.

Второй этап Тульской операции (15-19 декабря 1941 года)

Сильно потрепанные части 2-й танковой армии противника продолжали отход на юг и юго-запад, за рубеж Дедилово, Щекино и далее к Бого-родицку и Плавску, теряя оружие, технику и живую силу. По показаниям пленных, из 6000 солдат полка СС «Великая Германия» осталось только около 2000 человек. Перед фронтом армий левого крыла по-прежнему действовали те же части противника, что и к 7 декабря. На некоторых направлениях эти части были усилены подкреплениями из тыла. В частности, в районе Алексина снова отмечалось усиление левого фланга 43-го армейского корпуса пехотой и танками. Это еще раз подтверждало стремление немецкого командования удержать за собой алексинский плацдарм.

Армии левого крыла продолжали наступление в основном в той же группировке, которая сложилась в ходе первого этапа операции. Только в 50-й армии к концу первого этапа, как мы видели, началась частичная перегруппировка частей правого фланга на западное, а затем и на северозападное направление.

Соседняя слева 61-я армия Юго-Западного фронта к исходу 13 декабря вышла на рубеж Михайловское, Рахманова, Б. Моховая, За-лесское, Ефремов, имея задачей продолжать наступление в западном направлении.

Развитие наступления 49-й армии в центре и на левом фланге при сковывающих действиях на правом фланге (15-19 декабря)

Задачи 49-й армии на последующий после 14 декабря период были определены директивой фронта № 0104/оп от 18 декабря, согласно которой 49-й армии надлежало

«в течение 14-15 декабря уничтожить алексинскую группировку противника, развивая в дальнейшем успех в направлении Недельное. С утра 15 декабря группой в составе одной стр. дивизии и четырех стр. бригад со средствами усиления с исходного положения Исконь, искл. Таруса — нанести главный удар в направлении Кузьмищево, Высокиничи».

Вспомогательный удар, согласно той же директиве, должны были наносить дивизии правого фланга армии. К исходу 18 декабря армии выйти своими главными силами на фронт Комарове, Черная Грязь, Недельное, Ахлебнино. Директива устанавливала разграничительную линию с 50-й армией — Титово (искл.), Ахлебнино, Калуга, Плетневка.

В соответствии с директивой фронта командующий 49-й армией 15 декабря отдал приказ № 016/оп, согласно которому армия переходила в общее наступление с утра 16 декабря, нанося главный удар центром (194-я и 133-я стрелковые дивизии, 19, 26, 30 и 34-я стрелковые бригады, 18-я и 23-я танковые бригады) в направлении на Салтыково, Гостешево. Правое крыло армии (415-я, 5-я гвардейская и 60-я стрелковая дивизии) наносило частью сил вспомогательный удар в направлении на Н. Вязовня, имея задачей выйти на рубеж Н. Вязовня, Троицкое, причем 415-я стрелковая дивизия активными действиями отдельных отрядов должна была сковать противника и не допустить переброски его резервов в южном направлении.

Левофланговые дивизии (238-я, 173-я и 340-я) должны были завершить уничтожение алексинской группировки немцев и развивать успех в северо-западном направлении, на Петрищево.

На артиллерию возлагалась задача подготовить огонь по южной части Волковское, Салтыково, Больсуново (2 км южнее Салтыкова) и обеспечить ударной группе армии захват и удержание плацдарма на западном берегу реки Оки в указанных направлениях. Наряду с этим артиллерия должна была не допустить выдвижения противника со стороны Тарусы, Кузьмищева и Селиверстова.

Обе танковые бригады были приданы дивизиям ударной группы (194-й и 133-й) и выполняли задачи, поставленные им командирами дивизий.

Обеспечивающей наступление авиации (отдельная группа военно-воздушных сил Красной Армии) ставились задачи — прикрыть ударную группировку армии, содействовать выполнению ее задач и не допустить подхода резервов противника к полю боя ударной группы с юга и запада.

Как видно из поставленных дивизиям задач, в основу наступления была заложена идея концентрического охвата группы войск противника в углу, образованном слиянием Оки и Протвы, и захлестывания группы войск противника в районе Тарусы. План командующего армией командованием фронта был утвержден, причем было приказано начать выполнение его в намеченный срок. Однако фактический ход событий сложился несколько иначе.

С утра 16 декабря части армии приступили к выполнению поставленных задач. Противник всюду оказывал сопротивление; особенно упорное сопротивление он оказал на правом фланге, на участке Троицкое, Кузьмищево, и на левом фланге, на участке Нарышкино (3 км восточнее Белоли-пок), Поповка, используя заблаговременно подготовленные позиции.

5-я гвардейская и 60-я стрелковая дивизии 16 декабря несколько продвинулись вперед, а в течение следующего дня безуспешно вели бой в лесном массиве к западу и юго-западу от рубежа Высокое, Малеево.

194-я стрелковая дивизия также продвинулась вперед и к 12 часам 17 декабря заняла Новоселки, Ершово (3 км юго-восточнее Острова) и вела бой за Троицкое, превращенное противником в узел сопротивления. В первой половине 19 декабря оборона была преодолена, и дивизия развивала успех в направлении Гостешево.

133-я стрелковая дивизия, 26-я и 19-я стрелковые бригады вели бои на западном берегу реки Ока на рубеже Салтыково, Таруса. Город Таруса был взят 19-й стрелковой бригадой 19 декабря.

Части противника, находившиеся на южном берегу реки Протвы, отходили в район Высокиничи, где, по-видимому, создавалась группировка войск с целью удержания этого района. По данным разведки, на рубеже Таруса, Троицкое действовали части 260-й и 52-й пехотных дивизий, а к северу от реки Протвы вели бои 263, 137 и 268-я пехотные дивизии. На алексинском направлении части левого фланга армии, сломив сопротивление немецко-фашистских войск на рубеже Бунырево, Нарышкино, Попов-ка, подошли непосредственно к реке Ока. 238-я стрелковая дивизия в 15:30 17 декабря овладела Алексином и развивала успех в северо-западном направлении. 173-я и 340-я стрелковые дивизии вышли на участок Фомищево, Щукино, а 19 декабря перешли на западный берег Оки и наступали в западном направлении. Немецко-фашистские части, бросая материальную часть, отходили под прикрытием арьергардов на запад и северо-запад.

В рассмотренных боевых действиях 49-й армии можно отметить, во-первых, переход в успешное наступление на всем фронте армии, за исключением ее крайнего правого фланга (415-я стрелковая дивизия); во-вторых, наиболее упорное сопротивление противника на участке 5-й гвардейской и 60-й стрелковой дивизий, чему способствовал характер местности (лес), и, в-третьих, в основном успешное разрешение задач дивизиями центра и левого фланга с отклонением 173-й и 340-й стрелковых дивизий от указанной оси движения (особенно 340-й стрелковой дивизии) в северо-западном и западном направлениях. Последнее произошло вследствие того, что значительная часть сил алексинской группировки противника отошла на юго-запад (в район Титово, Высокое, Столбово), откуда в период развития Калужской операции создавала угрозу 50-й армии, нависая над ее правым флангом.

Развитие наступления 50-й армии во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом и 10-й армией в южном направлении с целью уничтожения отходящих войск 2-й танковой армии противника

На период после 13 декабря задачи 50-й армии в основном оставались без изменения. Согласно директиве фронта № 0104/оп от 13 декабря армия должна была во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусам продолжать наступление в направлении на Щекино, имея целью уничтожить тульскую группировку противника и к исходу 15 декабря главными силами выйти на рубеж Пластове, Житово.

Во вторую половину дня 14 декабря и в течение 15 и 16 декабря боевые события на фронте 50-й армии развивались в основном в двух направлениях — западном и южном, на подступах к Щекину. Части 258-й стрелковой дивизии, сломив сопротивление немцев на реке Упа, в районе Павшино, к 11 часам 16 декабря вышли на рубеж Березово, Красная Заря, Ивановка (все пункты в 10 км юго-западнее Павшина), овладев этими пунктами.

В последующие дни наступление дивизии развивалось согласно новому плану командования армии в северо-западном направлении. 290-я стрелковая дивизия к 16 декабря сосредоточила свои главные силы в районе Веригино, Воскресенское, находясь в готовности к выполнению новых задач армии. 217-я стрелковая дивизия с 32-й танковой бригадой, наступая из района Воробьевка, Бабурино, Ясенки (все пункты севернее Щекина 3 км), вела бои за Щекино. Части 296-й пехотной дивизии противника с большим количеством автоматического оружия и минометов, занимая в районе Щекино подготовленные позиции, оказывали упорное сопротивление. 154-я стрелковая дивизия с рубежа Смирное, Панарино (оба пункта в 1-2 км северо-западнее Ломинцева), Ломинцево наступала в направлении на Шевелевку (4 км восточнее Щекина).

К 17 декабря 154-я стрелковая дивизия была выведена из боя и сосредоточена в 5 км юго-западнее Тулы (в районе Татьево, Хюпилово, Дементьеве) для выполнения новых задач армии. 413-я стрелковая дивизия с занятого ею 14 декабря рубежа (Подосинки, Замятино, Крутое) вела наступление на Косов, Щекино (оба пункта в 3 км юго-западнее Ломинцева), где встретила упорное сопротивление немцев, которые силой до двух батальонов пехоты с 15 танками занимали заблаговременно подготовленные к обороне позиции

Таким образом, центром боевых событий на фронте 50-й армии в течение 15-16 декабря был район станции Щекино, который противник пытался удержать, чтобы обеспечить отход своих войск.

Утром 15 декабря, в соответствии с указаниями фронта, требовавшими поворота главных сил армии на северо-западное направление, командование 50-й армии ставит своим войскам новые задачи. Согласно приказу армии за № 39/оп от 15 декабря правый фланг и центр должны были содействовать 49-й армии в уничтожении алексинской группировки противника, а левый фланг и частично центр армии (413-я и 217-я стрелковые дивизии) должны были во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом завершить разгром группировки противника в районе Щекино, Житово, после чего эти дивизии поворачивали на запад. 31-я кавалерийская дивизия обеспечивала левый фланг армии, действуя в стыке с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом.

В приказе армии дивизиям указывались рубежи и намечались сроки их прохождения. Из схемы 14 видно, каково должно было быть оперативное построение армии при ее перегруппировке на западное и северо-западное направления. Уступный характер этого построения объяснялся двумя причинами: во-первых, необходимостью покончить со щекино-житовской группировкой противника и, во-вторых, отставанием соседа слева — 10-й армии, что требовало обеспечения левого фланга армии со стороны лихвинско-черепетской группировки противника.

В течение второй половины дня 16 декабря дивизии армии, выполняя приказ, наступали в южном и юго-западном направлениях. 258-я стрелковая дивизия встретила наиболее сильное сопротивление,против-ника в районе Андреевское (7 км северо-западнее Павшина) и отошла своим правым флангом к Павшину. 290-я стрелковая дивизия продолжала бой одним полком за Супрут 217-я стрелковая дивизия продолжала бой за Щекино, куда со стороны Шевелевки (4 км восточнее станции Щекино) наступала двумя полками и 154-я стрелковая дивизия. 413-я стрелковая дивизия продолжала бой на прежнем рубеже. К исходу 17 декабря 50-я армия, овладев 217-й стрелковой дивизией Щекином, вышла на фронт западнее Пластова, Гурьевки, Супруга, Щекина.

В течение ночи на 18 декабря части армии приводили себя в порядок и вели подготовку к дальнейшему наступлению.

В последующие дни 50-я армия развертывала наступление в калужском направлении, на котором отдельные ее части к тому времени уже вели бои.

Боевые события на фронте соседней слева группы 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Белова развивались следующим образом.

Согласно директиве командующего фронтом генерала армии Жукова за № 0106/оп от 13 декабря группа должна была во взаимодействии с 50-й и 10-й армиями уничтожить противника в районе Дедилово, Щекино, Богородицк (искл.) и к исходу 16 декабря сосредоточиться в районе Крапивна, Даниловка (10 км южнее Крапивны).

Исходя из указаний фронта, генерал Белов построил группировку своих частей следующим образом:

а) на правом фланге с рубежа Липня, Березовка (3 км юго-восточнее Липни) в юго-западном направлении вела наступление 322-я стрелковая дивизия;

б) в центре, в направлении Дедилово развивала удар 1-я гвардейская кавалерийская дивизия;

в) на левом фланге частью сил вела бой за станцию Узловая 2-я гвардейская кавалерийская дивизия с 9-й танковой бригадой, выдвигая остальные части в западном направлении во взаимодействии с 1-й гвардейской кавалерийской дивизией.

На рассвете 14 декабря 2-я гвардейская кавалерийская дивизия после упорного боя овладела Узловой и начала преследование немцев в западном направлении. Один кавалерийский полк был выслан с танками для перехвата шоссе Тула—Орел в районе Житово.

Однако эту задачу выполнить сразу не удалось вследствие сопротивления противника.

Утром 15 декабря 1-я кавалерийская дивизия с боем заняла Дедилово. 322-я стрелковая дивизия, овладев Быковом, развивала наступление в направлении Плеханово (15 км северо-западнее Дедилова).

Наступление кавалерийской группы продолжалось с небольшими перерывами и ночью. Утром 16 декабря кавалерийская группа вышла на реку Упу на участке Дубровка (2 км севернее Горы Услань), Курово, Смирновка. В районе Курова части 1-й гвардейской кавалерийской дивизии встретили сильное сопротивление 399-го пехотного полка противника, с которым вели бой.

17 декабря командующий фронтом директивой № 7989 поставил кавалерийскому корпусу задачу — к исходу 18 декабря выйти в район Крапивна, Архангельское, Умчино. Директива фронта по существу повторяла корпусу задачу, поставленную накануне в директиве за № 112/оп.

В тот же день генерал Белов донес генералу Жукову о своем решении начать движение в указанный район в ночь на 18 декабря, в основном оставляя без изменения группировку своих частей.

Разведкой и боем было установлено, что перед фронтом корпуса отходили остатки частей 167-й пехотной, 17-й танковой дивизий и, по-видимому, 10-й моторизованной дивизии.

В ночь на 18 декабря части кавалерийской группы начали выдвижение в указанный район и к утру 18 декабря вышли на фронт Житово, Сорочинка (искл.).

Таким образом, в боевых действиях на фронте 50-й армии за период с 13 по 17 декабря можно отметить следующие моменты. Во-первых, в основном была успешно разрешена задача по разгрому щекино-житовс-кой группировки противника, стремившегося удержать за собой район Щекино, Житово и тем самым прикрыть шоссе Тула—Орел. Во-вторых, еще в процессе завершения Тульской операции началось перерастание ее в новую Калужскую операцию 50-й армии, что нашло свое выражение в перегруппировке армии со щекинского (южного) направления на северо-западное направление.

Для 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии в этот период частично оставались еще задачи по завершению Тульской наступательной операции, а в последующем необходимо было начать новую Белевско-Козельскую операцию, причем 1-й гвардейский кавалерийский корпус, действовавший в стыке 10-й и 50-й армий, как увидим далее, принимал некоторое участие и в Калужской операции.

Развитие наступления 10-й армии в богородицко-плавском направлении до выхода на рубеж рек Плавы и Упы и занятие Плавска

Директивой фронта № 0106/оп от 13 декабря 10-й армии была поставлена задача: имея главную группировку на левом фланге армии и нанося главный удар в направлении Богородицк, Плавск, Арсеньево (35 км западнее Плавска), во взаимодействии с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом, к исходу 16 декабря уничтожить противника в районе Узловая, Богородицк, Плавск и выйти главными силами на рубеж станция Житово, Плавск.

Левая граница армии оставалась без изменения.

Как видно из директивы, удар главных сил армии нацеливался в юго-западном направлении с целью более глубокого охвата группировки противника, находившейся севернее параллели Богородицк.

С утра 14 декабря войска 10-й армии возобновили наступление и к исходу того же дня вышли на фронт: 330-я и 328-я стрелковые дивизии перешли железную дорогу Узловая, Богородицк на участке Бибиково (2 км южнее Узловой), Притоны и вели наступление в западном направлении. 324-я стрелковая дивизия вела бой против частей 112-й пехотной и 10-й моторизованной дивизий на подступах к Богородицку. Утром 15 декабря дивизия овладела Богородицком и развивала успех в западном направлении. Левее 324-й стрелковой дивизии, на участке Богородицк,Товарко-во, с боями продвигалась вперед 323-я стрелковая дивизия. Уступом за ней наступала 326-я стрелковая дивизия. Наступление последней задерживалось сопротивлением немецко-фашистской пехоты из района Каганович, Моховое. 325-я стрелковая дивизия к этому времени только сосредоточивалась в районе Епифани и южнее с задачей к утру 16 декабря выйти в район Каганович.

Находившиеся в составе армии три кавалерийские дивизии, фактически действуя разобщенно одна от другой, двигались в юго-западном направлении. 41-я кавалерийская дивизия, обходя Богородицк с юга, наступала на Плавск с задачей овладеть им. 57-я и 75-я кавалерийские дивизии только сосредоточивались в районе Стар. Гать, Матвеевка (11 км южнее Епифани). Такое положение заставило командование армии объединить (17 декабря) все три кавалерийские дивизии в одну группу под командованием генерала Мишулина. Группа действовала на левом фланге армии, в стыке с Юго-Западным фронтом и имела задачу наступать в направлении Плавска. Это мероприятие следует считать целесообразным, но в общем ходе событий на фронте 10-й армии особенно больших результатов оно не дало.

В последующие до 19 декабря дни наступление 10-й армии развивалось следующим образом. К исходу 17 декабря части 321-й стрелковой дивизии перешли реку Упу на участке Наумовка, Мясновка, а 323-я стрелковая дивизия достигла своими передовыми частями Ржаво. 326-я стрелковая дивизия к тому времени прошла Сухой Ручей. Кавалерийские дивизии, несколько отстав, по-прежнему находились на левом фланге армии, двигаясь на Плавск и южнее.

Группировка противника перед фронтом армии в основном оставалась без изменения. 167-я и 112-я пехотные, 29-я и 10-я моторизованные дивизии немецко-фашистских войск, оказывая сопротивление, отходили на Плавск, Одоево. Отход прикрывался сильным огнем 150-мм батарей.

К исходу 19 декабря 323-я стрелковая дивизия своими главными силами (два полка) с боем овладела Плавском и развивала удар в северо-западном направлении. Кавалерийская группа генерала Мишулина в течение 18 декабря вела бой в районе Теплое (10 км юго-восточнее Плавска), где пыталась окружить противника. К этому времени соседний справа 1-й гвардейский кавалерийский корпус занял рубеж Пришня, Стар. Крапи-венка, Старый Хутор (6 км южнее Стар. Крапивенки) и, взаимодействуя с правым флангом армии, двигался к реке Плаве.

С выходом частей 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса на меридиан Плавска и рубеж реки Плавы следует считать законченным второй этап Тульской операции и для 10-й армии, и для 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. Последующие боевые действия на левом крыле фронта разбиваются на ряд частных, последовательных операций — наступление 49-й армии на Высокиничи, а также Калужскую и Белевско-Козельскую операции.

В рассмотренных боевых действиях на фронте 10-й армии во втором этапе Тульской операции можно отметить следующие моменты.

Во-первых, наступление армии фактически свелось к фронтально-лобовым ударам без попыток обхода и охвата ряда узлов сопротивления противника. Это обстоятельство вынуждало командование фронта неоднократно указывать командованию армии (так же, как и командованию других армий) на необходимость более решительных действий, с широким применением обходов и охватов, используя промежутки между узлами сопротивления, особенно не простреливаемые огнем противника.

Во-вторых, несмотря на то, что общий темп наступления 10-й армии в среднем в течение всей операции был свыше 12 км в сутки (значительно выше, чем в 50-й и 49-й армиях), по замыслу командования фронта, ставившего задачей окружение главных сил 2-й танковой армии, этот темп надлежало увеличить. Действовавший же в стыке обеих армий 1-й гвардейский кавалерийский корпус, к сожалению, также не смог развить на данном этапе более быстрого темпа наступления, главным образом вследствие сопротивления, оказанного ему противником на ряде рубежей. В силу этого командование фронта вынуждено было в директиве № 0102/оп от 13 декабря отметить, что «10 армия своей пассивностью и систематическим невыполнением приказов о занятии впереди лежащих рубежей и объектов срывает план операции фронта и дает возможность врагу отводить свои части и технику...»

Кроме того, командование фронта потребовало от командования армии представления Ставке объяснения о причинах медленных темпов наступления. В-третьих, объединение трех кавалерийских дивизий в одну группу в принципе несомненно было правильным, но вследствие различного боевого и технического оснащения (особенно плохо были вооружены 57-я и 75-я кавалерийские дивизии) подвижная группа сколько-либо существенной роли не сыграла и впоследствии была расформирована, а ее дивизии переданы в состав 1-го гвардейского кавалерийского корпуса.

Общее заключение и выводы по Тульской наступательной операции

Роль и значение Тульской наступательной операции в общей операции Западного фронта

Рассмотренная нами операция войск левого крыла Западного фронта развертывалась на одном из важных операционных направлений фронта — Тульском — и по своему размаху явилась операцией группы армий, связанных единством оперативного замысла и цели действий. В ходе боевых действий принимал участие левый фланг 49-й армии, выполнявший во взаимодействии с правым флангом 50-й армии задачу разгрома алексинской группировки противника.

Нависание этой группировки с северо-запада над Тулой создавало угрозу правому флангу 50-й армии и могло помешать развитию ее наступления в южном от Тулы направлении. Поэтому командование фронта уделяло большое внимание борьбе на алексинском направлении. Главные силы 50-й армии, 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 10-я армия вели борьбу с целью уничтожения 2-й танковой армии противника, в состав которой входил и ряд пехотных дивизий (112-я, 167-я, 296-я и, по-видимому, 31-я и 131-я дивизии 43-го армейского корпуса). Разгром этих войск немецко-фашистской армии на тульском плацдарме приобретал исключительно большое значение в сражении за Москву, являясь частью общего разгрома войск противника армиями Западного фронта и их успешного движения на запад.

Несмотря на некоторые недостатки в проведении операции, отмеченные нами, эта задача в целом была выполнена успешно. Для армий левого крыла открывался путь к решению новой большой задачи фронта — во взаимодействии с центром и правым крылом фронта разгромить центральную группировку немецко-фашистских войск.

Особенности Тульской операции

Одной из особенностей Тульской наступательной операции явилось то, что она выросла непосредственно из оперативной обороны, которую до того проводили войска тульского направления.

Так, 49-я армия еще в первом этапе операции вела активную оборону на своем правом фланге и в центре, причем крайний правый фланг армии оборонялся и во втором этапе. На левом фланге, против алексинского плацдарма (во взаимодействии с правым флангом 50-й армии), велись активные наступательные действия в интересах операции в целом. Здесь же между оборонительными действиями, которые до того велись на этом участке, и наступлением не было паузы; одно оперативное действие вытекало из другого.

Почти аналогичную картину видим;мы и на фронте 50-й армии, которой в период, предшествующий операции, пришлось выдержать удары крупных сил правого крыла немецко-фашистских войск, наступавших в направлении на Москву. Благодаря мероприятиям Ставки и фронта здесь в ходе обороны все время нарастала сила сопротивления, которая дала возможность 50-й армии в общей группе армий левого крыла перейти в нужный момент к наступлению. Что касается 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, который был одним из важнейших звеньев нашего контрудара на тульском направлении, то он еще до перехода в общее наступление развивал активные действия, начав их 27 ноября из района Каширы. Своим ударом 1-й кавалерийский корпус дал возможность избежать преждевременного ввода 10-й армии до окончания ее оперативного сосредоточения и развертывания.

Таким образом, еще в период оборонительной операции на тульском направлении началось наступление на одном из его участков, которое явилось провозвестником будущего общего наступления левого крыла фронта, а вместе с ним и всего Западного фронта.

Введенная из стратегического резерва Ставки 10-я армия вступила в операцию по-иному. Ее наступлению предшествовал период оперативного сосредоточения и развертывания, затем шел период подготовительных мероприятий и планирования (вне соприкосновения с противником!), которые не были полностью закончены до начала операции.

В ходе боевых событий в Тульской операции возникла необходимость в ряде частных перегруппировок в соответствии с условиями обстановки и оперативным замыслом командования. Переподчинение 340-й и 173-й стрелковых дивизий 49-й армии было необходимо в целях быстрейшего разгрома алексинской группировки противника. Подчинение 1-му гвардейскому кавалерийскому корпусу стрелковых дивизий также вызывалось условиями обстановки, которая требовала усиления конницы пехотой, так как корпусу в большинстве случаев приходилосьвеети бон в спешенном строю, и конь служил средством скорейшего маневрирования. И, наконец, наиболее ярким примером перегруппировки, произведенной непосредственно в ходе боевых действий, явилась перегруппировка 50-й армии с поворотом на новое операционное направление. В описании операции мы уделили этому вопросу достаточное внимание и объяснили причины поворота 50-й армии с юго-запада на северо-запад.

Коротко подведем итоги. Во-первых, своеобразие Тульской наступательной операции заключалось в том, что она вырастала непосредственно из оборонительной операции, без значительного промежутка во времени. Во-вторых, в общем ходе наступления на широком фронте, на отдельных его участках еще велась оборона. В-третьих, в ходе наступления производились частные перегруппировки, нашедшие наиболее яркое выражение в перегруппировке 50-й армии, что обусловливалось маневренным характером боевых действий на широком фронте и сложностью задач, стоявших перед войсками левого крыла Западного фронта.

Размах операции и ее глубина. Темпы наступления, вопросы взаимодействия войск, управление и связь.

Общий размах операции по фронту и по глубине выражается в цифрах, которые мы приводили при описании района военных действий, т.е. около 110 км в направлении с севера на юг и около 130 км в направлении с востока на запад.

По времени операция заняла 10-12 дней, в течение которых почти непрерывно велись боевые действия. Темп наступления армий был различным. Так, для правого фланга и центра 49-й армии он составлял не более 1 км в сутки для всей операции в целом. Во втором же этапе операции эта цифра повышается, теми наступления достигает 3-4 км в сутки (с учетом уклонений дивизий от указанного направления с целью обхода и охвата отдельных опорных пунктов противника). Части левого фланга, преодолевая сопротивление противника на алексинском плацдарме, наступали в основном таким же темпом. Если взять перегруппировку на данное направление 340-й и 173-й стрелковых дивизий (с учетом пребывания этих дивизий в пути), то темп наступления доходил до 6-8 км в сутки.

Продвижение 50-й армии (с учетом ее перегруппировки на северозападное направление) за 10 дней операции было 25-30 км, что составляет в среднем 2,5-3 км в сутки. Общее продвижение 1-го гвардейского кавалерийского корпуса составило 100-120 км, или 8-10 км в сутки.

Наиболее быстрый темп наступления все же был у 10-й армии: он колебался в пределах 12-13 км в сутки.

Вопросы взаимодействия в Тульской операции, как операции нескольких армий имели исключительно большое значение. Основным здесь являлась постановка задач армиям командованием фронта, направленных к достижению одной цели. Так, на алексинском направлении решающим в этом вопросе являлось взаимодействие левого фланга 49-й армии с правым флангом 50-й армии, на что командование фронта неоднократно указывало. На щекинском и сталиногорском направлениях это взаимодействие достигалось нацеливанием фронта 50-й армии в южном и юго-восточном направлениях, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в юго-западном направлении, а 10-й армии в западном и юго-западном направлениях. По-видимому, имела место также договоренность командующих армиями между собой по дополнительно возникавшим вопросам, как одна из форм взаимодействия.

Большую роль сыграли указания командования фронта о приближении командного пункта командующего армией на расстояние 10—15 км от линии фронта, а расположение штабов армии — не далее 25-30 км, что значительно облегчало управление войсками. Необходимо отметить, что с этой задачей штабы армий в основном справились, за исключением случаев, о которых мы уже упоминали. Эта маневренная операция вскрыла также те затруднения, которые испытывает командование армии, имеющее в непосредственном подчинении до десяти войсковых соединений и более (10-я армия имела в своем составе одиннадцать дивизий). Поэтому, например, командование 10-й армии впоследствии поднимало вопрос о необходимости постоянного или временного объединения отдельных дивизий в группы или корпуса.

Развитие наступления на Высокиничи, Калугу и Белев

К 18 декабря армии левого крыла Западного фронта, продолжая вести бои с противником, находились на следующих рубежах. 49-я армия, обороняясь на своем правом фланге, центром и левым флангом с линии Троицкое, западнее Тарусы и Алексина, продолжала наступление в направлении Высокиничи и Петрищево. 50-я армия с рубежа Высокое, Дубна, Воскресенское наступала в северо-западном и западном направлениях. Группа 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-я армия, развивая наступление в западном направлении, выходили на рубеж При-шня, Стар. Крапивенка, река Плава, Плавск и южнее.

С проведением Тульской операции наступление армий левого крыла фактически не прекращалось. В соответствии с общим оперативным замыслом командования фронта это наступление продолжалось и, развиваясь в северо-западном и западном направлениях, привело к наступлению 49-й армии на Высокиничи и Недельное, 50-й армии на Калугу, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии на Белев и Козельск.

Развитие наступления 49-й армии в направлении Высокиничи и Недельное

Потерпев поражение на рубеже реки Протвы от Троицкого до устья и далее на реке Ока до Алексина, немецко-фашистские части в главной своей массе начали отходить примерно в следующие районы: от Троицкого и южнее — в район Высокиничи, от Тарусы — на Недельное, от Алексина — к Калуге и в район 30-40 км юго-западнее Алексина (Мака-рово, Столбова, Титово, Поздняково).

Данными разведки отмечалась следующая группировка войск противника: на фронте от Буринова до Тарусы части 263, 137 и 268-й пехотных дивизий, а также отдельные подразделения 260-й пехотной дивизии (главные силы которой в этот период находились, по-видимому, в районе Высокиничи). От Тарусы до Алексина фиксировались части 52-й пехотной дивизии. На алексинском направлении с боями отходили части 31-й и 131-й пехотных дивизий 43-го армейского корпуса.

На северном берегу реки Протва противник продолжал удерживать занимаемый рубеж от Острова (2 км западнее Троицкого) до Воронцовки и далее до Буринова. Вследствие лесистого характера местности и упорной обороны немцев наступление правого фланга армии успеха не имело. В основном успешное разрешение ударной группой 49-й армии своих задач и ликвидация алексинского плацдарма противника частями левого фланга в период Тульской операции потребовали постановки войскам армии новых задач с целью развития дальнейшего ее наступления.

Начальником штаба фронта в ночь на 19 декабря было указано: 49-й армии в связи с успешным продвижением ударной группы командующий фронтом приказал часть сил 5-й гвардейской и 60-й стрелковой дивизий рокировать южнее реки Протвы с целью усиления правого фланга ударной группы для быстрейшего выхода в тыл высокиничской группировке противника.

В развитие этой директивы фронта командующий 49-й армией генерал Захаркин в тот же день отдал приказ № 018/оп, согласно которому

«49 армия, частью сил (415 и 5 гв. стр. дивизии), сковывая противника на участке Буриново, Малеева (вост. Воронцовка 2 км), остальными соединениями продолжает наступление с задачей завершить ликвидацию высокиничской и алексинской группировок противника и передовыми подвижными отрядами к исходу 19.12.41 выйти на рубеж Черная Грязь, Недельное, Степановское, Фетиньино, Ахлебнино»:

В соответствии с этим 415-я стрелковая и 5-я гвардейская дивизии должны были активными действиями отдельных отрядов сковать противника, не допустив переброски его резервов в южном направлении. В дальнейшем 5-я гвардейская дивизия выводилась в резерв севернее Тарусы. 60-я стрелковая дивизия получила задачу: к исходу 19 декабря овладеть Высокиничами. 194-я стрелковая дивизия должна была действовать в направлении Гостещево, Нов. Слободка, обходя Высокиничи с юга, и к исходу 19 декабря главными силами овладеть Никоновом, Карповом, а передовыми отрядами занять Нов. Слободку. Левее на рубеж Лопатино, Филипповка нацеливалась 26-я стрелковая бригада с задачей 19 декабря занять оба пункта передовыми отрядами, а главными силами выйти в район Волынцы (3 км юго-западнее Высокиничей).

133-я стрелковая дивизия и находящаяся слева от нее 30-я стрелковая бригада получили задачу: к исходу 19 декабря выйти подвижными отрядами на рубеж Филипповка, Недельное, Кудиново, а главными силами овладеть рубежом Алтухово, Дурово, Поздняково. 19-я стрелковая бригада должна была, уничтожив противника юго-западнее Тарусы, к исходу дня сосредоточиться в районе Исаково, Латынино, Кресты.

Левофланговые 238-я и 173-я стрелковые дивизии к тому же времени, наступая в северо-западном направлении, должны были главными силами выйти на рубеж Латынино, Богородское, Елькино. 340-я стрелковая дивизия по выходе ее в район Ферзиково передавалась в 50-ю армию. Командный пункт штаба армии продолжал оставаться в Бутурлине.

Как видно из изложенного, общей задачей 49-й армии являлись концентрический охват группировки противника в районе Высокиничи частями правого фланга (исключая 415-ю стрелковую дивизию) и нанесение удара дивизиями левого фланга в северо-западном направлении. Войскам армии в течение второй половины дня 19 декабря предстояло, преодолевая сопротивление противника, пройти по лесным массивам от 10 до 20 км (последнее — для передовых отрядов).

Материально-техническая обеспеченность армии к 18 декабря: винтовочных патронов — 1,4 боекомплекта, артиллерийских снарядов всех калибров — 1,5 боекомплекта, мин — 1 боекомплект, горючего — 1,5 заправки, продовольствия — 3,5 суточной дачи плюс запасы полевых складов. Следовательно, армия была удовлетворена боеприпасами, горючим и продовольствием. Кроме того, наличие в зоне действий 49-й армии шоссе Москва—Серпухов обеспечивало подвоз из фронтовых и главного командования баз. Базирование тылов армии оставалось то же, что и к 7 декабря.

Наступление частей 49-й армии с 19 декабря развернулось следующим образом. С утра 19 декабря части 415-й, 5-й гвардейской и 60-й стрелковой дивизий продолжали вести бой на рубеже Буриново, Воронино, Малеева, Боровка (4 км юго-восточнее Воронцовки), встречая сильное противодействие фашистов, опиравшихся на развитую систему лесной обороны. 194-я стрелковая дивизия наступала на Гостешево. В районе Троицкое была разгромлена крупная часть противника, по-видимому, принадлежавшая 268-й пехотной дивизии. К исходу дня 19 декабря и весь день 20 декабря дивизия вела бой за Остров, окружая его с севера и с юга. Противник оказывал упорное сопротивление, опираясь на заранее подготовленные к обороне узлы.

133-я стрелковая дивизия и 26-я стр. бригада продолжали вести бой за овладение линией Раденки (2 км севернее Льгова), Льгово. Блокировав последний, наши части (один стрелковый полк) наступали на Титово (2 км западнее Льгова). 30-я стрелковая бригада наступала на Болтано-гово (4 км юго-западнее Льгова). 19-я стрелковая бригада продвигалась в указанный район.

238-я стрелковая дивизия, встречая сильное сопротивление немецко-фашистских частей, с большими затруднениями продвигалась на указанный приказом армии рубеж. Только к исходу дня 20 декабря дивизия овладела Петрищевом и продолжала наступление на Кареево. 173-я стрелковая дивизия только к утру 21 декабря вышла в район Семейкино, Богимово (8 км оба юго-западнее Петрищева), овладев этими пунктами.

В течение 20-22 декабря войска 49-й армии, выполняя приказ командующего армией от 19 декабря, вели бои в следующих районах: 415-я стрелковая дивизия и два полка 60-й стрелковой дивизии оборонялись на рубеже разъезд Буриновский (3 км южнее Буринова), лес севернее Острова. 5-я гвардейская стрелковая дивизия выводилась в резерв армии, в район Салтыкове, Больсуново (оба пункта в 6-8 км севернее Тарусы). 194-я стрелковая дивизия по-прежнему вела безуспешный бой за Остров, Галчатовку (1 км южнее Острова). 133-я дивизия, 26-я и 30-я стрелковые бригады продолжали вести бой за овладение линией укрепленных пунктов Раденки, Льгово, Болтаногово. 34-я стрелковая бригада, выведенная из армейского резерва, вела бой в районе Лыткино, Хомяко-во. 238-я стрелковая дивизия переходила основными силами рубеж реки Таруса на участке Пименово, Лотрево (оба пункта в 10-12 км северо-западнее Петрищева), наступая в направлении Недельное. 173-я стрелковая дивизия после ночного боя к утру 23 декабря вышла в район Лобанова, Каменка, Максимово.

Согласно данным разведки к 25 декабря, войска противника действовали наследующих рубежах: 137-я пехотная дивизия — Семкино, Ворон-цовка; 268-я пехотная дивизия — Малеева, Остров; 260-я пехотная дивизия — Остров, Раденки, Льгово, Заворово; 52-я пехотная дивизия — Заворово, Хомяково, Кресты, Шульгине и далее части 131-й и 31-й пехотных дивизий.

В результате боев с 19 по 23 декабря выяснилось, что достигнуть намеченных рубежей к указанному приказом № 018 сроку не удастся вследствие сильного сопротивления противника. В этих условиях командование армии 22 декабря принимает новое решение, суть которого сводится к следующему. Противник, опираясь на систему сильных опорных пунктов, удерживает свои позиции на правом фланге и в центре армии. На левом фланге армии немцы, разбитые нашими частями в районе Алексина, продолжают отходить в западном и северо-западном направлениях. Необходимо, сковав противника на крайнем правом фланге армии, частями центра окружить,и уничтожить немцев в районе Высокиничи. Одновременно надо развить удар частей левого фланга армии в направлении Детчино, имея задачей отрезать пути отхода противнику на запад и северо-запад.

Таким образом, в основу решения командующего 49-й армией была положена идея окружения немцев непосредственно в районе Высокиничи и глубокий охват их в направлении Детчино.

Такое решение командования армии соответствовало обстановке. Несмотря на несколько затянувшиеся бои против высокиничской группировки противника, исход этой борьбы был ясен. Задачу разгрома высокиничской группировки немцев должны были решить части центра армии. Выход 50-й армии к Калуге и завязавшиеся бои за нее свидетельствовали о прикованности противника к этому району, а следовательно, и об оперативной обеспеченности левого фланга 49-й армии. Все это давало право командованию 49-й армии нацелить свои левофланговые дивизии значительно глубже, чем это намечалось приказом № 018. Выполнение этого маневра создавало двоякие благоприятные предпосылки: с одной стороны, охватывалась группировка противника в районе Недельное, Башмаковка, с другой стороны, выход в район Детчино облегчал 50-й армии разгром калужской группировки немцев.

Согласно этому решению командующего армией 22 декабря был отдан приказ армии № 019/оп, по которому 415-я стрелковая дивизия должна была, ведя боевую разведку в направлении Высокиничи, прочно оборонять занимаемый рубеж. 60-я, 194-я, 133-я стрелковые дивизии и 26-я и 30-я стрелковые бригады должны были продолжать выполнение задач, поставленных приказом № 018.34-я стрелковая бригада должна была из района в 8 км западнее Тарусы развивать наступление в северо-западном направлении и к исходу 23 декабря выйти в район Андреевское, Антоново, Лопатино (все пункты в 8 км западнее Высокиничей), откуда повернуть на Высокиничи для совместного удара с группой частей, наступавших с востока.

19-я стрелковая бригада получила задачу развивать наступление на Недельное, откуда действовать в направлении Лопатино, содействуя окружению высокиничской группировки противника.

238-я и 173-я стрелковые дивизии должны были, продолжая преследование противника, к. исходу 23 декабря выйти главными силами на фронт Афанасьево, Детчино, Торбеево.

5-я гвардейская стрелковая дивизия, как было сказано, выводилась в армейский резерв севернее Тарусы, откуда она должна была действовать в зависимости от обстановки,— или с группой частей центра армии или с ударной группой (238-я и 173-я стрелковые дивизии) левого фланга армии. Впоследствии 5-я гвардейская стрелковая дивизия была брошена на левый фланг армии с целью развития его наступления.

В соответствии с неоднократными указаниями фронта командование армии в своем приказе потребовало от начальников всех степеней избегать лобовых атак укрепленных пунктов противника и стараться обходить эти пункты. Было приказано решительнее использовать подвижные отряды для выброски их на пути отхода противника с целью окружения и уничтожения его живой силы. Эти указания были необходимы, потому что в ряде случаев имели место лобовые атаки, кроме того, проявлялись нерешительность и медлительность в использовании лыжников и других подвижных отрядов.

В период с 23 по 27 декабря события на фронте 49-й армии развивались следующим образом.

415-я стрелковая дивизия до 24 декабря оборонялась на занимаемом рубеже. С 24 декабря дивизия перешла от обороны к наступлению и, действуя отдельными отрядами, медленно продвигалась вперед. Сопротивление противника на участке дивизии начинает ослабевать. Развивая наступление, части 415-й стрелковой дивизии в первой половине 26 декабря подошли к рубежу Куркино (2 км севернее Троянова), Трояново, Макарово, где снова встретили упорное сопротивление немцев. Овладев во второй половине дня 28 декабря Макаровом, дивизия вела наступление в западном направлении.

Части 60-й стрелковой дивизии, медленно, с боями продвигаясь вперед, 25 декабря вышли в район Верхн. и Нижн. Вязовня (4 км восточнее Высокиничей) и заняли указанные пункты. Во второй половине дня 26 декабря 60-я стрелковая дивизия вступила в бой с противником на подступах к Высокиничам. Обходя Высокиничи с севера и северо-востока, дивизия к утру 27 декабря, после упорного боя, заняла их и стала развивать наступление в западном направлении.

194-я стрелковая дивизия, пройдя лесной массив к югу от Высокиничей, 27 декабря развивала наступление в направлении Ивановское (3 км западнее Высокиничей). Перед фронтом дивизии действовали небольшие прикрывающие отход части противника.

К тому же времени 133-я стрелковая дивизия овладела Стехином, Уткином (5 км юго-западнее Высокиничей) и наступала в направлении Антоново (6 км западнее Высокиничей).

30-я стрелковая бригада по овладении ею районом Болтаногово, Заворово (3 км северо-западнее Тарусы) выводилась во второй эшелон за 238-й стрелковой дивизией.Части 238-й стрелковой дивизии, успешно продвигаясь в указанном направлении, 24 декабря подошли к рубежу Недельное, Башмаковка, где снова завязались упорные бои.

173-я стрелковая дивизия к этому времени только подходила к Мас-лову, медленно продвигаясь вперед. Командование фронта, учитывая выдвинутое вперед положение 238-й стрелковой дивизии, 24 декабря потребовало от командования армии немедленно вывести 173-ю стрелковую дивизию и 19-ю стрелковую бригаду на линию 238-й стрелковой дивизии.

5-я гвардейская стрелковая дивизия с 23-й танковой бригадой после тяжелого марша в условиях снежных заносов, по плохим дорогам, к исходу 24 декабря сосредоточилась в районе Петрищево с задачей с утра 25 декабря следовать в район Недельное, где она должна была составить второй эшелон ударной группы (173-я и 238-я стрелковые дивизии).

В течение 25-27 декабря основные бои на левом фланге 49-й армии развернулись в районе Недельное. Удерживая этот район, противник, по-видимому, считал его ключом к железной дороге Малоярославец-Калуга и к линии опорных пунктов по этой дороге от Афанасьеве до Детчино и Торбеево.

Возможности же обхода Недельного и Башмаковки командованием армии и дивизий полностью не были использованы, что явилось одной из причин топтания на месте некоторых наших частей под Недельным.

173-я стрелковая дивизия в первой половине дня 26 декабря вышла на рубеж Бол. Луга, Пнево-Рахманово (юго-восточнее линии Детчино, Торбеево 4 км), но вследствие сильной контратаки противника и интенсивного огня отошла своим правым флангом к Дольскому (7 км юго-восточнее Детчино).

В результате боевых действий на фронте 49-й армии за время с 19 по 27 декабря можно отметить следующее: во-первых, частями правого фланга и центра в основном успешно была разрешена задача по овладению районом Высокиничи; во-вторых, появился новый очаг упорной обороны противника в районе Недельное, Башмаковка, который немецко-фашистские части стремились удержать с целью не допустить выхода наших частей на линию железной дороги Малоярославец—Калуга; в-третьих, наступление проходило в условиях плохой погоды (снежные заносы) и в лесистой местности, что замедляло темп наступления.

В последующий после 27 декабря период 49-я армия наступает в направлении Детчино, Кондрово и западнее, имея задачей разгром и уничтожение (во взаимодействии с 43-й и 50-й армиями) мятлево-кондрово-юхновской группировки немцев. Новая операция 49-й армии заключалась в выполнении этой задачи.

Калужская операция 50-й армии

Обстановка на фронте 50-й армии и ее соседей к началу операции

В то время как 10-я армия и группа 1-го гвардейского кавалерийского корпуса выходили на рубеж Пришня, Стар. Крапивенка, река Плава, Плавск и южнее, части правого фланга 50-й армии наступали в западном и северо-западном направлениях.

258-я стрелковая дивизия 18; декабря заняла своим центром Высокое, правым флангом вела бой за Хованскую (4 км юго-восточнее Титова), а левым флангом за Лобжу. Сопротивление немецко-фашистских частей в районе указанных пунктов продолжало возрастать.

290-я стрелковая дивизия, оставив один полк для занятия Крапивны, вышла к этому времени на линию Дроково, Бикетовка (6 км южнее Дрокова).

Остальные части армии продолжали производить перегруппировку. Соседние справа 340-я и 173-я стрелковые дивизии 49-й армии находились на западном берегу реки Оки в районе Алексин, откуда развивали наступление в северо-западном (173-я стрелковая дивизия) и западном (340-я стрелковая дивизия) направлениях.

Группировка противника на калужском направлении к 18 декабря была следующей.

Район Забелино, Титово, Столбова, Макарово обороняла 31-я пехотная дивизия. Здесь же фиксировались отдельные подразделения 296-й пехотной дивизии. В Калуге сосредоточивались остатки 131-й и 137-й пехотных дивизий, а также другие подразделения, переброшенные из тыла и с других участков фронта.

В районе Одоева и к северо-западу от него, у Лихвина и Черепети, действовали части 296-й и 167-й пехотных дивизий.

Во второй линии находились части 19-й танковой дивизии и понесший серьезные потери полк СС «Великая Германия».

Планы сторон к началу операции

Как видно из группировки противника, германское командование стремилось вывести свои части из-под удара советских войск, задержать наше наступление на подступах к Калуге и далее на рубеже Оки до Белева и южнее. Под прикрытием этого рубежа, по-видимому, имелось в виду подтянуть резервы, произвести необходимые перегруппировки и задержаться на зиму. Этой же цели, вероятно, и было подчинено образование группировок в районе Лихвин, Черепеть и к юго-востоку от Калуги (в районе Забелине, Титово, Столбова, Макарово), а также возведение укреплений в районе самой Калуги. По данным разведки отмечалось, что в Калуге для производства оборонительных работ вокруг города было мобилизовано население и привлечены пленные красноармейцы.

Директивой командования фронта за № 112/опот 16 декабря 1941 года 50-й армии была поставлена задача: к исходу 18 декабря главными силами армии выйти на фронт Поздняково, Столбова, Дроково. Разграничительная линия до Одоева оставалась прежняя, далее на Лихвин (исключительно).

Одновременно командование фронта приказало командующему 50-й армией генералу Болдину образовать маневренную группу для удара на Калугу с юга во взаимодействии с 49-й армией.

В развитие директив фронта командование 50-й армии утром 17 декабря отдало приказ № 40, согласно которому армия должна была продолжать наступление в западном направлении.

В связи с тем, что Калуга входила в полосу действий левого фланга 49-й армии, задачей последней являлось овладение городом ударом с востока.

В соответствии с приказаниями командующего фронтом генерала Жукова командующий 50-й армией создал подвижную группу, которая должна была во взаимодействии с 49-й армией ударом с юга внезапно овладеть Калугой. Следовательно, первоначально 50-я армия должна была помочь 49-й армии. Однако, как увидим далее, ход боевых действий привел к тому, что задача по овладению Калугой решалась 50-й армией самостоятельно при косвенном взаимодействии с соседом справа — 49-й армией и соседом слева — 1-м гвардейским кавалерийским корпусом.

В состав подвижной группы вошли два полка 154-й стрелковой дивизии, 112-я танковая дивизия, две батареи гвардейского минометного дивизиона и огнеметно-фугасная рота. Кроме того, с утра 18 декабря состав подвижной группы был пополнен 31-й кавалерийской дивизией, тульским рабочим полком, 131-м танковым батальоном и другими подразделениями, а командование группой было поручено заместителю командующего 50-й армией генералу Попову.

Согласно приказу, подвижная группа должна была к исходу дня 18 декабря скрытно сосредоточиться в лесном массиве, в районе Зябки, Алек-сеевское, Зеленино, Юрово (три последних пункта в 5-7 км юго-западнее и южнее Зябки), откуда внезапным ударом с рассветом 20 декабря овладеть Калугой с юга. С исходного района Зайцево, Харино, Пятницкое подвижная группа должна была выступить не позднее 22 часов 17 декабря и двигаться, совершая ночные марши по оси Зайцево, Воскресенское— Дубна, Ханино, Зябки, Мужачь, Калуга.

С севера действия подвижной группы генерала Попова обеспечивались 258-й стрелковой дивизией, которая должна была, уничтожив противника, выйти 20 декабря на фронт Ахлебнино, Зябки, Плешково.

С юго-запада и с юга маневр подвижной группы обеспечивался 290-й стрелковой дивизией, которая получила задачу 19 декабря выйти в район Ханино и западнее, выбросив передовые подвижные отряды на реку Ока, на участие Корекозово, Герасимово (5 км севернее Черепети).

Задачи 217-й и 413-й стрелковых дивизий оставались в основном без изменений.

Таким образом, созданная подвижная группа получила задачу внезапно прорвать расположение противника и выйти с юга к Калуге. При овладении Калугой вбивался клин между правым флангом 4-й немецкой армии и левым флангом 2-й танковой армии Гудериана.

Группе генерала Попова предстояло преодолеть расстояние свыше 80 км, причем проникнуть в расположение противника на 40-45 км. Группа должна была двигаться с темпом свыше 30 км в сутки.

Необходимо отметить, что момент для действий этой группы был выбран удачно. Он совпал по времени с поражением группировки противника в районе Тулы и с выходом главных сил армий левого крыла фронта к западу от нее. В условиях зимы и продолжавшегося сопротивления противника такое решение является поучительным, успешное же выполнение подвижной группой намеченного маневра свидетельствует о высоких боевых качествах войск Западного фронта и умелом руководстве ими.

Материально-техническое обеспечение операции

Согласно директиве фронта по тылу № 026 от 16 декабря полевой армейский склад 50-й армии развертывался в районе Тулы. 1-й гвардейский кавалерийский корпус, находясь на снабжении 50-й армии, в основном обеспечивался с той же базы. Подвижные запасы в войсках должны были быть пополнены до нормы по заявкам командующего армией к 20 декабря, причем подача запасов и имущества с фронтовых складов должна была производиться по железной дороге (и только в исключительных случаях автотранспортом) до головных армейских складов. Путем перераспределения автотранспорта в войсках и использования гужевых транспортных батальонов должен был быть обеспечен подвоз в дивизии на 60-70 км. Подвозу на 75 км в среднем подлежало 1/4 боекомплекта, 1/2 заправки горючего, 1 суточная дача продовольствия, 1/3 суточной дачи фуража.

Согласно директиве фронта № 027 от 22 декабря тыловой границей армии устанавливалась линия Кашира, Тула. Армейскую базу надлежало иметь в районе Тулы; отделение — в Алексине. Запасы на грунтовых участках было приказано создать в районе Кросна (23 км восточнее Калуги) и Макарове Путь подвоза: Тула, Алешня, Грязново (7 км юго-западнее Титова), Макарове (в зависимости от продвижения армии вперед).

Для обеспечения 1-го гвардейского кавалерийского корпуса армии придавалось на 5-6 дней 150 автомашин, из них 50 под горючее. Основная шоссейная дорога — Москва—Серпухов—Тула. Железнодорожное базирование в основном производилось на Тулу и за счет подвоза из Москвы. При продвижении армии вперед основной железнодорожной коммуникацией должна была быть дорога Тула—Козельск, подсобной — Тула—Калуга. Армейская база в Туле обеспечивала армию до выхода ее частей на рубеж Калуга, Козельск, после чего переносилась в Черепеть. Таким образом, нормальный подвоз и эвакуация были обеспечены.

К 21 декабря на станции Ханино расположились фронтовая перегрузочная база и армейская база 50-й армии. Складских помещений не было. Противовоздушная оборона станции Ханино состояла из одной батареи.

На 18 декабря в 50-й армии было в наличии боеприпасов, горючего и продовольствия: мин — 1,5 боекомплекта, артиллерийских снарядов разных калибров — 1-1,5 боекомплекта, горючего 1,3 заправки, винтовочных патронов — 10 275 000 штук, продовольствия — 4 дачи. Кроме того, в полевых армейских складах было до 1 боекомплекта и 1 заправки горючего. Таким образом, наличие боеприпасов, горючего и продовольствия обеспечивало проведение операции.

Однако подвоз в условиях зимы, особенно по грунтовым путям, в ряде случаев был затруднен, и это не могло не отражаться на снабжении частей при их быстром продвижении вперед.

Авиационное обеспечение операции в основном проводилось в том же плане, что и в период Тульской операции. Базирование авиации, обслуживавшей своей боевой работой армии левого крыла, оставалось без изменения. Наступление 50-й армии обеспечивали те же авиасоединения, что и в период Тульской операции. Необходимо отметить наращивание воздушных сил на Сасовском и Кирсановском аэродромах. В последующем часть авиации перебазируется в район Тулы, откуда в январе 1942 года начнет свою боевую работу.

Первый этап операции (17-25 декабря)

Завершение перегруппировки 50-й армии и наступление в новом операционном направлении до выхода на рубеж реки Оки и завязка боев за Калугу

Наступление 50-й армии после занятия подвижной группой исходного положения до ее выхода к южным подступам Калуги

К исходу 17 декабря части подвижной группы сосредоточились в указанном приказом армии исходном районе и в ночь на 18 декабря выступили по маршруту Воскресенское, Дубна, Ханино. В, первом эшелоне двигались части 154-й стрелковой дивизии, во втором — 31-я кавалерийская и 112-я танковая дивизии. Ночной марш группы производился скрытно, вне соприкосновения с противником.

К 14 часам 19 декабря части подвижной группы, уничтожая мелкие подразделения 296-й пехотной дивизии фашистов, вышли в лесной массив в районе Плешково, Лисово, Бутырки (все пункты 3-5 км севернее Ханина), откуда после короткого привала продолжали движение к Калуге. К 20 часам того же дня группа, используя для скрытности леса, прошла рубеж Митинка, Алексеевское (10 км северо-западнее Ханина), нацеливаясь на южные подступы Калуги. Продолжая движение в указанном направлении, подвижная группа к исходу 20 декабря вышла на рубеж Пучково, Некрасово, Секиотово (все пункты в 2 км южнее Калуги) и под покровом ночи приступила к подготовке удара на Калугу с юга.

Таким образом, подвижная группа в течение трех с половиной суток прошла около 90 км и в основном успешно выполнила первую часть поставленной перед ней задачи — быстро выйти на южные подступы города Калуги.

Однако на правом фланге армии боевые события развернулись по-другому. Части 258-й стрелковой дивизии, преодолевая упорное сопротивление 31-й пехотной дивизии противника на участке Титово, Лобжа, продвигались вперед крайне медленно. В районе Титово, Столбова, Грязново, Макарово немецко-фашистские части заблаговременно подготовили круговую оборону, превратив населенные пункты и подступы к ним в узлы сопротивления с хорошо организованным огнем минометов и артиллерии. Лобовые атаки этих узлов сопротивления были безуспешны и приводили к излишним потерям. Командование дивизии прибегало к методу окружения отдельных очагов и их блокирования.

Утром 21 декабря 258-я стрелковая дивизия, продолжая бой на своем правом фланге, в районе Меньшикове, Верховое (3 км северо-западнее Титово), левым флангом и центром окружала группировку противника в районе Кутьково (3 км юго-западнее Титово), Столбова. К исходу 21 декабря части 258-й стрелковой дивизии овладели указанными пунктами и развивали наступление на северо-запад. Особенно упорное сопротивление немецко-фашистские части оказали из района Грязново, сдерживая наступление дивизии, при поддержке артиллерии, минометов и танков.

К этому времени командование фронта, учитывая замедление в наступлении правого фланга 50-й армии, снова передало в состав последней 340-ю стрелковую дивизию. Дивизии была поставлена задача содействовать 258-й стрелковой дивизии. К утру 21 декабря 340-я стрелковая дивизия с боем овладела станцией Средняя, Пушкином (8 км западнее Алексина), выбросив один полк для содействия 258-й стрелковой дивизии в направлении на Поздняково.

290-я стрелковая дивизия, наступая в западном направлении, с боями вышла за линию Дроково, Бикетовка (6 км южнее Дроково), выбросив один полк для занятия Крапивны. К исходу 18 декабря дивизия, сломив сопротивление противника, овладела Бутырками, Богдановом (оба пункта 3 км северо-восточнее Ханино), станцией Ханино и начала бой за Ханино, гарнизон которого состоял из частей 248-го пехотного полка.

В первой половине дня 19 декабря части дивизии, выбив противника, заняли Ханино и развивали наступление к северо-западу от него. По выходе на линию Полевой, Масалово, Глубокое (5 км западнее Ханина) 290-я стрелковая дивизия была атакована противником из района Лих-вина и временно перешла к обороне.

Остальные дивизии армии, закончив перегруппировку, к 20 декабря вышли: 217-я стрелковая дивизия на рубеж Житня, Марково, Андреевка (все пункты в 4-7 км южнее Ханино) в готовности продолжать наступление в западном направлении; 413-я стрелковая дивизия, продолжая движение в указанном приказом армии № 39 направлении, вышла на линию Сизенево, Никольские выселки; 32-я танковая бригада, оставаясь в резерве командующего армией, находилась в районе Зайцево, Пятницкое.

Соседний слева 1-й гвардейский кавалерийский корпус, продолжая преследовать остатки полка СС «Великая Германия», 3-й танковой и 167-й пехотной дивизий противника, к утру 20 декабря овладел Крапивной и Архангельском. В последующем корпус развивал наступление к западу от этих пунктов.

Таким образом, в ходе наступления частей 50-й армии с 17 по 21 декабря создалось следующее оперативно-тактическое положение.

Правый фланг армии (340-я и 258-я стрелковые дивизии) был скован группировкой противника из района Грязново, Верховое, Столбова и медленно продвигался вперед.

На левом крыле армии 290-я стрелковая дивизия, в силу нажима противника из района Лихвина, вынуждена была временно перейти к обороне. 217-я и 413-я стрелковые дивизии двигались на уступе слева, позади.

Одновременно в центре армии был достигнут оперативный успех. Подвижная группа броском вперед вышла из общей линии фронта армии на 20-25 км и встала на подступах к Калуге. Успех подвижной группы, во-первых, ослаблял силу обороны противника против правого фланга армии и, во-вторых, соответствующим) образом влиял на их устойчивость на рубеже реки Ока.

Последовавший же вслед за этим удар соседнего слева 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в направлении Одоева, овладение последним 22 декабря и развитие наступления к реке Ока устранили угрозу со стороны Лихвина, Черепети, оказав влияние на благоприятный исход Калужской операции.

Завязка боев подвижной группы за Калугу и продолжение наступления остальных дивизий 50-й армии

Утром 21 декабря подвижная группа 50-й армии повела наступление на Калугу, действуя с трех направлений: от Пучкова, от Некрасова и со стороны Секиотова через Ромоданово (2 км севернее Секиотова). Пер-выми ворвались в город с юго-восточной его стороны части 31-й кавалерийской дивизии, 473-го стрелкового полка 154-й дивизии и танки 112-й танковой дивизии.

Противник оказал упорное сопротивление; в бою приняли участие части 20-й танковой дивизии, спешно переброшенные из-под Можайска. Здесь же находились пополненные части 137-й пехотной дивизии, мотоциклетный батальон и другие подразделения немцев. Наши войска, ворвавшиеся в город, вскоре были отрезаны противником и завязали уличные бои в окружении. Бой продолжался весь день; данных о результатах боя штаб армии не имел.

На фронте остальных дивизий армии к этому времени происходили следующие боевые события. Соседняя справа 340-я стрелковая дивизия двумя полками продолжала наступление в западном направлении, по северному берегу реки Ока. Один полк, с боями обходя Дугну с юга, по-прежнему вел наступление в направлении Позднякова. В первой половине дня 23 декабря 340-я стрелковая дивизия вышла главными силами на рубеж Комола, Поливаново (5 км юго-восточнее Комолы), имея левофланговый полк в отрыве, на южном берегу Оки.

258-я стрелковая дивизия, продвигаясь с упорными боями вперед, к 11 часам 23 декабря обходила Макарово с северо-востока. Каждый населенный пункт приходилось брать с боем.

290-я стрелковая дивизия после временной обороны на рубеже Полевой, Масалово, Глубокое утром 21 декабря перешла в наступление, выбросив передовые отряды на восточный берег реки Оки на участке Корекозево, Голодское, Доброе. Противник большой активности не проявлял; частная контратака мелких групп со стороны Черепети, из района Ушатово, Агеево (4-6 км северо-восточнее Черепети) была успешно отбита.

217-я стрелковая дивизия к 24 декабря вышла на восточный берег реки Ока, на участке Корекозево, Голодское, Мехово и готовилась к наступлению на Перемышль. Последний был превращен противником в сильный опорный пункт и оборонялся частями 137-й пехотной дивизии и подразделениями других частей немцев.

413-я стрелковая дивизия одним полком вела бой за Одоево, а главными силами развивала наступление в направлении Окороково. К утру 21 декабря дивизия двумя полками заняла рубеж Говоренки, Ново-Архангельский, Апухтино (все — от 4 до 10 км севернее и северо-западнее Одоева), заняв указанные пункты. Одним полком 413-я стрелковая дивизия продолжала бой за Одоево. Наличие на левом фланге дивизии Одоева, занятого остатками частей 112-й и 167-й пехотных дивизий противника, сковывало движение ее в западном направлении.

В данном случае имел большое значение маневр 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Белова на Одоево и овладение последним к исходу дня 22 декабря. Последующий выход корпуса к западу от Одоева на реку Ока (южнее Лихвина) выводил его на фланг лихвинско-черепетской группировки противника, заставив ее ослабить силу нажима на Ханино. Кроме того, этот маневр освобождал 413-ю стрелковую дивизию для движения в западном направлении и позволял бросить один полк 217-й стрелковой дивизии в район станции Воротынск для глубокого охвата Калуги с юго-запада и с запада, а 290-ю стрелковую дивизию бросить целиком в направлении Пушкино для борьбы за Калугу с юго-востока. Устранение угрозы левому флангу 50-й армии облегчило 258-й стрелковой дивизии выполнение задачи по борьбе с группировкой противника в районе Макарове и позволило направить дивизию в район Ромоданово, Желыбино (6 км западнее Калуги) для охвата Калуги с запада.

Развитие наступления частей 50-й армии до 25 декабря

В последующий после 22 декабря период боевые действия на фронте 50-й армии развивались в такой последовательности. Учитывая заминку в продвижении к Калуге правого фланга армии, командование фронта в директиве от 24 декабря приказывает командующему 50-й армией направить 340-ю стрелковую дивизию вдоль большака Калуга—Таруса с задачей охвата Калуги с северо-востока.

В соответствии с новой задачей 340-я стрелковая дивизия, преодолевая сопротивление противника силой до двух пехотных полков, усиленных артиллерией и минометами, в течение 23-24 декабря наступала в западном и частично в северо-западном направлениях. К исходу 25 декабря дивизия вышла на линию станция Желябужский, Некрасово, Ивашево, Новолоки (все три — от 8 до 16 км южнее станции Желябужский), овладев указанными пунктами.

258-я стрелковая дивизия одним полком продолжала бой в районе Забелино, Макарово; два других полка этой дивизии следовали в район юго-западнее Калуги: один полк утром 24 декабря прошел Еловку, другой полк в полдень того же дня прошел Зябки. Движение обоих полков проходило без серьезных столкновений с противником.

Части подвижной группы генерала Попова продолжали упорный уличный бой в Калуге. Только в течение 22 декабря в городе было уничтожено до 500 фашистских солдат и офицеров и сбито несколько самолетов противника. В течение 23 и 24 декабря уличный бой продолжался. Остатки 131-й и 137-й пехотных дивизий противника оказывали упорное сопротивление. В течение этих двух дней было уничтожено до 1900 немецко-фашистских солдат и офицеров. 437-й полк 154-й стрелковой дивизии, пробиваясь к отрезанным в Калуге частям, при овладении опорным пунктом Пучково (2 км южнее Калуги) уничтожил до 200 немцев.

Части 290-й стрелковой дивизии, сосредоточившись к исходу 22 декабря в районе Кошелевка, Новоселки, Плешково (все пункты севернее Ханина 8-9 км), выступили оттуда утром 23 декабря, имея задачей выйти на восточную окраину Калуги для удара по ней во взаимодействии с 340-й стрелковой дивизией.

К утру 24 декабря 290-я стрелковая дивизия с боем овладела Ахлебнином, Никольском и в течение дня вела бой за Пушкино. К исходу дня дивизия, сломив сопротивление немцев, овладела Пушкином и выдвигалась в район Турынина.

217-я стрелковая дивизия в течение 24-25 декабря вела упорный бой за Перемышль, которым овладела к исходу 25 декабря. В ночь на 26 декабря эта дивизия, преследуя разрозненные части противника, выдвигалась в северо-западном направлении.

413-я стрелковая дивизия после того, как 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Белова овладел Одоевом, наступала в направлении Черепеть, Лихвин, почти не встречая сопротивления. В районе последнего действовали остатки 296-й пехотной и 29-й моторизованной дивизий противника. Обороняясь по реке Оке, немцы оказывали упорное сопротивление, стремясь удержать этот рубеж за собой. Данными разведки была отмечена переброска противником части резервов на участок Перемышль, Лихвин с целью задержать наше наступление. Одновременно отмечалась переброска противником подкреплений для усиления калужского направления.

По указанию командования армии командир 413-й стрелковой дивизии, избегая лобовых атак, окружил Лихвин двумя полками, а третий двинул на Гордиково. После упорных уличных боев части 413-й стрелковой дивизии сломили сопротивление противника и 26 декабря заняли Лихвин. По овладении Лихвином 413-я стрелковая дивизия развивала наступление в северо-западном направлении.

Таким образом, боевые действия на фронте 50-й армии в рассмотренном нами втором этапе операции развертывались в основном в двух направлениях: а) в самой Калуге и на подступах к ней с востока, юго-востока и юго-запада и б) на реке Ока, на участке Перемышль, Лихвин. Оба направления составляли для противника одно целое. Основной задачей противника было задержать наше наступление на этом рубеже.

Характер действий 50-й армии, с точки зрения дальнейшего планирования операции, довольно ярко был выражен в смелом решении командования армии — нацелить дивизии левого фланга (413-ю и 217-ю) в общем направлении на Утешево (36 км западнее Калуги) для глубокого охвата Калуги с юго-запада и с запада и в нацеливании, согласно указаниям командования фронта, 340-й стрелковой дивизии в обход Калуги с северо-востока с целью удара на нее с этого направления. Заслуживает внимания борьба за Лихвин путем блокирования его частями 413-й стрелковой дивизии и ликвидация таким же методом 258-й стрелковой дивизией отдельных опорных пунктов противника (в районе Макарово, Титово, Столбова, Грязново).

Значительную трудность на данном этапе представляло управление подвижной группой со стороны командования армии. С командного пункта командующего армией (первоначально развернутого в Ханине, а затем передвигавшегося по оси Ханино, Еловка, Калуга) не всегда представлялось возможным регулярно следить за ходом развертывавшихся боевых событий, чтобы направлять их в надлежащее русло.

Выезд начальника штаба армии к Калуге в самый разгар боевых действий у этого города является правильным решением, однако при условии, чтобы в штабе армии был оставлен необходимый личный состав для руководства прочими войсками армии.

В последующий после 25 декабря период 50-я армия проводит второй этап Калужской операции, завершение которой совпадает с началом нового этапа фронтовой операции, во взаимодействии с 43-й и 49-й армиями и 1-м гвардейским кавалерийским корпусом 50-я армия приступает к выполнению задачи фронта по окружению и уничтожению мятлево-кондрово-юхновской группировки противника.

Белевско-Козельская операция 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса

Обстановка на фронте 10-й армии и ее соседей к началу операции

После выхода 10-й армии на реку Плава и занятия Плавска в группировке армии существенных изменений не произошло. Войска армии, продолжая преследовать противника, к исходу 20 декабря занимали следующее положение:

328-я стрелковая дивизия продвигалась на участок Кореневка, Буландино (13 км юго-западнее Крапивины), которого она достигла 21 декабря;
323-я стрелковая дивизия после овладения Плавском вошла в свою полосу действий на участке Крекшино, Волхонщино, откуда выдвигалась в район Частые Колодези (6 км западнее Крекшина);
326-я стрелковая дивизия сосредоточилась в районе Плавска;
239-я стрелковая дивизия находилась на марше и к исходу 20 декабря проходила головой своих основных сил Сорочинку;
324-я стрелковая дивизия, следуя во втором эшелоне армии, была сосредоточена в районе Ляпищево, Полозово, Ржаво, а 330-я стрелковая дивизия — в районе Ивановка, Скородумово, Спасское;
41-я кавалерийская дивизия с утра 20 декабря вела бой за Камынино, куда во второй половине дня подходила и 57-я кавалерийская дивизия;
75-я кавалерийская дивизия к 12 часам 20 декабря прошла Пономарево, Урусово (на реке Плава, в 7 км южнее Плавска).

Соседний справа 1-й гвардейский кавалерийский корпус к этому времени, пройдя рубеж реки Плава на участке Крапивна, Даниловка, выдвигался в западном направлении, имея задачей овладеть Одоевом.

Соседняя слева 61-я армия Юго-Западного фронта, наступая в западном направлении, вышла к 20 декабря на рубеж Теплое (20 км юго-восточнее Плавска), Огарево, Милюки, Архангельское, имея на своем правом фланге, в стыке с 10-й армией, 142-й отдельный танковый батальон, 91-ю кавалерийскую и 348-ю стрелковую дивизии, которые вели бой у Теплого.

Перед фронтом 10-й армии по-прежнему действовали 10-я и 29-я моторизованные дивизии и остатки 112-й пехотной дивизии; здесь же, по ряду данных, находились и отдельные части 56-й пехотной дивизии. Цепляясь за промежуточные рубежи, эти группы противника отходили в западном направлении.

По существу, план немецко-фашистского командования оставался без изменения. Потерпев поражение на рубежах Сталиногорск, Епифань; Дедилово, Богородицк и Крапивна, Плавок, противник отводил свои войска на реку Ока, стремясь закрепиться на ней и остановить наше наступление. Наиболее сильным оборонительным пунктом на Оке перед фронтом 10-й армии был город Белев, который противник всячески пытался удержать. Стремление немцев сохранить за собой город Белев имело целью держать под угрозой удара во фланг крайнее левое крыло Западного фронта и улучшить положение своей калужской группировки. Кроме того, Белев прикрывал с севера и с северо-востока орловское направление.

Материально-техническое обеспечение операции

Директивой командования фронта за № 026 от 16 декабря было приказано довести запасы продовольствия в армейских складах до 7 дач, боеприпасов до 1-1,5 боекомплектов и горюче-смазочного до 1,5-2 заправок.

В какой части эта директива была выполнена, выяснить не удалось, но судя по тому, что армия с 16 по 20 декабря еще получала пополнение боеприпасами, по-видимому, особых затруднений в этом отношении, особенно в первый период операции, не было. Кроме того, директивой № 027 от 22 декабря довольствующим органам фронта было приказано развернуть отделения своих складов в районе Тулы, что также улучшало положение со снабжением 10-й армии. К началу операции армейская база была развернута в районе станция Узловая и Дедилово, а головные отделения полевых складов — в районе Ясная Поляна и Щекино.

В целях экономии горючего подача запасов и имущества с фронтовых складов должна была производиться по железной дороге до головных отделений полевых армейских складов. Подвоз автотранспортом в этом звене допускался только с особого разрешения Военного Совета фронта.

Подвоз с головных отделений полевых армейских складов было приказано производить дивизионным транспортом, для чего командованию армии надлежало перераспределить имевшийся в войсках автотранспорт с тем же расчетом на подвоз в дивизионном звене, что и перед Тульской операцией. В 10-й армии выполнить это приказание было трудно, так как вместо положенных 922 автомашин в армии к 25 декабря имелось всего 507. Слабым местом в работе тыла армии был недостаток работников управления армейской базой и полевыми складами, которые были укомплектованы за счет управления тыла — что, несомненно, затрудняло организацию и подвоз.

Первый этап операции (20-26 декабря 1941 года). Бои за Белев и наступление на Козельск

Развитие наступления 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии до выхода на рубеж реки Оки

После поворота 50-й армии на западное и северо-западное направления и выхода основных сил 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии на реку Плава перед левым крылом Западного фронта стояла общая задача — стремительно наступая в западном направлении, разгромить противостоявшие части немецко-фашистских войск, лишив их возможности закрепиться на промежуточных рубежах и удержать за собой важнейшие узлы железных дорог и шоссейных рокад и коммуникаций.

В частности, в полосе действий 10-й армии и кавалерийского корпуса важнейшими узлами шоссейных и железнодорожных путей были Козельск, Сухиничи, Киров и Людиново. Особенно большое оперативное значение приобретали железнодорожный узел Сухиничи и рокада Вязьма—Брянск, на которые опирались немецко-фашистские войска. Быстрейший выход войск левого крыла Западного фронта на эти пути сообщения и базы противника диктовался всей обстановкой.

С утерей Сухиничей противник лишался важнейшей базы для своих сил, а с перехватом нашими войсками железной дороги Вязьма, Брянск нарушалась оперативная связь двух основных группировок немецко-фашистских войск, действовавших против Западного и Юго-Западного фронтов. Однако выполнение главной задачи без ликвидации белевского и козельского очагов обороны немцев было бы затруднено. Серьезную опасность представлял Белевский оборонительный район, находившийся в стыке Юго-Западного и Западного фронтов и создававший угрозу левому флангу 10-й армии.

Следовательно, действия по овладению районом Белева и Козельска перерастали в самостоятельную операцию, хотя и вспомогательного характера по отношению к общей задаче армий левого крыла - выхода на Варшавское шоссе и рокаду Вязьма-Брянск.

Согласно директивам фронта 1-й Гвардейский кавалерийский корпус имел задачу стремительным ударом форсировать реку Ока на участке Лихвин, Белев и, повернув затем главными силами на северо-запад, овладеть 28 декабря Юхновом и отрезать противнику пути отхода от Калуги и Малоярославца. Овладение Козельском, по существу, являлось попутной задачей, обеспечивавшей удар в направлении Юхнова. В последующем корпус должен был действовать в направлении на Вязьму. 10-я армия по овладении Белевом должна была 27 декабря выйти в район Козельска, откуда выбросить подвижные отряды к Сухиничам и вести глубокую разведку в направлении Кирова и Людинова.

План действий кавалерийского корпуса был доложен его командиром генералом Беловым командующему фронтом 20 декабря. Он состоял из четырех этапов: первый этап (20-22 декабря) — подготовительные мероприятия в процессе движения с попутным овладением Одоевом; второй этап (22-24 декабря) — форсирование реки Ока на участке Лихвин, Белев; третий этап (24-27 декабря) — выход в тыл противнику в районе Юхнов, Мосальск (с попутным занятием Козельска) и, наконец, четвертый этап — бой с противником в районе Юхнова. План этот командованием фронта был в основном утвержден.

Таким образом, план командира корпуса (его первый и второй этапы, с 20 по 24 декабря) был рассчитан на глубину до 65 км (от линии Крапив-на, Плавск до реки Ока на участке Лихвин, Белев), что давало среднесуточный темп продвижения свыше 20 км. Наиболее быстрый темп и глубина проникновения в расположение противника приходились на третий этап (24-27 декабря). Удар кавалерийского корпуса в третьем этапе был рассчитан на глубину свыше 100 км (от линии Лихвин, Белев до Юхнова), что давало среднесуточный темп продвижения свыше 25 км.

Следовательно, в условиях зимы и борьбы с активным противником кавалерийскому корпусу предстояло решить сложную задачу.

План действий командующего 10-й армией генерала Голикова заключался в быстром занятии Белева и дальнейшем наступлении — преследовании противника в направлении Сухиничи (через Козельск) и далее на Киров, Людиново.

Авиационное обеспечение операции 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в основном производилось теми же авиасоединениями, что и в период Тульской наступательной операции с приближением в последующем базирования некоторых авиачастей в район Тулы.

В соответствии с директивами фронта и разработанными генералами Беловым и Голиковым планами действий продолжалось наступление кавалерийского корпуса и 10-й армии. Однако сроки выполнения принятых планов изменились в соответствии с обстановкой.

Так же как и Калужская операция 50-й армии, наступление 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в белевско-козельском направлении фактически развивалось безостановочно после завершения Тульской операции, непосредственно вырастая из нее. Все перегруппировки, постановка задач и подготовка операции проходили в процессе развития наступления, наряду с разрешением попутных задач.

Наступление кавалерийского корпуса и 10-й армии после 19 декабря развертывалось следующим образом.

Выступив с занимаемого им к исходу 19 декабря рубежа Пришня, Стар. Крапивенка и южнее, кавалерийский корпус в течение 20 декабря наступал в западном направлении, преодолевая сопротивление остатков частей 167-й пехотной и 3-й танковой дивизий и полка СС «Великая Германия». К исходу 20 декабря корпус вышел на фронт 2 км западнее Крапивны, Умчино, Архангельское и приступил к подготовке наступления в направлении Одоева, имея задачей взять его к исходу 21 декабря.

Наступление 1-го гвардейского кавалерийского корпуса с целью овладения Одоевом началось утром 21 декабря в следующей группировке.

На правом фланге из района Жердево, в направлении Чанцево, Жемчужниково, наступала 1-я гвардейская кавалерийская дивизия, имея задачей овладеть Одоевом с востока.

2-я гвардейская кавалерийская дивизия с рубежа Умчино, Теренино (оба пункта в 3 км южнее и юго-восточнее Крапивны) наступала в направлении Башево, Никольское, Обалдуево, имея задачей овладеть Одоевом с юга.

322-я стрелковая дивизия, находившаяся на левом фланге гвардейского кавалерийского корпуса, получила задачу наступать из района Архангельское в западном направлении, обеспечивая с юга маневр 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. Штаб кавалерийской группы располагался в Прудах.

Наступавшая группа генерала Белова встретила на всем фронте упорное сопротивление противника. В результате наши части, последовательно выбивая немцев из населенных пунктов, весь день 21 декабря с боями продвигались вперед. Не менее упорные бои продолжались и в течение 22 декабря. К исходу 22 декабря 1-я гвардейская кавалерийская дивизия ударом с востока, а 2-я гвардейская кавалерийская дивизия ударом с юга и юго-запада взяли Одоево, выбив из него части 112-й и 167-й пехотных дивизий немцев. К этому времени 322-я стрелковая дивизия вышла в район Жестовое.

После овладения Одоевом части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса преследовали отходившего противника в западном направлении и к 16 часам 24 декабря вышли на восточный берег реки Ока, на участке Кипеть, Мощена, Горбуново; В этот период в состав группы корпуса вошли 41-я, 57-я и 75-я кавалерийские дивизии, которые до 23 декабря составляли самостоятельную группу под одним командованием, но вследствие своей малочисленности и слабой вооруженности эта группа не сыграла значительной роли. Поэтому командование фронта сочло необходимым влить все три дивизии в группу командира 1-го гвардейского кавалерийского корпуса.

Во второй половине дня 24 декабря все три кавалерийские дивизии (41, 57 и 75-я) после боев с остатками частей 112-й пехотной дивизии противника на линии Покровское, Белый Колодезь выдвинулись в район Крутое, Романово, Рахлеево (25 км юго-восточнее Белева), отстав от основных частей кавалерийского корпуса на 10-12 км.

Здесь следует добавить, что марш самого корпуса после овладения Одоевом совершался уже в условиях сравнительно слабого сопротивления противника. Существенным недостатком в организации наступления группы командира корпуса было то, что за время ее движения в последующий после 24 декабря период часто терялась связь штабов 50-й и 10-й армий и штаба фронта с корпусом.

Части 10-й армии в период с 21 по 24 декабря, преодолевая сопротивление мелких арьергардных групп противника, вышли ко второй половине дня 24 декабря в следующие районы:

324-я стрелковая дивизия — в район Красноколье, Сонино, Костино (все пункты в 8-10 км юго-западнее Одоева). Перед фронтом дивизии почти не было частей противника, так как впереди находились к тому времени части 1-го гвардейского кавалерийского корпуса.

330-я стрелковая дивизия при подходе ее к рубежу Ямонтовский, станция Арсеньево вела бой с остатками 112-й пехотной дивизии и, предположительно, с подразделениями 56-й пехотной дивизии противника. Следом за 330-й стрелковой дивизией по дороге Рязанцево, Астапово (2 км севернее станции Арсеньево) выдвигалась 326-я стрелковая дивизия. 239-я стрелковая дивизия была сосредоточена в районе Одоев, Кру-пец, Брусна (оба пункта в 5 км северо-западнее и западнее Одоева) с задачей выйти на следующий день к реке Ока в районе Мощена. Остальные части армии, будучи эшелонированными, находились позади.

В итоге за время наступления 10-й армии; и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса с 20 по 24 декабря корпус вышел на реку Оку и вступил в бой с прикрывавшими отход частями противника. Части 10-й армии, отстав на 10-15 км, находились уступом влево. Такое положение объясняется, во-первых, тем, что соседние слева части 61-й армии Юго-Западного фронта отстали и заставили своего соседа справа уделять внимание своему левому флангу, где оказывали сопротивление остатки 112-й пехотной дивизии немцев. В частности, правофланговая 342-я стрелковая дивизия 61-й армии к 12 часам 26 декабря вела бой с противником на линии Белый Колодезь, Чермошны и только к исходу того же дня начала выходить на линию примерно южнее Арсеньева. Остальные дивизии 61-й армии к тому времени находились уступом назад за 342-й стрелковой дивизией. Во-вторых, такое положение объясняется условиями наступления и самой 10-й армии, состояние тылов которой было на невысоком уровне. Наиболее ярким боевым эпизодом за рассмотренный период было занятие 1-м гвардейским кавалерийским корпусом Одоева. Это, как мы видели, положительно влияло на развитие наступления 50-й армии.

Завязка боев за Белев

Командование фронта в упомянутой выше директиве № 125/оп от 24 декабря поставило 10-й армии задачу: к исходу 27 декабря выйти главными силами в район города Козельска, а подвижные отряды выбросить к тому же времени в направлении Сухиничи с целью овладения этим пунктом». Одновременно 10-й армии надлежало вести глубокую разведку в направлении Сутоки, Киров, Людиново.

После выхода частей 1-го гвардейского кавалерийского корпуса на рубеж реки Ока, а 10-й армии на линию Крупец, Красноколье (7 км юго-западнее Одоева), станция Арсеньево дальнейшее наступление развивалось следующим, образом.

Главные силы корпуса в ночь на 25 декабря производили переправу на западный берег реки Ока с целью продолжения наступления в северозападном направлении.

1-я гвардейская кавалерийская дивизия, переправившись через реку Ока, в течение 25 декабря вела бой с инженерным батальоном и другими частями противника на рубеже станция Лихвин, Песковатское (3 км западнее станции Лихвин), Мыжбор, где было уничтожено до роты немцев.

2-я гвардейская кавалерийская дивизия в 15 часов 25 декабря главными силами произвела переправу у Николо-Гастунь (1 км свернее Мощены), а передовыми отрядами вела бой на рубеже Сенино 1-е, Сергеевка.

75-я кавалерийская дивизия поступила в подчинение командира 2-й гвардейской кавалерийской дивизии и вела наступление в направлении Сенино 2-е (в 1 км южнее Сенина 1-го).

57-я кавалерийская дивизия к исходу 25 декабря сосредоточилась в районе Николо-Гастунь, Мощена, Ближ. Русаново, поступив в подчинение командира 1-й гвардейской кавалерийской дивизии.

9-я танковая бригада находилась в Крапивне, где приводила себя в порядок и ремонтировала материальную часть.

41-я кавалерийская дивизия оставалась в резерве командира корпуса и находилась в районе Кипеть, Переславичи.

322-й стрелковая дивизия завязала бой с противником на подступах к Белеву, а 328-я стрелковая дивизия (обе входили в группу 1-го гвардейского кавалерийского корпуса) из района Богданово, Стрешнево двигалась к реке Ока.

О положении 10-й армии в течение ночи и дня 25 декабря в штабе фронта ничего не было известно вследствие нарушения связи. Радио работало с перебоями, а установить связь самолетом не было возможности из-за метели и снегопада. Только к утру 26 декабря стало известно, что дивизии армии продолжали наступление в западном направлении, имея задачей выйти на рубеж Горки, Кудрино, Маслово, Ровна. К исходу

26 декабря части 10-й армии вышли на рубеж:

239-я стрелковая дивизия — Крыжовка, Зеново (оба пункта на западном берегу реки Ока, севернее Белева), Мощена, 324-я стрелковая дивизия — Кудрино, Сныхово; 330-я стрелковая дивизия — Георгиевка, Горбуново, Баровка (на восточном берегу Оки, северо-восточнее Белева).

325-я стрелковая дивизия двигалась на рубеж Кураково, Темрянь, имея впереди себя 322-ю стрелковую дивизию, которая начинала бой за Белев; к 27 декабря 325-я стрелковая дивизия совместно с 323-й и 326-й дивизиями была сосредоточена во втором эшелоне армии в районе Семеновское, Болото, Пустыновка, Стрешнево (все пункты в 15 км восточнее Белева).

С утра 27 декабря начинаются бои за Белев, который был превращен противником в сильный укрепленный оборонительный район с хорошо развитой системой заграждений, с насыщением его большим количеством артиллерии, минометов и пулеметов. На ряде участков подступы к городу были минированы

С выходом частей 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии на реку Ока и к западу от нее на участке севернее Белева заканчивался первый этап Белевско-Козельской операции. Противник был сбит с рубежа Оки севернее Белева, но упорно удерживал за собой этот город, прикрывая орловское направление. Одновременно немцы, откатываясь на запад, делают попытку удержаться на других оборонительных позициях (у Козельска, Сухиничей и др.).

В этом свете выход 10-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса к западу от реки Оки сказывался положительно не только на действиях армий левого крыла, но и всего фронта, создавая благоприятные предпосылки для выполнения последующих задач фронтовой операции.

Заканчивая выполнение задач, намеченных фронтом в период контрнаступления, армии левого крыла в последующий период приступали одновременно к решению новых задач фронта в целом. В этом заключалась одна из характерных особенностей операций, проводившихся во время разгрома немцев под Москвой. Такой характер действий диктовался обстановкой, складывавшейся на фронте и требовавшей безостановочного наступления.

Заключение по действиям армий левого крыла в период с 6 до 25 декабря 1941 года

С выходом армий левого крыла Западного фронта на рубеж западнее Высокиничи, восточнее Недельное, Калуга и далее по реке Оке до Белева заканчивался важный период фронтовой операции — контрнаступления.

Общие результаты контрнаступления армий левого крыла таковы. За период с 6 по 25 декабря армии в борьбе с сильным противником в условиях снежной зимы покрыли следующие расстояния. 49-я армия — 40-60 км (последнее для дивизий левого фланга) при среднесуточном темпе наступления 2-3 км. Если же учесть, что центр армии начал наступление с 19 декабря (крайний правый фланг армии — с 24 декабря), а левый фланг с 14 декабря, то темп наступления повысится до 5-6 км в сутки. 50-я армия, с учетом ее наступления на Щекино во время Тульской операции, прошла до рубежа Калуга, Лихвин около 110-120 км при среднесуточном темпе наступления 5-6 км.

1-й гвардейский кавалерийский корпус, начав наступление из района южнее Мордвес, с 6 по 25 декабря покрыл расстояние около 200 км, дав среднесуточный темп 8-10 км.

Наиболее быстрым темпом наступала 10-я армия, действовавшая на заходящем фланге Западного фронта. За 20 дней 10-я армия покрыла расстояние около 220 км, чем был достигнут среднесуточный темп наступления 10-12 км.

За рассмотренный период времени армиям левого крыла фронта пришлось с упорными боями сбивать противника со следующих оборонительных рубежей и выбивать, из наиболее важных узлов сопротивления: на фронте 49-й армии с рубежа рек Ока и Протва и из района Высокиничи; на фронте 50-й армии из района Косая Гора, Ясная Поляна, Щекино, с западной излучины реки Упа и далее с рубежа реки Ока от Калуга до Лихвина.

Наиболее сильным опорным пунктом противника в полосе действий 50-й армии была Калуга, исход борьбы за которую был решен только 30 декабря. 1-й гвардейский кавалерийский корпус встретил наиболее сильное сопротивление противника на рубеже Сталиногорск, река Шать и далее Дедилово, Узловая и на реке Плава от Крапивны и южнее. По выходе с рубежа реки Плавы к западу наиболее сильный бой завязался за Одоево и по реке Ока на участке Кипеть, Мощена.

10-я армия выбила противника из Михайлова, отбросила его с реки Дон от южного берега Сталиногорского водохранилища до Епифани и преодолела сопротивление на рубеже Узловая, Богородицк, Плавск и река Плава, севернее станции Арсеньево и, наконец, рубеж реки Ока у Белева, исход боев за который был решен только 31 декабря.

В процессе боевых действий на тульском направлении войска Красной Армии, освободив от противника многие сотни населенных пунктов, взяли у немцев следующие трофеи (не считая большого количества уничтоженного, военного имущества): танков — 54, орудий — 179, автомашин — около 300, минометов — 104, пулеметов — 185, винтовок — около 1000, снарядов - около 2000, патронов - около 500 000, мин -свыше 6000, мотоциклов и велосипедов — свыше 400, самолетов — 6.

С выходом армий левого крыла фронта на рубеж западнее Высокиничи, восточнее Недельное, Калуга и далее на реку Оку до Белева боевые действия продолжались, оставаясь такими же напряженными и активными и являясь по существу новым этапом фронтовой операции.

ГЛАВА ПЯТАЯ
БОЕВАЯ РАБОТА ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ

Операцию по захвату Москвы немцы начали, не имея превосходства в воздухе. Противник не в состоянии был подавить авиацию Западного фронта Красной Армии, о полном уничтожении которой неоднократно заявляло германское информбюро.

Отход наших войск к Москве и включение в борьбу на фронте части сил и средств Московской зоны обороны обеспечили значительное увеличение боевой мощи наших военно-воздушных сил, непосредственно участвовавших в операции, и превосходство в воздухе нашей авиации. В первой половине декабря соотношение сил в воздухе было 1,3: 1 в нашу пользу (750 : 550 самолетам).

К началу контрнаступления Красной Армии силы нашей авиации, частично пополнявшиеся из резерва Главного командования, оставались примерно в том же составе, что и раньше. Авиагруппы, авиация ПВО и Западного фронта продолжали базироваться в тех же районах и имели основную задачу взаимодействовать с наземными войсками на тех же направлениях, что и в оборонительных боях за Москву.

В частности, военно-воздушные силы Западного фронта выполняли в декабре следующие задачи:

а) уничтожение живой силы и техники противника;
б) запрещение подхода неприятельских резервов к фронту;
в) нарушение связи противника;
г) разрушение железнодорожных узлов и мостов на основных на- правлениях подхода резервов и подвоза боеприпасов;
д) прикрытие наступления войск фронта.

В сражениях за Москву наша авиация явилась одним из важных фак торов, давших возможность остановить дальнейшее наступление немцев и нанести им поражение.

Первой частной операцией в разгроме немцев явилось уничтожение группировки противника в районе Петровское, Акулово, Таширово (район севернее и северо-восточнее Наро-Фоминска). Вслед за этим началось преследование противника на севере от Москвы в направлении на Клин и на юге от Москвы в направлении на Сталиногорск.

В декабре наша авиация, продолжая работать с большим напряжением, направляла массированные удары по отходившим частям противника на правом фланге — по Ленинградскому шоссе от Крюкова на Клин и по дорогам, идущим на запад в направлении Теряевой Слободы и Волоколамска.

Дальнебомбардировочная авиация, наносившая свои удары по железнодорожным узлам и дорогам, одновременно днем бомбардировала отходившие части немцев на левом фланге.

Противник стремился возможно быстрее вывести свою технику, в частности, танки. Дороги на Клин и Теряеву Слободу были буквально забиты отступавшими машинами, повозками и танками. Действия нашей авиации были настолько эффективными, что после занятия войсками Красной Армии Теряевой Слободы и Клина дорога между этими пунктами была усеяна трупами немецких солдат, машинами, танками, уничтоженными нашей авиацией в период оборонительных сражений за Москву и во время контрнаступления Красной Армии.

Наступление наших армий левого крыла поддерживала 2-я смешанная авиационная дивизия, дислоцированная на Ногинском и Монинском аэроузлах. Кроме того, периодически привлекалась 77-я смешанная авиационная дивизия Западного фронта и полки 6-го авиационного корпуса ПВО. Действия авиации во многом способствовали успеху нашего наступления.

С 22 ноября по 22 декабря авиация, действовавшая на московском направлении, произвела 6450 самолето-вылетов, из них 4543 самолетовылета (что составляет 70%) — по войскам противника. Всего с авиацией ПВО произведено 11 944 самолето-вылета. Сброшено 2369 тонн бомб, израсходовано 8360 снарядов РС и 132 605 прочих снарядов.

В результате действий нашей авиации по приблизительным подсчетам было уничтожено, повреждено и выведено из строя около 600 танков, свыше 5000 автомашин, около 100 орудий и большое количество пехоты противника.

Действия немецкой авиации после 5 декабря 1941 года (в связи с переходом наших войск в наступление и начавшимся отходом противника) приняли несколько иной характер. Продолжая вести активную разведку, немецкие военные воздушные силы основные удары направляли по нашим наступающим войскам, большей частью вблизи линии фронта, имея целью расстроить боевые порядки наших войск, задержать наше наступление и прикрыть свои отходившие части от ударов нашей авиации. В этот период времени удары по объектам нашего тыла стали исключением; прекратились и действия вражеской авиации по нашим аэродромам. Военно-воздушные силы противника оказались не в силах справиться со всеми задачами в столь ответственный для наземных войск период и поэтому основные усилия направили на то, чтобы облегчить отход своих войск.

Кроме того, большие морозы, глубокий снежный покров, трудности зимней эксплуатации и неподготовленность к обслуживанию самолетов в зимних условиях также привели к снижению активности авиации противника. Количество его самолетов, действовавших перед Западным фронтом, постепенно сокращалось. Большие потери вынудили германское командование вывести некоторые части в глубокий тыл с целью доукомплектования и переобучения.

К концу 1941 года миф о непобедимости германской авиации, так же, как и всейгерманской армии, был окончательно рассеян.

Наша авиация сыграла большую роль в отражении наступления фашистских войск на Москву и в их разгроме при контрнаступлении.

В соответствии с развитием оперативной обстановки усилия авиации направлялись на решение тех задач, которые командование считало важнейшими на данном этапе.

Из 11944 вылетов, произведенных авиацией за период с 22 ноября по 22 декабря 1941 года, 5510 было совершено непосредственно по неприятельским войскам, 4164 — на прикрытие объектов и войск, а также для сопровождения авиации, 162 — для действий по аэродромам, 674 — для действий по железным дорогам; остальные самолето-вылеты были произведены для выполнения других задач.

Вместе с тем нужно отметить, что развернутое наступление наземных войск не сопровождалось таким же наступлением на германские воздушные силы, несмотря на наличие благоприятных условий для этого. Такими условиями были: моральное и некоторое численное превосходство нашей авиации и недостаточная подготовленность германской авиации к действиям в зимних условиях.

Организованной борьбы за господство в воздухе путем уничтожения авиации противника на аэродромах проведено не было. Это дало возможность германскому командованию вывести свою авиацию в тыл и сохранить силы, что сказалось в дальнейшем на ходе нашего наступления. Это же позволило противнику вести воздушную разведку, данными которой германское командование могло руководствоваться при организации оборонительных действий.

Добиваясь решения наиболее важных и неотложных по ходу операции задач, от которых зависело достижение победы на поле сражения, наши военно-воздушные силы не могли одновременно оказывать сильное воздействие на всю глубину неприятельского расположения (путем срывов перевозок, запрещения эвакуации и пр.). Вместе с тем быстрое изменение оперативной обстановки требовало большой гибкости в управлении авиацией. Зачастую авиации приходилось действовать «по вызову», исходя из потребностей сегодняшнего дня, а иногда даже данного момента, чтобы достигнуть наибольшей эффективности своих действий.

ГЛАВА ШЕСТАЯ
ОРГАНИЗАЦИЯ ТЫЛА И СНАБЖЕНИЯ

В начале декабря материальная обеспеченность Западного фронта была выше, чем в середине ноября. Фронт имел боеприпасов наиболее ходовых видов 2-3 боекомплекта, горючего 5-6 заправок и продовольствия 10-12 дач. Основная масса этих средств (4/5 боеприпасов, 2/3 горючего и продовольствия) находилась в войсках и на армейских базах.

Такое распределение материальных средств было выгодно на случай наступления. Вместе с тем недостаточные и быстро истощавшиеся в первые дни декабря запасы фронтовых баз (к 6 декабря 1941 года запасы боеприпасов наиболее ходовых видов уменьшились до 0,1-0,2 боекомплекта, запасы автобензина — до 0,6 заправки и муки до 1,5 дачи) тревожили командование фронта.

Управление тыла фронта в своей сводке от 6 декабря сигнализирует центру об угрожающем истощении запасов в своих базах. «Подача фронту боеприпасов, горючего и продфуража по нарядам центра,— говорится в выводах этой сводки,— идет крайне медленно и не удовлетворяет возросших потребностей армий».

Глубина фронтового и армейского тылов и расположение баз вполне отвечали задачам материального обеспечения наступательной операции.

Тыл и снабжение Западного фронта к началу наступления были организованы в соответствии с директивой по тылу от 3 декабря 1941 года за № 025. Тыловая граница фронта осталась прежней. Только границы 49-й армии из-за продвижения противника в направлении Рязань и Кашира пришлось изменить: тыловую армейскую границу оттянуть несколько назад, а фронтовую распорядительную станцию перенести из Рязани на станцию Кустаревка (75 км восточнее Шилова), а 8 декабря — на станцию Сасово (50 км восточнее Шилова).

В организацию тыла большинства армий были внесены более крупные изменения. Но и они были вызваны не перестройкой тыла в соответствии с новыми оперативными задачами, а резким изменением условий базирования, передачей в состав фронта вновь сформированных армий и нарушением организации тыла в 50-й армии.

• Правая тыловая граница 30-й армии шла по оперативной границе фронта, левая — по линии Мошнино, Рогачево (искл.), Татищево (искл.) далее по оперативной границе армии. Для организации базирования армии был отведен железнодорожный участок станция Рязанцево, Мошнино. Армейскую базу приказано было развернуть в районе станции Берендеево, передовые отделения полевых складов — в районе Савелово, Талдом.
• Левая граница 1-й армии — Киржач, Ашукино, Черная, Каменка. Для организации базирования был выделен железнодорожный участок Александров, Софрино (искл.); армейскую базу было приказано развернуть в районе Александров, Бужаниново, Загорск, Грязь; далее — по оперативной границе армии. Для организации базирования армия получила участок Софрино, Москва (искл.). До образования своей базы армия снабжалась из фронтовых складов, расположенных в Москве.
• Левая граница 16-й армии — Городище, Ногинск, Лукино, Бабушкин, Павшино, Рождествено; далее — по оперативной границе армии. Для организации базирования армии был отведен железнодорожный участок Мамонтовка, Москва (искл.) и ветка Мытищи—Монино. Армейскую базу с небольшими запасами было приказано развернуть на участке Щелково, Болшево. Армии разрешено получать все необходимое из фронтовых московских складов с подвозом к войскам своим автотранспортом.
• Правая граница 5-й армии — Павловский Посад, Железнодорожный, Капотня, Тропарево, Немчиново; левая граница — Запонорье, Иль-инское, Бирюлево, Внуково; далее — в оперативных границах армии. Эти границы, наличие которых усложняло организацию тыла не только 5-й, но и соседних с ней армий, были необходимы для того, чтобы можно было выделить Москву из армейского тыла.

Для организации базирования армия получила железнодорожные участки: Орехово-Зуево, станция Железнодорожная; Люберцы, Быково; станция Коломенская, Бирюлево, Сабурово. Армейскую базу было приказано развернуть на участке Орехово-Зуево, Фрязево, передовые отделения полевых складов — на грунтовых путях движения в районе Люберцы, Внуково.

• Левая граница 33-й армии — Ильинский Погост, Бронницы, Подольск (искл.); далее — по оперативной границе армии. Для организации базирования армия получила железнодорожные участки: Куровское, Люберцы; Бронницы, Кратово; Бутово, Подольск и Внуково, Алабино. Армии было приказано развернуть базу на участке Куровское, Гжель, передовые отделения полевых складов — на железнодорожных участках Расторгуево, Домодедово и Бутово, Подольск.
• Левая граница 43-й армии — Степанщино, Вельяминово, Лопасня; далее — по оперативной границе армии. Для организации базирования были отведены железнодорожные участки: Воскресенск, Бронницы; Домодедово, Вельяминово и Подольск, Лопасня. Армейскую базу было приказано развернуть на участке Воскресенск, Бронницы, передовые отделения полевых складов — на участках Домодедово, Вельяминово, Подольск, Лопасня.
• Левая граница 49-й армии — Коломна (общая с 50-й армией), Ступино (искл). Прилуки (искл.), Шульгине (искл.). Для организации базирования армии были отведены железнодорожные участки: Хорошево, Воскресенск, Жилево, Михнево (вместе с 50-й армией) и Лопасня, Серпухов, Шульгино. Армейскую базу было приказано развернуть в районе Хорошево, Воскресенск, Богдановка, передовые отделения полевых складов — в районах Михнево, Жилево и Шарапова Охота, Тарусская.
• С подчинением 10-й армии в тыловом отношении Западному фронту и с ее выходом на линию 50-й армии приказом по тылу фронта от 8 декабря назначается левая тыловая граница 50-й армии по линии Спасск-Рязанский (искл.), Михайлов (искл.), станция Узловая (искл.).

50-й армии для организации базирования был выделен железнодорожный участок Коломна, Рязань с железнодорожными ветками на Озеры, Зарайск.

Временную базу с небольшими запасами приказано было развернуть в районе Ступино, Кашира, передовые отделения полевых складов — в районе Тулы. Фактически армия получала основную массу грузов по Курской железной дороге и Серпуховскому шоссе; передовые отделения полевых складов оказались базой армии.

10-я армия до середины декабря своей базы не имела и снабжалась из головных отделений фронтовых складов на станции Сасово.

Автотранспорт за осень износился, часть машин нуждалась или находилась в ремонте. Кроме того, в результате быстрого численного роста состава фронта ощущался недостаток автотранспорта, главным образом не хватало машин ЗИС-5 и бензоцистерн.

При среднесуточной потребности фронта в материальных средствах, общий вес которых определялся в 8000-10 000 тонн, имевшийся автотранспорт общей грузоподъемностью в 40 000 тонн вполне обеспечивал своевременный подвоз войскам всего необходимого. Близость к фронту армейских баз и наличие хорошо развитой сети железных и шоссейных дорог облегчали и упрощали подвоз.

В современной операции, особенно наступательной, автотранспорт требуется не только для подвоза материальных средств войскам. Во время наступления объем оперативных перевозок достигает значительных размеров; все большее количество автомашин отрывается на обслуживание ремонтно-восстановительных работ. Вместе с тем с продвижением вперед войска отрываются от армейских баз, удлиняются линии подвоза и эвакуации, ухудшаются условия подвоза. Чтобы обеспечить непрерывное питание наступающих войск и быстрое восстановление дорог на освобождаемой от противника территории, необходимо было рассчитать и подготовить дополнительные транспортные средства.

Если с обеспеченностью фронта транспортными средствами на первое время дело обстояло благополучно, то их распределение по армиям и дивизиям нельзя считать рациональным. Так, 43-я армия при небольшой глубине тыла и благоприятных дорожных условиях имела около 4000 грузовых автомашин (из них 770 в армейском транспорте); 30-я армия с растянутыми путями подвоза, при худшем обеспечении автотранспортом дивизий, имела к 27 ноября в армейском автотранспорте всего 136, а к 12 декабря — 260 автомашин. Еще хуже была обеспечена автотранспортом 16-я армия, имевшая в армейском транспорте всего 156 автомашин (из них только 13 машин ЗИС-5).

В результате неправильного распределения автотранспортных средств в одних армиях транспорт оказался незагруженным, а в других не мог удовлетворять имевшиеся потребности. В тыловой сводке 16-й армии от 5 декабря сообщалось: «Неукомплектованность до штатных норм автотранспортом (8 гв. сд, 49 сбр, 40 сбр, 354 сд и 36 сбр) приводит к перебоям в снабжении и особенно боеприпасами и продовольствием». Армейского транспорта не хватало, чтобы справиться с перевозкой армейских грузов и оказать содействие дивизиям.

Авторезерв фронта (общей численностью 2000 грузовых машин) имел задачей перевозку грузов на фронтовых автодорогах, обеспечение оперативных перевозок и, в необходимых случаях, оказание помощи в перевозках армиям. Однако желающих воспользоваться авторезервом фронта было так много, что всех заявок автодорожный отдел удовлетворить не мог.

К началу нартупления в составе фронта числилось четыре дорожно-эксплуатационных полка, один дорожно-эксплуатационный батальон и отдельная рота регулирования. Из них только один 5-й дорожно-эксплуатационный полк, находившийся в распоряжении фронта, и 41-й дорожно-эксплуатационный полк 30-й армии были более или менее укомплектованы. Дорожно-эксплуатационный полк 50-й армии как действующая часть последний раз показан в сводке от 1 декабря 1941 года.

Недостаточно был обеспечен фронт и дорожно-строительными частями. Их имелось всего 6 батальонов: по два в 43-й и 49-й армиях и по одному в 16-й и 5-й армиях. Кроме того, в Управлении Гушосдора НКВД, обслуживавшем Западный фронт, имелось три дорожно-строительных и два мостостроительных батальона.

Вследствие недостаточного количества дорожно-эксплуатационных частей у фронта и армий в рассматриваемый период не было полностью оборудованных военных дорог. Лучшие дороги в границах армии объявлялись приказом по тылу военно-автомобильными дорогами. На этих дорогах выставлялись регулировочные посты (часто и этого не делалось).

Влияние зимних условий на организацию тыла и снабжения сказалось позже. В декабре не было больших снежных заносов, но установившиеся уже в середине месяца сильные морозы осложнили организацию подвоза: при заправках машин необходимо было предварительно подогревать воду, масло, предохранять от мороза перевозимые овощи, хлеб. Еще большие трудности возникали при эвакуации больных и раненых автопорожняком. Для обогрева эвакуируемых потребовалось построить на путях эвакуации остановочные пункты, снабдить автотранспортные части специальными одеялами и спальными мешками.

Подготовка к обеспечению работы автотранспорта по подвозу и эвакуации в зимних условиях началась еще ранней осенью. Особенно большую работу проделали отделы снабжения горючим и санитарные учреждения фронта. Заранее была заготовлена необходимая материальная часть, изданы инструкции, организовано их изучение начальствующим составом и шоферами. Все это и обеспечило потом быстрое преодоление возникавших трудностей.

Подготовка к материальному обеспечению наступления проводилась Верховным Главнокомандованием и главными управлениями. Это вызывалось сложившейся в конце ноября оперативной и тыловой обстановкой — наличием в непосредственной близости к фронту крупных складов Наркомата Обороны с большими запасами материальных средств, огромными ресурсами Москвы, питавшей не только Западный фронт.

Жизнь полностью подтвердила правильность решения: сосредоточить подготовку к материальному обеспечению наступления в руках главных управлений. Все же этот прием, хотя и обеспечивший сохранение подготовляемой операции в тайне, нельзя превращать в правило. Ряд затруднений в материальном обеспечении наступавших частей, как увидим ниже, был следствием отсутствия подготовки фронтового и армейского аппаратов тыла к наступлению.

С конца ноября усилился приток пополнений и частей усиления на фронт. В непосредственной близости к фронту создавались новые армии. Одновременно происходило резкое изменение в группировке сил. Наибольшее количество их направлялось на крылья, туда же нацеливались и вновь создаваемые армии. В результате всего этого центр тяжести борьбы на данном этапе перемещался на крылья фронта.

Несмотря на то, что работники тыла уделяли много внимания материальному обеспечению фланговых армий, сделанного было недостаточно для того, чтобы обеспечить им преимущество по сравнению с армиями центра. Данные о состоянии материальной обеспеченности армий полностью это подтверждают.

В заключение нужно сказать, что мероприятия главных управлений по подготовке предстоявшего наступления и наличие все еще больших запасов на московских складах Наркомата Обороны, богатые производственные и транспортные ресурсы Москвы обеспечивали в материальном, отношении контрнаступление. Вместе с тем крайне недостаточные запасы во фронтовых базах отрицательно (как увидим ниже) сказались на работе по материальному обеспечению наступающих войск.

Глубина фронтового и армейского тыловых районов, группировка имевшихся материальных средств отвечали требованиям наступательной операции. При наличии хорошо развитой сети дорог запасы, находившиеся в складах Наркомата Обороны, являлись маневренным резервом материальных средств, которые можно было быстро подать на любое из крыльев фронта.

Слабым местом в предстоявшем контрнаступлении была необеспеченность фронта дорожно-эксплуатационными и дорожно-ремонтными частями, отсутствие четкого расчета наращивания транспортных средств фронта в соответствии с продвижением частей.

Наибольшие трудности в организации снабжения и подвоза могли возникнуть в 30-й и 10-й армиях, которые были плохо обеспечены автотранспортом, в то время как у них были наиболее длинные пути подвоза по грунту.

Начавшееся 6 декабря наступление Западного фронта поставило перед работниками тыла и снабжения большие и сложные задачи. Нужно было на ходу перестроить работу тыла и изыскать необходимые дополнительные материальные средства для удовлетворения возросших требований войск.

Тыл фронта, при деятельном содействии главных управлений, справился с своей задачей. В первые же дни наступления были приняты меры к тому, чтобы усилить пополнение запасов фронтовых баз, приблизить их к войскам.

По заданию начальника тыла интендант фронта на случай продвижения частей разработал план развертывания к 13 декабря головных отделений фронтовых продовольственных складов с шестью суточными дачами продовольствия в районах: станция Сходня — для обеспечения 30-й и 1-й армий, станция Нахабино — для обеспечения 20-й и 16-й армий и станция Одинцово — для обеспечения 5-й армии.

Запасы продовольствия для 49, 50 и 10-й армий предполагалось сосредоточить в районе Москвы, с подачей в армии на станцию Луховицы и станцию Тула железнодорожными летучками.

Во время организации материального обеспечения контрнаступления применялся маневр не только материальными средствами, но и тыловыми учреждениями и транспортными частями.

По инициативе Автодорожного отдела фронта часть авторезерва была передислоцирована ближе к левому флангу фронта, оказавшемуся в наиболее тяжелых условиях в отношении организации подвоза.

Во время контрнаступления объем работы тыла значительно увеличился, изменились обстановка и условия. Войскам фронта потребовалось подать несколько больше боевых средств, чем было запланировано. Вместе с тем в ходе работ по материальному обеспечению войск потребовалось внести изменения в ранее намеченный план распределения наиболее ходовых видов боеприпасов. Коррективы вносились в соответствии с оперативными задачами армий и обстановкой.

Недостаточное количество переходящих и отсутствие маневренных запасов мин, выстрелов к полковой и дивизионной артиллерии во фронтовых окладах создавали большие трудности в обеспечении ими войск. Бывали дни, когда в распоряжении командования фронта совершенно не было наиболее ходовых видов боеприпасов. Тыловая сводка от 19 декабря заканчивалась следующим выводом: «На фронтовых складах нет совершенно мин и выстрелов полковой и дивизионной артиллерии».

В такие критические моменты выручало Главное Артиллерийское Управление, направлявшее боеприпасы на фронт из своих подмосковных складов или непосредственно с заводов на машинах авторезерва Верховного Главнокомандования. Грузы часто отправлялись в адрес соединения, а иногда и непосредственно в часть. Так, например, 5 декабря, в кризисные дни, в 64-ю стрелковую дивизию отправлено 3000 бутылок с жидкостью КС непосредственно с завода. С заводов и подмосковных складов для 331-й стрелковой дивизии были отправлены на 36 автомашинах ружейно-пулеметные патроны, ручные гранаты и выстрелы для 122-мм гаубиц. В этот же день по заданиям других управлений отправлены грузы для 35-й, 17-й, 336-й и 338-й стрелковых дивизий.

Эти факты, а их можно было бы привести больше, говорят о гибкости нашего аппарата тыла и снабжения, о его умении в интересах дела отступить от схемы, быстро сосредоточить все силы для обеспечения войск на решающем участке борьбы, найти необходимые средства и соответствующие способы для их доставки войскам.

Обстановка, сложившаяся под Москвой в начале декабря, заставляла центральные управления в отдельных случаях заниматься непосредственным снабжением соединений, а иногда и частей. Однако злоупотреблять таким приемом нельзя. Между тем и в другие, более спокойные периоды не меньше отправлялось грузов распоряжением главных управлений в адрес отдельных соединений. Это оказывало большую помощь фронту, но сильно перегружало главные управления, мешало им заниматься их основной работой, имеющей более важное значение.

Вес фактически подававшихся в армии боеприпасов составлял в среднем в сутки около 1000 тонн. Для фронта эта цифра не является большой, но все же в отдельных случаях имели место затруднения в подвозе боеприпасов, особенно после 15 декабря, когда, собственно, и была подвезена их основная масса. Эти затруднения вызывались главным образом начавшимися снежными заносами и в отдельных случаях плохой организацией подвоза.

С усилением насыщения фронта силами и средствами увеличивалась загрузка в тылу и путей подвоза, все сильнее выявлялась нужда в хорошо оборудованных военных дорогах, во введении графика движения транспортов по ним. Из-за плохой организации регулирования движения 13 декабря 340-я стрелковая дивизия опоздала с сосредоточением в район посадки на 12 часов. Оперативная переброска фактически оказалась сорванной. В еще худшем положении оказалась 5-я гвардейская стрелковая дивизия. Во время перевозки дивизии 22 декабря дорога Серпухов, Волковское оказалась сильно занесенной снегом, при движении автоколонн «образовалась пробка, в силу чего,- говорится в приказе по армии,— 5 гв. сд опоздала с сосредоточением на 5 часов и оттого, что вынуждена была эти часы двигаться днем, понесла напрасные жертвы убитыми и ранеными от авиации противника».

Вопрос о придаче фронту дорожно-эксплуатационных частей не раз ставился перед центром. Но только теперь, имея опыт в организации подвоза в условиях наступательной операции, фронт сделал вполне реальные расчеты: Для устройства военно-автомобильных дорог фронтом было затребовано по одному дорожно-эксплуатационному полку на армию и на каждую фронтовую военно-автомобильную дорогу.

В целях разгрузки автодорог и освобождения автотранспорта на случай маневра материальными средствами и оперативных перебросок Военным Советом фронта было приказано имущество, боеприпасы и т.п. подавать из фронтовых складов до головных отделений армейских полевых складов по железной дороге. Использование с этой целью автотранспорта допускалось только с особого разрешения Военного Совета фронта.

Неравномерная обеспеченность дивизий автотранспортом приводила к его нерациональному использованию, к усложнению подвоза. Чтобы устранить это, фронтом было приказано Военным Советам армий перераспределить имевшийся в войсках автотранспорт с тем, чтобы обеспечить каждой дивизии возможность ежедневного подвоза 1/4 боекомплекта, 1/2 заправки, 1 суточной дачи продовольствия и 1/2 суточной дачи фуража на расстояние 60-70 км.С укомплектованием дивизионного автотранспорта подвоз войскам с головных отделений полевых армейских складов дивизиям было приказано производить своими силами. В исключительных случаях разрешалось придавать им подразделения гужетранспортных батальонов.

Важность и своевременность этих указаний бесспорна, но обстановка требовала усиления автотранспортных средств фланговых армий, у которых условия подвоза были особенно тяжелы.

По указанию товарища Сталина из авторезерва Верховного Главнокомандования 10-й армии 14 декабря 1941 года был дополнительно придан 805-й автобатальон и 30-й армии — 775-й автобатальон.

Одновременно, чтобы сократить расстояния подвоза по грунту, начальник тыла фронта приказал головные отделения полевых армейских складов перенести к 20 декабря вперед: 1-й армии — в район станций Клин, Солнечногорск; 20-й армии — Крюково, Поворово; 16-й армии — Нахабино, Истра; 5-й армии — Голицыне, Кубинка; 33-й армии — Внуково, Апрелевка; 49-й армии — Шарапова Охота, Серпухов; 50-й армии — Тула; 10-й армии — Узловая, Тула, Щекино.

Головное отделение полевого армейского склада 43-й армии оставалось на месте.

Начальникам довольствующих управлений приказано к 20 декабря довести запасы в армейских складах продовольствия до 7 дач, боеприпасов — до 1 боекомплекта ружейно-пулеметных и до 1,5 артиллерийских, горюче-смазочных материалов 1,5 заправки для боевых и 2 заправки для транспортных машин. Подвижные запасы в войсках к тому же времени пополнить до нормы.

Эти распоряжения имели важные последствия. Использование армейского автотранспорта в войсковом звене подвоза сократилось. Меньше грузов стали перебрасывать автотранспортом и в армейском звене. Если в октябре и первой половине ноября больше половины боеприпасов подвозилось автотранспортом, то во время контрнаступления 2/3 их было перевезено железнодорожным транспортом.

Необходимо отметить заботу Военного Совета фронта о своевременном перебазировании фронтовых складов. Одновременно давались указания командующим армиями о подтягивании армейских и войсковых тылов ближе к фронту. Это было правильным мероприятием. Своевременное подтягивание органов тыла и материальных средств при наступлении является одним из важных условий для обеспечения войск. Эта старая истина, имеющая не меньшее значение и в наши дни, не всем была ясна.

В распоряжении по тылу 16-й армии от И декабря указывалось: до выхода частей на рубеж Ново-Петровское, Кострово дивизионным тылам запрещено переходить на западный берег Истринского водохранилища и за линию Поварово, Рождественское. Это приводило дивизионные тылы к отрыву от войск на 30-35 км.

Запаздывание с подтягиванием тылов за наступающими войсками уже в рассматриваемый период приводило к их отставанию. Боеприпасы 329-й стрелковой дивизии настолько отстали, «что было признано,— говорится в отчете заместителя начальника артиллерии 10-й армии по снабжению,— более целесообразным перебросить их ж. д. на ПАС армии, а дивизию снабдить из отделения ПАС боекомплектом».

Одной из причин отставания тылов (особенно армейских баз и санитарных учреждений) было медленное восстановление железных дорог. По этой причине армейские склады 10-й армии 22 декабря оказались в 100-150 км от войск. На это расстояние по испорченным профилированным и проселочным) дорогам нужно было ежедневно подавать 400-500 тонн, что составляло среднесуточную потребность армии. Положение с подвозом ухудшалось вследствие начавшихся снежных заносов, отсутствия организованной снегозащиты армейской автодороги и несвоевременной очистки ее от снега. В таких условиях имевшийся автотранспорт (в составе 1260 грузовых автомашин) не справлялся с подвозом. Командование армии обратилось к фронту с просьбой до восстановления железнодорожного участка Тула-Козельск усилить армейский транспорт за счет авторезерва фронта.

Не лучше обстояло дело и в 50-й армии. В армейских складах находилось достаточное количество продовольствия, но из-за удаленности складов и недостатка автотранспорта происходили перебои в снабжении частей. Чтобы избежать перебоев в снабжении, армейский интендант создал летучки, которые подавали на дивизионные обменные пункты самое необходимое — хлеб, мясо, концентраты.

В результате успешного наступления частей Западного фронта возник вопрос о быстром восстановлении железных, шоссейных и грунтовых дорог. Имевшиеся железнодорожные ремонтно-восстановительные части, по расчетам фронта, обеспечивали в зимних условиях восстановление 7-8 км дорог в сутки; фактически же участки, которые удавалось восстанавливать, были меньше. Сильные морозы, короткие дни, затруднения с подвозом строительных материалов создавали огромные трудности, которые приходилось преодолевать ремонтно-восстановительным железнодорожным частям; между тем по тем же расчетам для обеспечения бесперебойного снабжения наступавших частей нужно было бы восстанавливать по 10-12 км дорог в сутки.

По произведенным расчетам, автодорожным отделам фронта для обеспечения своевременного восстановления и ремонта шоссейных и грунтовых путей требовалось по два дорожно-строительных и одному мостостроительному батальону на армию и на каждую военно-автомобильную дорогу фронта, а всего 28 дорожно-строительных и 14 мостостроительных батальонов.

Во время контрнаступления значительно увеличился объем работы по снабжению войск. Для сравнения возьмем расход наиболее ходовых видов боеприпасов в оборонительном сражении Западного фронта с 16 ноября по 6 декабря и во время контрнаступления с 6 по 22 декабря.

Расход ружейно-пулеметных патронов в оборонительной операции относится к расходу их во время наступления как 1:1,5. Расход остальных видов боеприпасов определяется следующим образом: 50-мм мин — 1 : 2,4; 82-мм мин - 1 : 1,75; 107- и 120-мм мин - 1 : 0,8; 45-мм выстрелов — 1: 2; 76-мм полковой и дивизионной артиллерии — 1:1,1; 122-мм орудий — 1: 1,2; 152-мм орудий — 1 : 0,8.

При анализе этих данных необходимо учитывать особенности обстановки, сложившейся в начале декабря на Западном фронте. Противник не успел закрепиться на достигнутом им рубеже, в результате чего расход боеприпасов в первые дни нашего контрнаступления был менее значительным, чем можно было ожидать. Не меньше влияли зимние условия, затруднявшие перевозку тяжелой материальной части (152-мм орудий) и подвоз мин к 107- и 120-мм минометам.

Во время наступления исключительно важное значение имело четкое планирование снабжения и подвоза, материального обеспечения в целом. Между тем подача грузов из фронтовых баз в армейские и из последних в войска (как указывает заместитель командующего по тылу в докладе от 18 декабря) зачастую производилась без всякого плана, в порядке отдельных распоряжений. Запаздывание сводок, часто неясное и неполное освещение ими тыловой обстановки крайне затрудняло работу аппарата, вызывало спешку. Этим только и можно объяснить нередкие случаи подвоза частям и соединениям средств, в которых они не нуждались, посылки автотранспорта в склады за грузом, которого там не было, и т.п. 17 декабря 796-й автобатальон направил 17 автомашин для перевозки грузов из склада № 1389 в город Солнечногорск, но там нужного груза не оказалось, и машины, простояв 11 часов, 18 декабря вернулись в часть, не выполнив задания.

Отметив ненормальности подобного положения, заместитель командующего фронтом по тылу в своей директиве потребовал от начальников довольствующих управлений продумать вопрос, дать необходимые указания подчиненным по составлению сводок, достаточно полно и ясно освещающих состояние тыла и материального обеспечения, и добиться регулярного и своевременного их получения. В директиве требовалось своевременно присылать в довольствующий орган заявки и требования, добиться плановости в работе.

Выводы. Материальные средства фронта и запасы окладов Наркомата Обороны, расположенные в Подмосковье, обеспечивали выполнение фронтом наступательных задач. Истощение к 6 декабря запасов фронтовых баз и медленное их пополнение вызвали ряд затруднений в снабжении наступавших частей.

Больше всего трудностей встретилось при организации подвоза к войскам. Эти трудности были вызваны недостатком дорожно-эксплуатационных и ремонтно-восстановительных частей, влиянием зимних условий, не вполне рациональным распределением транспортных средств и дефектами в организации подвоза. При отрыве войск от своих баз отрицательно сказывался и некомплект автотранспортных частей.

Во время контрнаступления остро встал вопрос о планировании работы тыла по материальному обеспечению наступавших войск. Без этого, как показал опыт, нельзя организовать взаимодействие многочисленных звеньев тыла и органов снабжения и добиться целеустремленного и экономного использования имеющихся средств. Директивы и указания, данные управлением тыла фронта и центральными органами, требовали коренного улучшения планирования работы по материальному обеспечению.

В заключение нужно сказать, что, несмотря на возникавшие серьезные трудности, аппарат тыла фронта, при деятельной помощи центра, материально обеспечил контрнаступление Красной Армии. Перебои в снабжении не препятствовали оперативно-тактической деятельности войск.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ОБЩИЙ ОБЗОР ДЕКАБРЬСКОГО ПЕРИОДА

В результате просчетов немецко-фашистского руководства в области планирования войны в целом и в ведении операций на московском направлении план захвата столицы Советского государства провалился, в начале декабря немцы подошли к Москве на 25 км с северо-запада и уже могли бы обстреливать город из дальнобойных орудий. Но на этом их наступательные возможности иссякли. В процессе двадцатидневной ожесточенной борьбы на подступах к Москве немцы утратили свои преимущества в отношении сил и оперативного положения. Они вынуждены были вскоре перейти к обороне в невыгодных условиях, будучи охваченными на обоих крыльях войсками Красной Армии, а затем под все возраставшим натиском наших частей начали поспешное отступление.

Скрытное сосредоточение резервных армий, правильное определение момента перехода в наступление и правильный выбор направлений для главных ударов на флангах способствовали успеху действий Красной Армии в кризисные дни сражения под Москвой. Эти события, а также предшествовавшие и сопутствовавшие им обстоятельства уже были нами освещены.

Ближайшая цель действий командования Красной Армии в начале декабря заключалась в том, чтобы использовать благоприятный момент для перехода в контрнаступление на обоих крыльях и концентрическими ударами разбить фланговые группировки немцев. Это привело к успешным для Красной Армии боям в районе Клин, Истринское водохранилище, закончившимся разгромом и отступлением остатков северной ударной немецкой группировки (3-я и 4-я танковые группы, потерявшие почти все свои танки). Одновременно развертывалось наше контрнаступление на юге, где 2-я танковая армия противника потерпела поражение в районе Тула, Венев, Сталиногорск и также стала поспешно отступать на юго-запад, преследуемая нашими войсками.

В директиве Военного Совета Западного фронта от 9 декабря было указано, что основная цель действий войск Западного фронта заключается в том, чтобы как можно быстрее разбить фланговые группировки противника, захватить его технические средства, транспорт, вооружение и, стремительно продвигаясь вперед в охват его фланговых группировок, окончательно окружить и уничтожить все неприятельские армии, противостоявшие нашему Западному фронту. Войска Красной Армии, выполняя поставленные задачи, развивали наступление и наносили немцам удар за ударом. За период с начала второго наступления немцев на Москву (т.е. с 16 ноября) и по 10 декабря нами было захвачено и уничтожено (без учета действий авиации): танков — 1434, автомашин — 5416, орудий — 575, минометов — 339, пулеметов — 870. Потери немцев за это время составили свыше 85 000 человек убитыми.

В дальнейшем оперативный замысел командования Красной Армии получил свое последовательное развитие в директивах фронта (от 13 декабря № 0103 и 0104,16 декабря № 0112,20 декабря № 0116,24 декабря № 0125 и др.), отданных на основе указаний Верховного Главнокомандующего. Он предусматривал (во взаимодействии с Калининским фронтом) окружение и разгром противостоящих немецко-фашистских войск путем выдвижения вперед обоих крыльев Западного фронта и охвата ими сил врага.

К 18 декабря армиям фронта надлежало выйти на линию Степурино (22 км юго-восточнее Старицы), Шаховская, Ащерино, Грибцово (восточнее Можайска 20 км), Маурино, Балабаново, Тарутино, Недельное, Желябужский, Ханино, Одоево, Арсеньево. Согласно директиве, отданной 16 декабря, армии фронта должны были к 21 декабря достигнуть рубежа Б. Лединки (8 км южнее Старицы), Погорелое Городище, Михалево, Можайск, западнее Боровск, Угодский Завод, Малоярославец, Плетневка (10 км западнее Калуги), Лихвин.

Задачи, поставленные армиям фронта 20 декабря, предусматривали выход правого крыла к исходу 27 декабря на линию Зубцов, Гжатск, а левого крыла на фронт Полотняный Завод, Козельск. При этом центр наступал медленнее, чем крылья, и должен был к этому времени находиться примерно на линии Можайск, Малоярославец. Таким образом, намечалось создать положение, при котором оба крыла выдвигались бы вперед и имелась бы возможность осуществить охват всей центральной (гжатско-вяземско-юхновской) группировки противника.

Однако, как мы видели, жизнь внесла значительные коррективы в этот замысел. Бои в районах Клин и Истринское водохранилище 11-15 декабря хотя и закончились победой Красной Армии, но все же задержали наступление наших войск, дали возможность немецкому командованию выиграть время и организовать прочную оборону на линии рек Лама и Руза. На этом рубеже наступление правого крыла Западного фронта вынуждено было временно приостановиться, нужно было подготовить прорыв укрепленной полосы, которую не удалось взять с ходу. Бои здесь в конце декабря — начале января приняли затяжной характер.

На южном крыле (особенно на левом фланге фронта) действия все время развивались в более маневренных условиях и более быстрым темпом. Немцы вначале стремились скорее выйти из охваченного положения; наши войска их преследовали. В последующем противнику нигде не удалось задержаться на промежуточных рубежах и организовать упорную оборону. Этому способствовало то обстоятельство, что отход неприятельских войск из Тульского района совершался в расходящихся направлениях: части 4-й немецкой армии отходили на Калугу и Юхнов, а 2-я танковая армия — на Орел. Даже такой удобный оборонительный рубеж, как река Ока между Калугой и Белевом, был после ряда боев преодолен нашими войсками в конце декабря. В результате создалась благоприятная обстановка для дальнейшего немедленного наступления левого крыла на запад и северо-запад в соответствии с планом фронтовой операции. Наши войска здесь быстро продвигались вперед на большую глубину.

Центр, против которого немцы сильно укрепились, занимая свои позиции около двух месяцев, вначале обеспечил внутренние фланги теперь уже заходящих крыльев Западного фронта, а затем, с 18 декабря, сам перешел в наступление с целью прорыва обороты фашистов на наро-фоминском направлении. Первое наступление здесь, как мы видели, не увенчалось успехом — но этими действиями войска Красной Армии сковали неприятельские силы, не позволили маневрировать ими против наших активных крыльев. Наконец, в этих боях наши центральные армии накопили необходимый опыт для организации наступления, который успешно применили уже в конце декабря.

Соседи Западного фронта также вели активные операции. Калининский фронт во второй половине декабря развивал успешное наступление своим центром и левым крылом на старицком направлении. Разграничительная линия с Западным фронтом: Рогачево, станция Решетниково, Котляково, Сычевка (все включительно Калининскому фронту).

Правое крыло Юго-Западного фронта (а с 25 декабря — Брянского фронта) продолжало в двадцатых числах декабря наступательные действия на.мценском, орловском и ливненском направлениях. В результате развернувшихся здесь боев наши войска значительно продвинулись вперед (на 50-75 км, считая от положения, занимаемого к 16 декабря) и овладели городами Чернь и Ливны. Разграничительная линия между Брянским и Западным фронтами оставалась прежняя: Ряжск, Малевка, Белев, Дятьково (все включительно Западному фронту).

Рассмотренный нами декабрьский период действий Западного фронта (точнее, с 6 по 24 декабря) включает в качестве основного, важнейшего момента переход в наступление наших обоих крыльев и поражение фланговых ударных группировок немцев. Таким образом, основные, ведущие действия Красной Армии на этом этапе носили наступательный характер. Но это не была обычная наступательная операция, создаваемая в относительно спокойной обстановке подготовительного периода, без серьезного противодействия неприятеля. Наш удар организовывался в период боевой бури, созревал в процессе жестокой борьбы с немцами, при быстром изменении обстановки, Это было наше контрнаступление, т.е. наступление, являющееся ответом на наступление противника и вырастающее из ранее занимавшегося оборонительного положения.

Контрнаступление Западного фронта в декабре было связано с проводившейся перед тем активной обороной и во многом вытекало из того оперативного положения, в котором оказались войска Красной Армии к концу оборонительного сражения под Москвой. Нашему переходу в общее наступление на обоих крыльях, как мы видели, предшествовали и сопутствовали крайне упорные и ожесточенные бои с опытным, сильным и искусным врагом, имевшим своей целью разбить наши войска и прорваться к Москве.

В этих боях Красная Армия отнюдь не ограничивалась оборонительными действиями. Она не только отражала атаки противника, но сама контратаковала его, стремясь остановить врага и вырвать инициативу действий из его рук. Исходное положение с дугообразной линией фронта, с которого наши войска перешли в наступление, создалось в результате напряженной борьбы обеих сторон в предшествовавший оборонительный период и вместе с тем в результате правильного оперативного предвидения Верховного Главнокомандования Красной Армии (сосредоточение и группировка резервных армий по месту и времени).

Цели и задачи нашего контрнаступления носили позитивный характер, они имели в виду разгром войск противника и развивались последовательно в соответствии с развитием обстановки. Контрнаступление проводилось значительно увеличенными силами по сравнению с предшествующей обороной, так как в нем, помимо ранее действовавших в составе Западного фронта семи армий, приняли участие еще три новые армии из резерва Верховного Главнокомандования (свыше 100 000 бойцов, 600 орудий, 100 танков) и другие войсковые соединения, изменившие соотношение сил в нашу пользу. Контрнаступление началось в новой группировке сил и при ином положении сторон по сравнению с оборонительным сражением, поскольку начертание фронта к этому времени сильно изменилось и в дело были введены крупные оперативно-стратегические резервы Красной Армии. Поражение фланговых группировок немцев, нависавших над Москвой, создало благоприятные условия для дальнейшего нашего наступления с целью разгрома всех сил немцев, противостоявших Западному фронту.

В пределах рассмотренного этой фронтовой операции (6-24 декабря), насыщенного военными действиями различного характера и содержания, наиболее яркие оперативные события происходили на крыльях фронта, соединенных устойчивым центром. Активные операции в этот период развивались в основном в пределах крыльев. Можно сказать, что здесь мы имели (в рамках единой большой операции) как бы две наступательные операции групп армий: северной группы (30, 1, 20, 16-я армии) и южной группы (49, 50, 10-я армии и 1-й гвардейский кавалерийский корпус).

Правда, это не были в полном смысле операции групп армий (таких групп организационно не создавалось) — командование фронта само непосредственно управляло всеми армиями и ставило каждой из них вполне определенную задачу по цели, месту и времени. Но все же армии каждого крыла, при наличии общей цели действий во фронтовом масштабе, были оперативно объединены (особенно в первый период контрнаступления) своей частной целью действий, вытекавшей из общей цели. Задачи, которые выполнялись этими армиями, были довольно тесно связаны между собой в пределах данного крыла и направлены на один общий объект (поражение северной или южной ударной группировки немцев). Приказы командования фронта в это время отдавались обычно отдельно для того или другого крыла, причем перед каждым из них ставилась определенная оперативная задача. В этом заключается одна из характерных черт управления армиями на данном этапе фронтовой операции. В дальнейшем, по мере активизации всего фронта, эта известная самостоятельность операций на крыльях исчезает в общем ходе фронтовой наступательной операции, и мы уже не замечаем резко очерченных операций по крыльям.

В армейских операциях декабрьского периода мы наблюдаем большое разнообразие. Здесь мы находим маневренные наступательные операции 30, 16, 50-й и других армий; своеобразное встречное сражение (перешедшее в наступление на обороняющегося противника) на фронте 1-й и 20-й армий; оперативное преследование на большую глубину 10-й армии; оперативную оборону и попытку прорвать укрепленный фронт противника нашими центральными армиями. В первый период (пока еще Противник не был сломлен) наблюдаются более тесное объединение и увязка действий двух-трех армий для разрешения одной общей задачи, для сосредоточения усилий на одном направлении или наступления на один общий объект. Такими были действия 30, 1, 20-й армий 8-15 декабря в районе Клина и Солнечногорска, а также наступление 50-й армии, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 10-й армии на 2-ю танковую армию к востоку и юго-востоку от Тулы.

В последующем противник начинает отходить, сопротивление его слабеет. Армии получают возможность действовать в меньшей зависимости одна от другой и выполнять самостоятельные задачи, каждая на своем операционном направлении (например, 49-я армия в направлении на Высокиничи, Детчино, 50-я армия — на Калугу и Перемышль, 10-я армия — на Белев).

Оперативные формы, в которые вылилась вооруженная борьба обеих сторон, были разнообразны. В процессе развития операции они видоизменялись и переходили одна в другую (иногда даже на протяжении одного этапа фронтовой операции), сохраняя при этом известную связь и преемственность. Так немцы, применяя свой шаблонный способ действий, пытались охватить и окружить Москву с обеих сторон, наступая с флангов двумя ударными группировками. Эта попытка закончилась тем, что оба клина немцев, истощив свои наступательные возможности, должны были перейти к обороне в условиях, когда каждый из клиньев оказался охваченным войсками Красной Армии и стремился выйти из охвата путем отступления. Если попытаться очень кратко охарактеризовать переломный момент Московской операции в отношении оперативных форм, то можно сказать, что здесь немецкие клинья попали в подготовленные для них клещи, из которых смогли вырваться с немалым трудом и с большими потерями.

Наступление Западного фронта вылилось в два согласованных удара, которые были нанесены обоими крыльями (при устойчиво обороняющемся центре) в целях разгрома фланговых группировок противника. Своеобразие применения этой формы операции заключается, между прочим, и в том, что наше контрнаступление развивалось из тех же районов обширного фронта, где немцы наносили свой главный удар (с флангов).

Красная Армия начала свое контрнаступление с действий по внешним операционным направлениям в масштабе каждого из крыльев. Последовавшие затем разгром и отступление фланговых немецких группировок привели К перерастанию этих концентрических наступлений в преследование противника по параллельным направлениям. Достигнутый успех на крыльях давал возможность продвигать их быстрее, чем центр. Отсюда возник вопрос (получивший, как мы видели, свое выражение в директивах командования Западного фронта) о выдвижении обоих крыльев вперед с целью охвата ими всех сил немцев, противостоявших Западному фронту. Таким образом, от внешних операционных направлений в масштабе каждого крыла в отдельности Западный фронт, через действия по параллельным направлениям, стремился перейти во второй половине декабря к концентрическому наступлению во фронтовом масштабе (внешние операционные направления в рамках всего фронта).

Если мы рассмотрим оперативные формы, в которых действовала каждая из десяти армий Западного фронта, то этот вопрос получит дальнейшую детализацию, развитие и уточнение. В целом можно сказать, что декабрьский период Московской операции Западного фронта отличался разнообразием оперативных форм и довольно сложным сочетанием действий по внешним, внутренним и параллельным направлениям, в различных масштабах. Основная же форма фронтовой наступательной операции, которую хотели осуществить обе стороны, была связана со стремлением к концентрическим действиям (по внешним операционным направлениям).

Наступательные бои чередовались с оборонительными в различные периоды и на различных участках фронта. Напряжение и активность борьбы с обеих сторон, стремление вырвать инициативу из рук противника приводили иногда к встречным столкновениям разного масштаба. Так, резервная ударная группировка немцев, двигаясь на Дмитров и Красную Поляну, стремилась частью сил форсировать канал Москва — Волга и обойти Москву с северо-востока, а другой частью непосредственно овладеть советской столицей.

На рубеже канала Москва — Волга, Красная Поляна немцам был нанесен встречный удар 1-й и 20-й армиями, перешедшими в наступление и имевшими целью разбить противостоявшие им немецкие фашистские силы. Конкретный ход боевых действий (описанный в соответствующей главе) был таков, что встречных боев почти не было, или же они происходили в ограниченном масштабе. Вскоре немцы перешли к обороне, а наши армии стали вести наступление на оборонявшегося, а затем отступавшего противника. Однако поскольку каждая из сторон в период 29 ноября — 4 декабря преследовала позитивные, активные цели, ставила своим войскам наступательные задачи и стремилась выйти в районы, лежащие за линией фронта противной стороны,— этот период боевых действий можно рассматривать как встречное сражение в своеобразных условиях (нетипичный случай встречного сражения).

Таким образом, декабрьский период фронтовой операции был насыщен боевыми событиями, весьма разнообразными по своему содержанию и по форме.

Вопрос о резервах всех родов, как мы видели, играл огромную роль в ходе операции. В конечном счете судьбу сражения у стен Москвы решили в нашу пользу резервные армии и другие резервы, которые Верховный Главнокомандующий, проявив большую оперативно-стратегическую дальнозоркость и предусмотрительность, заблаговременно сформировал, своевременно сосредоточил на нужных направлениях (преимущественно за флангами Западного фронта) и ввел в дело к моменту кризиса сражения.

Современные операции большого масштаба и напряжения требуют наличия крупных резервов в распоряжении высшего командования. Это необходимо для того, чтобы можно было управлять развитием боя и операции в желаемом направлении, фактически руководить ходом событий. Немецко-фашистское командование недоучло силы сопротивления Красной Армии и ее резервов. Оно развернуло свои войска в линию, обеспечив этим широкий фронт наступления и силу первых ударов. Но когда эти удары не дали желаемых для немцев результатов, они вынуждены были (не имея уже свободных резервов) перейти к обороне, а затем отступать под все нараставшими ударами советских войск.

Красная Армия получила к моменту решающих боев усиление не только живой силой, но также мощными огневыми средствами (минометы, гвардейские минометные дивизионы, артиллерия, противотанковые ружья и пр.). Это позволило нам организовать более упорное огневое сопротивление, вызвавшее серьезные потери в танках и живой силе противника, а затем захватить инициативу действий в свои руки.

Необходимо также отметить маневр войсками и техникой вдоль фронта, к которому прибегало командование Красной Армии в напряженные дни декабрьских боев. Этот маневр войсками вдоль фронта был весьма эффективен (переброска 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в район Каширы, наращивание усилий калужской группировки и другие мероприятия). В особо неотложных случаях практиковалась переброска даже небольших подразделений (например, по взводу от полков или дивизий), чтобы влить их в обескровленные части на важном направлении или закрыть образовавшуюся брешь во фронте. Маневрирование боевой техникой вдоль фронта по ходу обстановки (артиллерия, танки и пр.) нашло широкое применение.

В целях усиления подвижности наших разведывательных и передовых отрядов зимой и для создания подвижных групп командование фронта просило направить в его распоряжение 20 лыжных батальонов.

Условия, сложившиеся в конце декабря, дали возможность более планомерно заняться укомплектованием частей и соединений, понесших серьезные потери в предшествовавших боях. Поэтому Военным Советом Западного фронта было принято решение вывести в резерв для доукомплектования десять стрелковых дивизий и воздушно-десантный корпус. Для пополнения их Западный фронт просил направить ему 70 000 человек рядового и младшего начальствующего состава (из них 25% вооруженных).

Как мы уже отмечали раньше, управление войсками Западного фронта было четкое, жесткое и сильно централизованное. Несмотря на громоздкий организационный состав фронта (десять армий и группа Белова, непосредственно подчиненные командованию фронта), никаких промежуточных инстанций (групп армий) между фронтом и армиями не создавалось. Командующий фронтом непосредственно ставил задачи каждой из армий.

Характер оборонительного сражения, в котором инициатива принадлежала противнику, налагал свой отпечаток на способы и приемы управления войсками. В этот период общие приказы и директивы уступили свое место частным приказам и отдельным распоряжениям той или иной из армий. И это было вполне закономерно. С началом нашего контрнаступления на крыльях, в связи с необходимостью планировать действия нескольких армий, наряду с частными приказами отдельным армиям появляются директивы по армиям того или другого крыла, планирующие и организующие действия данной группы армий. Наконец, когда и центр перешел к активным действиям, возрождаются общие директивы в масштабе фронта в целом. Вместе с тем широко применялись переговоры по проводам и выезды в войска. Таким образом, мы можем отметить разнообразие и гибкость способов и приемов выражения воли командования, в зависимости от цели действий и конкретных условий обстановки.

Суровая и снежная зима сковывала действия войск. Войска в основном вынуждены были действовать вдоль дорог, а противник при отходе стремился разрушать и минировать дороги и населенные пункты. Продвижение войск в этих условиях замедлялось, их маневрирование стеснялось. Об этом подробно сказано при описании боевых действий.

Политико-моральное состояние наших войск в период контрнаступления было выше, чем у противника. Боевые подвиги и героизм отдельных людей и целых частей Красной Армии ярко свидетельствовали о патриотическом подъеме, охватившем наши войска.

Наоборот, настроение немцев, вначале самоуверенно наступавших на Москву, где они надеялись найти удобные зимние квартиры, в результате упорных боев, закончившихся поражением и отступлением, ухудшилось. Солдаты потеряли надежду на возможность «молниеносной» войны с Советским Союзом; их вера в непобедимость германской армии пошатнулась. Однако они все же сохраняли боеспособность, хотя и понизившуюся вследствие понесенных поражений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Переход от обороны и отхода к наступлению, явившийся поворотным пунктом в декабре, представляет собой один из труднейших и ответственнейших моментов в операции в смысле руководства войсками. Военная история не богата примерами удачного разрешения этой трудной задачи.

Сражение под Москвой в декабре 1941 года дает замечательный образец такого перехода от обороны к наступлению с решительной целью, увенчавшемуся большим оперативно-стратегическим успехом.

В результате декабрьского контрнаступления Красной Армии немецкие войска понесли настоящее, большое поражение.

Политические и стратегические последствия разгрома немцев под Москвой огромны. Уже сейчас можно сказать, что значение победы над немцами в декабре 1941 года в общем ходе настоящей мировой войны не меньше, чем значение знаменитой победы на Марне в 1914 года, послужившей поворотным пунктом в войне 1914-1918 годов и приведшей в конечном счете к поражению Германии.

Ближайший стратегический результат победы в Подмосковье — наступивший перелом кампании 1941 года в благоприятную для Красной Армии сторону. С этого времени Красная Армия перешла от стратегической обороны к стратегическому наступлению. Миф о «непобедимости» германской армии был рассеян окончательно, и в последующем немцы неоднократно и жестоко были биты на нашем фронте. Столица Советского государства — Москва — была освобождена от непосредственной угрозы нападения врага, равно как была очищена от немцев значительная часть советской земли. Оперативно-стратегическое положение Западного фронта реако улучшилось, он вышел из стесненного состояния и получил необходимую ему свободу действий.

Непосредственные оперативные результаты выигранного нами сражения были также очень велики. Важнейшей и опаснейшей группировке немецких войск было нанесено тяжелое поражение. Только за период нашего контрнаступления с 6 по 25 декабря войсками Западного фронта были захвачены огромные трофеи:

танков 1098
орудий 1434
минометов 530
пулеметов 1615
автомашин 2233
мотоциклов 1700

Было захвачено и много другого военного имущества. Фашисты потеряли убитыми около 72 000 человек. Если к этому прибавить раненых и обмороженных, а также вооружение и имущество, уничтоженные во время боевых действий, то общее количество потерь врага еще более возрастет и в отношении людей составит около 250 тысяч человек.

Великая битва под Москвой представляет собой одну из наиболее ярких и захватывающих страниц в истории Отечественной войны. Она, несомненно, войдет в мировую историю как один из бессмертных примеров упорства в борьбе, мужества и военного искусства, увенчавшихся большой победой Красной Армии и ее руководителей над немецко-фашистскими войсками.

ВВЕДЕНИЕ | КНИГА ПЕРВАЯ | КНИГА ВТОРАЯ | КНИГА ТРЕТЬЯ

OCR А.Царьков, правка С.Харитонов, книга предоставлена В.Ершов

Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2010