Яндекс цитирования TopList

Фриц Бельке. Дневник солдата. Ржев, 2002г.

От переводчика.

Данная брошюра является оригинальным документом военного времени.

«Дневник  солдата»  -  это  взляд  на  события  Второй  мировой  войны с «другой
стороны»,   со  стороны  бывших  идеологических  и  военных  противников.  Автор
дневника   -   рядовой   представитель   немецкого   вермахта   -  Фриц  Бельке.

Свои   записи   он  сделал  непосредственно  перед  войной,  а  также  во  время
ожесточенных военных сражений.

Знал  ли  немецкий  солдат  правду  о  войне?  Была  ли  война  нужна  немецкому
солдату?  Была  ли  информация,  доступная  ему, объективной? Как простой солдат
воспринимал это страшное историческое событие? Об этом рассказывает «Дневник...»

Перевод Г. И. Музыкант-Цветковой
(Очень странный перевод! - * Александр Царьков http://www.1942.ru)

ПРЕДИСЛОВИЕ

                                       «... еще никогда люди не учились чему-ни-
                                        будь из опыта других, и совсем ничему из
                                                       опыта старших поколений».
                                                                                 
                                                                         Цукмейер


Несмотря    на    это,    я    записал    свои    впечатления    военного   вре-
мени    для    моих    детей   и   внуков,   для   моих   старых   товарищей   и
для     интересующихся.     Пусть    их    принимают    такими,    каковы    они
есть.    Я   смог   изложить   их   только   на   основе   моих   знаний,   спо-
собностей и возможностей, а также по доброй совести.

Вероятно,       моя       судьба      была      предопределена      «Версальским
мирным    договором»,    так    как    после    вступления    в    силу    этого
злосчастного    для    нашего    народа    и    отечества   договора,   10   ок-
тября 1920 года  началась моя жизнь.

Веймарская     республика,     Третий     Рейх,     Вторая     мировая    война,
безусловная     капитуляция,     военная     неволя    -    явились    страница-
ми волнительного времени юности.

С    22    августа    1939   года   я   начал   делать   записи   о   политичес-
ком    положении    с    моей    точки    зрения.   Во   время   военного   вре-
мени    я    часто    ежедневно    фиксировал    в    моем    дневнике   главное
о    происходящем.    После    возращения   из   плена,   в   мае,   1948   года
я    переработал    записи.    Для    их   печати   в   журнале   «Старые   дру-
зья»   в   1973   году   я   подготовил   их,   расширил,   придал   им   форму.
Помощью,    побуждением    и    контролем    в    этом    явились    мне    «Ис-
тория    6    пехотной    дивизии»    и    книга    «Ржев»    генерала    Хорста
Гроссмана,    а    также    «История    пехотного    58    полка»    Хейна   Ло-
дорфа.

С     февраля     1991     года    я    заново    переписал    многие    страни-
цы, сделал их понятнее и еще кое-что дополнил.

4520 Melle, 7, Rumsloh,
22 июня 1991 года.
Fritz Belke


ВСТУПЛЕНИЕ

После      окончания     изучения     первой     главы     «второй     тридцати-
летней    войны»    я    по-другому    увидел   неспокойный   мир.   Мой   отец,
как    раз,    только   возвратился   домой   с   ужаснейшей   из   войн   миро-
вой    истории,    которая    унесла    10    млн.   жизней.   Германия   проиг-
рала    войну;    немецкая    армия,    непобедимая    на   поле   брани,   воз-
вратилась     из     враждебных    Франции    и    России.    Блестящий    Рейх,
немецкий    кайзеровский    Рейх    пришел    в    упадок.    Старые   и   новые
политические    идеи    бродили    в    народе.   Не   было   ни   ясности,   ни
разъяснений     обстоятельств,     каким     образом    их    вызвала    больше-
вистская     революция     в     России.    «Мирный    договор»    в    Версале,
диктат      держав-победителей      с      далеко      идущими     требованиями,
вопрос     о    безусловном    принятии    которого    поставила    Франция    с
угрозой     продолжения     войны     имел     для    нашей    страны    ужасные
последствия.      Благодаря     принудительной     передаче     земель     вновь
избранным     государствам:     Чехословакии,     Польше     и     Литве     за-
рождается      следующее      силовое      противоречие.      «Это     проклятье
злого дела, что оно постоянно рождает зло»     (Шиллер).

После     экономически     плохих    и    политически    неспокойных    лет    с
тотальным    обесцениванием    денег:    в   1923   году   1   доллар   равнялся
4,2     биллиардам     марок,     вводится    рентенмарка,    позже    рейхсмар-
ка.    Затем    краткий    расцвет    -    золотые   двадцатые   годы,   получаю
я   в   приданое   в   первые   школьные   годы.   Дело   идет   «в   гору».   С
гордостью    и    восторгом    мы    слышим    в    28/29    годах    о   полете
«Графа      Цеппелина»     в     Нью-Йорк,     об     огромном     гидросамолете
Оо-икс,     о     достижении     «голубой     ленты»     быстроходным    парохо-
дом     «Вгетеп».     Я    могу    вспомнить    о    1930,    когда    Клейнланд
оставил      последние      французские      оккупационные      войска.      Мы,
двенадцатилетние,     уже     были     крайне     заинтересованы    в    выборах
рейхспрезидента     в     1932    году.    В    «первую    пятницу»,    25.10.29
года,     разразился     экономический     кризис     с     тяжелыми     послед-
ствиями    для    нашей    страны.    В    это   время   мой   двоюродный   брат
Пауль    Гервенс    устанавливал    у    нас    дома   радиоприемник   с   акку-
мулятором,     анодом,     катушками     и     длинной     антенной,     которая
была протянута от печной трубы к дубу.

Радио     было     великой    редкостью    в    деревне.    Мы    слушали    ра-
диостанцию     Латерберга    или    Кентмутера    (около    Берлина),    что
нас     уже     удивляло.     Если     исполнялся    Национальный    гимн,    мы
были   обязаны   быстро   позвать   отца   или   из   почты,   или   из   хозяй-
ства для того, чтобы он тоже мог послушать.

Это     были     годы     экономической     депрессии,     в    Германии    было
6    млн.    безработных    и    политическое    неспокойствие.    В    возрасте
12     лет    я    чрезвычайно    интересовался    политикой.    Первым    делом
после    школы    читались    газеты   округа   Мелле.   Так,   я   еще   хорошо
помню     сообщение:     Адольф     Гитлер     избран     рейхсканцлером.    Те-
перь     наступает    время    политических    сенсаций.    В    феврале    1933
года    -    пожар   рейхстага,   в   марте   -   «День   Потсдама»,   выступле-
ние    1    мая,    к   тому   же,   множество   партийных   организаций,   мно-
жество     униформ.     Политические     споры     среди     школьных     друзей
были     обычными.    С    четырьмя    мальчиками    мы    пошли    сначала    в
оппозицию,    на    «задний    план».    В   глубокой   тени   елей   в   Рилмс-
лойском    лесу    мы    построили    убежище    и   назвали   его   «Rot-Front-
Kamaraden-Hohleе»    и    на    высоком    шесте    подняли    красный   флаг. 1
октября     1933     в     Пуемолофе     была    основана    организация    «Das
Jungvolk»,     первая     ступень     гитлерюгенда     для    мальчиков    10-14
лет.      Отто      Овершмейер     был     нашим     первым     юнгфолькфюрером.
Форма:     черные    брюки,    коричневая    рубашка,    кепи,    поясной    ре-
мень    с    плечевыми    ремнями;    к    тому    же,    построение,   строевая
подготовка,     маршевые     песни,     марш     в    формации    с    вымпелом,
дневные   пребывания   и   игры   на   местности   в   поле,   лесу.   Для   нас
это    был    новый   мир,   и   мы   были   от   этого   в   восторге.   Местом
встреч     юнгфолька     служила     классная    комната    в    старой    еван-
гельской школе.

На    Пасху    в    1939    году    я    приехал    к    своему    дяде   Йозефу
Лямке    в    Оберхаузен-штеркраде    в    Рурской    области.    Два   года   я
посещал     торговую     школу    в    Оберхаузене.    Для    меня,    сельского
парня    -    очень    интересное    время,    было   что   посмотреть   нового.
Экономика     вновь     расцвела    после    очень    плохих    лет.    Угольные
шахты,     также     железо-    и    сталелитейные    заводы    «Гуттенхофнусхю-
тэ»,     которые    там    широко    представлены,    были    вновь    полностью
заняты    работой.    Севернее    от    Штеркраде    мы    видим    тысячи   ра-
бочих    с    совковыми    и    простыми    лопатами,    тачками    на    строи-
тельстве      автобана.     Спортивный     стадион,     спортзал,     плаватель-
ный    бассейн    и,   прежде   всего,   кинотеатры   -   все   это   было   уже
самым     современным,     что     можно     было     предложить.     Спортивное
общество    и    гитперюгенд    занимали    нас    в    свободное   время   пол-
ностью.     Я    проходил    курс    обучения    спортивному    мастерству    на
местности     в     гитперюгенде,    который    продолжался    год,    он    дал
мне    очень    много    -   вероятно,   даже   возможность   выжить   в   даль-
нейшем,    в    войне    с    Россией.    Мы    обучались    одним   из   бывших
служащих     рейсхвера     ориентированию     по     карте,     поведению     на
местности,      укрытию,     маскировке,     ориентированию,     кратким     це-
левым     выступлениям,     оценке     расстояний     и     т.д.     Огромнейшим
событием    было    посещение    фюрера    А.Гитлера    в    Эссене.    Уже    с
утра    мы    поехали    туда   по   железной   дороге.   За   несколько   часов
до    прибытия    Гитлера    тротуары    улиц    от    главного    вокзала    до
заводов    Круппа    были    до    отказа    заполнены    людьми,   были   заня-
ты    все    окна.    Наконец,    как    предвестник,    появился    88-мотоцик-
лист     с     вымпелом     и    потом    послышался    приближающийся    поток,
переходящий     в     усиливающийся     шквал     возгласов    «Хайль»,    когда
фюрер,    стоя    в    открытой    машине,    без   охраны,   приблизился   бли-
же     и     проехал     мимо.     Невообразимый     восторг.    Речь    фюрера,
большей    частью    это    была    «дача    объяснений    правительства    рей-
ха»    перед    рейхстагом    о    политическом    решении,    передавалась    в
специально     для     этого    открытых    кинотеатрах    по    громкоговорите-
лям.       Лишь      малочисленные      домашние      хозяйства      располагали
радиоприемниками.     Кто     только     мог,     слушал     речь;    кинотеатры
были переполнены.

С    1    мая    1937    года    по    30    апреля   1938   года   я   проходил
сельскохозяйственное      обучение      в     учебном     хозяйстве     Бернхар-
да    Бруне    в    Вальсштедте    около    Хамма.    Несколько   резкий   пере-
ход,   но   он   мне   пошел   на   пользу.   А   затем   снова   в  бюро.  С  1
июня    1938    года    до    моего    призыва   на   рабочую   службу   8   мая
1940    года,    учеба    при    банке   в   сберкассе   и   ссудной   кассе   в
Нортвальде     округа    Штайнфурт.    У    вдовы    Роскетер    на    Даниельш-
трассе    за    2    рейсхмарки    в    день   я   снимал   маленькую   спальную
комнату и имел полное обслуживание.

Следующий     дневник     писался     мною     ежедневно     с     22    августа
1939     года     в    указанных    временных    пределах.    Моим    единствен-
ным       источником      информации      была      газета      «Мюнстеришанцай-
гер»,    которая    выходила    в    утреннем   и   вечернем   издании.   Радио-
приемника у моей хозяйки не было.

22    августа    1939    года.    Взгляд    в   газету;   немыслимо!   Как   это
только     возможно?     Никто    этого    не    ожидал:    «Пакт    ненападения
Германия - СССР».

Министр     иностранных     дел     рейха    Риббентроп    едет    23    августа
на    заключение    договора    в    Москву.    Германия    -   Советская   Рос-
сия,    национал-социализм    -    коммунизм    -    до   этого   злейшие   про-
тивники.    Ни    в   прессе,   ни   по   радио   не   передаются   сведения   о
Советской России.

23     августа     1939     года.     Все     внимание    напряженно    обращено
к    Москве.    Удастся    ли?    Как    долго    будут    длиться   переговоры?
Англия    и    Франция    вели    переговоры    в    Москве    4   месяца,   для
того,     чтобы     уточнить     границы    Германии.    В    Польше    растущий
террор против народных немцев.

24    августа    1939    года.    Пакт    о    ненападении   подписан   в   при-
сутствии    Сталина    24    августа    около    1    часа    ночи   в   Москве.
Немецкий    народ,    как    и   вся   заграница,   в   высшей   степени   пора-
жен; выдающийся дипломатический успех правительства рейха!

25    августа    1939    года.    Газетные    сообщения:    «Угроза    польского
нападения     на     Данциг».     «Данциг     окружен     польскими    дивизиями
на    Западе    и    юге»    «Варшавское    правительство    больше   не   имеет
власти над решениями армии».

26     августа     1939     года.     Население     находится     в    особенном
волнении.    В    последнюю    ночь,    с    23    часов   до   2   часов   были
доставлены    всем    отставным    и    другим    солдатам,    а    также   при-
зывникам     других     годов,    даже    участникам    войны,    невзирая    на
профессию     и     семейное     положение     приказы     о     призыве.    Они
гласили:    26,    27,    28   и   29   августа.   Кроме   того,   подтягивалось
относительно      много      автомобилей,      мотоциклов,     лошадей,     вла-
дельцы    которых    в    течение    ночи    получили    распоряжение.    Насто-
ящая мобилизация!

27    августа    1939    года.    Газеты    умалчивают   об   этой   акции,   но
такие    сведения    поступают    из    Польши.    Там    должны    быть   моби-
лизованы     1,5    миллиона    мужчин.    На    железной    дороге    отменяют-
ся    много    поездов,    дальнейшее    продвижение   на   одном   и   том   же
-     невозможно.    Все    бензоколонки    закрыты    для    частных    автомо-
билей.    На    продукты    питания,    обувь,    мыло    и    предметы   одежды
сегодня    выдаются    ордера.    С    завтрашнего    дня   можно   будет   при-
обрести   товары   только   на   эти   ордера.   Никто   об   этом   раньше   не
знал.

27    августе    1939    года.    Повсюду    только    один    разговор:   «Вой-
на     или     не    война?».    Большинство    признает    войну    неизбежной.
Они    представляют    себе    войну    в    самых    худших   красках:   ужаса-
ющие     разрушения,     голод.     Серьезны     эти    разговоры    или    нет?

Лишь     немногие    надеются    еще    на    мирное    урегулирование.    Голо-
са     народа -    против    войны,    процветает    ворчание    и    брюзжание.
Благодарность    народа:    если    что-то    потребуется,    они   будут   про-
тивиться.    Чего    только    не    достиг    фюрер    за    прошедшие   годы!?
Народ    не    думает   больше   об   этом?   В   то   время   он   восторгался,
почему же сегодня он не тверд?

28    августа    1939    года.    В    прессе    освещается    переписка    меж-
ду     французским     премьер-министром     Даладье     и     фюрером.    Дала-
дье     пишет:     «Державы,    как    например,    Польша,    я    убежден    в
этом,   хотят   жить   в   мире   с   Германией   ...   желая   хорошей   гармо-
нии     между     французским    и    немецким    народами.    Фюрер    ответил:
«Версальский    диктат    невыносим,    должна    быть    ревизия,    ...    как
бы    вы    поступили,    если    бы   из-за   какого-нибудь   несчастного   ис-
хода    мужественной    борьбы    одна    из    ваших    провинций    была    бы
отделена     в    оккупированный    коридор    чужой    властью?    Коридор    и
Данциг     должны     вновь     возвратиться     Германии!    Македонские    об-
стоятельства     на    нашей    восточной    границе    должны    быть    устра-
нены.    Я    не   вижу   здесь   никакого   пути   побудить   Польшу,   которая
чувствует     себя     неприкасаемой,     благодаря    защите    своих    гаран-
тий    к    мирному    урегулированию».    Пресса    вновь    пишет   о   жесто-
ком    обращении    в    Польше    по    отношению    к   немецким   и   чешским
фолькскгруппам.

29    августа    1939    года.    Затишье    перед    штурмом?    Все    спокой-
но...    Народ    заметно    поостыл.    Поговаривают    о    переговорах   меж-
ду    Германией    и    Англией,    а    также    Францией.   Считают   завтраш-
ний    день    решающим.    Правда    ли    это?    Народ    еще    на    что-то
надеется,    однако,    все    напряжено    до    предела.    Организация   этой
возможной     операции     удивительно    ладится.    Для    получения    бензи-
на    с   1   сентября   выдаются   ордера.   Сегодня   одна   группа   местного
населения    должна    сдать    по    шерстяному    одеялу    и   мужской   ноч-
ной    сорочке,    другие    -   по   покрывалу   на   кровать.   Дом   гитлерю-
генда     изъят     на     лазарет,     также     изъяты     части     больницы.

Из     Польши     приходят     дальнейшие     сообщения     о     нечеловеческих
обращениях     мощных     сосредоточений     немецких    войск    в    коридоре.
О     взаимоотношениях     в     немецких     отрядах     ничего     неизвестно.

30     августа     1939    года.    «Намечено    польское    танковое    нападе-
ние    на    Данциг»,    «Танки   подтянуты   к   Данцигу»   -   это   заголовки
сегодняшней     дневной     газеты.    Голоса    из    Польши:    «Мы    уничто-
жим     немцев     до     самого     маленького     ребенка!»     Фюрер    вчера
принимал     британского    посла    Гендерзона    и    передал    ему    немец-
кий    ответ    на    сообщение   британского   правительства.   Среди   на-   -
селения    стало    немного    спокойнее.    Вероятно,   наскучила   эта   тема,
десятками     раз     каждый    ежедневно    высказывал    одну    и    ту    же
фразу:    «Как    с    политикой,    нет    ли    войны?»   Мы   с   напряжением
внимаем  ... дальше.

31     августа     1939     года.     Польша    саботирует    мирные    решения.
Варшава      распоряжается      о      генеральной     мобилизации.     Призыва-
ются    мужчины    до    40    лет.   Указ   фюрера:   создание   совета   мини-
стров      для      обороны     рейха.     Председатель:     генерал-фельдмаршал
Геринг.    Из    Италии    ежедневно    приходят    сообщения    о    содействии
Германии     со     стороны     Италии.     Германия     признает    нейтралитет
Голландии,    Бельгии,    Люксембурга,    Швеции,    Дании    и    Норвегии    и
соблюдает    его.    Польша    вчера    вечером    запретила    проезд    транс-
порта по коридору.

1     сентября     1939     года.    Положение    становится    все    напряжен-
нее.    Польское    правительство    не    хочет    вести    переговоры.    Гер-
мания     ожидала    два    дня    уполномоченного    посредника    для    пере-
говоров     и     рассматривает     на     этом    свои    мирные    предложения
как    отклоненные.    Поляки    нападают    на    немецкую    землю    и   зах-
ватывают     на     короткое     время     немецкого     посланника    Гляйвица.
Польские     войска     продвигаются     вперед.    Население    сегодня    сно-
ва    в    величайшем    волнении.    В    сберкассе    я   вижу,   как   плачут
матери,     сыновья     которых     призываются.    Настроение    снова    очень
плохое.     Пакт     с     Россией     ратифицируется    в    Москве.    Сегодня
извещается    о    совещании    рейхстага   в   10   часов   с   речью   фюрера.
В    нашей    сберкассе    мало   работы:   я   могу   позволить   себе   послу-
шать     радиопередачу     в     гаствиртшафте.     В    начале    своей    речи
фюрер    констатирует:    «Данциг    есть    и   был   немецкий   город!   Кори-
дор был и есть немецкий!

...    Польша    сегодня    в    первый    раз    стреляла    на    нашей   соб-
ственной     территории     по     солдатам    регулярной    армии.    С    5.45
часов    теперь    наносятся    ответные    удары.    И    с    этого    времени
будет    оплачиваться    бомбой    за   бомбу,   кто   воюет   с   ядом,   будет
побежден     ядовитым     газом.    Я    хочу    быть    никем    другим,    как
первым    солдатом    моего   народа,   и   с   этой   целью   я   снова   надел
тот    пиджак,    который    для    меня    был    самым   святым   и   дорогим.
Совершенно     неважно,     живем     ли    мы,    но    совершенно    необходи-
мо то, что наш народ, Германия - живет».

2    сентября    1939    года.    Со    вчерашнего    дня    призывается   граж-
данская     воздушная     оборона...     на     дальнейшее     наложен    полный
мрак.     Запрет     воздушного     движения     в    немецком    небе,    кроме
военных    и    правительственных    самолетов.    Во    Франции,    Англии    и
Швейцарии      вчера      последовала      полная     мобилизация.     Голландия
произвела     мобилизацию    уже    несколько    дней    назад.    Будут    Анг-
лия     и     Франция    придерживаться    гарантий    в    отношении    Польши?
Ведь    не    мы    на    Польшу,   а   Польша   напала   на   Германию!   Вчера
был      издан     закон     о     чрезвычайных     радиомерах.     Наказывается
тюрьмой,     кто     слушает     заграничные    радиостанции.    Кто    распрос-
траняет     заграничные    передачи,    в    тяжелых    случаях    может    быть
наказан     смертью.     О     продвижении    в    Польше    передаются    очень
благоприятные известия.

3   сентября    1939    года - Успешное    продвижение    на    всех    фронтах.

4     сентября     1939     года.     Настроение    большей    части    местного
населения    сегодня    снова    очень    плохое.    Брюзжат,    каждый    одни-
ми    и    теми    же    фразами.    Почему    больше   нет   доверия   политике
фюрера?    Они    не    думают    о    результатах   последних   лет?   Неблаго-
дарен    мир!    Только    немногие    признают    эту    политику   правильной.
Фюрер    направил    призыв    к    немецкому    народу,    он   упомянул   цели
английской     военной     политики     и    политики    окружения,    средством
осуществления      которой     является     Польша.     Он     заключает:     «Я
сам    сегодня    отправляюсь    на    фронт».    В   воззваниях   к   восточной
и    западной    армиям    говорится:    Через    несколько   дней   борьба   на
Востоке     найдет     свое     успешное     завершение.    Западный    вал    в
сотни     раз     сильнее,    чем    никогда    непобедимый    западный    фронт
Великой войны...».

«Железный      крест»      и      «Значок     раненого»     обновились.     Важ-
нейшее     событие    вчерашнего    дня:    Англия    направила    в    вызываю-
щей      ноте      немецкому     рейхсправительству     требование     известить
до    11    часов    английское    правительство,    что   оно   отзывает   свои
войска    из    Польши,    в    противном    случае,    рассматривается    ситу-
ация как состояние войны  с Германией.

Германия      отклонила      это      требование      английского     правитель-
ства     на     меморандуме.     Каждое     действие    нападения    имело    бы
ответ тем же оружием и в такой же форме.

Франция      направила      в      13      часов     сообщение     рейхсминистру
иностранных    дел,    в    случае,    если    Германия   не   пожелает   вывес-
ти    свои    войска    из   Польши,   то   она   рассматривает   себя   обязан-
ной с 17 часов оказывать содействие Польше.

На    этом    война    между    Англией    и    Францией    с   одной   стороны,
и     Германией    с    другой,    становится    действительной.    Как    будет
дальше,    должно    показать    будущее.    «Западный    вал»    и    воздушная
линия     обороны     «Запад»     должны     быть,    безусловно,    непреодоли-
мыми,    так,    чтобы    мы    не    опасались   Франции.   Так   ли   это   на
самом     деле,    прояснится    впоследствии.    Путь    для    Англии    через
Голландию    очень    маловероятен,    так    как    Голландия    уже    провела
мобилизацию     и     отклонила     бы     любое    продвижение    войск.    Но,
уже   в   последнюю   ночь,   около   2   часов,   -   я   это   тоже   слышал,-
здесь    были    английские    самолеты,    они   летали   здесь,   над   Север-
ным лесом.

Они     сбрасывали     листовки     на     немецком    языке    над    местечка-
ми     Альтенберге,     Богбортс    и    Бергерсштайнфурт.    Заголовок    «Пре-
достережение       великобританского       правительства      немецкому      на-
роду»;     дальнейшее     содержание     мне    неизвестно.    Самолеты    лете-
ли      через      Голландию      (это,     все     же,     сильные     штучки!)

В     Польше     -     молниеносные    и    тяжелые    удары.    Над    Варшавой
выдержан    воздушный    бой,    в    котором    сбиты    7   польских   самоле-
тов      и      1      воздушный      шар,      собственных      потерь     нет.

5     сентября     1939    года.    Фюрер    на    самом    передовом    фронте,
при    переходе    в    местечко    Кульм.    В    портах    Вильгельмсхафен   и
Куксхафен      произошла      стычка      с     английскими     бомбардировщика-
ми     новейшей     модификации.    Для    нападающих    она    прошла    безус-
пешно,    из    12    самолетов    были   сбиты   5,   остатки   улетели   через
Голландские     высоты,     нарушив     тем     самым     голландский    нейтра-
литет.    В    следующую    ночь    здесь    вновь   были   английские   самоле-
ты    и    сбрасывали,    точно    как    и    предыдущей    ночью,    листовки,
которые     были     направлены     против     нашего    немецкого    правитель-
ства.   В   них   упоминалось,   что   Англия   хотела   бы   мира   -  типичное
британское     лицемерие,     Англия     ожидала     эту     войну     пламенно,
для    того,    чтобы    уничтожить    мирового    конкурента    и   усиливающу-
юся мировую державу Германию.

Указ        военноэкономического       распоряжения:       военные       наценки
на    налоги    с   доходов,   на   пиво,   табак,   водку   и   шипучие   вина.
Военные цены и заработки регулировались.

6    сентября    1939    года.    Начался    поток    лжи    вокруг   Польши   и
Англии.      Польша      утверждает      разрушение      немецкими     бомбарди-
ровщиками     монастыря     Ченштохау,     в     котором     находится     чудо-
действенная     икона     Черной    Мадонны.    Эта    ложь    была    опроверг-
нута      одним     американским     журналистом     и     настоятелем     этого
монастыря.

Англия       обвиняет      Германию      в      повреждении      торпедированием
английского      пассажирского      судна     «Атения»     немецкими     подвод-
ными лодками.

Также    и    это    пустая    ложь,    которая    имеет   целью   втянуть   США
в    войну    против    Германии.    Пароход    прибыл   из   Америки,   он   не
посылал    никаких    808-сигналов,    а    к    месту   прибыли   два   парохо-
да,     которые     взяли    пассажиров.    Тут    можно    предположить,    что
эти    пароходы    были    заказаны,    и    корабль    был    торпедирован    и
разбит английской стороной.

В     отдельных     военных     округах     введены    комиссары    по    оборо-
не    рейха,   они   все   гаулейтеры.   Франция   до   сих   пор   не   отважи-
лась    на    нападение,   опасается   она   Западного   вала   или   не   имеет
желания     проливать    кровь    за    Англию?    Настроение    народа    более
уверенное.    Англия    презирается,    в    то    время   как   голоса   против
Франции         никоим        образом        не        становятся        громче.

7     сентября     1939     года.     Осажден     Краков.     По    распоряжению
фюрера    поставлена    военная    вахта    чести    на    месте   могилы   мар-
шала    Пипсудского.    Польша    без    базы    оружия,   потеря   всей   тяже-
лой     индустрии.    Из    Польши    сообщается    о    зверских    злодеяниях:

31     немецкий     летчик,     которые    были    вынуждены    спуститься    на
парашютах,     были     расстреляны.     Поляки    распяли    одного    немецко-
го    лесника,   63   лет,   на   воротах   сарая,   затем   просверлили   выст-
релами;     его     обе     охотничьи     собаки     с    распоротыми    брюхами
лежали     в    супружеской    кровати    лесника.    В    одном    крестьянском
доме    немецкие    войска    нашли    4    детей    из   2   разных   семей   в
возрасте    5,6,6   с   половиной   и   восьми   лет,   языки   которых   поляки
прибили    гвоздями    к    столам,   и   дети   задохнулись   в   таком   поло-
жении.     Можно,     нечто    такое,    учиненное    людьми,    считать    воз-
можным?    О    поляках    идет    уже    много    слухов:    драки   во   время
детских     крестин,    зять    удушен    на    свадьбе,    поножовщина    между
двумя    деревнями,    но    как    могут    происходить    такие   ужасы?   Та-
кой    народ    не    имеет    больше    жизненной    ценности!   На   французс-
ком       фронте       пока      не      было      ни      одного      выстрела.

8     сентября     1939     года.     Среди     немецкого     населения    Бром-
берга     польскими     военными     и     французскими    террористами    спро-
воцирован     ужасный     массовый    погром.    Вода    в    Варте    отравлена
поляками.

10     сентября     1939     года.     Бронбергский     кровавый     день    все
еще     на    переднем    плане.    Варшава    достигнута    немецкими    танко-
выми    частями    уже    8   сентября   в   17   часов   45   минут.   Поистине
большое     военное     дело.    Даже    смелейшие    оптимисты    не    считали
это      возможным.      Польша      идет      навстречу      своему      концу.

Что      происходит      во      Франции?     Два     французских     разведыва-
тельных     самолета     были     сбиты     над    немецкой    территорией,    и
один    был    вынужден    приземлиться,    трое    офицеров   взяты   в   плен.
Это    первый    пограничный    инцидент    на    Западе,   останется   ли   это
единичной                                                                акцией?

Герман     Геринг    держал    вчера    на    одном    из    военных    предпри-
ятий большую и удивительную речь.

11    сентября    1939    года.    Фюрер    в    военных    частях   у   Радома.
Здесь    взяты    в    плен    24000.   На   Западе   в   первый   раз   перешли
границу     французские     разведывательные     группы     и     вступили     в
перестрелку     с    нашими    далеко    находящимися    от    Западного    вала
форпостами!    Они    оставили   много   убитых   и   взятых   в   плен.   Фран-
ция,    кажется,    готова    проливать   кровь   за   Англию.   Этот   инцидент
был      принят      населением     еще     спокойно.     Доверяют     Западному
валу.    Украинцы    освободились    от    польского    ига.   Украинские   доб-
ровольцы     в     военном     марше     на     Лемберг.     Москва    призывает
запасных.     Русская     западная     граница    усиливается.    Россия    име-
ет свои интересы в Польше? Вероятно.

12      сентября      1939      года.     Франция     обстреляла     артиллерией
уже     недействующий     аэродром     в     Саарбрюккене.    Генерал-    фельд-
маршал    Геринг    направился    на    фронт,    в    соединение    военно-воз-
душных сил.

13    сентября    1939    года.    Позен    и    Зап.    Пруссия   почти   осво-
бождены.Уничтожены     34     польских    самопета.    Расстреляны    3    фран-
цузских разведчика.

14    сентября    1939    года.    Фюрер    в    завоеванном    городе    Лодзе.
Позен    -    второй    Бромберг.    С    сотнями    народных    немцев   жесто-
кое     обращение,     сотни     убиты.    Англия    совершает    насилия    над
нейтральными      государствами.      Список     товаров,     которые     Англия
рассматривает     как    контрабанду    -    бесстыден    и    нарушает    права
человека,     что    близко    к    методам    чистого    морского    пиратства.
Этим     самым     усиливается    опасность    для    европейских    государств.

Так     как     этим     не     сильно    затрагивается    Германия,    основная
тяжесть     ложится     на     нейтральные    государства,    особенно    женщин
и детей.

Англия,      сколько     ты     намереваешься     делать     вреда?     Польский
народ   ты   погнала   бы   на   смерть   только   для   того,   чтобы   уничто-
жить     мирное,     но     развивающееся     государство.     Ты    замахнулась
для    удара,    но    он   вернется   к   тебе   и   твоей   мировой   империи!
Еще    ты   стоишь   здесь   как   мировая   держава,   но   час   расплаты   за
свою    жестокость,    с    которой    ты    завоевала    мир,   наступил.   Как
долго    будет    еще    продолжаться,   пока   ты   не   будешь   откинута   на
твой остров-империю?

15    сентября    1939    года.    Вчера    взяли    Гдинген.    Кольцо   вокруг
Варшавы     сжимается.     С     20     сентября     приостановлено     движение
автомобильного     транспорта,    если    он    не    военный    или    жизненно
необходим.     Те    автомобили,    которые    едут,    должны    иметь    крас-
ный           уголок           на          табличке          с          номером.

Общее    положение    внутри    страны:    годы    рождения    1914    -   1918,
более   того,   очень   многие   с   1895   -   1900   гг.,   участники   второй
мировой    войны    стоят    «под    ружье».   Годы   рождения   1900   -   1913
большей    частью    еще    дома.   Введены,   в   некоторой   степени   -   это
хорошо,    ордеры.    Можно    слышать,    как    жалуются    некоторые    люди,
что    они    слишком   мало   получили   того   или   иного   товара.   Затума-
нивание    масс,    в    общем,    проводится    хорошо.    Польша   стоит   пе-
ред     развалом     -    по    меньшей    мере,    так    нужно    воспринимать
сообщения     газет.     Россия    подтянула    сильные    военные    части    к
своему     западному    фронту.    Она    возьмет    к    себе,    если    будет
благоприятная    возможность,    части    из    Польши.    О    Франции   слышно
мало,    зато    ежедневно    в    военных    сводках    говорится   о   малень-
ких     нападениях    на    немецкую    землю,    но    бои    происходят    еще
далеко    от    Западного   вала.   Англия   -   главный   пункт   нападения   в
нашей    прессе.    О    военных    нападениях    этой    стороны   не   слышно.

Англия,     вероятно,     готова     вести     только    экономическую    войну,
об     этом    свидетельствует    список    тех    товаров,    которые    Англия
рассматривает      как     контрабанду.     Настроение     населения     немного
увереннее,        чем        в       дни       перед       началом       вражды.

17    сентября    1939    года.    Варшава    потребована    к    сдаче!   Авиа-
ция     бросила     под    Варшавой    миллионы    листовок    с    требованиями
«Сдать    город    в    течение    12    часов!»    Польша   применяет   гельбк-
ройс!    Одна    гельбкройсовая    мина,    оставленная    на    мосту,    взор-
валась    как    раз,    в    тот    момент,    когда    ее    хотели    убрать.

Советско-русско-японский          договор          заключен.         Прекращение
совместных    военных    действий    на    Дальнем    Востоке,    обмен    плен-
ными    и    мертвыми.    Советская    Россия,    что    произошло    с   тобой?
С     твоими     самыми    ярыми    врагами    ты    заключаешь    мир!    Даль-
нейшие     призывы     в    Советском    Союзе,    отправка    военных    частей
к западной  границе.

18    сентября    1939    года.    Вступление   советстких   войск   в   Польшу.
Москва    берет    на    себя    оборону    белорусов    и   украинцев!   Выпол-
няется     ли    этим    немецко-русский    пакт    о    ненападении?    Теперь,
где     немецкие     отряды    продвинулись    до    Брест-Литовска,    наступа-
ет     Россия.    С    Польшей    будет    покончено    за    несколько    дней.
Польский    гос.    президент    и    правительство    уже    бежали   в   Румы-
нию.     Немецкие     подводные     лодки,     по     английским     сообщениям,
потопили     в     первые     14    дней    уже    30    английских    кораблей.

20     сентября     1939     года.    Фюрер    говорил    вчера    в    Данциге.

24     сентября    1939    года.    Бои    в    Польше    закончились.    Сопро-
тивление     еще    только    в    Варшаве,    Модлине    и    на    полуострове
Хела.     Установлена     демаркационная     пиния     с     Красной     Армией.

7    октября    1939    года.    25    сентября   начался   бой   за   овладение
цитаделью    и    столицей    Польши,    Варшавой.    27.09.    она    капитули-
ровала,     немного    раньше    также    крепость    Модлин,    немного    поз-
же,     еще     до     того,     как     начался     бой,    полуостров    Хела.

Военный      гарнизон      Варшавы     составлял     100000     человек,     они
взяты    в    плен.    2    октября    началось   вступление   немецких   войск.
5    октября    фюрер    был   в   побежденной   столице   той   страны,   кото-
рая    была    повержена    в    несчастье    из-за    безответственного,    уже
бежавшего     за     границу,     правительства.     Они    верили,    побуждае-
мые     Англией,     что     разобьют    немецкую    армию    перед    Берлином.
Уже    19   сентября   фюрер   смог   сказать   в   Данциге:  «Mit Mann und Ross
und Wagen, hat sie den Herm geschlagen.»

Итог     на    Востоке:    700000    поляков    попали    в    немецкий    воен-
ный    плен.    Мы    потеряли    10572    убитыми,    3409    пропавшими    без
вести     и     30322    ранеными.    На    западе    ведут    наши    подводные
лодки    успешную    войну.    Фюрер    выступил    в    рейхстаге   с   обраще-
нием    к    немецкому    народу.   Он   давал   отчет   о   борьбе   в   Польше
и    о    будущем    развитии    этой    страны.    Переселение   населения   по
национальностям,       регулирование       проблемы       восточных      евреев.
Он    простер    свою    руку    к   миру   и   сказал:   «Пусть   те,   которые
хотят   мира,   примут   его   и   пусть   те,   которые   хотят  войны,  оттол-
кнут    ее.    Если    сбудется    последнее,    тогда    это    мое,   впрочем,
последнее     слово».    Это    была    великолепная    речь    о    мире!    Но
Чемберлен      оттолкнул      семью      днями      позже      руку      фюрера.

15     октября     1939     года.     После     речи     британского    премьер-
министра      Чемберлена      война     разразилась     в     полном     объеме.
На     Востоке     сомкнулись     движения     на     немецко-русской    границе
интересов.    На    Западе    еще    пока    спокойно,    но   теперь   произой-
дет    поворот.    Франция    взорвала    позавчера    уже    3    моста   через
Рейн.     Немецкая     подводная     лодка    затопила    один    из    крупней-
ших    английских    боевых    кораблей    «Роуа!    Оак»    29.150    1о.    Мы
движемся      навстречу      будущему     с     хорошим     настроением.     Что
оно      принесет?      Конец     британской     мировой     империи,     потерю
французской     колонии     для     наших    теперешних    противников?    Этого
не    знают.    Или    сначала    наступит    мир?   Будь,   что   будет,   одно
точно:    Германия    за    6    с    половиной    лет   снова   стала   мировой
державой!    Где    она    будет    стоять,    когда    будет    выиграна    эта
война?

22     октября     1939     года.    Мнимое    наступление    на    Францию    и
Англию     еще     не     произошло.    На    Западном    фронте    господствует
еще,     в     некоторой    степени,    спокойствие.    Франция    даже    снова
освободила    немецкую    область    -    от    Западного    вала.    Все    же,
странная    тишина.    Прояснился    случай    с    «Атенией».    Один    амери-
канский     гражданин,     который    присутствовал    на    последнем    плава-
нии    «Атении»,    сказал    в    Нью-Йорке:   Судно   утонуло   из-за   адской
машины    на    борту    и,   так   как,   оно   погрузилось   не   сразу,   его
послал    на    дно    моря   английский   истребитель.   Его   велел   затопить
британский     военно-морской     лорд     Черчилль,     для     того,     чтобы
натравить Америку против Германии.

Внутренний     отечественный     флот:     продовольствие,     ткани,     обувь,
мыло,    резиновые    покрышки    имеются    еще    только    на   талоны.   Для
горожан      нормы      продовольственных      товаров     урезаны     донельзя,
прежде    всего   на   жир   и   масло,   но   еще   остались   особые   карточ-
ки     на     пропитание     рабочих,     занятых     тяжелым    и    тяжелейшим
трудом,    а    также    детей    и    будущих    матерей.    Вместо    цельного
молока    покупатель    получает    только    обрат.    Здешний    народ   недо-
верчив,    большей    частью    в    отношении   к   ценности   денег.   Процве-
тает     укрывательство     свободных     от     талонов    товаров.    Движение
автомобильного      транспорта      приостановлено     до     нескольких     не-
обходимых     единиц.     Главные     магистрали    почти    полностью    пусты.
Дома,      магазины,      улицы     ночью     не     освещаются,     автомобили,
мотоциклы и велосипеды замаскированы.

После     1     сентября    не    проводились    большие    призывы    на    ар-
мейскую     службу.     Мы     напряженно     ожидаем,    что    принесет    нам
будущее?

4     ноября     1939     года.    Рейхсминистр    иностранных    дел    Риббен-
троп     констатировал     в    своей    речи    в    Данциге    военную    вину
Англии.      Тайный      доклад     бывшего     чехословацкого     дипломатичес-
кого     представительства     в     Париже,    который    был    обнаружен    в
Пражском     министерстве     иностранных     дел,     свидетельствовал,     что
Англия    уже    давно    готовила    войну    против    Германии    и    хотела
вести ее при любых обстоятельствах.

Причиной      должна     послужить     Чехословакия     с     Судетской     тер-
риторией.    Она   тоже   хорошо   играла   свою   роль,   только,   когда   она
все    поставила    на    карту,    для    Англии   было   еще   рановато.   Так
Чемберлен      направился      к     фюреру,     чтобы     спасти     положение.

На     Западе     единичные     попытки     военного    натиска    и    артилле-
рийский    огонь.    В    торговой    войне    против   Англии   затоплено   не-
скольких кораблей.

11     ноября     1939     года.     8     ноября    имело    место    покушение
взрывчаткой     в     гражданском    ресторане    в    Мюнхене.    Фюрер    выс-
тупал    там   по   поводу   9   ноября   1923   года   перед   своими   старыми
бойцами.     Так    как    фюрер    был    загружен    государственными    дела-
ми,   он   говорил   в   этот   раз   не   как  обычно  1,5  часа,  а  только  1
час;   также   речь   была   начата   на   полчаса   раньше.   В   21   час   он
попрощался,    а    в    21.20    раздался   взрыв.   Хотя   уже   много   людей
покинули    зал,    имелось    семеро    убитых    и   60   раненых.   Зал   был
превращен    в    развалину.    Задержался    бы    фюрер    в    зале   на   20
минут      дольше,      он      мог      бы     стать     жертвой     покушения.

26     ноября     1939     года.     Организатор     (исполнитель)     покушения
был    схвачен    в    тот    же    день    при   переходе   немецко-швейцарской
границы.    Имя:    Георг    Эпьсер.    Давал    поручение    покушения    эмиг-
рировавший     из     Германии     Отто     Штрасен,    который    пребывал    в
Швейцарии     и,    тотчас    же    после    покушения,    уехал    в    Англию.
Организатором     и    спонсором    был    английский    Secret Service.    На
фронтах все еще спокойно.

Несколько разведывательных полетов над Францией и Англией.

17    декабря    1939    года.    С    начала    войны    прошло    100    дней.
Польская    проблема    была    полностью    решена    уже    в    первые    два
месяца.      Возвращение     народных     немцев     из     балтийских     стран
закончилось     в    эти    дни.    50000    народных    немцев    прибыли    со
всем     своим     движимым     имуществом     в    области    Западной    Прус-
сии    и    Позен.    Другое    переселение    состоялось    в   Южный   Тироль,
с     Италии     в    Германию.    Отряды,    которые    воевали    в    Польше,
снаряжены    на    Западный    фронт    в    то   время,   как   еще   обучающи-
еся     отряды    прибывали    в    Польшу.    Отечественный    фронт:    волне-
ние     населения     в    первые    дни    войны    быстро    успокоилось.    К
войне     привыкли.     Если     имеется     много    ограничений,    так    они
вызваны    необходимостью    и,    несмотря    на    пару    исключений,    при-
нимаются     как     нечто    само    собой    разумеющееся.    Изданы    талоны
на    одежду;    талоны    должны    выходить   целый   год   по   100   пунктам
наименований.     Некоторые     считают,     что     это;     о    недостаточно.
Экономическая     жизнь     протекает     еще,     большей    частью,    относи-
тельно     мирно.     Несколько     ограничено     движение    поездов,    также
частного     автотранспорта.     Мы     напряженно     ожидаем,     как    будет
дальше развиваться военное положение.

Говорят,     что     успешное     проведение     наступления     против    Фран-
ции,    а    также    морские    или    воздушные    действия   против   Англии,
зимой      невозможны.      Откладывают      надежду      после      длительного
ожидания     на     весну.     Явится     ли    это    основанием    теперешнего
спокойствия     на     западном    фронте,    или    наше    командование    ар-
мией имеет другие планы?

Западный     фронт:     армейское     сообщение     от     15    декабря    1939
года:    «У    Восточно-фризских    островов    сбиты    10    британских   бое-
вых    самолетов...    На    Западе    никаких    особых    событий...»    Спра-
шивают    себя,    так   ли   сильна   линия   Мажино,   что   она   была   про-
рвана     с    тяжелейшими    потерями    в    отечественных    войсках?    Мор-
ской    фронт:    Наряду    с    ежедневными    сообщениями    о    потерях    в
британском     торговом    флоте,    о    некоторых    воздушных    боях,    как
и    о    разведывательных    полетах    над    Англией,    состоялось   в   эти
дни     первое    морское    сражение    этой    войны.    Немецкое    броненос-
ное    судно   «Admiral   Graf   Spee»   наскочило   в   бухте   Ла   Плата   на
английский     крейсер    «Exter»    и    «Achilles».    Крейсер    «Ехter»    был
вынужден    выйти    из    боя    с    тяжелыми    потерями.   Россия   и   Фин-
ляндия    находятся    в    течение    нескольких    недель   в   военном   про-
тивостоянии.      Россия      стоит      уже      глубоко      в      Финляндии.

31     декабря     1939     года.     Смена    годов.    Еще    не    начиналась
война      во      всей      ее      полноте     и     со     всеми     ужасами.

Со     времени     захвата     власти    фюрером    в    1933    году    события
развивались     стремительно.     Создавалось    одно    за    другим,    соору-
жалось    одно    за    другим,    из    жалкой    Германии   послевоенных   лет
за    несколько    пет    возникла    мировая    держава    Германия,    которая
сегодня    может    выступить    против    двух,   еще   несколько   лет   назад
господствовавших    в    Европе    стран.    Все    это,    созданное   с   1933
года,    должно    найти    в   наступающем   времени   свой   венец,   или   же
упадок.

Фюрер    в    своем    воззвании    среди    прочего:    «Перед    нами    пред-
стоит    тяжелейшая    борьба    -    «быть»    или    «не    быть»    немецкому
народу.     Пусть     будет     решающим    1940    год!    Решение    наступит,
оно будет нашей победой!»

Год,     полный     величия,    вероятно,    также    полный    и    переполнен-
ный    трудностями,    лежит    перед    нами,    однако,   с   радостным   сер-
дцем, со свежим мужеством, вперед!

6    января    1940    года.    Новый    год,   год   решения,   год   в   конце
которого     будет    создан    другой    мировой    порядок,    начался.    Еще
ничего    не    заметно    от    величия,    которое   нам   принесет   будущее,
еще    все    спокойно.    Работает    пропаганда    в    прессе   и   радио   с
большим    нажимом,    но    второй    отрезок    войны    еще    не    начался.
Зима    тоже    еще    не    кончилась.   Уже   3   недели   у   нас   был,   за
исключением        трех        рождественских       дней,       непрекращающийся
мороз,    уже    2    недели   снег.   Но   вершина   горы   уже   взята,   депо
идет    к    весне,    а    вместе    с    ней   навстречу   борьбе,   вероятно,
тяжелой     борьбе.    Распространится    ли    война    на    другие    страны,
пока    вопрос.   В   прессе   появились   вчера,   а   также   сегодня   следу-
ющие     заголовки:     «Англия    хочет    нести    войну    в    Скандинавию»,
«10     миллионов     фунтов     для     Финляндии»,    «Распространение    вой-
ны    -    навязчивая    идея»,    «Великое    безумие    военной    спешки»   -
во     французской     прессе.     «Британские     намерения     на    Кавказе»,
«Запланированный       английско-французский       натиск       на       русскую
нефтяную     область     между     Батуми     и     Баку».    Насколько    можно
верить    этим    заголовкам,    сегодня    еще   нельзя   сказать.   Пока   что
Россия     находится     в    состоянии    войны    с    Финляндией,    она    в
последние     недели     усилится     или     уменьшится     вследствие    зимы.
После      этих      войн      возникнет     новая     картина     в     Европе.

21    января    1940    года.    Военная    зима:    уже    5    недель   мороз,
три    недели    снег,   со   вчерашнего   дня   особенно   много.   На   Запад-
ном    вале    стоят    наши    солдаты   и   ожидают.   На   морях   на   вахте
стоят     наши     корабли,    они    заняты    блокированием    Англии.    Воз-
душная     авиация     над     Англией    и    Францией.    Подобная    картина,
как при начале войны.

Как     солдаты,     так     и     народ     ожидают     напряженных    событий.
Еще   не   знают,   как,   когда   и   где   начнется   решающая   битва  и  что
приведет к ее окончанию.

Сколько     человек     должны     стать     жертвами     за    новую    Европу,
за    перемену    эпох,    за   королеву   истории,   вероятно,   я   сам,   все
равно;    что    значим    мы,    отдельные    люди,   перед   мировой   истори-
ей?

Как    будет    развиваться    эта    война?    Мы    стоим    перед    непрони-
цаемой     стеной,    даже    нельзя    строить    догадки.    Когда    начнется
битва?    Говорят    весной,    итак,    в    скором    времени.    Однако,   мы
непоколебимо     верим     в    немецкую    победу,    в    противном    случае,
было    бы    покончено    на    следующие    десятилетия,    может   быть,   на
века,      со      свободой      и      самостоятельностью      в      Германии.

А    как    дела    на    Родине?    Удивительно    ладится   дело   с   карточ-
ной     системой,     кроме     маленькой     нехватки    угля,    обусловленной
держащимся    уже    неделю    холодом,    впрочем,    все    имеется    в   на-
личии.    Жизнь    протекает    почти    в    мирном    русле.   При   поверхно-
стном    взгляде    даже    не    заметно,    что    призвано    в   армию   так
много    мужчин.    В    газетах    почти   все   статьи   посвящены   пропаган-
де против Англии и Франции.

11     февраля     1940     года.     Даже    сама    природа,    кажется,    во
всем     спокойствии    готовится    к    предстоящему    времени,    все    еще
господствует     непрерывный    мороз,    улицы    и    поля    покрыты    слоем
льда.    Зима,    какой    не    было    давно.   Несмотря   на   это,   плавают
наши     подводные     лодки     и     летают     наши     самолеты    ежедневно
навстречу    врагу.    День    за    днем    становятся   жертвами   наших   мин
находящиеся     в     плавании     английские     корабли,    которые    сбрасы-
ваются     самолетами    на    побережье    Англии.    Наши    подводные    лод-
ки     топят     ежедневно    единичные    или    группами    плывущие    торго-
вые корабли.

Малая     война,     которая    для    Англии    медленно    становится    смер-
тельной.    Как    получается,    что    могучая,    господствующая    во   всем
мире,     мировая     империя     Великобритания,     не    обороняется?    Кро-
ме     нескольких     неудачных     попыток     полетов    английских    самоле-
тов    в    немецкую    бухту,    а    также    внутрь   Германии,   ничего   не
слышно.    Я    не    могу   думать,   что   Англия   так   тихо   будет   вести
себя    и   дальше,   ведь   она   хотела   войны   и   начинала   ее.   Вопрос,
на    который    можно    будет    ответить    позже.    На    Западном   фронте
еще   все   то   же   самое.   Когда   начнется?   Есть   мнение,   в   последу-
ющие четыре-восемь недель. Пока ожидать!

Вторая      официальная      публикация     о     польских     злодеяниях     по
'отношению    к    народным    немцам    в    Польше.    Имеется   число   опоз-
нанных    трупов    до    12857.    Пропавшие    без    вести,    которые   были
угнаны    поляками    и    теперь    считаются    мертвыми,   достигают   45000.
Они    в    массовых    могилах,    которые   до   сих   пор   не   могут   быть
открыты     из-за    сильного    мороза.    Итак,    из-за    польского    смер-
тельного     террора     всего    за    несколько    дней    уничтожено    58000
немецких    людей.    Как    такое    могло    случиться?    После   того,   как
немцы     уже    с    1918    года    приостановили    в    Польше    ужаснейший
беспредел,    до   1931   года   свыше   1   млн.   немцев   были   выгнаны   из
своих     домов     и     дворов,     последовала    эта    жестокая    кровавая
расправа.    Судьба    наказала    Польшу,    такое   государство   уже   больше
непригодно    к   жизни,   и   с   этим   связан   позор   Англии   и   Франции,
в    котором    эти    народы    будут   каяться.   Какую   ответственность   за
это     взяли     на     себя     теперешние     государственные    мужи?    Они
стали могильщиками своих государств!

После     этой     борьбы     возникнет     новая    Европа,    Европа,    кото-
рая    станет    яснее,   чем   прошлая.   За   эту   Европу   вступает   Герма-
ния в  бой!

17     марта    1940    год.    Ночные    морозы,    на    полях    еще    лежат
остатки    снега.    Шесть    с    половиной   месяцев   войны   и   не   войны.
Еще     все     спокойно.     Несколько     разведывательных    самолетов    над
Англией    и    Францией,    торговая    война    с    минами    и    подводными
лодками.     Еще    необходимо    ждать,    как    будут    развиваться    собы-
тия,    никто    ничего    не    знает,   все   очень   загадочно,   во   всяком
случае,    для    меня.    Но    без   кровавой   бойни,   вероятно,   дело   не
пойдет.

Война    «Финляндия    -    Россия»    закончилась    в    эти    дни.   Сегодня
газета    пишет:    «Новый    военный    фронт    на   юго-востоке?   -   Англо-
французские     армии    на    ближнем    востоке    планируют    удар    против
Балканской угрозы для Италии».

11     апреля     1940    года.    На    Западе    никаких    особых    событий,
разведывательные    попеты    над    Францией    и    Англией,    -   это   были
дневные     репортажи     армейских     сообщений.     Позавчера,     9    апре-
ля, стало известно:

Немецкие     войска     всех     частей    вермахта,    для    гарантии    нейт-
ралитета    Норвегии   и   Дании,   сегодня   утром   в   5.15   вошли   в   обе
страны.    Благодаря    этой    акции,    мы    пришли    сюда   на   целых   10
часов    раньше    тех    стран    Запада,    которые   имели   тот   же   план.
Англия     и     Франция     имели    намерения    военных    оккупации    Скан-
динавии    в    тот    же    самый    день.    Военные    транспортные   корабли
стояли    в    английских    портах,   готовые   к   отплытию   -   они   хотели
отрезать    Германию    от    шведской    железной    руды    и    там   образо-
вать     новый    военный    фронт.    Дания    была    оккупирована    немецки-
ми    войсками    без    сопротивления.   Копенгаген   был   уже   в   8   часов
в    немецких    руках.    Жизнь    протекает    там    дальше,    как   обычно.
На      побережье      Норвегии     было     преодолено     только     единичное
сопротивление.     В     послеобеденные     часы    была    оккупирована    сто-
лица    Осло.    Мы    потеряли    два    крейсера.    10    апреля   британские
военные     корабли    со    стороны    побережья    Норвегии    были    подвер-
гнуты     бомбардировке.     Попадание     произошло     в     четыре     боевых
корабля    и    два    военных    транспортных    судна.    Дания   и   Норвегия
до      самого      Нарвика     по     плану     заняты     нашими     войсками.

28    апреля    1940    года.    Бои    в    Норвегии    еще   не   закончились.
По     газетным     сообщениям     было     оккупировано     побережье    Норве-
гии,    до    Нарвика,    а    бои    в    центре    Норвегии   продолжаются   и
сегодня.    С    22    апреля    немецким    войсками    в   Норвегии   противо-
стоят     также     англичане.    На    норвежском    побережье    бывают    по-
чти    ежедневно    бомбовые    налеты    на    английские    корабли.    Благо-
даря    министру    иностранных    дел    фон    Риббентропу,    были    опубли-
кованы     важные     документы,     которые     четко     показывают    намере-
ния        оккупации        Скандинавии        Англией        и        Францией.

4    мая    1940    года.    Наши    войска   взяли   после   упорных   боев   с
английскими      и      норвежскими     войсками     30     апреля     местность
Осло-Дронтгейм.     Порт     Андальнес,     позиция    англичан,    был    взят.
Английские    войска    стоят    пока    еще    севернее    от   Нарвика.   Наши
бомбардировщики      и      боевые      самолеты     разгромили     транспортные
корабли.     На     Западном    фронте:    «Никаких    особых    событий,    или
малая      артиллерийская      и      разведывательная      деятельность.     На
море    все    концентрируется    вокруг    Норвегии.    Как    будет    дальше?
Никто    не    знает.    На    родине    все   проходит   гладко.   Удивительно,
что все так хорошо удается».

8     мая     1940     года.     Меня    призывают!    Мобилизационный    приказ
на    рабочую    службу    рейха   в   Бад   Дрибур   получен   сегодня.   Нача-
ло    службы    во    вторник,    после    Троицы,    14   мая   в   18   часов.

29     сентября     1940     года.     Вчера    я    освобожден    от    рабочей
службы    рейха    (отделение    К5/165)    в    Бад    Дрибурге.    Я   получил
мобилизационный    приказ    к    3    октября    на    службу    в    вермахте.
Взгляд   назад:   до   10   мая   было   спокойно,   никто   нисколько   не  мог
вторгнуться    в    Бельгию    и    Люксембург.    Основание:    французкие    и
английские     войска     имеют     план     напасть    на    Рурскую    область
через    Бельгию    и    Голландию.    Голландия    капитулирует    уже   на   5
день,     Бельгия     немного    позже.    Танки    и    следующие    за    ними
войска    прорвали    линию    обороны.    Париж    взят,    натиск   пошел   до
самой       южной       Франции.       Италия       вступила       в      войну.

25        июля        в        1.35        наступило       боевое       затишье.

Невероятно,       чудовищно      быстро      произошел      захват      Франции,
Бельгии    и    Голландии.    Никто    прежде    не    считал   это   возможным,
все   выглядело,   как   чудо.   Что   будет   с   Францией   еще   не  ясно.  С
25    июля    мы    имеем    Англию    как    единственного    врага,   главного
зачинщика этой войны.

До     сегодняшнего     дня     велись     только     воздушные    и    бомбовые
налеты     и    несколько    подрывов    подводных    лодок    против    Англии.
Также    и    английские    самолеты    залетают    почти    каждую    ночь    в
Германию,      они      бомбят     невоенные     объекты,     жилые     кварталы
взрывными и зажигательными бомбами.

Вот мы снова стоим перед одинаковой темной стеной.

Когда    и    как    будет    это    продолжаться?    Этот   вопрос   мы   также
вынуждены предоставить времени.

Все имеет свое время.

ВОЙНА

1    сентября    1939    года    начинается    II    мировая   война   с   воен-
ными    действиями    против    Польши.    Когда   она,   спустя   три   недели,
стоит     перед     своим    победоносным    завершением,    я    нахожусь    на
обучении     в     Вурмешейнфурте    KV    -    Kriegsverwendungsfahig!    Готов
к    применению    на    войне!    Спросили   о   моем   желании,   я   ответил:

«военно-морской     флот»;     имея,     таким     образом,     мысль    посмот-
реть    большой    и    новый    мир.    Ответ:   «Пехота,   стрелковая   рота!»
Итак,    к    «королеве    всех   орудий»;   настоящий   солдат,   с   карабином
и       ручной       гранатой,       этим       тоже       можно      гордиться.

Во     время     обычной     «круговой     чарки»    во    всех    лежащих    на
пути    пивных    мы    пели    самый    актуальный   шлягер   «Это   не   поко-
леблет моряка».

Рабочая служба в рейхе.

10     мая     1940    года.    Начинается    западное    движение    войск    с
вхождением     немецких     военных     групп    в    Голландию,    Бельгию    и
Люксембург     и     вступлением     во    Францию.    У    меня    в    кармане
призывное    свидетельство    к    14    мая    прибыть    на   рабочую   службу
рейха. В отделение К5/165 в Бад Дрибург.

По     закону     рабочей     службы    рейха    от    26.06.1935    обязанность
рабочей        службы       состоит       в       течение       6       месяцев.

Лагерь     для     рабочей     рейхслужбы     состоит     из     9    деревянных
бараков, типичных RAD - бараков.

Eine    RAD    -    это    отделение    из    командира    отделения,    оберст-
фельдмейстера,     4     цугфюреров     -    фельдмейстеров,    12    группенфю-
реров    и    180    рабочих    мужчин.    Одеты   мы   в   немного   измененные
униформы     бывших     чешских     войск,     обучались     группы     цугфюре-
рами,     часть     которых     были     профессиональными     солдатами    чеш-
ской армии.

Для     нас,     хорошо     подготовленным     в     маршировке    и    строевой
подготовке,     благодаря     гитлерюгенду,     начинается     здесь     упорное
и      напряженное     обучение.     После     пробуждения     ранним     утром,
одеты    только    в    спортивные    брюки    и    ботинки;   длительный   бег.
После     завтрака     начинаются     занятия,     или    политическая    учеба,
или    одна   из   главных   трудовых   тем,   как-то:   устройство   и   владе-
ние    лопатой,    киркой,    полевые    дороги,    фашины,    дренаж   и   т.д.
Затем    строевая    подготовка    во    всех    вариациях:    в   формации,   в
группе;    колонны    всем    отделением    и    всегда    с   лопатой.   Лопата
для   трудового   человека   то   же   самое,   что   ружье   для   солдата.  До
блеска      начищенная,      стоит     она     рядом     с     правой     ногой.

Приемы     с     лопатами     по    команде    «Лопаты    вверх»    и    «Внима-
ние,    взять    лопаты»    стали    выполняться    спустя   три   месяца   обу-
чения    точно    и    молодцевато.    Для    зрителей   -   впечатляющая   кар-
тина.    Пошли    вовсю    слухи   о   нашем   участии   в   «рейхсъезде   Побе-
ды».    Рейхсъезды    проводятся    ежегодно    в    сентябре    в    Нюрнберге.
Гигантские     марши    партийных    группировок    с    днями    SA    (штурмо-
вых    отрядов);    SS;    HY    (гитлерюгенда),    а   также   RAD   (рейхрабо-
чая служба) и вермахта.

Маршевые     упражнения     с     упаковочным     ранцем     и     лопатой    на
плече     по     красивой     местности    Eggegebirges    состоятся    регуляр-
но. А  после обеда спортивные тренировки.

Буква     «К»     перед     номером     нашего     отделения    значит    «пред-
назначено    для    военного    исполнения»    (Krieg).    Вермахт   все   даль-
ше    с    победным    маршем    вступает    на    позиции    врага   -   война,
ведь,  не  должна закончиться без нас.

В     июле     1940     начинаются     первые    британские    ночные    воздуш-
ные      налеты      на      Германию.     Налетающие     вражеские     самолеты
вызывают    в    лагере    воздушную    тревогу.    Стоящий   на   вахте   силь-
но     бьет    молотком    по    подскакивающей    большой    железной    плахе,
звон    которой    отрывает    от    сна    всех    мужчин.    Из   кровати,   в
тренировочном    костюме    и    -    на   дно   ручья   позади   нашего   бара-
ка,    стоя    в    воде   на   камнях,   или   сидя   на   сыром   берегу,   мы
ожидаем     отбоя     полчаса    или    больше.    Эти    тревоги    повторяются
еще многие ночи.

Боевое      шествие      против     Франции     близится     к     победоносному
завершению.     Рейхсъезд     Победы,    однако    ,    пока    не    состоится.

Для    нас    с    середины    августа    начинается   работа   -   цель   наше-
го,   собственно,   назначения.   В   отдалении   на   15   км   в   лесу   рас-
положена    база    бензина.    Над    рельсами    и    дорогами    мы    должны
натянуть      провода,      которые     обтянуты     маскировочным     заштрихо-
ванным      брезентом.      Площадь      базы     маскируется     искусственными
деревьями     и     кустарником     с     разукрашенной     зеленой     шерстью.

Спустя    4    с    половиной    месяца    нас    отпускают   с   рабочей   рей-
хслужбы.

Вермахту       нужны      солдаты,      мобилизационное      расписание      уже
лежит передо мной.

В вермахт.

3    октября    1940    года.    Призыв    в   1   пехотный   запасной   баталь-
он     18    в    Вангенхаймскую    казарму    в    Билефельде-Штигхорсте.    На
мое    20-летие,    10    октября,    торжественное    посвящение    на   казар-
менном     дворе.     Затем    первый    выход    группами    в    сопровождении
унтер-офицера.       Основное       образование,      обусловленное      войной,
сокращается    до    6    недель,    проходит    на    казарменном    дворе,   -
маршировать и строиться мы умеем.

Подготовка      по      следующим      видам     вооружения:     автомат     34,
карабин    98,    пистолет    08,    легкий   гранатомет(   калибр   5   см)   и
ручная граната 24.

В действующую армию.

20     ноября     1940    года.    Загруженный    1.08    1939    рекрутами    в
Билефельде,     наш     транспортный     эшелон    отправляется    через    Гол-
ландию     и     Бельгию     к     французскому     побережью     Атлантики    в
Avranches к бухте St.Malo.

Теперь    мы    у    6    пехотной   дивизии,   в   полевой   группе   во   вра-
жеском государстве; жутко гордое чувство.

20 ноября 1940 года.

После    10    км    марша    мы    останавливаемся   у   9   роты   58   пехот-
ного    полка,    полевая    почта    №    21    199В    в    довольно   большом
местечке    Дуцей    и    находим    приют   в   просторном   отеле   «К   золо-
тому    льву»,    на    каждую   группу   из   9   человек   -   одна   комната.

Нас     вынесла     сюда     12     волна     увеличения    армии.    Формирова-
ние     новых     дивизий    происходит    так    называемыми    волнами.    Для
того,     чтобы     поддерживать     правильное    соединение,    полки    долж-
ны    отдавать    треть    своего    мужского    состава   для   новой   дивизии
и снова пополняться рекрутами.

Из     нашего     призыва,     который    сейчас    считается    старыми    сол-
датами,      быстро     вышли     помощники     действующих     ефрейторов     и
старших    стрелков,    которые    считают    себя    старыми    вояками,    они
уже         имеют         позади        победоносный        военный        опыт.

Ежедневные     занятия     на     местности     в    холодном    влажном    мор-
ском    климате    в    зимнее    время   не   пропали   даром.   Со   свойства-
ми    земли    от    земляных    валов,    обрамляющих   луга   и   пашни   Нор-
мандии,    мы    познакомились    основательно    -    «свежая    грязь    укра-
шает солдата!».

В     обеденное     время    и    по    вечерам    рота    марширует,    комроты
впереди    верхом    на    коне,   в   безупречном   порядке   по   местечку   -
к    казармам.    Население,   будь   то   старики   или   дети,   не   удостаи-
вают    нас    ни    одним   взглядом.   Это   не   ненависть   или   презрение,
это      национальная      гордость,      которую      мы     тоже     признаем.

Каждый     личный     контакт     между    нами    и    жителями    в    гастшт-
теттах,    магазинах    или    на    частных    квартирах    -    дружеский    и
происходит без сложностей.

Большое       упражнение       против      отражения      нападения      вражес-
кого    десанта,    который    растянулся    на    отрезке   территории   в   10
км,     состоится    на    мокром    снежном    покрывале,    которым    покрыта
местность.      Для      каждого      ползущего     по-тюленьи,     двигающегося
существа      уже      особенное,      мурашками     пробегающее     по     коже
ощущение.      Полностью      промокшие,     мы     достигаем     непосредствен-
но    рядом    с    известным    островом    «Mont    Saint   Michel»   Атланти-
ческого     побережья     и     побеждаем     резким     огнем     расположенные
на        пляже       Pappkameraden       (картонные       макеты       солдат).

С     одной     стороны     мы     используемся     для     обороны    побережья
против     возможного     нападения     британского     десанта,     с    другой
стороны     проводится     еженедельная     напряженная     минута     к    дос-
тижению    наивысшей    способности    к    нападению    при    осаде    и   для
победы    над    нашим,    как    мы    думаем,   последним   врагом   на   бри-
танском острове.

Оборона      побережья      вводит     нас     в     удовольствие     ежедневной
надбавки     рейхсмарками    к    нашей    солдатской    плате.    Каждую    де-
каду   -   через   10   дней   -   мы   получаем   от   рехнунгсфюрера   (касси-
ра)    по    20    рейхсмарок    в    рейхскредитных   кассовых   купюрах,   это
значительная     добавка    к    нашим    средствам,    полученным    в    осаж-
денных областях!

Мы     можем     позволить    себе    жареный    картофель    с    яичницей    -
глазуньей    из    5    яиц,    к   тому   же   полбутылки   вина!   Напряженные
дни;    однако,    радостные    и    уютные    вечера   в   маленьких   кафе   и
барах.

В    роте    проводятся    занятия    по    оружию    в    спортзале    городка.
Зал     заполнен     полностью     отдельными     группами,    которые    заняты
шаблонными      упражнениями     по     погрузке     и     транспортной     раз-
грузке,    упражнениями    по    цели    с    ружьем    и    пистолетом.   Вдруг
выстрел,    из    одного   из   пистолетов   раздается   выстрел,   пуля   летит
через    весь    зал,    ударяется   в   противоположную   стену   и   еще   раз
пролетает     рикошетом     по     плотно     стоящим    рядам    и    пробивает
знамя,     натянутое    за    стоящими    солдатскими    рядами.    Никого    не
задело!    Счастливая    случайность!    Как    это    произошло?    Один    шо-
фер,     они     были    в    большинстве    старше    нас,    мало    обученные
люди,    не    досмотрел    на   бегу   патрон   в   только   что   использован-
ном им оружии.

В      этом     зале,     украшенном     елями,     свечами     и     знаменами,
празднует    рота    святой    вечер    1940   в   очень   приподнятом   настро-
ении.    Рождество,    первое    военное    Рождество   во   вражеской   стране.

С    27    января    по    6   февраля   1941   года   мы   на   военном   поли-
гоне    Coetguidan    у    Rennes    в    Британии.   Мы   размещены   в   боль-
ших     каменных     бараках    бывшей    французской    армии.    Здесь    осо-
бенное     внимание     уделяется     боевой     стрельбе,     редким    выстре-
лам в более многочисленном соединении.

Для     того,     чтобы     сообщить     нам    впечатление    подобное    воен-
ному,     нас     обстреливает     артиллерия     редкими    гранатами,    кото-
рые    оглушительно    взрываются    недалеко    от    нас   и   осколки   кото-
рых           с           гулом           пролетают           над          нами.

Обратно  в  старые  казармы  в Дуцей.

Радостный     сюрприз:     отправка    в    охранный    полк    в    Париж.    6
пехотная   дивизия,   а   с   ней   также   и   наш   полк  58  шагают  10  июня
1940     первыми    военными    отрядами    через    Сену,    а    это    особая
честь.

Охранный полк в Париже.

14    февраля    1941    отправление    из    Avrauches,    в    тот   же   день
прибытие    в    Париж.    Жилье    мы    находим    в    одной    из   школ   в
районе     города     Yaures.     Париж,     столица     побежденной    Франции.
Находиться    здесь    в   роли   немецкого   солдата   ,   одно   это   -   уже
наполняет нас особой гордостью.

От      нас      требуется      строжайшая      дисциплина     и     безупречное
поведение.    Вечерний    отбой    для    младших    офицеров    и    команд   -
22 часа.

Облегчение      в      форме,     как     незастегнутая     верхняя     пуговица
воротника,    появление    без    головного    убора   или   курение   на   ули-
це    -    запрещены.    По    приказу    главного   командования   вермахта   в
городе    Париже    разрешено    пребывание    лишь    тех    солдат    и    не-
мецких     гражданских     лиц,     присутствие     которых    необходимо    из-
за  служебных    оснований.

Для     охраны    всегда    выделяется    один    из    трех    батальонов.    С
полудня    до    полудня    следующего    дня    проходит    24   часовая   вах-
тенная      служба,      после      этого      мы     48     часов     свободны.

Это    значит:    до    обеда    строгие    навытяжку    упражнения    в    мар-
шировке,     особенно     муштруются     владение     оружием     и     строевой
марш    -    парадный    марш    -    представление   военного   отряда,   кото-
рые       являются       доказательством       обученности      и      единства.

Старые     солдаты,     еще     активно     обучаемые,    имеют    честь    зас-
тупать    в    карауле    у    Триумфальной   арки,   у   городской   комендату-
ры    и    т.д.    Нас,    еще    недавно    обучаемых,    посыпают    в   менее
блестящие    места,    как,    к    примеру,    меня   на   охрану   вокзала   в
«Gare doNord» Парижского Северного вокзала.

Здесь     начальная     и     конечная    станция    поездов    с    отпускника-
ми    из    Германии    и    в    Германию,   так   что   этот   вокзал   всегда
заполнен     немецкими     солдатами.     Большой     зал    ожидания,    обслу-
живаемый     Красным     Крестом,     -     единственная     возможность    пре-
бывания     во     время     часто     длящегося    часами    ожидания.    Чтобы
никто   не   выходил   в   город   или   даже   не   ступал   на  площадь  перед
вокзалом        -        одна        из        наших       охранных       задач.

Свободное     от     вахты     послеобеденное     время     мы     имеем     для
свободного      распоряжения.      Благодаря      свободным      поездкам      в
метро,     мы    имеем    возможность    познакомиться    со    всеми    уголка-
ми    и    укромными    местечками    большого    города.    Кто    не   специа-
лизируется    только    на    определенных    местах,    может    многое    уви-
деть  и   открыть   для  себя.

Посещение,     как,     например,     Версальского     замка,     Собора     ин-
валидов     были     мне     рекомендованы     и     предприняты     мною.    На
Эйфелеву     башню     мы     взбираемся     по    винтовой    лестнице,    лифт
не работает.

Благодаря      быстрому      окончанию     военного     марша     по     Франции
с     малыми     разрушениями     -     Париж     остался     неразрушенным    -
жизнь    и    экономика    протекают,    в   некоторой   степени,   в   нормаль-
ном русле.

Магазины,     бары,     кафе    заполнены    товарами    и,    что    для    нас
важнее,     снабжены     всеми    напитками.    Здесь    для    нас    кончается
фронтовое     военное     положение,     на    одну    рейхсмарку    мы    можем
снабдить    себя    не    роскошью,   но,   все   же,   относительно   достаточ-
но.

Мы     принимаем     участие    в    траурном    марше    по    случаю    смерти
немецкого     адмирала,     который     проводится     от     здания    морского
министерства    на    Place    de    la    Concorle    до   церкви   Madalaineu.

Пять    недель    для    «охранного    попка    Парижа»    подходят    к    кон-
цу,    это    было    прекрасное   время.   Хотя   город   занят   очень   малым
количеством     немецких    войск,    мне    неизвестно    ни    одного    инци-
дента с населением.

Солнце      всходит,     приближается     Англия.     Три     успешных     воен-
ных     похода     против     Польши,     Норвегии     и    Франции    произвели
уверенность    в    победе.    Мы,    младшие,    до    этого    лишь   зрители,
тоже    хотели    бы    участвовать    в   этих   мировых   политических   пере-
менах,     оправдать     доверие    нашего    Отечества,    побить    последнего
врага.     Эрмельканал     (морской    рукав    между    Англией    и    Франци-
ей),    долгий    марш    по    Англии    и   Шотландии   занимают   наши   мыс-
ли.

Приказ     об     отъезде    получен!    Приказ:    строжайший    контроль    за
багажом!     Могут     отправляться     только     предписанные     вещи,    все
другое    остается,    брошенное    на    большую   кучу,   и   будет   сожжено.

Восточная Пруссия.

20    марта    1941    года.    Мягкие    весенние    ветры   дуют   над   Пари-
жем.    Вечером    нас    погрузят    в    товарные   вагоны   и   через   Бель-
гию    и    Голландию,    через    Оснабрюк,    Мелле,    Берлин   и   Франкфурт
на      Одере      отправят      в     Сенсбург     в     Восточной     Пруссии.

Разгрузка     происходит    ночью,    25    марта.    Против    ледяного    вет-
ра    со    снегом    мы    маршируем   12   км   до   Праускена.   У   Готтлиба
Манира    и    его    жены    наша    группа    находит   по-мазурски   простой,
но    очень    сердечный    прием.    В    покрытом    соломой    блочном   доме
мы     вдевятером    спим    на    дощатом    полу    в    маленькой    комнате.
Наши    оба    пожилых    хозяина    беседуют   с   нами   в   первый   раз   по
теме    -   Россия,   для   нас   это   полностью   ново.   Страх   перед   рус-
скими    еще   с   1914   года,   в   то   время   казаки   оккупировали   мест-
ность.

Теперь    в    служебном    плане    стоит    только    знакомство    с    мест-
ностью.    В    глубоком    снегу,    с   высотой   снежного   покрова   до   65
см      мы      обнаруживаем      покрытые      снегом      Мазурские     озера.

Марш   к  границе.

8     апреля     1941    года.    Отправление    войск    в    направлении    на
восток.     После    50    километрового    ночного    маршевого    этапа,    мы
растягиваемся     вокруг     множества    озер    старой    литовской,    теперь
советско-русской     границы.     Через     деревни,    булыжник    в    которых
величиной     с     кошачью    голову    причиняет    мучение    нашим    ногам.
Через    город    Летцен    и    через    Роминтенскую    равнину    мы   дости-
гаем      после     175     километрового     марша     Выштытерского     озера,
местечка     Зеефельден.     Наша    группа    размещается    в    жилой    ком-
нате        у        деревенского        кузнеца        Густава        Нойманна.

На     холмистой,     большей     частью     открытой     местности,     отраба-
тывается     нападение.     Ничего     не     прощается    нам;    от    каждого
требуется     до     последнего:     отработка    упражнений    под    обстрелом
врага,     в     коротких,     быстрых    прыжках,    ползание    по-пластунски,
по-тюленьи,       скольжение;       препятствия,       трамплины      по-зимнему
сырой      земле,     частично     с     приспособлениями     против     газовой
атаки     -    заполняют    целый    день.    Затем    части    собираются    на
обнаженной     высоте,     с     которой     хорошо     просматривается    мест-
ность    для    упражнений,    стоят    на    холодном    восточном    ветру   и
выслушивают     долгую     критику     маневров,     сначала     от    командира
батальона    гауптмана    фон    Йозендорфа,    затем    от    командира    пол-
ка - полковника  фон Трешкова.

Место     остановки     нашей     роты     -     школьный     двор     непосред-
ственно    на    берегу    у    южного    края    Выштытерского   озера,   кото-
рое    здесь    имеет    ширину   500   м   и   образует   границу   с   Литвой.
Литва,     также    как    Латвия    и    Эстония,    были    оккупированы    10
месяцев      назад,      17     июня     1940     года     Советским     Союзом.

В      течение     ночи     раздаются     отдельные     выстрелы,     издаваемые
от    русских    пограничных    постов    в    нашу    сторону.    На   отвесном
склоне    к    озеру    и   поэтому   перед   глазами   русских   мы   тренируем
бросание    Sharfer    (ручных    гранат),    и   Scharf-стрельбу   из   винтов-
ки,      пулемета      и     гранатомета.     Случайность     или     намерение?

Воинская    часть    должна    один    раз    в   неделю   привыкать   к   нату-
ральной     пище.    Помощник    повара,    старший    ефрейтор    Кикут    обя-
зан    ходить    с    косой    за    крапивой    для    полевой   кухни.   Также
готовится            салат            из           листьев           одуванчика.

Что     это     все     значит?    С    Советским    Союзом    мы,    все    же,
имеем    пакт    о    ненападении.    Наш    командир   роты,   старший   лейте-
нант    Леймброкк    уже    высказался,    как    бы    между    прочим    -   и
почти     никто    не    поверил    ему:    «Дело    идет    против    России!».

Слухам     о     праве     прохождения     наших     войск     по     Советскому
Союзу    для    того,   чтобы   выступить   против   британцев   в   Индии   или
на            Ближнем            Востоке,           верит           большинство.

16    мая    1941    года.    Мы    передвинулись    на    несколько    километ-
ров    южнее,    к    Wrzajay    -    бывшему    треугольнику   трех   стран   -
Литвы,     Польши,    Германии.    Для    нас    начинается    полевая    охран-
ная    служба    на    границе.   В   течение   ночи   мы   патрулируем   вместе
с    таможенниками,    а    днем    мы    имеем    наблюдательный    пункт   под
крышей    сарая,    со    стереотрубой.    По    ту    сторону   русский   убрал
дома    и    деревни,    только    изредка    можно    видеть   отдельных   рус-
ских солдат.

10     июня     1941    года.    Снова    перемещаемся    на    несколько    ки-
лометров     южнее    к    Рутка-Тартаку    в    местности    Сувальке.    Приют
мы    находим    в    одном    сарае,    отдаленном    от    границы    примерно
на   4   км.   В   сентябре   1939   года   русские   были   здесь   14  дней  и
взяли    с    собой   все,   что   не   было   накрепко   прибито   гвоздями   и
закреплено    гайками,    даже    оконные    стекла    и    дверные   ручки.   В
этой     бывшей     польской    местности    мы    получаем    первые    восточ-
ные    впечатления,    многое    здесь    проще   и   другого   склада   (харак-
тера).

Мы      привлечены     к     охране     склада     боеприпасов.     Здесь     мы
можем     наблюдать,     как     пара     аистов     кормит    своих    птенцов.

В     лощине     леса     наш     священник     дивизии     Freiherr    (фрейер)
Гейер     фон     Швеффенбург     проводит     полевую     католическую    боже-
ственную  службу.

20    июня    1941    года.    Мы    перемещены    плотно    к   границе.   Наша
группа    разбивает    палатки   в   одном   из   садов.   В   каждом   доме   и
в    каждом    сарае,    под    каждым    деревом    и    кустом    лежат    или
стоят военные и транспортные средства.

21    июня    1941    года.    Нам   делают   укол   в   грудь   против   дизен-
терии,     прививку,     которую     сильно    чувствуешь    некоторое    время.
Однако,    это    свободный    от    службы    день.    Наши   обнаженные   вер-
хние         части        тела        наслаждаются        теплым        солнцем.

Последствия;      солнечный      ожог,     который     нам     в     последующие
дни    доставляет    дополнительные    мучения.    В    течение    дня    стано-
вится     предельно     ясно:     дело    идет    против    Советского    Союза!
Слухи    о    прохождении    через    Россию    для    того,   чтобы   выступить
против    британцев    на    Среднем    Востоке    или    в   Индии,   лопаются.
Спокойно,    но    серьезно    и    напряженно    мы    ожидаем    событий.    Я
нахожусь   сейчас   на   том   же   самом   рубеже,   где   мой   отец   в  июне
1915    года,    в    26    лет,    сражался    против   русских   недалеко   от
Кальварше.     Начинается     большая     подготовка.     Нагружается     транс-
порт.     Боеприпасы,     оружие     и     приборы,     продовольствие,     вещи
для    починки    обуви,    ремонта    одежды,    канцпринадлежности    -    ук-
ладываются     на     покрытые     тентами,     запряженные     двумя    лошадь-
ми      боевые      телеги.      Пионеры      (солдаты-саперы)     устанавливают
удлиненные    и    овальные    заряды    в    гранаты.    Мы,   стрелки,   обма-
тываем     все     металлические     части     наших     орудий    и    приборов
тканью    для    того,    чтобы    избежать    бряцанья    во   время   перехода
в боевую готовность.

С    наступлением    темноты    пробил    наш    час.    В    22    часа    рота
становится    в    строй,    готовая    к    военному   походу.   Наш   командир
роты     зачитывает     приказ     фюрера:    «В    этот    момент    происходит
военное     выступление,    которое    по    масштабам    и    объему    являет-
ся    самым    грандиозным,    которое    до   сих   пор   видел   мир.   Задача
фронта    теперь    больше    не    защита    отдельных    стран.   А   сохране-
ние   Европы   и,   вместе   с   тем,   спасение   всех...   Поэтому   я  сегод-
ня    вновь    решил    отдать    судьбу    и    будущее   немецкого   рейха   и
нашего    народа    в    руки    наших    солдат.   Да   поможет   нам   Господь
Бог  как раз в  этой борьбе!».

Взводы      и      отделения      отправляются      на     исходные     позиции.
Избегается     каждый     шорох.    Под    конец    отдельные    стрелки    под-
ползают     по-тюленьи     почти    на    сто    метров    к    ограждению    из
колючей проволоки, которое означает границу.

И    вот    мы    лежим,    наедине    со    своими    мыслями   в   мокрой   от
росы     траве    под    ясным    звездным    небом    ранней    летней    ночи.
Теперь     много     часов    для    размышления.    Слышать    и    читать    о
победоносных   действиях   и   быть   от   этого   в   восторге   -   это  одно;
а    стоять    перед    этой    задачей   и   быть   вынужденным   оказаться   в
ситуации   «не   на   жизнь,   а   на   смерть»   -   это  другое.  «Что  будет,
когда    придет    приказ    к   нападению?»   «Что   там   за   двумя   сотнями
метров,     которые     отделяют    нас?»    «Полевые    позиции    или    доты?
Насколько    сильно    они    охраняются?»    «Как    будет    во   время   ата-
ки,    при    сильном    ответном    огне?»    «При   взятии   укреплений   про-
тивника,      как      будет      в      схватке      «один      на      один»?»
Мысли    о    ранении    и    смерти    проносятся    в    голове.   Но   немец-
кий    солдат    до    сих    пор   побеждал;   эта   мысль   придает   силы   и
мужества.        Только        очень        медленно       проходит       время.
Я     вспоминаю     многие     военные    эпизоды    из    романа    «Война    и
мир» Толстого. Война с Наполеоном.

Что вызвало это чрезвычайное событие?
Каковы были его причины?

Историки       говорят       с      наивной      самоубежденностью,      причины
этого     события     были     во    властолюбии    Наполеона...    Солдаты    и
генералы    -    дипломаты    -    коммерсанты    -   члены   английского   пар-
ламента     видят     другие     основные     причины.    Для    нас    остается
непостижимым,    что    миллионы    христиан    истязали    и    убивали    друг
Друга,     потому     что     Наполеон     был     властолюбив...     и     т.д.

ПЛАН БАРБАРОССА

Боевой поход  против России.

22    июня    1941    года,   воскресенье,   начало   лета.   3   часа   и   как
раз    уже    светает,    тут   мы   слышим   и   видим,   как   наши   самолеты
летят    на    Восток.    Они    атакуют    лежащую    в   нескольких   километ-
рах    перед    нами    местность    Кальварию.    Теперь    и   наша   артилле-
рия открывает огонь.

3      часа      5      минут,      когда     раздается     команда:     вперед!
Чудовищное      напряжение     в     груди,     совершенно     осторожно     че-
рез    колючую    проволоку    -    через!    Мы   перепрыгиваем   через   плос-
кие           земляные           валы-препятствия           на          границе.

Никакого       сопротивления!      В      нас      ни      одного      выстрела!
Напряжение       проходит,      настроение      подымается.      Первый      шаг
в    эту    большую   неизвестную   страну,   в   логово   медведя   -   сделан.

Мы      вглядываемся     в     далеко     обозримую,     холмистую,     открытую
местность    с    кое-где    растущими    кустарниками   и   деревьями.   Справа
доносятся        выстрелы,       но       против       нас       нет       огня.

После     первого     взятия     местности     приходит     приказ     соорудить
место     для     обороны     для     того,    чтобы    перехватить    возможный
ответный    удар.    Однако,    вскоре    выясняется,    что   ожидать   нечего,
и продвигаемся дальше.

Через      несколько      километров      мы     стоим     перед     оборудован-
ным     бетонным     убежищем.     Плотная     мощная     маскировочная     сте-
на    из    кустарника    препятствует    обозрению    и    стрельбе.    Очевид-
но,     им     не     хватило    времени    оборудовать    убежище    полностью.
Без    труда    мы    входим    внутрь,    соседняя    рота   нашла   еще   одно
убежище     и     пытается     бросать     ручные    гранаты    через    бойницы
(амбразуры),     что    им    не    удается    раз    за    разом.    Окруженные
Иваны     прилежно     отстреливаются     -    падают    наши    первые    ране-
ные.

Мы      непрерывно      продвигаемся      вперед.     Справа     мы     наблюда-
ем,    как    одна    рота    оказывает    сопротивление    русскому   пулемету.

Около    10    часов    у    нас    первое    знакомство   с   русскими   истре-
бительными     самолетами     (Ratas),    которые    обстреливают    из    пуле-
мета      нашу,     растянувшуюся     длинными     рядами,     роту.     Очереди
ударяют    непосредствнно    рядом    с    нами,    но   не   причиняют   вреда.

После    обеда    у    нас    еще   в   ушах   звенят   выстрелы   -   продвига-
емся     дальше.     Теперь     Иван    приближается    с    эскадрильей    бом-
бардировщиков.

Тяжело     и    медленно    они    ползут    к    нам,    кажется    на    малой

высоте.    Наши   егери   на   месте   и   сбивают   один   за   другим,   всего
пять,    за    ними    оставшихся;    еще    перед   нашей   линией   оставшиеся
сбрасывают,                обороняясь,                свои                бомбы.

Это    превосходство    придает    нам    мужества,    как    также    и    дей-
ствительно     сердечный     прием     литовского     населения.     Со     всех
сторон   они   выходят   из   домов   и   дворов,   несут   яйца,  сыр,  хлеб  и
воду.

Первая    цель    дня    достигнута    к    вечеру,    после   42-х   километро-
вого    взятия    местности.    Мы    разбиваем    свои   палатки   на   окраине
деревни на берегу озера.

23    июня   1941   года.   В   5   часов   мы   уже   в   марше   к   Метел(ю),
который    должен    быть    перейден    до    Приная.    Был   приказан   безо-
становочный    быстрый    бросок.    Солнце    печет,    жаркий    день,    Люди
и    кони    теряют    сознание   от   изнеможения,   их   кладут   на   обочине
дороги      или      тащат      за      собой     и     продвигаются     дальше.

На     обочине    дороги    мы    видим    свежие    могилы:    старшего    лей-
тенанта    Кмедсена    и    пятерых    мужчин   из   нашей   3   роты,   которая
относилась      к      оснащенным      велосипедами     впереди     двигающемуся
отделению.

Литовцы,     вооруженные     русскими     орудиями,     с     восторгом     мар-
шируют    рядом    с    нашими    колоннами.    Население    выносит    в   вед-
рах питьевую воду.

В    3    км    перед    Метел(ем)    наконец    остановка.   В   400-х   метрах
от     впереди     двигающегося     нашего    переднего    отделения    взлетает
в   воздух   мост   -   15   часов   32   минуты.   Теперь  у  нас  есть  время.
Положение     должно     быть     выясненным.     Длинная     колонна     разме-
щается    на    местности.    Наш    взвод    размещается   справа   от   песча-
ной    дороги.    Неясная    позиция    врага    все    время    принуждает    к
длительным      остановкам.      В     глубоком,     вдолбленном     транспортом
и     копытами     лошадей,    прогретом    солнцем    песке    наше    измучен-
ное    тело    находит    тогда    каждый    раз    приятный    отдых.    Только
около    полуночи    мы   у   цепи,   после   50   км   марша   мы   находим   в
сарае ночное пристанище.

24    июня    1941    года.    Только    сейчас    нас    догнала   наша   поле-
вая    кухня.   В   котле   уже   прокис   суп,   но   наш   смертельный   голод
заставил нас проглотить его.

В    то    время,    пока    через    Метель    сооружается    понтонный   мост,
по    которому    сначала    должна    пройти   танковая   дивизия,   мы   всту-
паем    в    борьбу    с    лесным    пожаром,    вспыхнувшем    в    результате
артобстрела.     Лопатами     и     песком     мы     пытаемся    препятствовать
распространению огня.

24    июня    1941    года.    При    этом    мы    наталкиваемся   на   брошен-
ную    русскими    пехотную    позицию.    В    густой    чащобе,    по    обеим
сторонам    лесной    дороги    мы    видим    окоп    на    окопе   в   большом
числе.    Узкие,    круглые    окск/ы,    без    земляной   насыпи,   незаметные
с      небольшого     расстояния.     Настроение     становится     озадаченным:
что   бы   было,   если   бы   они   были   заняты   и  нам  бы  нужно  было  их
брать?

От Метеля до Дюна.

Наполеон     перешел     22     июня     Неман     (Metel),    мы    переправля-
емся    25    июня    1941    года   по   понтонам,   которые   положены   рядом
со     взорванным     мостом.     Первое     естественное    препятствие    пре-
одолено.     Теперь     маршировать.     Наше,     впереди     идущее    отделе-
ние,     разведывательное     отделение     нашей     дивизии     и     танковые
дивизии     неумолимо     тянутся    вперед.    Через    несколько    дней    мы
покидаем    Литву    и    вот    мы    уже    в    бывшей    Восточной   Польше,
оставленной    Советами    в    1939   году.   Также   и   здесь   мы   получаем
очень     приветливый,     но,     правда,     более     малочисленный     прием
населения     -     они     рады     быть     освобожденными     от     русских.

Дальше     проходим    через    Пуста    Руднока    -    лес,    степь,    много
песка     и     мало    деревень.    Мы    длительно    закутаны    в    пыльное
облако,    которое    вызвано    впереди    нас    идущим    транспортом,    как
также      14     моторизированной     оборонительно-танковой     ротой,     ко-
торая    принимает    на    себя    в    бою    при    перевесе   сил   танковую
защиту    маршколонны.    К    счастью,    им   не   нужно   вступать   в   дей-
ствие,   из   3,7   см   пушки,   как   скоро   выясняется,   только   «грохочу-
щие приборы».

Кое-где     имеются     в     наличии    отдельные    5    см    противотанковые
орудия,     а     на    каждый    батальон    распределены    запряженные    ло-
шадьми     легкие     полевые     гаубицы     для     противотанковой    обороны
калибром    10,5    см,    которые,   все   же,   при   слишком   быстро   нара-
стающей     опасности,    слишком    тяжелы.    К    нашей    дивизии    причис-
лена    пулеметная    рота    воздушной    контразведки    с   2   см   одинако-
выми       парными       орудиями       на      собственном      передвигающемся
лафете,    которые    хороши    для    воздушной    обороны,    а    также   на-
земных целей.

Палящий     зной,     безоблачное     небо     -     русский     континентальный
климат     требуют    последних    телесных    и,    прежде    всего,    волевых
усилий     от     марширующих,     всячески     обвешанных     и    загруженных,
пехотинцев,    одетых    в    толстую    суконную   форму   да   еще   с   длин-
ными     кальсонами     под     форменными     брюками.     Иногда     наступает
головокружение      от      перенапряжения.      Сильная     поддержка     исхо-
дит    от    маршевой    колонны,    где    впереди,    по    бокам    и   сзади
идущие    крепко    вовлекают    в    единый    ритм.    К   тому   же   знание:
если    ты    упадешь,    ты   останешься   лежать   один   на   обочине   доро-
ги     «на     пожирание    стервятникам»,    повсеместно    сидящим    в    ле-
сах     русским    солдатам    и    партизанам.    Что    тебя    подберут    на
телегу   -   исключено,   так   как   лошадям   еще   хуже,   чем   людям.   Они
отдают    последние    силы,    и    иной    конь    падает.    Сами   извозчики
вынуждены идти пешком.

Наш     пулеметчик     Вернер     Денеке     получает     во     время     марша
тяжелое    раздражение    слепой    кишки,    он   корчится   от   боли,   одна-
ко    вынужден    до    вечера   маршировать   дальше,   ни   одна   телега   не
может      его      подобрать,     повозки     перегружены     «через     край».

Мы     совершаем    ежедневные    марши    до    55    км    -    и    это    по
полевым    и    лесным    дорогам.    С    болотами    и    глубокими   песчаны-
ми     местами,     в     которых     застревают    телеги    и    вытаскиваются
всеми     объединенными     усилиями,     чем     каждый     раз     значительно
нарушается     ритм     марша     и     становится     маршем     «под    губную
гармошку».

На    Восточном    фронте    на    немецкой    стороне    с   41   по   45   год
использовались         более         чем         2         млн.         лошадей.

Наша    6    пехотная    дивизия,    как    почти    и   все   другие   пехотные
дивизии,    имеет    лошадей,    только    к    ней   принадлежат   6000   лоша-
дей.

Однако,      наши      военные     телеги,     добротно     укрытые     резиной,
для    этих    дорожных    условий   слишком   тяжелы,   и   время   от   време-
ни    в    одну    телегу    вынуждены   впрягаться   по   4   лошади.   Хорошо,
что     каждая     рота    получила    маленькую,    запряженную    одной    ло-
шадью    телегу,    и,   к   тому   же,   запряженную   одной   лошадью   пехот-
ную     повозку    для    пулеметов,    легких    гранатометов    и    боеприпа-
сов.

Протяженность       маршевой      колонны      нашей      дивизии      составля-
ет    70    км,    поэтому   большей   частью   маршируют   по   двум   дорогам.

Иногда    подъем    около    2    часов,    затем    построение    рот.    Затем
сбор     батальонов,    затем    полков,    приведение    в    порядок    множе-
ства      запряженных     военных     повозок     требует     много     времени.
Маршевая     колонна     должна     быть    выстроена    уже    по    плану    и
каждый     раз     должна     быть     в    состоянии    отразить    неожиданное
вражеское    нападение.    Большие,    дремучие    леса    еще    могут    скры-
вать в себе всяческие тайны.

Остановки     в     марше     делаются     особенно    регулярно    из-за    по-
шадей    -    каждые    2    часа.    Стальные    каски    и   полевые   фуражки
служат     вместо     подушек,     сваливаешься     как    убитый    и    тотчас
засыпаешь.     Затем     жестокая,     как     волна,     набегающая    издалека
канонада,       возвращающая      нас      к      суровой      действительности.
«Подъем!»     Этот     мучительный     подъем,     когда    шатаешься    и    не
можешь    прочно    держаться    на    ногах,   боли   как   в   тиски   зажатых
ногах,    трение    песка    во    вскрытых    санитаром   в   последний   вечер
пузырях,    а    также    чувство,    как    будто    стоишь    на    «резиновых
шарах»,     причиняемое     новыми     пузырями!     Лишь     очень     медленно
ноги     входят     в    равномерную    ходьбу.    Как    оазисами    блаженства
кажутся    нам    тени    придорожных    деревьев.    Только   один   раз   раз-
решается     остановиться     там,     прилечь    и    расслабить    конечности.
К    вечеру    вытягиваются    шеи    и    ищущие    взгляды   исследуют   лежа-
щую    перед    нами    местность,    пригодную    для    передышки    или   об-
нюхивают    воздух,    нет   ли   поблизости   воды,   так   как   берег   озера
или    реки    часто    выбирается    для    бивака.    Наконец,    у    дневной
цели,    сначала    все,    что   возможно,   сразу   снимается   и   раздевает-
ся.    На    ногах,    на   коленях   мы   больше   не   можем   стоять   -   по
четыре     человека    пристегивают    ремни    к    своим    палаткам.    Кара-
бин    служит    несущей    опорой    посередине,    а    стальной    шлем    на
верху    палатки    -    крышей    от    дождя.    Принимается    пища    -   во
время    марша    уже    сварился    суп    в    полевой    кухне.   Если   есть
вода   для   купания   -   ничего   кроме,   как   туда!   Это   действует   как
отпуск    для    отдыха.    Скверно,    когда    бывают   замечены   или   заяв-
ляют    о    себе    русские   в   лесах,   тогда   лес   прочесывается.   После
мучений    дня    от    2   до   4   км   по   кустарнику   и   чащобе   требуют
последних      физических     резервов.     Выставляется     полевая     охрана,
это    охрана    в    группах    по   10   человек,   которые   занимают   пози-
цию   на   расстоянии   от   1   до   3   км   от   основного  лагеря.  Спим  по
4    человека   в   палатке   на   голой   земле,   которая   заранее   исследу-
ется    на    муравьев.    Иногда    бывает    теплее    от   нагретого   жарким
русским     солнцем     песка,     на     котором    хорошо    спать.    Одеялом
служит расправленная полевая гимнастерка.

После    того,    как    нас    достигли   первые   сообщения   о   победах,   о
невероятных     победах,     о     невероятных     потерях    людей    противни-
ка,     материала    и    земли,    мы    уже    представляем    себе    полевой
марш    подходящим    к    концу,   и   ведем   себя,   соответственно,   легко-
мысленно.     Некоторые     камерады     отделяются    по    вечерам,    «воору-
женные»    только    кухонной    посудой,    к    лежащим    в   стороне   домам
и    хуторам,    для    того,   чтобы   отыскать   молока.   Русские   приветли-
вы,   и   всегда   идет   депо   хорошо.   Или   на   полевой   охране,  где  мы
в     победоносном     высокомерии     не     чувствуем     угрожающей     опас-
ности и ведем себя, как в кемпинге.

Наше       питание,      обусловленное      трудностями      передвижения      и
жарой    -    не    лучшее.    Нет   масла,   только   колбаса   из   консервных
банок    и    чуть    хлеба.   Чай   из   ягод   ежевики,   листьев   березы   и
других    листьев    (бывает)    вкусным    только    горячим    из-за    плохой
воды большей частью  из ручьев и  рек.

12    июля    1941    года.    В   полдень   мы   переходили   старую   польско-
русскую    границу.    Ландшафт    почти    не   изменяется,   только   поля   и
пастбища     принимают     большие     размеры,     из     края    мелких    хо-
зяйств    мы    переходим    в    край    колхозного    хозяйствования.    Спус-
тя    3   недели   марша   наше   тело   привыкло   к   нагрузкам.   Пузыри   на
ногах    подзажили    и    на    ступнях    образовались    толстенные   мозоли.

Мы     уже     верим,    убегающего    противника    нам    больше    не    дос-
тигнуть,     мы     стоим    перед    осажденной    «линией    Сталина»!    Важ-
нейшая   часть   здесь   -   город   Полоцк   с   его   мостом   через  Даугаву.
18    и    27   полки   начинают   нападение.   15   июля.   После   артиллерий-
ской    подготовки    мы    остаемся    в    резерве.   Все   складывается   как
нельзя    лучше,    для   нас   остается   только   уборка   и   чистка   бунке-
ров и полевых позиций.

Какое    большое    счастье    мы    имели    раньше,    мы    заметили    толь-
ко    тогда,    когда    были    вынуждены   пробираться   через   едва   замет-
ные,     ловко     натянутые     препятствия    из    проволочных    заграждений
через    кустарник,    пес    и    болото.   Некоторых   русских   можно   найти
еще     в    этих    местах,    на    одном    аэродроме    стоит    оставленный
русский самолет.

Найденный     сухой     хлеб,     который     остался     стоять    в    мешках,
пригодится    нам.    Наши    2    нападающих    полка,    дополнительно    под-
держиваемые     двумя    батареями    с    21    см-мортирами    и    8,8    см-
зенитной    батареей,    внедрились    в   5   часов   на   двух   очень   узких
отрезках    в    «сталинскую    линию».   В   11   часов   они   прорвали   рус-
ские      позиции      и      окружили      их      с     фланга     и     тыла.

Взяты     104     бетонных    дота    и    800    пленных.    Русским    удалось
взорвать    3    моста   через   Даугаву   у   Полоцка.   Незадолго   до   того,
как    их   настигли   наши   наступательные   отряды.   После   того,   как   5
роте    18   пехотного   полка   удалось,   в   17   км   юго-восточнее   города
на     восточном    берегу,    соорудить    переправу,    наши    пехотинцы    в
течение    24    часов    строили    военный    мост    в   154   м   длиной   -
пригодный      для      проезда     всех     наших     транспортных     средств.

Благодаря    этому,    нам    выдался    один    из    редких    дней    отдыха,
третий   за   4   недели.   Дни   отдыха   -   это   дни  стирки.  На  реке  или
озере      стираются      ежедневно      по-новому      насквозь     пропотевшие
рубашки,    кальсоны,    воротничок    и    все    надевается    вновь,    когда
просушится    на    солнце.    Для    второго    гарнитура   не   нашлось   мес-
та.      Также      не      забывается      чистка     сапог     и     портупеи.

От Даугавы до Межи.

18     июля     1941     года.     Дело    идет    дальше!    Справа    остается
Витебск;    нам    встречается    очень    большая    колонна    пленных,    ох-
раняемая     только     несколькими     немецкими    солдатами.    Через    раз-
рушенный      и      сожженный      Велиж      тянутся     измученные     долгим
маршем    воинские    части    58    пехотного    полка   и   26   июля   непос-
редственно     за    окраиной    города    присоединяемся    к    идущим    впе-
реди     нас     танковой    и    мотодивизиям.    Наш    ком.    роты    теперь
лейтенант Шмакке.

27     июля    1941    года.    Воскресенье,    мы    выходим    в    5.30    на
разведывательную    акцию    у    нашего    левого    соседа,    у   26   пехот-
ной    дивизии.    Она    была    в    непосредственной   близости   от   врага,
однако    русский    отступил    далеко    назад,    и    мы   занимаем   надеж-
ную     позицию    на    северо-западной    окраине    Велижа    до    следующе-
го    дня.    Нам    выпадает    несколько    часов    отдыха   с   купанием   в
Двине.    Тяжело    досталось    нашей    6   роте,   из-за   бомбового   налета
она    потеряла    4-х   человек   убитыми,   18   раненых,   к   тому   же   15
убитых    лошадей    и    полная    потеря    или    повреждение    почти   всех
орудий и транспортных средств.

29    июля    1941    года.    В    4   утра   мы   маршируем   восточное   реки
Двины,    затем    дальше    по    Меже    в    северном    направлении.   Точно
также и на следующий день.

31     июля    1941    года.    В    послеобеденное    время    мы    переходили
почти    100-метровый    мост    через    Межу.    Пока    последний    этап   в
15     километров     проходили     по     «Кадавервальду»,    усеянному    тру-
пами    животных,    лесу:    сотни    вздутых    трупов    лошадей   лежали   в
беспорядке      в     лесу     и     распространяли     смердящий     гнилостный
запах;        результат        боя        кавалерии        против        танков.

Мы      достигаем     Каткове,     маленькой     деревни,     красиво     распо-
ложенной     на     возвышенности     в    холмистом    ландшафте    с    полями
•   и   лугами.   Справа   от   нас   большое   озеро,   озеро   Путно,   а   на
севере     и     востоке     оно     окаймлено    большим,    дремучим    лесом,

От     Рудкатарта     до     Каткове     мы     промаршировали     свыше    1000
км    за    6    недель    по   палящему   зною   и   пыльным   песчаным   доро-
гам.

Каткове, Крысы, Бол-Борок

31     июля     1941    года    -    дальнейший    марш    кажется    приостано-
вился.     Мы     должны    занять    место    14    (Саксонской)    моторизиро-
ванной    дивизии.    Из-за    тяжелых    боев    она    понесла   большие   по-
тери    и    была   вынуждена   отступить   под   натиском   врага.   «Ну,   да!
Мото-солдаты,    это    не    настоящие    пехотинцы!»    -   так   думаем   мы.

Приказано     обустроить     позицию,     выстроить     HKL,     главную     бо-
евую     линию.     С     самого     начала    нашего    полевого    марша    мы
конфронтируем.    И    с    этим   понятием   и   с   этой   деятельностью.   До
поздней    ночи    мы    роем    наши   окопы   в   твердой,   высохшей   земле.
Невесело,   а   что   будет   еще?   Иван,   все   же   готов   выиграть  войну!

Die     HKL     (Главная     боевая     линия).     Установлена    протяженность
фронта     для     роты.    Точно    установлено    присоединение    справа    и
слева,     взводам     указаны     их     участки-отрезки.     Теперь     каждый
стрелок    строит    свой    окоп-прикрытие,    затем    от    окопа   к   окопу
прорываются     траншеи,     чтобы     можно     было     проползти,     которые
наскоро    углубляются.    Окоп    в    сырой    земле.   У   пехотинца   всегда
есть     шанс:     позиции     для     стрелков    укрепляются,    выстраиваются
места    для    пулеметов.    На    случай    дождливых    дней,    моделируются
выемки     в     окопной     стене,     которые    сохранят    сухое    спальное
место    с    прикрытием    из    плащ-палатки.    Если    позиция    предназна-
чена     для     более     длительного     времени,    выкапываются    групповые
окопы,     покрытые     балками    и    землей.    Жизненно    важна    глубокая
крытая    траншея    для    пробежки    назад:    к    раненым,   связистам,   к
боеприпасам,     подкреплению    и,    нельзя    даже    подумать    об    этом,
последнее    убежище,    когда    должны    будут    уничтожены    все    связи.
Для     копания    мы    имеем    в    своем    распоряжении    лишь    короткую
пехотную     лопатку,    важнейшее    орудие    наряду    с    карабином.    Она
покоится,    прикрепленная    ремнем,    готовая    к    схватке    с    врагом,
ее    сталь    служит   защитой   в   области   сердца.   Острые   края   служат
топором    при    рубке    кустарника    и    тонких    деревьев,    ею    также
можно    щипать    лучину    для   костра.   Она   причисляется   к   оружию   в
Рукопашной борьбе.

1     августа     1941     года.     Наша    рота,    усиленная    противотанко-
вым    орудием,    в    качестве    подстраховки    отодвинута    внутрь    леса
на    2    километра.    Место    называется    Крысы,    просека    около   300
метров,    на    которой   стоят   отдельные   стога   сена   и   шоры.   Подчи-
ненный     нашему     полку     кавалерийский     экскадрон     под    предводи-
тельством    барона    фон    Беззепягера    продвигается    отсюда    в   глубь
леса    в   целях   разведки.   Вскоре   он   натыкается   на   слабого   врага.
Каждый    мужчина    ведет    в    укрытие   по   3   коня,   оставшиеся   начи-
нают    бой.    Русский    отступает.    Никакой    опасности!    Одного   взво-
да    достаточно    на    этом    форпосту,   2   взвода   были   откомандирова-
ны на HKL.

Наш     1     взвод     под    командованием    лейтенанта    Гесфепьда    оста-
ется.    По    обеим   сторонам   уходящей   в   глубь   леса   дороги   стрелки
роют    себе    окопы    и    позиции    для    пулеметов.    Посередине   стоит
противотанковое     орудие.     За     русскими    регулярно,    строго    через
каждые     2     часа     наблюдают     в    перебежке    группы    разведчиков.

3     августа     1941     года.    Развед.    группы    докладывают    о    все
приближающемся       местонахождении       русских.      Лейтенант      Гесфельд
требует    подкрепления.    Я   в   одной   из   2   групп,   которые   встреча-
ются   ровно   в   10   часов   в   опорном   пункте.   Мы   будем   кинуты   на
укрепление левого фланга.

Очень    жаркое    летнее    утро.    Мы    лежим,    растянувшись    в    высо-
кой    траве    и   дремлем   на   палящем   солнце.   О   том,   чтобы   окапы-
ваться,   не   думает   никто,   а   также   никто   не   думает  о  том,  чтобы
контролировать      противника     группой     разведки,     находящейся     ря-
дом     с     противником.    Приказано    лишь    контролировать    один    раз
через    каждые    2    часа.    «Что    нам    теперь   может   сделать   Иван,
если   он   только   заметит,   что   мы   лежим   здесь,   он   быстро   убежит
отсюда».    Однако:   кто   высоко   заносится,   тому   не   миновать   упасть!

Камерады    из    1    взвода    тоже    беспечны,    оружие   и   каски   лежат
в    их   окопах,   они   же   сами   где-то   в   тени.   Все   так   мирно   и
спокойно.    Ровно    в    12    выходит    очередная   развед.   группа,   едва
она     достигает     края    леса,    как    Иван    с    ошеломляющим    ревом
«Ура!»   и   сильным   огнем   идет   в   атаку.   Он   сработал   и  подготовил
это    совершенно    незаметно    -   мастерский   успех!   Мужчина   1   взвода
и     противотанковая    пушка    расстреляны    сразу    же,    русский    про-
рывается.     Его     нападение     концентрируется     полностью    на    пози-
циях   1   взвода.   Наши   2   группы   он   даже   не   заметил.   В   течение
2-х     часов     нашего     пребывания    здесь    мы    плашмя    лежали    на
земле,     наслаждались     сладким     бездельем,     смотрели     в    голубое
небо,     вспоминали     еще     раз    о    мучениях    нашего    марша.    Нам
ничего    не    остается,    как   вперед,   сзади   нас   теснят   толпы   дико
стреляющих     вокруг    себя    русских.    Против    такой    массы    оборона
для    нас    быссмыслена,    у   нас   нет   позиций   и   стрельбища,   только
стоя!    В    последнюю    минуту    нам    удается,    прикрываясь   в   холми-
стой    местности,    бегом    скрыться   в   защищающий   нас   лес.   Так   мы
отходим    к    HKL    (    гл.    линии   фронта),   полностью   обескураженные
и    подавленные:    «Когда    это    было,    чтобы   немецкие   солдаты   убе-
гали    от    русских?    Невероятно    (!)    -   мы   кажемся   себе   жалкими
трусами     и,     соответственно,     такова     реакция    нашего    командира
батальона     фон    Иссендорфа.    Приказана    немедленная    атака    II    и
III    взводу    нашей    роты.    Под    руководством    комбата   один   взвод
идет   слева,   другой   справа   от   дороги.   По   дороге   срочно   подтяги-
ваются    2    легких    пехотных    орудия.    Непосредственно    перед   опор-
ным    пунктом    мы    наталкиваемся    в    густом    кустарнике    на   очень
близком     расстоянии     на     русских.    Огонь    открыт!!    Оба    орудия
стреляют     прямо     в     кустарнике.     Непривычные     жесткие     русские
команды,    ближе,    чем    в    30    метрах    от   нас,   при   ограниченной
видимости,     непривычны    нам,    к    тому    же,    чудовищный    шум    от
стреляющих      орудий,      который      позволяет      определить      большое
превосходство       противника.       Причиняемые      кустарником      рикошет-
ные    удары,    мимо   свистящие   пули,   если   они   попадают,   то   причи-
няют    большие    раны,    рядом    со    мной    у   ефрейтора   Янсена   ото-
рвало      левую     щеку,     верхняя     и     нижняя     челюсти     вскрыты.

Наши     потери     нарастают!     Ком.    взвода    лейтенант    Рольф    Блазе
получает   выстрел   в   плечо,   несколько   позже   пулю   в   грудь,   но  не
позволяет    себя    перебинтовывать,    а    отсылает    санитара    к   другим
раненым.     Он     не    отступает,    хочет    командовать    своим    взводом
дальше,     пока    его,    наконец,    не    настигнет    третья    смертельная
пуля.

Наши     командиры     отделений     младший     офицер     Броль     Рорсф    и
ефрейтор     Либендер     падают,     цюгтруп     (ком.     взвода),    фельдфе-
бель    Пармойр    тяжело    ранен    выстрелом    в    голову,    также   ранен
командир батальона фон Йенендорф.

Почти     без     командования     мы     лежим     в    этом    зеленом    аду,
видим    мало,    слышим,    как    непосредственно    перед    нами   и   рядом
с    нами    кричат    и   русские,   и   собственные   раненые.   Они   понима-
ют     свое     крайне     беспомощное     положение,     малочисленные    сани-
тары     перегружены    и    камерады    не    могут    помочь,    они    должны
стрелять,    иначе    прорвется   дамба   и   погребет   всех.   К   ранению   с
болями     и     потерей     крови    примешивается    страх,    особенно    для
неходячих,    попасть    в    руки    противника   и   быть   убитыми.   Сообще-
ние     о     нечеловеческом    обращении    с    пленными,    особенно    ране-
ными, со стороны русских стали известны.

Справа     впереди     мы     видим,     как     посередине     между     нашими
двумя      взводами     бегут     прорвавшиеся     Иваны.     Младший     офицер
Уилпик    дает    приказ    отступать.   Мы   берем   отрезок   влево   и   дос-
тигаем       HKL,       взять       с       собой       убитых       невозможно.

Потери     нашей    девятой    роты    в    этот    день:    18    убитых,    14
раненых,    6    пропавших    без    вести    (убитых    или   раненых,   остав-
шихся     лежать);     кроме     того,     потеряны    7    легких    пулеметов.

Наш     фельдфебель     санитарной     службы     Фрок     Гейсманн    тут    же
требует    маленькую    боевую    группу,    с   которой   он   хочет   вытащить
убитых    и    раненых.   Но   это   отклоняется,   так   как   прорыв   широко-
го     фронта     из-за     мощных    сил    противника,    продвигающегося    к
самому краю леса, невозможен.

8     300     метрах     от    лесного    массива    проходит    наша,    теперь
хорошо      выстроенная     окопная     позиция.     Она     обороняется     еще
полностью     сохранными     отделениями     нашего     III    батальона,    10,
11    и    12   рот   с   их   тяжелыми   пулеметами.   Они   протянуты   справа
по       озеру      Путное.      Сзади      находится      деревня      Каткове.

Наша     сильно     поврежденная     9-я    рота,    которая    теперь    состо-
ит    только    из    двух    слабых    взводов,   подыскивает   себе   подходя-
щее    укрытие,    из    которого    она    может    служить   резервом.   Свис-
тят    выстрелы    из    гранатомета,    граната    ударяется    непосредственно
с    нашей    в    ряд    идущей   группой   -   неразорвавшийся   снаряд,   нам
повезло.     Эти     снаряды,    благодаря    их    чувствительному    взрывате-
лю,     разрываются     при     малейшем     прикосновении,    и    бесчисленны-
ми    осколками    имеют    большое    действие.    В    траншеях    мы   спаса-
емся     от     следующего     выстрела,    после    которого    распространяет-
ся    еще    неизвестный    едкий    дым    от    пороха,    заставляющий    нас
думать о газовой гранате.

После      наступления     темноты     нами     найдено     настоящее     место.
Несколько    сотен    метров    позади    HKL,    удобно    на   легком   склоне
мы    строим    себе    только    прикрытия,    соединяем    их    с   траншеями
для         перебежек,         сооружаем         места         и        бункеры.

Почти    ночь    за    ночью    -    налет,    русский    снова   наступает,   и
каждый     раз     его     нападение    отражается    с    большими    потерями.

9     августа     1941     года.    Сегодня    четвертое    нападение    против-
ника    у    деревни    Каткове,    которое   подкрепляется   тремя,   а   затем
двумя     танками,     два     русских    танка    расстреляны,    два    тяжело
повреждены.

10     августа    1941    года.    Артиллерийский    огонь    противника    при-
чиняет     нашей     роте    потери:    стрелок    Вальтер    Лангфельд    смер-
тельно ранен, 8 камерадов ранены.

12     августа     1941     года.    Русские    самолеты    отстреливают    наши
позиции     бомбами     и     огнем     из    бортовых    сооружений,    никаких
потерь.

13    августа    1941    года.    Наша    рота    получает    приказ   выстроить
справа    от    впереди    лежащего    местечка    Канат    на    Меже    проме-
жуточную    позицию.    Здесь,    в    месте,    где    находятся   артиллерийс-
кие     позиции,     мы     можем     снова     использовать    наши    палатки.
Картофельное     поле    угощает    нас    первым,    еще    очень    маленьким,
не             выросшим             картофелем             в            мундире.

17   августа   1941   года.   В   3   часа   утра   -   нападение.  С  4  до  14
часов    мы    должны    прочесывать    вперед    лес.    Мы    находим   следы,
но    русских   нет.   Вся   местность   неизвестна.   Леса,   озера   и   боло-
та таят опасность.

18    августа    1941    года.    С    10.30    до   13   часов   подготовка   к
нападению   и   в   22   часа   приказано   нападать.   Наш   1   взвод   соору-
жает     предместное     укрепление     перед     мостом     через    Межу    до
утра.

19    августа    1941    года.    Подготовка    к    бою.    В   6.15   марш   в
сторону     Каткове.     Русский     должен    быть    прорван    южнее    озера
силой    батальона.    С    11    до   16   мы   прочесываем   необозримый   лес
в    направлении    озера    Путное,   русский   без   боя   не   отходит.   Как
скудно     наше     снабжение,     показывает     следующий     случай:     двое
убитых     русских,     подорвавшиеся     на     немецкой    мине,    лежат    в
кустарнике,    из    вещ.    мешка    одного    из    них   торчит   хлеб.   Он,
несмотря   на   минную   опасность   -   тут   же,   делится   на   все  отделе-
ние             и             поглощается            с            удовольствием.

Другие     русские     солдаты     не     обнаружены.     Почти    вечером    мы
вновь    стоим    на    нашей    старой    резервной   позиции   позади   Катко-
ве,     где     нашей     группе     с     унтерфюрером    Брокманом    выпадает
поддержание        связи        между        37        и       58       полками.

21    августа    1941    года.    С    2    до    3.30    происходит   еще   раз
сильный      советский     налет,     поддерживается     сильным     артиллерий-
ЕКИМ     и     гранатным    огнем.    Благодаря    хорошей    собственной    ар-
тиллерийской      поддержке,      противник      отбит.     Вечером     приходит
приказ       для       нашей       роты       о       марше       в       Канат.

Возвращаемся     обратно,     но    по    другой,    более    длинной    дороге.
Идет   дождь,   и   в   лесу   настолько   темно,   что   каждый   раз  кажется,
что    в   кустах   может   сидеть   Иван.   Несмотря   на   это,   около   2.30
мы        достигаем       цепи       и       размещаемся       в       палатках.

22    августа    1941    года.    В   13   часов   приходит   новый   приказ   о
марше     в    Николаевский,    маленькое    местечко    в    трех    километрах
позади     Каткове.     Мы    занимаем    восточное    этого    места    готовую
позицию    для    ответного    удара,   в   случае   если   прорвется   русский.
Ночевка   в   окопе,   однако   холод   и   сырость   не   дают   нам   сомкнуть
глаз в сырых плащ-палатках.

23     августа     1941    года.    Мы    приступаем    к    сооружению    щитов
для    защиты    от    артиллерийского    огня.    После   этого   роем   окопы.

Каждый     второй     день     через     каждые    полтора    часа    необходимо
выставлять     разведывательную     границу     через     пес     к    охранному
пункту,    который    2/Pi    6    находится   на   пути   Канат-Катково.   Раз-
ведчики пробегают без встреч с противником.

27    августа    1941    года.    3    часа   утра.   Густой   туман   покрывает
местность.    У    меня    вахта.    Тут    впереди    слева   из   позиции   37
раздается    сильный    шум    боя   и   затем   из   тысячи   глоток   разнося-
щиеся     громовые     «Ура».     Напрасно    я    ожидаю,    что    захлебнется
крик    из-за    нашего    ответного    оборонного   огня.   Мне   быстро   ста-
новится ясно: Советы прорвались!

Как     выясняется     позже,     русский     прорвался     шириной     в    три
километра     и     глубиной     4     километра    около    нашего    соседнего
полка,     который     был    подчинен    26    пехотной    дивизии.    Командир
попка     оберлейтенант     Хеннуке     убит,    командиры    батальонов,    все
командиры    рот    как    и    400    бойцов    обеих    батальонов    погибли,
ранены    или    пропали    без    вести.    Русские   захватили   место   Боль-
шой     Борок    и    находятся    непосредственно    перед    артиллерией    26
дивизии,    где    они    заняли    позицию   в   низовьях   балки.   Они   были
остановлены     канонерами,     которые     обороняют     свои    ценные    гау-
бицы.

Мы     подтягиваемся     под    бомбежкой    группами    к    месту    до    500
метров.     Туман     рассеивается;     Иван     узнает    ситуацию    уже    на
далеком    расстоянии.    Огонь    орудий    и    пулеметов    принуждает    нас
к     осторожнейшему     мучительному     продвижению.     Почти     к    вечеру
приходит    на    подкрепление    одна    саперная   рота   (3/Pi   6),   танко-
вая    рота    (Pzig   6)   и   артиллерийская   рота   (1   Па   46)   с   двух
сантиметровыми      близнецовыми      орудиями      на      собственном      ла-
фете.

16    часов.    Готовы    к    нападению.    На    свист:   «Прыжок   к   маршу,
марш!»    Перед    нами    открывается    глубокая,    широкая    балка,   кото-
рую    мы    быстро    пересекаем.    Затем    мы   лежим   у   края   кустарни-
ка.     В    нескольких    метрах    от    нас    должны    находиться    первые
окопы    противника.    Боковое    орудие    гранатомет    -    детонация,    мы
уже    стоим    над    глубоко    пригнувшимися    к    земле    русскими.   Что
делать?    Стрелять    в    затылок    беззащитному    в    данную   минуту?   Я
это   не   могу.   Взять   в   плен   невозможно;   сильный   огонь   со  сторо-
ны    деревни    принуждает    нас    тотчас    вжаться   в   землю.   Расплачи-
ваются    камерады    другой    полевой    почты.    За    нашу   честную   игру
они    будут   стрелять   нам   в   спину?   Об   этом   говорится   в   советс-
ком     служебном     документе:     «Только    нападение,    которое    ведется
с     дикой    решимостью,    уничтожит    врага    в    близком    бою,    даст
победу».

Перебежками     и    с    огнем,    как    было    на    тренировках,    удается
продвигаться     вперед.     Свободное     попе,    мало    укрытий.    Пулемет-
чик Вернер Денеке падает первым.

Вдруг     впереди     в     30    метрах    от    нас    выскакивает    русский,
бросает    в    нас   ручную   гранату   и   наступает   без   оружия,   но   со
сжатыми     кулаками     на    Вилли    Ринфельмана,    который    сам    вскри-
кивает    и    так    ошеломлен,    что    он    не    стреляет   и   достаточно
сильно    не    может    ударить    прикладом;    к   этому   виду   борьбы   мы
еще не привыкли.

Русский    выхватывает    у    него    оружие    и    быстро    исчезает.   Про-
двигаемся     дальше,     как     можно     более    короткими    прыжками    до
следующего    также    слишком    жалкого    укрытия    -    что   за   укрытие,
которое    дает    нам    убранное   от   урожая   поле?   А   хорошо   замаски-
рованный противник нам не виден.

Из    нашей    группы    погибают    один    за    другим    Херлис,   Канн   и
Надирк    и    чуть   дальше   впереди,   перед   низким   лугом,   это   случа-
ется    и    с    нашими    четырьмя    мужчинами.    Младший    офицер    Брок-
манн     падает,     Вилли    Ринфельманн    получает    обычный    выстрел    в
ногу,    и    я    ранен   выстрелом   в   плечо,   а   рядом   с   нами   лежит
тяжело    раненый    унтер-офицер    Вилли    Клинксик   из   соседней   группы.

Жалкое      чувство,      беспомощно      лежать      между      мертвыми      и
Ранеными!     Нет     рядом     боеспособных     камерадов,    -    где    засел
Иван?    Может    быть,    в    начинающемся    в    трех    метрах    от    нас
картофельном     поле?    Как    будет    дальше    проходить    атака    слева?
Возьмут    они    деревню    или    будут    камерады    также    тяжело   ране-
ны?

Целый     час     нас    мучают    ужасные    мысли    о    том,    что    может
произойти,    если    русский    предпримет    ответную    атаку.    Быть   уби-
тым,     задушенным    или    раздавленным?    О    том,    что    эти    страхи
реальны,     свидетельствуют     позже     найденные     тепа    погибших    ут-
ром      камерадов,      с      причиненными      им     зверскими     увечьями.

Группе    слева    везет    больше.    С    сильной,    прежде    всего   хорошо
работающей     поддержкой,    2    см    -    орудием,    они    смогли    взять
горящую     деревню    Большой    Борок    и    затем    старую    HKL    (линию
фронта).

У    нас    отлегло    от    души.    Передвижное    средство   от   противотан-
ковой    пушки    собирает    раненых   и   после   того,   как   они   осмотре-
ны     ротным     санитаром,    они    доставляются    на    главную    соедини-
тельную площадку.

Обеим     сторонам    этот    день    принес    большие    потери.    На    сле-
дующий    день    было    найдено    на   поле   боя   350   мертвых   советских
солдат,    которые    были    погребены    силами    80    пленных   и   жителей
у    деревни    Большой    Борок.    Потери    пехотных    полков   37   и   58,
принадлежащих    6    пехотной    дивизии,    составили    около    450    чело-
век.

Командующий     генерал     VI     армейского     корпуса,     князь     Фёрстер
по  достоинству оценил этот вклад в приказе:

«Солдаты      VI      А.К.!      Сегодня     многократно     превосходящий     в
силе    противник    под    прикрытием    густого    тумана    предпринял   ата-
ку    в    районе    Катково-Телкачи.    Штабы    обороняли   места   для   про-
ведения        боя,        батареи        обороняли        свои       позиции...

Успехи    командования    и    бойцов    в    этих   действиях   -   выше   всех
похвал...      Успехи,      которым     выдающимся     образом     содействовала
храбрая 6-я пехотная дивизия...

...Солдаты     моего     корпуса!     Сегодняшний     бой     доказал,     чего
могут    добиться    верные    войска,    готовые    пожертвовать   собой   ...

Месяц     август     1942,     месяц     ведения     боев     против    Красной^
Армии.    Потребовал    от    нашей    9-ой    роты    тяжелых   потерь.   Около
31    убиты,    6    пропавших    без   вести,   которые   числятся   погибшими.
Число     раненых     мне     неизвестно,     нормальным     считается,    когда
это утроенное число от убитых».

Разведывательная     группа     находит     1    сентября    1941    у    дерев-
ни    Крысы    массовое    захоронение    с    лейтенантом    Блаксом    и   еще
5 человек, они были насильно засыпаны  землей.

Главная      соединительная      площадь.     Лазарет.     HVP     -     первое,
лежащее     близко     к     фронту     место,     обеспечивающее    муниципаль-
ную     помощь.     Это     -    краеугольный    камень    фронтовых    происше-
ствий.   В   окопных   боях,   бывает,   погибают   то   тут,   то   там   один,
два    раненых,    но   в   боевые   дни   с   атаками   и   ответными   атаками
противника    -    потоки    раненых    и    убитых,   волна   переходит   через
край.

Внезапно       нахлынувшим       большим       числом      раненых      пополня-
ются    опустевшие    дома    русских    из    бревен.    На    голом    дощатом
полу        плотно        друг        к        другу        лежат       раненые.

Стон     тяжелораненых     не     прекращается.    Многие    лежат    здесь    с
разложенными     членами    тела,    с    осколками    гранат    или    снарядов
в    теле,    многие    с    открытыми    кровоточащими    ранами,   лишь   кое-
как     повязанными,     а     также     умирающие.     Большей    частью    они
уже    до    этого   часами   лежали   на   поле   боя,   прежде   чем   их   на
телеге         привезли        сюда        по        колдобистым        дорогам.

Врачи     и    санитары    работают    без    перерыва.    Их    белые    кители
и    фартуки    -    запачканы   кровью.   В   бельевых   ваннах   они   относят
ампутированные       ноги       и       руки       в       выкопанную       яму.

Оба      дивизионных      священика      проводят     здесь     свою     службу.

Лучше     всего     нам    -    легкораненым.    С    моими    камерадами,    по
роте     Карлом     Штрафманом,    -    непроникающее    ранение    в    голову-
и    Эвелем    Наде,    -    прострел    ноги,   я   могу   все   дни   напролет
сидеть на солнце.

Тех,     кто     может     быть    оттранспортирован    сидя,    отправляют    в
последнюю    очередь    -    таким    образом,    31   августа   на   грузовиках
мы    попадаем    в    отдаленный    на   20   км   полевой   лазарет,   оттуда,
однако,    сразу   же   дальше   к   месту   сбора   в   Велиж.   Здесь   ночев-
ка,     затем     из-за     переполненности,    на    уличном    транспорте    в
больничное       место       сбора       в       Невель      -      110      км.

Мы     видим     большой     щит:    «Внимание,    партизаны!»    «В    колонне,
ведь,    едут   готовые   держать   оружие!   Партизаны,   и   так   далеко   от
фронта,    что    они   могут   нам   здесь   сделать?»   -   так   думаем   мы.

Спустя    три    дня    уже    готов    лазаретный    поезд,    немецкие   ваго-
ны!    На   пути   более   800   км   от   самой   польской   границы   заменена
русская    ширина    рельс    на    нормальную    ширину,    шпалы    уже   при-
креплены    -    тоже    крупное    достижение!    Через    два    с   половиной
дня    они    уже    могут    ехать    отрезок    пути,   по   которому   мы   в
-течение      6      недель      продвигались      с     большими     мучениями.

Через     Полоцк,     Волковыск     и     Варшаву     мы    достигаем    резерв-
но-военного    лазарета    в    Скирнисвище    -    80    км   западнее   Варша-
вы.

6     сентября    1941    года.    Спустя    несколько    недель,    мы    снова
имеем     возможность     основательно     помыться     и     сменить     белье.
Имеется   свежая   колбаса   и   масло,   и   то   и   другое   мы   не  получа-
ли     с    начала    нашего    марша.    В    переполненных    больших    залах
одной    из   польских   казарм   мы   лежим   на   нарах   и   чувствуем   себя
хорошо.     Из    громкоговорителей    мы    слушаем    музыку    и    известия.
Можно    купить    бумагу    для    писем,   мы   можем   писать   -   одно   из
предложений    из    моего    письма:   «Я   думаю,   что   борьба   на   восто-
ке          закончится          в          конце          этого         месяца».

В     22     часа    «Немецкая    волна»    из    Белграда    подает    вечерний
сигнал.    Небесные    звуки    врываются    в    наши    души,    Пале   Андер-
сен   поет:   «Vor   der   Kaserne,   vor   dem  grosen  Tor...»  песня  о  Лили
Марлен.     Каждый     глубоко    тронут,    каждому    доходит    до    сердца.

Поток раненых нарастает, мы должны потесниться.

12    сентября    1941    года.    Перевод    в    северном    направлении,    в
Louricz.    Уже    через    два    дня    мы    сидим   в   лазаретном   поезде,
который    доставляет   нас   через   Кутно;   Позен,   Галле,   Заале,   Фраль-
гурт,    Майн    в    Бад    Эйм.   Часть   государственного   курортного   дома
переоборудована    в    резервный    лазарет;    в    другой    части   протека-
ет    прежняя    частная    курортная    жизнь.    Втроем    мы    заняли   ком-
фортабельную     комнату.     В    легкой    лазаретной    пижаме    мы    сидим
на    теплом    солнце    «бабьего    лета»   на   балконе,   видим   ограду   и
сооружения.     Со     смешанными     чувствами     мы    наблюдаем    за    ка-
жущейся    мирной    жизнью    этого    курортного    города.    Мы   думаем   о
том,   что   было:   10   недель...   6   недель...   3  недели  назад...  какая
чудовищная разница!

Война  и  мир,  ад  и  рай!

Прогулка    с    15    до   18   часов.   Курортный   сад   и   крутые,   порос-
шие    лесом    горы    Таврии    и    Вестервальда,    отделенные   оградой   и
узкой    долиной,    приглашают    на    прогулку.   Мои   раны   от   выстрелов
зажили,     меня     выписывают    из    лазарета,    прекрасное    время    за-
канчивается.

К  войскам  родины.

24    октября    1941    года.    Выписка    и   приказ   в   роту   выздоровев-
ших     58     пехотного    эрзац-батальона    в    Оснабрюке.    Там    с    27
октября    по    12    ноября    я    получаю   отпуск   для   выздоравливающих,
и    несколько    позже    с    25    ноября    по    10   декабря   -   отпуск.

15    декабря    1941    года.    После    выздоровления    и    по    окончании
отпуска    я    попадаю   во   вторую   роту   JEB   58,   Учебная   служба   на
казарменном    дворе    и    на    открытой    местности.    На   Святой   вечер
и     в     Рождество    у    меня    дежурство    по    казарме,    праздничный
отпуск    имеют    лишь   женатые.   Для   того,   чтобы,   несмотря   на   это,
попасть     домой,    нужно    обойти    посты    вермахта    на    вокзале    в
Оснабрюке.    Я    бегу    на    вокзал    в   Люстринген   и   сажусь   там   в
поезд.     Обратно    можно    ехать    уже    до    главного    вокзала,    под
прикрытием    темноты    пробежать    отрезок    пути    по    рельсам,    поза-
ди склона в город.

3    января    1942    года.    До    31    января    JEB    58    остается   на
тренировочной     площадке     Сеннелагер     около     Падеборна.     На    ле-
денящем    холоде    -    эта    зима   крайне   жестокая   -   мы   тренируемся
воевать     в    зимних    условиях.    С    тренировочной    площадки    Сенне-
лагер     отправления    по    железной    дороге    на    бывший    бельгийский
тренировочный     полигон     Эльзенборн     в     Эйфеле,     который     нахо-
дится      на      немецкоязычной     территории     Эйпен-Мальмедн,     отошед-
ший    в    1919    году    к    Бельгии.    Отсюда    мы    откомандированы   в
лыжный     лагерь.     Мы    удивлены,    какими    высокими    снежными    суг-
робами    засыпаны   улицы   и   бараки.   Так   много   снега   мы   до   этого
еще    никогда    не    видели.    Мы    получаем    пожертвования,    на   мно-
гих     прикреплены     записки    с    именами    пожертвователей    и    хоро-
шими     пожеланиями.     Для     оснащения     некоторых     соединений    пока
еще    не    было    лыж.    Сразу   же   идем   «на   полную».   Целыми   днями
мы      стоим     на     непривычных     досках,     тренируемся.     Длительный
бег    и    вхождение    в   позицию   с   оружием   и   пулеметом.   О   зимнем
спорте   не   может   быть   и   речи,   это   усилия   до   пота   в   глубоком
снегу.    В    заключение    следует   30   километровый   бег   на   лыжах   по
Эйфельберге.

Обратно в эрзац-батальон в Оснабрюк.

23    февраля    1942    года.    Отправка    во    2    полевой   эрзац-баталь-
он    6/1    в    танковую    казарму    в   Падеборне.   Здесь   мы   разделены
на    группы    и    роты,   новая   одежда,   новое   оружие   и   приборы,   в
заключение      оснащены      транспортными      санками     и     лыжами.     В
начале    марта    еще    господствует   мороз   и   снег   в   Падеборне.   Еще
нет ни малейших признаков весны.

3    марта    1942    года.    Ночью,    3   марта,   наш   марш-батальон,   все
до     единого    погружены    в    товарный    вагон.    В    вагонах    должны
помогать    против    холода    маленькие    печки.    Встроены    нары,   кото-
рые        постелены        соломой,        -       это       уже       комфорт.

В    3    часа    утра    поезд    отправляется   в   направлении   на   восток.

Магдебург    и    Берлин    мы    проезжаем    в    первый    же   день.   Шнай-
демаль    и    Граудену    -   во   второй,   на   третий   мы   видим   Алленш-
тейн    и    Гумбиннен    в    Восточной    Пруссии;   становится   все   холод-
нее    -   леденящий   холод!   На   четвертый   день   мы   в   Литве,   проез-
жаем    Ковно    и    Вильнюс    и   на   5   день   достигаем   известную   нам
по     бывшему     маршу     реку     Двину    с    Дюнабургом    и    Полоцком.

8    марта    1942    года.    В    6.30    происходит   выгрузка   на   вокзале
в    Витебске.    После    марша    в    10   км   мы   находим   пристанище   в
колхозе   в   Ямполе.   Каждая   группа   -   по   10   человек   -  попадает  в
русский     дом.    Типично    русский    дом,    5х5    м,    построенный    из
положенных    друг    на    друга    гладких    бревен,    которые   законопаче-
ны    мхом    и    состоят    из   одной   комнаты.   Самое   главное   сооруже-
ние   в   доме   -   большая   печь-стена.   В   середине   -  топка  с  большим
отверстием    для    огня,   в   которой   хорошо   горят   сухие   дрова.   При
этом    столько    много    выделяется   тепла,   что   тепла   от   стен   печи
хватает   на   всю   комнату,   а   в   печке   еще   можно   готовить  и  печь.
Эти    печки    так    широки    и    стабильны,    что    на    печке   имеется
удобное    спальное    место:    вся    семья    -    отец,   мать   и   четверо
детей.

Для     детей     это     также     любимое     место    пребывания    днем    и
игровая     площадка.     Сверху    они    наблюдают    и    удивляются    чужим
гостям.     В     деревянном    запасном    помещении    под    печкой    ютятся
небольшое    количество    кур    семьи,    здесь   у   них   теплая   квартира.

Туалеты?      Совсем      просто:      присаживаешься     на     корточки     на
улице    у    задней    стороны    дома,    на    определенном   месте,   ограж-
денном     от     ветра     снежными    сугробами    и    увеличивающейся    там
мощной    кучей.    Она    замерзает   тотчас,   холодная,   но   чистое   дело.

Ледяной     северный     ветер    с    ночными    температурами    до    -    38
градусов.     У     нас     зимнее     обучение    с    ночными    тренировками.
Лыжники      бегают      для     безопасности     ночью     большими     кругами
вокруг деревни.

25     марта    1942    года.    Автобусы    нас    доставляют    в    Смоленск.
Там    мы    размещаемся    в    одном    из    кинотеатров.   Нам   не   мешает
никакая    служба,    так    что    наша    основная    деятельность    заключа-
ется    в    приеме    скупой    провизии    и    в   выпрашивании   одной   или
больше    порций    из    полевых    кухонь    близлежащих    здесь   штабов   и
военно-воздушных соединений.

Смоленск    -    древний,    русский    город    по    обеим    сторонам   Днеп-
ра     с     круто     поднимающимися    улицами,    важный    пункт    соедине-
ния     на     железнодорожной     и     шоссе-трассе     Москва-Варшава.     Он
окружен    еще    хорошо    сохранившейся    здесь    стеной    из   XVI   века.

Во     время     наших    вылазок    в    город    мы    удивляемся    современ-
ным,     великолепно     одетым     в     мрамор     большим     государственным
зданиям.     Мы     посещаем    также    знаменитый    собор    с    достоприме-
чательными     произведениями    с    резьбой    по    дереву,    старой    сте-
ной    с    царскими    воротами    и    двумя    боковыми    воротами.    Собор
стоит     нетронутым    среди    развалин    и    сгоревших    домов.    Русские
при     своем     отступлении     подожгли     город    зажигательными    бутыл-
ками,          и          большая          часть         города         сгорела.

1    апреля    1942    года.    По   железной   дороге   нас   везут   в   Вязь-
му.    Там    мы    будем    пересажены   в   русские   вагоны,   которые   идут
по    широкому    рельсовому    пути,    в   которых   мы   поедем   до   южного
вокзала     города     Ржева.     Вечером    3    апреля    мы    маршируем    в
полном    снаряжении    18    км    по    трассе    Ржев-Калинин   до   д.Батюки
к      месту     нашей     старой     9     роты     58     пехотного     полка.

Что    же    произошло    за    время    моего    отсутствия    между    сентяб-
рем    1941    и   1   апреля   1942   года   в   нашем   58   пехотном   полку?

Взгляд назад.

В     сентябре     1941    -    обычная    позиционная    война    -    никакого
особенного      успеха.     2     октября     военные     соединения     «Центр»
предпринимают      наступление     на     Москву     под     названием     «Тай-
фун».

Вождь     и     главнокомандующий     вермахта,     Адольф     Гитлер,     изда-
ет       призыв      к      солдатам      восточного      фронта:      (отрывки)

«Исполненный       глубочайшей      заботой      о      самом      существовании
и    будущем    нашего    народа,    я   решил   22   июня   направить   к   вам
призыв     опередить    в    последний    час    угрожающее    нападение    про-
тивника.    Как    мы    сегодня    знаем,    это   было   намерение   властите-
лей   Кремля   -   уничтожить   не   только   Германию,   но   и   всю   Европу!

Мы     взяли     свыше     2400000     пленных,    свыше    17000    танков    и
уничтожено     или     захвачено     свыше    21600    стрелков;    сбиты    или
разбиты на земле 14200 самолетов.

Мир подобного еще не видел!!!

С       22      июня      прорваны      мощнейшие      позиционные      системы,
перейдены      мощные     реки,     взяты     штурмом     бесчисленные     насе-
ленные      пункты,     разрушены     бункеры     и     укрепленные     сооруже-
ния...    Начав    с    дальнего   Севера,   где   наши   во   всех   отношениях
храбрые     финские    союзники    второй    раз    доказали    свой    героизм,
вы    стоите    сегодня    до    самого    Крыма    в   союзе   со   словацкими,
венгерскими,     итальянскими     и     румынскими     дивизиями    вглубь    на
почти     100     километров     во     вражеской     стране.     Присоединяются
испанские,     кроатские     и    бельгийские    соединения,    другие    после-
дуют    за    ними.    Так    как    эта   борьба   рассматривается,   вероятно,
впервые,     как     общая     акция    всех    наций    Европы    к    спасению
ценнейшего     континента     культуры...    Сегодня    только    начало    пос-
ледней    решающей    битвы    этого    года...   Однако,   мы   отводим   опас-
ность    сегодня    от    немецкого   рейха   и   от   всей   Европы,   как   во
времена    гуннов    -   и   позднее,   монгольских   племен   -   ужас   больше
не    парит    над    континентом.    С    затаенным    дыханием   и   благосло-
вением    провожает    вас    в   эти   трудные   дни   вся   немецкая   родина.
Так   как   вы   дарите   ей,   с   помощью   Бога,   не  только  победу,  но  с
ней также важнейшую предпосылку к  миру!»

(Главная       квартира       фюрера,       2      октября      1941      года.)
После       короткой       артиллерийской      подготовки      на      известных
позициях     противника,    58    полк    предринимает    атаку    на    сильные
позиции    врага    в    ранние    утренние   часы   2   октября   через   осот-
ненское     болото     Оссожня.     Болотистая    местность    преодолена    при
высоких    собственных    потерях,    враг    отброшен.    58    пехотный   полк
с    причисленным   к   нему   III   батальоном   37   полка   в   этот   первый
день     наступления    оплакивал    109    павших,    372    раненых    и    12
пропавших  без вести.

6    октября    1941    года   выпал   первый   снег   и   в   последующие   дни
было     очень     холодно    с    длительным    снегопадом.    Зимняя    одежда
отсутствовала полностью.

10     октября     полком    взята    Сычевка,    день    стоил    19    убитых.
В     последующие     дни     наша     дивизия    располагается    на    развер-
нувшемся    фронте    -   на   запад   -   в   оборонительной   позиции,   шири-
ной    в    50   км   для   того,   чтобы   воспрепятствовать   прорыву   остав-
шимся    частям    противника    к    своим    линиям,    в    то   время,   как
танковые      дивизии      находятся      на      подступах      к     Калинину.

Дело    идет    дальше    при   снеге,   гололедице,   также   и   в   оттепель,
в    глубокой    грязи,    через    Зубцов,    вдоль    по   восточному   берегу
Волги,  на  север.

20     октября     сюда     на    найденных    русских    переправочных    сред-
ствах     переправлены     пехотные    части    через    Волгу.    Сооружен    и
укреплен     понтонный     мост    на    северо-западный    берег.    Атаки    в
северном направлении продолжаются.

2   ноября   в   д.Тутань   достигнута   Тьма   -   приток   Волги   в   25   км
западнее      Калинина,      При      яростном      сопротивлении     противника
взят     мост,    подготовленный    к    взрыву.    Это    наступление    стоило
полку 35 убитых.

Позиция    на    Тьме    удерживается    до    18    декабря    под    непрерыв-
ными     вражескими     атаками     и     попытками    прорыва    наших    пози-
ций.    Термометр    падает    до    -    33   градусов.   Отступаем   небольши-
ми    группами,    под    непрерывными    атаками    врага.    Так,   в   Святой
вечер    1941    -   4   вражеские   атаки   и   на   Рождество   уже   в   0.30
начинается     грохот.    Нападения    и    ответные    атаки    приносят    нам
высокие    потери,    за    эти    два    рождественских   дня   48   убитых   и
107    пропавших    без    вести.    Термометр    падает    во   второй   рожде-
ственский   день   до   -   45   градусов,   а  29  декабря  -  35  градусов.  И
2 января  - 40 градусов.

2    января    42-й    полк    занимает    «позицию    Кенигсберг»    у   д.Рам-
ница    и    Собакино,    около    20    км    северо-восточнее   Ржева.   Диви-
зия     получает     для     усиления     парашютно-пулеметный     батальон    и
роту     авиа-штурмового     полка.     Фронт     стабилизировался,    он    мо-
жет быть сдержан наступлением русских.

Наша     9     рота     должна    оборонять    северо-восточный    угол    сред-
него   отрезка   Восточного   фронта,   с   видом   на   восток   и   на  север.
Отсюда     пролегающий     в     северо-южном     направлении     фронт     про-
ходит    резко    на    запад   для   того,   чтобы   затем,   спустя   30   км,
резко     повернуть    на    юг.    Там,    благодаря    образовавшемуся    люку
в    15    км    шириной,    Советам    удалось    внедриться    2-мя    армиями
далеко на юг.

Самые     передовые     части     достигли     шоссе     и    железной    дороги
Смоленск-Вязьма,     мощные    силы    развернулись    на    восток    и    сто-
ят    на    вокзале    в    Сычевке;    общее    обеспечение    двух    немецких
армий под  угрозой.

К      этому      времени      главнокомандующим      9      армии      назначен
генерал    Модель.    Это   его   заслуга,   что   он,   хотя   и   с   тяжелыми
жертвами,    однако,    сумел    повернуть    эту    критическую,    уже    сло-
жившуюся       как       безнадежную,       ситуацию-катастрофу.       Водители,
писари,     счетоводы,     сапожники    и    портные,    каждый    мужчина    из
обоза включен в оборону.

17    января    1942    наш    58    пехотный    полк    имеет    силу   в   135
человек.    Нормальная    сила    составляет    около    3000    человек.    Пе-
хотные     дивизии     ни    разу    не    имели    большей    полковой    сипы.

Температура      воздуха      колеблется     значительно,     между     -     33
градусами    и    -    39   градусами,   24   января.   При   высоких   градусах
холода русский  ведет  себя  мирно.

Позиция  Кенигсберг.

4    апреля    1942    года.    Мы    достигли    HKL,    она    тянется   вдоль
окраины     деревни     Рамница.    Бункеры    находятся    в    подвалах    бо-
лее    или    менее    разрушенных    домов,    в    которых    уже   собирается
талая вода.

5    апреля    1942   года.   Пасха.   Еще   лежит   50   см.   снег,   в   обе-
денные    часы    тает.    Русский    ведет    себя   спокойно!   Меня   перево-
дят    в    группу    унтерофицера    Хильдебрандта,    в   которой   я   встре-
чаю     единственного    старого    знакомого    Фрица    Бекра.    9    месяцев
восточных     полевых     действий    сократили    боевые    части    роты    до
этого    единственного    человека,    который    это    время    перенес    без
единой    царапины;    однако,    через    некоторое    время   и   этого   пос-
леднего настигла вражеская пуля.

7      апреля      1942     года.     Наша     группа     сменяет     парашютных
егерей      воздушно-штурмового      полка      в      передвинутом     охранном
пункте     Собакино.     Здесь     мы    должны    оборонять    как    северную,
так    и    восточную    позицию    фронта.    Из-за    обозрения    противником
мы    днем    можем    находится    только    в    бункере,   который   располо-
жен     здесь     под    балками    полностью    разрушенного    дома.    Снего-
вые    позиции    садятся    ниже    и    ниже.   Сильная   оттепель   все   дни
напролет    поднимает    воду    под    нашими   ногами   все   выше   и   выше.

11    апреля    1942    года.    В    ранние    утренние    часы    эта    пиния
оставлена    и    занята,    лежащая    на    1000   м   впереди,   подготовлен-
ная    летняя    позиция.    Сооружены    бункеры,    нам    нужно    еще   под-
готовить    траншеи    и   позиции   HKL.   Траншеи   ведут   в   лес   к   око-
пам,    там    даже    днем    у    нас    больше    свободы   движений.   Фронт
остается      спокойным,      несмотря      на     эпизодические     перестрелки
пехотным оружием.

Позади    нас,    в    лесу,    мы   находим   еще   с   зимних   боев   единич-
ные     трупы     русских     солдат,    которые    становятся    видны    из-за
тающего    снега.   Я   иду   связным   к   лейтенанту   Марксу   и   узнаю   от
ефрейтора о моем повышении в звании.

1     мая     1942     года.    Празднование    этого    дня    Красная    Армия
начинает     в    3    часа    утра    одночасовым    сильнейшим    артиллерийс-
ким    и    гранатометным    огнем.    Это    повторяется   в   9   часов,   тут
наша    HKL    слева    несколько   отодвигается   назад,   и   на   нас   обру-
шивается    еще    более    сильный,    неприятный    огонь   из   пулеметов   и
гранатометов с фланга.

Наш     командир    полка    оберет    фон    Трешков    получает    от    гене-
рал-майора    повышение    в    звании    и    принимает    на   себя   командо-
вание     322    пехотной    дивизией.    Оберет    Фухобах    становится    но-
вым командиром полка.

С     приходом    все    большего    тепла    наступает    сильная    мука    от
комаров.    Поэтому    на    постах    мы   стоим   в   шинелях,   рукавицах   и
поверх    стальных    касок    приспосабливаем    сетки.    Из    бункеров    мы
пытаемся     их     выгнать    сильными    клубами    дыма,    дымят    консерв-
ные        банки        с        лучиной        и        еловыми        шишками.

9     мая     1942    года.    Я    направлен    в    канцелярию    на    замену
нашего       предпоследнего       рехнунгсфюрера,       фельдфебеля       Оскара
Шуркампа.      Обоз-снабжение,     полевая     кухня,     канцелярия,     обувь,
одежда,     оружие     и     приборы,     боеприпасы,    лошади    и    средства
передвижения    -    находятся   теперь   в   отдалении   3   км   за   фронтом,
в д.Батюки/Плешки.

Теперь     я    могу    наблюдать    за    боевыми    действиями    с    некото-
рого     отдаления.     Правда,     ежедневно     деревня    подвергается    ар-
тобстрелу,       просматривается      местонахождение      противника,      нуж-
но     скрывать    каждое    движение    до    места,    где    участок    улицы
замаскирован кустарником.

Здесь,     за     каждым     вторым     домом     находится    маленький    «ку-
пальный     дом»     -     сауна,     которую     мы    используем    регулярно.

17    июня    1942    года.    День    на    фронте.    Около    1   часа   утра
падают    бомбы    на    Батюки;    быстрый    прыжок    из    лагерного   места
в    дом,   в   ближайший   окоп,   снова   не   уснуть.   Иван   опять   летает
кругами    над    местностью,    стреляет    из    бортовых   орудий   и   пуле-
метов     и     бросает     зажигательные     бомбы.    Два    наших    соседних
дома    горят    ярким    пламенем.    Перед    нами    позиции   37   соседнего
полка,    там    мы    видим    сильный    артобстрел    и   можем   также   на-
пасть    на    один    русский    танк.   10   атак   отбивает   полк,   из   12
нападающих    танков    разбиты    9.    Мы    загружены    целый   день,   уда-
РЬ!    гранат   и   воздушный   обстрел   боя   до   вечера.   И   это   бывает:
один     человек,     будучи    под    арестом,    насмерть    убит    вражеской
гранатой.

Найти,      поймать      и     уничтожить     вражеского     господина     особо
кровожадного    рода    -    вошь,    становится    длительным    занятием.    В
складках     одежды    они    нашли    себе    приемлемое    место.    Резервная
армия    гнид    ожидает    своего    часа.    Она   тотчас   заменит   кровавые
потери     на    поле    боя    между    ногтями    больших    пальцев.Уничтоже-
ние    вшей    посредством    кипячения    одежды    в    этих    условиях   не-
возможно    и    также    бесполезно,    -    некоторые    все   равно   выжива-
ют.     Также     поставляемое     средство     против    вшей    «Russla-Puder»
не наносит им никакого вреда.

Не      только      их      опасность,     как     переносчиков     устрашающего
сыпного     тифа,    принуждает    действовать    каждого    мужчину,    но    и
их    ползание,    царапанье    и    заметное   оживление,   когда   из   холода
попадаешь     в     теплые     обстоятельства.    Пример    этому    рассказыва-
ет    один    из    камерадов:    «В    феврале    1942    из    мужчин    нашей
дивизии     была     образована     труппа    варьетте.    Она    должна    была
вытащенным     с    передовой    на    короткое    время    воинам    доставлять
радостные     минуты.     В    Малахове,    где    также    находились    боевые
позиции    18    и    58    полков,    нашли    для    представления    большое,
хорошо     натопленное     помещение.     Солдаты     расселись     на     доща-
том    полу    плотно   друг   к   другу.   Актеры   давали   самое   лучшее   и
интересное,    и    маленькие    зверьки   оживились.   Сначала   то   тут,   то
там     начали     тайком     почесываться;     вши     закопошились    сильнее,
никто    не    мог    больше    выдержать,    каждый    чесался,    отирался   и
энергично    бил    вшей.    Кто-то    первый    снял   гимнастерку,   ну,   те-
перь     больше     не     было     препятствий,    полетели    гимнастерки    и
брюки,    с    обнаженными    телами    все    мужчины   вышли   на   охоту   на
вшей, - представление продолжалось».

Главнокомандующий армией «Центр», генерал-фельдмаршал фон Клюге посещает 19 июня
наш полк.

После    более    чем    6    месячной    обороны    на   «Позиции   -   Кенигс-
берг»   наша   рота   7   июля   вышла   из   HKL.   После   15   км   марша   в
обратном    направлении    мы    2    дня    отдыха    проводим    на    биваке.

Далее     продвигаемся     к     месту     Асушнорва,     там     мы    остаемся
до    20    июля.   Затем   дальше   за   2   ночи   в   деревню   северо-запад-
нее     Сычевки.     Размещение    в    домах.    Спим    на    голом    дощатом
полу, снятая гимнастерка служит одеялом.

До     сих     пор    стоящие,    ожидая    своего    применения    в    военных
действиях     войска,     надеются    на    время    спокойствия    и    отдыха.
Прекрасное    чувство    уже    то,    что   можно   двигаться   свободно,   нет
артиллерийских     залпов,    свобода    от    давления    постоянного    состо-
яния    в    боевой    готовности,    «всегда    быть    в   состоянии   прыжка»
от    сюрпризов    противника.    Идут    слухи    о    нашем   направлении   во
Францию     или     на     подмену     на    русский    Южный    фронт.    Эрзац
прибывает,     оружие     и     приборы     добавляются     и    доукомплектовы-
ваются,    тренировки    с   утра   до   вечера   стоят   в   служебном   распо-
рядке, вдобавок, идут проливные дожди.

Взгляд назад.

Советские     ударные     армии     во     время     русского     зимнего    на-
ступления    прорвались    в    начале   января   1942   года.   При   минус   -
42    градусах    западнее    Ржева    в    лесисто-болотной   местности   между
армиями     «Центр»     и     «Север»,    далеко    позади    за    стоящим    в
жестких     оборонительных     боях     фронтом     они    достигли    направле-
ния     и     железной     дороги     Смоленск-Вязьма,     единственного    пути
соединения    снабжения    нашей    9    армии,    как    также    и   3   и   4
танковых армий.

...Опасность      окружения      была      очень     большой.     До     февраля
нашим     войскам     в     ожесточенных     зимних    боях    удалось    умень-
шить     эту     опасность     и     держать     открытыми    жизненно    важные
соединения.    Затем    еще    2    прорвавшиеся    советские    армии,    кото-
рые    присоединяются    к    29    и   39   армиям.   В   четырехугольнике   от
60х100     км    между    дорогами    Смоленск-Вязьма    на    юге    и    Ржев-
Оленино    на    севере,    линией    восточное    Белого    и    западнее   Сы-
чевки,    они    сидели    в   западне.   Со   2   по   12   июля   продолжалась
успешная    для    нас    битва   в   котле.   Наряду   с   собранным   снаряже-
нием,     в     наши     руки    попали    50000    пленных.    Жизненно-опасная
угроза для нас миновала.

РЖЕВ

Название      этого     древнего     русского     торгового     и     промышлен-
ного     города    в    верховьях    Волги    появляется    впервые    в    1019
году.   В   начале   войны   в   1939   году   в   нем   было   54080   жителей.
Один     железнодорожный     и     один    мост    из    железных    конструкций
соединяют     лежащие     по     обеим     сторонам     реки    части    города.

Этот     в     высшей     степени    значительный    в    экономическом    отно-
шении    город    имел    льночесальную    фабрику    и    производство    пень-
ки,    предприятия    по    переработке    шелка   и   хлопка,   канатную   фаб-
рику    с    тысячью    рабочих,    консервные    фабрики,    мельницы,    пиво-
варенный    и    спирто-водочный    заводы,    пилорамы    и   фабрику   сельхоа
машин,     совнархоз,    телефонную    и    телеграфную    станции.    На    во-
'    енных   складах   был   арсенал   оружия,   склад   боеприпасов   и   школа
военных     летчиков     с     аэродромом.     Ржев    -    пункт    пересечения
дорог    Рига-Великие    Луки,    Москва    и    Торжок   (   там   разветвление
от         магистрали         Москва-Ленинград)         -         Вязьма-Брянск.

После     захвата     немецкими     войсками     в     октябре     1941     года
город   в   течение   17   месяцев   -   в   центре   военных   действий   армии
«Центр».     Являясь     краеугольным     камнем     фронтовой    дуги,    шири-
ной    и    глубиной    в    160   км,   для   Красной   Армии   он   был'   как
прочный     запор,     который     нужно    открыть,    как    дамба,    которую
нужно      прорвать.      Но     многочисленные     обороннные     бои     город
выдержал стойко!

Земля     Ржева    напоена    кровью.    Он    стал    вечной    колыбелью    ||
для   45000   немецких   и   более   100000   русских   солдат.   Из   5443   ||
домов    города    остались    пригодными    для    жилья    лишь   300.   В   У
военных     сводках    Ржеву    не    уделялось    внимания;    наступление    а
считалось     больше     обороной.     Севастополь,    Сталинград    и    Кавказ
были     летом     1942    самыми    главными    триумфальными    пунктами.

2     марта    1943    года    немецкие    войска,    не    преследуемые    про-
тивником,     оставили     город     Ржев.     В    ходе    сокращения    фронта
образовался    «мешок    Ржев»    под    кодовым    названием    «движение    ||
буйволов».    Фронт    был    сокращен   на   330   км,   освободилась   для   а
дальнейших действий 21 дивизия.

Оборонительная  битва под Ржевом.

Наши      наступательные      армии      на      Южном      фронте     штурмуют
Сталинград    и    Кавкаа    Напротив    нас,    позади    русской   линии   от
Ржева и Сычевки, затевается беда?

41     стрелковая     дивизия,    15    стрелковых    бригад,    38    танковых
бригад    с    3000   танками,   тысячью   орудий   и   очень   сильных   воен-
но-воздушных      соединений,      собираются     на     ответное     наступле-
ние.

Главнокомандующий        Калининским        фронтом        полковник       Конев
издает следующий приказ:

Приказ    для    солдат    Калининского    фронта.    27    июля    1942    года
№ 105.

«Наша     Родина     переживает     тяжелые     дни.     Немецкие    войска    с
ожесточением       бросаются      на      жизненно-важные      центры      нашей
страны.     Бандитские     орды    Гитлера    пытаются,    несмотря    на    все
жертвы,     захватить     промышленные    центры    на    Волге    -    Сталинг-
рад,      нашу     Кубанскую     пшеницу     и     наши     источники     нефти.

Я      приказываю:      1.      Офицерам,     солдатам,     прапорщикам     всех
родов    войск    -    храбро   и   быстро   атаковать   врага,   прорвать   его
линии    обороны,    уничтожить    его    техническое    вооружение    и   энер-
гично    преследовать    бандитов    пока    они    не   опомнятся.   2.   Взять
город                                                                      Ржев.

...Родина    верит    в    вас    и   ставит   перед   вами   святую   задачу...
Отомстите     кровожадному     зверю     за     страдания    и    слезы    ваших
родных    и    близких...    Уничтожайте    без    жалости   солдат   и   оружие
фашистской     немецкой     армии!     Вперед     за     Родину!    Вперед    за
Сталина!    Вперед,    храбрые    солдаты!    Снова    отдайте    стране   древ-
ний        город        Ржев!        Смело        вперед        на        Ржев!»

								Главнокомандующий Армией генерал-полковник Конев

				Член Военного Совета Калининского  фронта военный комиссар Молов

30      июня     1942     года.     После     полуторачасовой     артиллерийской
подготовки    в    8    часов    врывается    севернее    Ржева    на   немецкие
позиции      русская      пехота,      поддерживаемая     сильными     танковыми
и    воздушными    соединениями.    В    12    часов    приходит    приказ    по
дивизии:    58   пехотный   полк   готовится   к   утру   31   июля   к   маршу.

Сильные     дожди     и     половодья     делают    дороги    почти    непригод-
ными    для    проезда.    Роты    получили    приказ    достичь    на   быстром
ходу     вокзала     «Сычевка»     со     свободными     приборами.    Полностью
промокшие,     вынужденные     выискивать     дорогу     в     глубокой    воде,
они    пришли    к   погрузке.   Наш   ротный   обоз,   в   некоторой   степени,
хорошо    перенес    марш    к    вокзалу,    и    теперь   располагается,   не-
смотря        на        авианалеты,       в       привокзальной       местности.

После    того,    как    боевые   войска   ушли,   мы   с   1   августа   здесь,
50   км.   поездка   к   вокзалу   Ржев   I   прошла   без  помех,  у  «Красного
Воздушного    оружия»    есть    дела    на    фронте.    Обозы    тянутся    по
еще    неповрежденному    городу,    по    мосту    через   Волгу   и   распола-
гаются    в    домах    вблизи    Северного    вокзала.    Множество    располо-
женных     в     городе    штабов,    важных    подразделений    находились    в
Ржеве.    Разбиты    красивые    палисадники    и   все   чисто   и   аккуратно.

Едва    мы    нашли    крышу    над    головой    и   сухое   место   для   сна,
как     начались    артобстрелы    и    бомбовые    удары,    которые    продол-
жаются     день     и     ночь.    Особенно    сильны    ночные    бомбардировки
города,    везде    все    горит.   Мы   находим   убежище   в   подвалах   лёг-
ких    деревянных    домов.    В    большой    опасности    наши    кони,    они
являются     целями     для    бесчисленных    осколков    гранат,    для    них
незамедлительно      должны      быть      сооружены      подземные     бункеры,
-    только    под    землей    есть    безопасность,    в   какой-то   степени.

3    августа    1942    года.    Вечером    в    этом    аду    слишком   жарко,
мы     должны     выйти    наружу.    Обозы,    запряженные    лошадьми,    ищут
себе    безопасную    дорогу    под    градом    бомб,    в    освещенном   мно-
жеством     горящих     домов     городе,     видимые     для    пилотов-бомбар-
дировщиков.    Мы    находим    себе   пристанище   в   сарае   в   стороне   от
деревни Зеленичино  восточное Ржева.

У    нас    было    правильное    чутье:    пока    везде    свистит    артилле-
рийский     огонь,     у     нас    спокойно.    Русские    бомбардировщики    и
боевые    самолеты    можно    видеть    почти    целый    день,   фронт   бушу-
ет.

Наш      бывший      «Шпис»,      штабфельдфебель     Рихард     Кавгер     пер-
вый    погибает    в    нашей    роте    в   этом   вступлении,   он   погиб   2
августа во время разведывательной вылазки.

День    за    днем    атакуют    Советы    с   сильной   танковой   и   сильней-
шей     артиллерийской     поддержкой    наши    линии.    Русский    сумел    в
первые     дни     своего     Великого     наступления     потеснить    немецкий
фронт    на    15    км    и    приблизиться   к   городу   Ржеву   на   5   км.

Высшая     опасность!     Теперь     стоит     охранять     этот     «краеуголь-
ный  камень» от обвала.

4    августа    1942    года.    Наша    6    пехотная    дивизия   продвинулась
с    18    по    58    полками   в   оборонительную   позицию   севернее   горо-
да,   37   полк   остается   в   резерве.   Наша   9   рота   стоит   перед   д.
Полунине.      Введена      организационная      новинка:      полки     состоят
теперь только из 2-х батальонов.

В    качестве    примера,   2   дня   из   жизни   нашей   9   роты:   4   авгу-
ста:     в     обеденное     время    атакуют    русские    бомбардировщики    в
бесчисленном      множестве      маленькую      деревню      Полунине.     Чудо-
вищные     взрывы     сотрясают    покрытия    окон    у    стрелков.    Деревня
горит,    и    густые    клубы    дыма    висят   над   позициями.   Спустя   10
минут    с    грохотом    ударяет    ураган    взрывающихся   гранат   на   нашу
HKL,    и    затем    накатывают    волны    атак    вражеской    пехоты,    они
повторяются    7    раз!    И    поддерживаются    30   танками   Т34   и   КВ1.
Три    танка    проезжают   по   окопу   нашей   роты.   9   танков   подстреля-
ны,     еще     3     повреждены.    Русская    пехота    откидывается    каждый
раз,    частично    в    близком    бою   и   в   ходе   ответных   атак.   Наша
артиллерия    стреляет    чем    только    можно,   сплошной   огонь   в   атаку
русских.    Штурмовые    стрелки    и    зенитные    боевые    отряды    -   8,8
мм    орудия    участвуют    в    противотанковых    действиях.   Но   в   близ-
ких     боях    используется    также    каждая    возможность    для    прорыва
танков     противника,    их    взрывают    минами:    так    ефрейтор    Шулье-
те-Штрафхаус уничтожил минами 2 танка.

10    августа    1942    года.    Уже    ночью    бомбы   с   грохотом   обруши-
ваются    на   HKL,   и   снова   вперед.   В   4.40   -   сильнейший   артилле-
рийский   огонь   из   всех   калибров,   к   тому   же,   «Сталинский   орган»,
-    ракетно-залповые    орудия    -    РАК    -    противотанковые    пушки   и
тяжелые    гранатометы    -   12   и   15   см.   При   этом   также   бомбарди-
ровщики     и     боевые    самолеты.    После    35    минутного    барабанного
огня противник, поддерживаемый танками, атакует.

15    вражеских    танков    стоят    перед    нашей    ротой,    многие    про-
биты,    3    расстреляны    нашей    позицией.    В    10    часов    прилетают
наши     «Штукас»     -    тяжелые    боевые    бомбардировщики,    которые    в
полете     целятся     в     танк,     а     затем     кидают     свои    бомбы.

Хотя     световые     знаки     прострелены,     один    «Штука»    целится    в
уже    стоящий    вне    боя   на   нашей   линии   русский   танк,   при   этом
задевается      окоп     ротного     начальства.     Фюрер     роты     Гауптман
Мюллер    и   мужчина   из   роты   убиты,   -   до   Юпшиллингза,   он   лежал,
засыпанный             обломками            и            был            откопан.

Также     фюрер     III     батальона,     гауптман    Туменес,    погибает    в
этот день.

Русским      удается     внедриться     на     позиции     нашей     роты     на
200    м.    В    ответной    атаке   они   вновь   отброшены,   линия   удержа-
на.    В    такие    дни    обстреливают   даже   обозы.   Тогда   мы   занимаем
передовую     позицию    для    того,    чтобы    держать    возможные    проры-
вы    противника.    Так    мы    переживаем    жестокие    события    с   неко-
торого     отдаления,     догадываясь    о    борьбе    за    выживание    наших
товарищей.

Военная      машина     работает     на     полную     мощность.     Беспристан-
ный     артиллерийский     огонь,     грохот    пулеметов,    дико    кружащиеся
самолеты     обеих     сторон    и    постоянно    жуткий    вопрос:    выдержит
ли фронт?

Мощное       превосходство      врага      требует      нечеловеческого      на-
пряжения,      выполнения      обязанностей     и     отдачи     от     каждого.

47     стрелковых     дивизий,    5    кавалерийских    дивизий,    18    стрел-
ковых    бригад,    37   танковых   бригад   Советов   стоят   перед   нашей   9
армией     с     безусловным    заданием:    взять    город    Ржев,    невзирая
на    потери.    Наши    потери   значительны.   Роты   тают   день   ото   дня.
Приходит     замена,     свежая    с    родины    или    возвращаются    камера-
ды,   которые   были   ранены   в   41-м.   Часто   -   это  только  часы,  пока
этот     ад     не     выплевывает    их    снова    убитыми    или    ранеными.

Ежедневно    мы    едем    на    телеге    на    передовую   рядом   с   телега-
ми    для    боеприпасов    и    для   снабжения   для   того,   чтобы   забрать
убитых.    Часто    телега    нагружена   доверху,   и   есть   знакомые   лица.
Как     рехнунгсфюрер     (счетовод)     я    имею    обязанность,    устанавли-
вать    личные    вещи    павших,    упаковывать   их   в   мешок   и   отсылать
родственникам.     Наши     дороги     проходят    по    темноте    под    огнем
артиллерии     и     под     обстрелом    тяжелых    пулеметов    русских.    Мы
должны     проезжать     дорогу     от    Ржева    через    д.    Тимофееве    и
Гапахово,     объезжая     гранатные     и     бомбовые    воронки.    Замечате-
лен    инстинкт    наших    лошадей,    в    местах    артиллерийского   обстре-
ла они  сами пускаются рысью.

14    августа    1942    года.    Обозы    оттянуты    по    понтонному    мост}
через     Волгу     в     лес     около     5    км    южнее    города    Ржева.

На    линии    фронта    кипит   огненный   котел   день   за   днем,   с   утре
до     вечера.     Налеты    отражаются    ответными    ударами.    Танки    все
чаще     проезжают     по    окопам    наших    стрелков.    Советские    боевые
самолеты    и    собственные    «Штука»    усиливают    адские    звуки   взры-|
вающихся гранат.

10    августа    только    в    нашем    отрезке    нашего    полка   уничтожено
25 танков, 8 из них в близком бою.

Эти     оборонные     успехи     были     удостоены     внимания     в    сообща
нии  вермахта 19 августа 1942 года:

«    ...    восточное    Вязьмы    и    у    Ржева,   где   особенно   отличился
вестфальский    58    пехотный    полк,    во    время    тяжелых    боев   были
вновь     разбиты    атаки    врага,    благодаря    неутомимой    отдаче    не-
мецких     пехотных     и     танковых     дивизий    при    содействии    авиа-
ции...».

Наш     ком.     бат.    полковник    Фурбак    был    награжден    за    успехи
полка Риттеркройцем  (Рыцарским Крестом).

19     августа     1942     года.     Первая    атака    против    нашей    роты
начинается    уже    в    0.30,    следующая,    поддерживаемая    7    танками,
в   4   утра;   HKL   держится.   Во   время   атаки   в   15.25   пять  русских
танков     вплотную    подходят    в    нашей    HKL.    Отсутствуют    средства
для    боя,    у    стрелков    полно    дел,    они   должны   держать   пехоту
противника «за шею».

Лейтенант     Маркс,     фюрер     нашей     9    роты    и    шеф    12    роты
оберлейтенант Иллерс - убиты.

Вечером     этого     дня     все     мужчины     нашей     роты    убиты    или
ранены. Другие примеры, боевая сила:

1    рота   58   п.   полка   -   1   офицер,   4   унтерофицера,   18   солдат;

2      рота      -      1      офицер,     1     унтерофицер,     13     солдат;

III         батальон        (4        роты)        -        103        человека.
Кто          при          этом          может          измерить          жертвы?
22    августа    1942    года.    Приходит    новая    замена    с   родины.   1
офицер         и         49        солдат,        все        из        Саксонии.

28     августа    1942    года.    В    местах    обоза    «всплывают»    первые
части     добровольной     дивизии     «Великая     Германия».     Мы    удивля-
емся    их    хорошему    оснащению,    их    оружию,    их    штурмовым    ору-
диям,     и     еще     неизвестному     пулемету    МД-42.    Приходит    новая
надежда.

31    августа    1942    года.    Наша    дивизия    передает    лозунг    «Спа-
сение».    Наш    полк    должен    быть    переведен    с   Ржевского   фронта.

Итог:         Полку        были        присуждены        высокие        награды:

2            Рыцарских            Креста            Железного            Креста;

7                   Немецких                   Золотых                  Крестов;

88              Железных              Крестов              I             класса;

570              Железных             Крестов             II             класса;

40             значков             близкого            танкового            боя.

11    дивизий    противника,    которые    друг    за    другом    были    уста-
новлены                нашим                полком,                обескровлены.

5     танковых     бригад     противника     уничтожены.     137     расстрелян-
ных       танков      противника      стоят      перед      позицией      полка.

Из     одного     сообщения     6     пехотной    дивизии    генеральному    ко-
мандованию     VI     армейского     корпуса     31     августа    1942    года.

Боевая              сила             58             пехотного             полка.

На    31.07.42    г.    -    21   офицер,   130   унтерофицеров,   837   солдат.
Замена                 (дополнительная)                 в                августе

9          офицеров          47         унтерофицеров         545         солдат
30                                    177                                   1382
30.08.42                Г.                12                64               382
Потери                      18                      113                     1000

В    стрелковых    ротах    13    унтерофицеров    и    58    солдат    невреди-
мыми    перенесли    месяц    август    1942    года,    основная   масса   при-
надлежала    к    пулеметным    ротам,    которые,    как   правило,   были   на
некотором            расстоянии            от            линии           фронта.

377     павших    из    нашего    полка    покоятся    на    кладбищах    памяти
в городе Ржеве и близ него.

4    сентября    1942    года.    Происходит    смена    на   Ржевском   фронте.
Погрузка    на    вокзале    в    Мончалово    -    10    км   западнее   Южного
вокзала    Ржев,    поездка    до   ст.   Гребески   близ   Оленина   около   50
км     западнее    Ржева.    Мы    занимаем    опорный    пункт    в    местечке
Шарное-Лядо.      Болотистое      место,     непроходимая     осажденная     ли-
ния     фронта,    укрепленная    опорными    пунктами,    дозор    и    замини-
рованные поля. Спокой.

20     сентября     я     откомандирован     в    представительство    по    от-
пускам    в    казначейство    III    батальона   -   главный   казначей   Кляп-
пенборг,     унтерофицеры     Кирн    и    Хайн.    Мирно    и    довольно    мы
живем     вместе     с     населением     маленькой     деревни,    наслаждаемся
в    спокойствии    теплым    осенним    солнцем,    здесь    мы    можем    ис-
пользовать даже сауну.

При     хождении     с     сообщениями    в    штаб    полка,    несколько    км
вперед,    я    против    предписания    ношу    с    собой    пустую   портупею
для    пистолета   на   ремне,   так   уверенно   чувствуем   себя   здесь.   По
ночам     мы     перенимаем     охрану     маленького     лагеря     военноплен-
ных.    Депленис    (по-русски:    пленные)    работают    днем,    а    вечером
приходят     в     обнесенный     забором     дом.    Удивительно,    как    они
приносят    длинный    ствол    дерева   для   того,   чтобы   топить   печь   и
прожаривать       на       нем       целую       кучу      кухонной      посуды.

Для    нашего    батальона    приходят    2    товарных    вагона    с   одеяла-
ми    и    пальто    для    зимы.    Они    стоят    оцепленные,    одинокие   и
покинутые,     далеко     от    собственных    подразделений,    в    глуши    и
лесу.    Вещи    должны    быть    распределены    и    розданы    на    следую-
щий    день    отдельным    ротам.    Я    получаю    задание   вместе   с   са-
пожником     Эвендопьсиппенем     охранять     оба     вагона     ночью.    Ночь
будет    холодная,    враг    и    начальство    далеко,   ну   кто   сюда   еще
придет?    Итак,    мы    оба    забираемся    между    теплыми    одеялами    и
спим.    Где-то    ночью    нас   будит   жесткий   стук,   кто-то   возится   с
дверями.    Кто    там?    Наши   люди,   едва   ли,   может,   русские,   граж-
данские?     Или    партизаны?!    Изнутри    мы    ничего    не    можем    ви-
деть.    Теперь    мы    сидим    в   ловушке!   Что   же   теперь???   Если   в
тесноте    можно    не    применять    силы,    поможет    крик.    Мы    быстро
делаем     себя    заметными    через    звуки,    стучим,    бьем    прикладами
по    стенам    вагона,   ждем   и   прислушиваемся,   Тихо,   они   ушли,   это
не партизаны - нам повезло.

15    октября    1942    года.    Мы    возвращаемся    обратно    в    Ржев   и
размещаемся      в      большом      каменном     здании,     бывшем     детском
доме    на    берегу    Волги.   Фронт,   между   тем   успокоился,   город   же
из-за    боев   в   августе   и   сентябре   почти   полностью   разрушен.   Для
защиты     от     артобстрела    наши    лошади    из    обоза    размещены    в
подземных     бункерах.    Корма    так    мало,    что    извозчики    подкиды-
вают    им    сучья,    чтобы    они    не    глодали    балки    в    бункерах.

Также    и    население    страдает    от    голода.    Близкая    линия   фрон-
та    отрезала    все    снабженческие    связи.    Типичная    картина:   обис-
силенная      в     пути,     полностью     изнеможденная     лошадь     обратно
возвращается    лежа   на   санях,   а   к   ней   уже   подбегают   с   длинны-
ми     ножами     местные     женщины     в     надежде,     при    возможности,
если      лошадь     будет     забита,     что-то     получить     для     себя.

Я     снова     в    ротном    обозе,    который    находится    на    Фабричной
улице.     Скоро    выпадет    снег,    отсюда    круто    спускающийся    берег
Волги        используется        нами       для       бега       на       лыжах.

20    ноября    1942    года.    Переход    на    зимнюю    одежду    в   ротном
обозе.     Выдача     одежды     входит     в     обязанности    рехнунгсфюрера.

С      наступлением      сумерек      снабженческий      транспорт      выезжает
с    фабричной    улицы    Ржева.    Дорога    ведет    вдоль    южного   берега
Волги,     через     отремонтированный     мост,    по    полностью    разрушен-
ной    северной    части    города   до   окраины   города   к   трассе   Север-
ный    вокзал    Ржев-Калинин.    Дамба    через    дорогу    дает    при   пря-
мом      обстреле     пулеметами     противника     хорошую     защиту     лоша-
дям     и    проездным    средствам.    Пулеметный    огонь    особенно    силен
в    первые    вечерние    часы.    Против   непрямого   обстрела   -   гранато-
меты    и    артиллерия    -    помогает    только    счастье.   Человек   может
быстро     распластавшись     лечь     на    землю,    проблема    в    лошадях,
которые являются крупными целями.

HKL    близко,    сюда    ведут    траншеи,    идеальное    место    для   снаб-
жения.    Разносчики    еды    от    отдельных    взводов   приходят   со   сво-
ей    кухонной   посудой,   и   я   тоже   плетусь   с   огромной   кипой   зим-
них    вещей    к    блиндажам.    Немедленная    примерка    этих    с   тоской
ожидаемых     предметов     одежды     вызывает     всеобщее     удивление     и
глубокое      удовлетворение      и     рождественское     чувство;     хорошая,
на    вате,    верхняя    одежда,    с   изнанки   на   белом   или   сером,   с
капюшоном,    со    шлемом    на    голову,    рукавицы   с   манжетами   и,   к
тому     же,     хорошие    немецкие    фетровые    сапоги    -    лучше,    чем
русские    «Walinkis»,    такого    хорошего    никто    не    ожидал.    Теперь
может приходить зима.

25    ноября    1942    года.    Я    слышу    много   часов   подряд   длящийся
артиллерийский    огонь,    на    юге    и    также    на   западе.   Попытается
русский взять Ржев со стороны?

15     декабря     вечером     термометр     показывает     -    27    градусов.
На    Святой    вечер    мы    собрались    21    человек   в   по-рождественски
украшенном     зале.     Некоторые    камерады,    которые    получили    «праз-
дничный   отпуск»   с   передовой   линии   тоже   с   нами.   Елка,   свечи   и
рождественские     песни     погружают     нас    в    задумчивое    настроение.
Угощение     рулетами,     кексами    и    шоколадом,    а    также    приготов-
ленная     нашими     поварами    Симеоном    Мартеном    и    Кикутом,    праз-
дничная     еда,     будят    воспоминания    детства,    думается    о    доме.
Незабываемое     впечатление,     здесь,     в    полукруге    проходящей    ли-
нии      фронта      слышать,      как      звучат      церковные      колокола.

«Мир     на     земле    людям    доброй    воли».    Наши    пехотинцы    почи-
нили    колокола.    26    декабря    моя    деятельность    как   рехнунгсфюре-
ра    (счетовода-кассира)    окончилась.    Я    снова    иду   на   фронт,   на
HKL    (главную   боевую   линию).   Она   проходит   в   12   -   15   километ-
рах    полукругом    вокруг    северной    части   города   и   затем   пролега-
ет    дальше    по    южному   берегу   Волги.   Длящиеся   6   недель   наступ-
ления      Советов      с      чудовищными     человеческими     потерями     не
достигло        своей        цели        -        взять        город       Ржев.

Позиции    нашей    9    роты    находятся    во    владениях    города,   кото-
рые    сравняли    с    землей.    Направо    тянется    HKL,   вдоль   занятого
русскими     городского     леса.     «Испанские    наездники»    стоят    между
нами    и   до   30-40   м   отдаленного   от   нас   вражеского   окопа.   Днем
мы     можем    наблюдать    только    через    «оконное    зеркало»    (отраже-
ние     на     верхней    поверхности    воды).    Наши    пулеметы    привязаны
цепями,    с    тем,    чтобы    при    внезапном   внедрении   противника   они
не    могли    быть    забранными.    По    приказу   полка   должны   строиться
дальнейшие     позиции.     Так,    каждый    все    еще    пытается    молотком
и    старым    прикладом    в    качестве    долота    путем    вырубания    за-
мерзших    до    твердого    камня    кусков    земли    величиной    с    орех,
расширить     окоп.     Вновь    введенная    зимняя    одежда    -    выдающая-
ся.    Она   держит   тепло,   легкая   и   дает   свободу   движениям.   Холод-
но.    Дрова    для    маленькой    печурки    в    бункере   готовятся   ночью.
Так   как   мы   не   имеем   ни   топора,   ни   копуна,  ни  пилы  -  является
наша     пехотная     лопата     полезным     орудием,     ею    мы    разбиваем
большие           деревянные          балки          разрушенных          домов.

Ночи     требуют     -    из-за    крайне    близкого    расположения    против-
ника     -     высочайшего     внимания     постов.     Лейтенант     Хаверкамп,
наш    комроты,    мужчина    требовательный    к   себе,   а   также   к   дру-
гим,    не    знает    пардона    при    сооружении   переходов   из   окопа   в
окоп.    Посты,    которые   его   не   слушают   или   не   замечают,   получа-
ют       сильный      пинок      под      зад      или      удары      кулаками.

31    декабря    1942    года.    Ночь    накануне   нового   года.   24   часа.
Фейерверком    из    всех    немецких    стволов    по    всему    фронту,   со-
провождаем     уходящий     военный     год,     встречая     следующий,    рус-
ский ведет себя спокойно.

16    января    1943    года.    Происходит    наша    смена.    129    пехотная
дивизия     занимает    наши    позиции.    Мы    маршируем    по    городу    и
затем    по    30    градусному    морозу,    по    холодному    скрипящему   от
мороза     снежному     ландшафту     около     20    км    в    северо-западном
направлении     к    большому    изгибу    Волги    у    д.Лепетиха.    Проходи-
мый    окоп    с    блиндажами,   места   для   пулеметов   и   орудий,   распо-
лагаются     вверху     вдоль    южного    берега.    Идеально!    Перед    нами
обвалившийся     отвес     в    5    или    более    метров    высотой,    затем
покрытая    льдом    Волга,    которая    не    позволит   ни   одному   напада-
ющему    делать    выстрел,    и   Иван   растянул   свой   окоп   в   отдалении
на    500    м.   Если   он   должен   переходить   реку,   то   мы   смастерили
на     отвесном     берегу    «сверхтяжелые    ручные    гранаты».    Они    со-
стоят   из   прикрепленных   на   доске   5   см   гранаты   и   ручной   грана-
ты с  рукояткой.

Снегопады     с     сильным     ветром     жестоко     надоели    нам.    Окопы,
позиции     и     входы     в     бункеры    должны    оставаться    свободными,
снежные заносы  не имеют конца.

Снова    в    канцелярию.    Судьба    снова    добра    ко    мне.   21   янва-
ря     вновь     попадаю     в    обоз,    рехнунгсфюреру    Оскару    Шнуркамфу
оторвало    ногу.    Я    обязан    снять    хороший    теплый   зимний   костюм
и   оставить   его   на   позиции,   так   я   бегу   скудно   одетый  в  мороз-
но-холодное    утро    много    километров    в    лесной    лагерь   в   Монча-
лово.    Промерзший    до   костей,   я   стучу   в   первый   дом,   из   трубы
которого    идет    дым,    Когда    я   вижу   испуганные   лица   жителей,   я
ставлю    свой    карабин    около   дверей,   чтобы   не   достать   его,   для
того,    чтобы    показать    мои    мирные    намерения,    и    сажусь   около
печки.    Мое    доверие    велико,    я   не   вижу   опасности,   хотя   очень
легко     дело     может     кончиться     плохо.     Гостеприимство     русских
велико,    мне    предлагают    чай,    и    я    снова    отправляюсь   дальше.

Обозом    нашего    III    батальона    стал    кусок    леса    вблизи   вокза-
ла    Мончалово.    Так    как    в    этом   региона   жизнь   на   поверхности
земли    не    безопасна,    для    людей    и   лошадей   вырыты   под   замер-
зшей     землей,     покрытые     снегом,     бункеры.     С     помощью     мин
взрывались     пласты     земли,     затем     лопатами     и    совками    рыли
окоп    в    2    м    глубиной    и    достаточной   ширины,   который   покры-
вался    стволами    деревьев,    балками    и    досками,    сверху    засыпал-
ся    землей.    Теперь    мы    в    безопасности    от    снежных    бурь    и
взрывающихся     гранат.     Со     снабженческими    санями    я    часто    по
вечерам    езжу    вперед.    Снежные    вьюги    и    темные    ночи    превра-
щают     возвращения     в     счастливую    случайность.    Дороги    и    обо-
значения     больше     не     видны.    Тогда    извозчик    позволяет    лоша-
дям    бежать,    как    они    хотят,    они    всегда    находят    правильный
путь к своему месту.

Обратное  движение  «Буйвол».

В     середине     февраля     1943     начинается    погрузка    всего    выше-
перечисленного     материала     и     транспортных     средств.    Было    при-
казано    оставить    фронтовую    дугу    Ржев,    которая,    как   мешок   от
160    км    глубиной    и    100    км    шириной    вдавалась    в    немецкий
фронт.     По     местности     протянуты    другие    дороги.    При    глубоко
промерзшем     снеге    необходимо    лишь    хорошо    убрать    снег,    этого
достаточно    для    санного    и    конного    пути.    Они   были   развалены,
разрушены, заминированы.

1     марта     приходит     приказ    о    срочной    отмене    движения    под
кодовым      названием      «Буйвол».      Нашим      отделениям      предписано
вновь     продолженная     «Берташтрассе».     При     оттепели     мы    прохо-
дим   назад   в   первый   день   30   км.   Арьергард   нашей   роты   в   дуге
Лепетиха,     обстреливается     200     русскими,    которые    перешли    Вол-
гу по льду. Атака была отбита.

На     коротких    или    длинных    атаках    отступаем.    Так,    4    марта,
при   -20   гр.   -   30   км.   Оттепель,   мороз   -   доставляют   нам  много
хлопот,    но    все   идет   размеренно.   Мы,   из   канцелярии,   и   функци-
онеры:    фельдфебель    Эмиль    Гулле,    Якоб    Анфунассер,    Георг    Кос-
сен,    Вилли    Рутерс,    Эвальд    Штеффельд    и    я,    маршируем   позади
полевой         кухни,         одной         из        важнейших        повозок.

Наши,      впереди      находящиеся     камерады,     удерживают     в     снеж-
ных позициях наступающие Советы.

По    ночам    в    марше    и   днем   на   свободной   местности   -   оборона
во льду, в снегу - без пехоты.

5    марта    мы    достигли   одной   из   линий   на   высоте   на   подступах
к    Сычевке,   она   должна   быть   удержана   в   течение   2   дней.   Здесь
русский    пытается    напасть    на    нас    с    помощью   снабженных   мото-
ром    саней   с   пропеллерным   приводом   -   они   7   м   длиной,   впереди
покрыты     броней,     укреплены     2-мя    пулеметами,    сзади    пропеллер.
Безуспешно.     Они     ранимы    по    сторонам,    так    как    не    покрыты
броней, все 7 были отстреляны.

17     марта     мы     достигаем     предусмотренную    линию,    уже    отчас-
ти    подготовленную    позицию    в    Никотине,    южнее    вокзала    Дорого-
буж.   Линия   фронта   сократилась   с   530   км   до   200   км.  21  дивизия
были окружены.

На    одной    телеге    мы    еще    достаточно    быстро    едем   в   лежащую
перед     новым     фронтом     деревню    и    вытаскиваем    там    картофель,
пока    он    не    достался    русским.    Обозы   направляются   в   «кухонную
низину»,     по-домашнему     благоприятное     по     ландшафту     место,    4
км    позади    HKL,    строятся    бункеры,    даже   сооружается   так   назы-
ваемая     финская     палатка,     это    быстро    собранная    из    фанерных
листов большая круглая хижина.

4     апреля     1943.     Прибывает    наш    бывший    комбат    фон    Йозен-
дорф,        теперь        майор       и       новый       командир       полка.

Запрет    на    отпуск    отменен.    Я   этот   год   снова   должен   быть   в
роте,    и    так    как    никто   из   очередников   из   боевых   частей   не
пережил   месяц   август   1942   года,   то   я   следующий   по   списку,   19
апреля    я   получаю   отпускной   лист,   со   мной   едет   также   наш   шеф
роты     оберлейтенант     Хаверкамп.     В    Дорогобуже    мы    садимся    на
открытую    дрезину    и   едем   около   20   км   до   главной   линии   Вязь-
ма-Смоленск,    оттуда    на    товарном   поезде   около   100   км   до   Смо-
ленска.    Мой    отпускной    билет    на    поезд   дальнего   следования   от
станции     Смоленск     на     22    апреля.    Мы    вынуждены    переночевать
в солдатской казарме в городе.

Первый     этап     проходит     от    Смоленска    через    Минск,    Баранови-
чи     к     пограничной     станции     Вопковыск.    Обезвшивливание,    прием
с    хорошим    уходом   на   2   дня   и   билет   на   проходящий   поезд,   с
которым   я   могу   ехать   до   г.   Лёнэ.   Здесь   начинается   и   заканчи-
вается    отпуск    с    24   апреля   по   17   мая   1943   года,   в   17.00.

Поездка    по    железной    дороге   Вопковыск   -   Лёнэ   длится   24   часа.
Дома     -     регистрация     в     муниципалитете,     получение    продоволь-
ственных    талонов    и,    как    записано    в   военном   отпускном   листе:

«как    участник    боев    на    Восточном   фронте,   имеет   право   к   дан-
ным     талонам,     приравненным     к    довольствию    занятым    на    тяже-
лых      работах,      иметь     дополнительно     2     яйца     в     неделю».

16    мая    я    сажусь    в   Лёнэ   во   фронтовой   поезд,   который   точно
к    17    мая    доставляет    меня   в   Волковыск.   Регистрация   в   службе
по    отпускникам,    прием    с    уходом,    затем    получение    места    на
фронте    -    наша    часть    между   тем   перемещена   -   меня   направляют
дальше    во    фронтовое    место    в    Брянск.   Через   2   дня   езды   по
железной    дороге   -   я   там,   ночевка   в   Брянске,   оттуда   со   снаб-
женческим    транспортом    -    около    40    км,    в   северо-западном   на-
правлении    и    я,    наконец,    достигаю    21    мая    своей    9    роты.

АКЦИЯ «ВОЛЬНЫЙ СТРЕЛОК»

В     дни     моего     возвращения     начинается    акция    по    уничтожению
бандитов     под     названием     «Вольный     стрелок».     В    заболоченной,
покрытой      дремучим      лесом     местности,     северо-западнее     Брянска
находятся        партизанские        группы        до        3000       человек.

6    пехотная    дивизия,    5    танковая    дивизия,    а    также   состоящие
из     восточных     народов     два    народных    оборонительных    батальона,
Восточный    штаб   z.b.   «V»   и   группа   охраны   «Юг»   -   должны   окру-
жить     бандитские     формирования     и     уничтожить    их.    На    дороге
Брянск-Смоленск      группа      охраны      «Юг»      заняла      оградительную
позицию.      Она      должна      препятствовать     выпадам     (выступлениям)
бандитов.     Наша     6    пехотная    дивизия    к    началу    акции    имела
позицию    к    наступлению    в    62    километра,   которая   уменьшалась   с
каждым      днем      и      в      конце     составляла     лишь     12     км.

21     мая.     Из-за     сокращения     обозного     персонала,     закончилась
моя     деятельность     рехнунгсфюрера     (счетовода-кассира),     она    была
передана    писарю    2    роты    Георг    Воссену.    Так    как    рота   уже
глубоко   внедрилась   в   лес,   я   сначала   остался   в   обозе,   но  затем
подался    в    лес   с   другими   ротами.   Из-за   малочисленных   и   плохих
дорог    были    взяты    лишь    небольшие    передвижные    средства,    поле-
вая   кухня   и   телеги   с   лошадьми.   Роты   вышли   в   3.30   и  к  обеду
достигли     соответствующего     места.     Я     отношусь     к    разносчикам
еды,    которые    в    канистрах    разносят    питание   к   отдельным   взво-
дам    и    отделениям.    В    необозримом    лесу    каждый   должен   придер-
живаться      своего      места,     чтобы     воспрепятствовать     какому-либо
проникновению.

На    эту    акцию    даны    6    дней.    Идет    дождь,   дремучий   листвен-
ный    лес,    мокрые    листья    моментально    делают    одежду   мокрой   до
нитки.   Так   целый   день.   Трудно   держать   связь   в   чащобе   и   боло-
те.   Противник   в   ловушке,   не   стремится   к   бою,   для   того,   чтобы
выжить,     он    должен    выйти    из    окружения.    Хитрый,    как    лиса,
мастер   уловок   и   маскировки,   иногда   водит   нас   за   нос.   В   пеще-
рах,    расщелинах,    дырах,    замаскирован    лучшим    образом,    на    гу-
стых    деревьях    и    в    болоте    -    удается    скрываться    некоторым,
другие обнаруживаются случайно.

Взорван     покинутый     склад     боеприпасов    из    40    бункеров,    были
предотвращены       отдельные       попытки       проникновения.       Подложен-
ные     бандитами     мины     причиняют     нам    большие    потери.    Кольцо
окружения становится все уже.

26    мая.    Подняты    обозом    по    тревоге    .    И    у    нашей    роты
сильный     бой;     мы     занимаем     отсечную     позицию     вблизи     HKL
Попытки    проникновения    партизан    отбиты    -    Слава    Богу!    -   что
уж,    начинать    уже    с    малочисленным,    отвыкшим    от   боев   обозным
людом!    Перед    последним,    решающим    днем    этой    акции   нас   пере-
водят.

28    мая.    Мы    маршируем    на    вокзал    Жукове,    там    погрузка    в
вагоны   и   через   Брянск   путь   лежит   на   вокзал   в   Орел.   После  30
км     марша    в    северном    направлении    мы    размещаемся    в    палат-
ках    в    местечке    Широкая    Кулиса.    Я    приставлен    к   фельдфебелю
Фраймуту     в     качестве     цугмельдера     (взводный    связной;    посыль-
ный).   Во   взводе   есть   еще   второй   связной   Ханс   Денис   и   санитар
Хайнц Граббе.

В     роты    "прибыло    пополнение    -    люди    и    материал.    Служебный
план     предусматривает     жесткое     обучение.     Упражнения    в    атаке,
нападение    в    рамках    роты    и    батальона.   Особое   внимание   уделя-
ется    сооружению    земляных    укрытий,    окон,   так   есть   приказ,   что
каждый     должен     выкапывать     противотанковый     окоп     каждый     ве-
чер.    Короткой    пехотной    лопатой    сухую   и   твердую   землю   -   это
мучительный         труд.        Больше        пота,        меньше        крови!

Жалобы      на      пропавшие      рации      учащаются.     Воровство     среди
своих!    Этого    не    может    быть!   Шеф   роты   Ольфу   Хаверкамп   угро-
жает     резчайшими     мерами;    однако,    уже    начали    пропадать    хлеб
и   колбаса.   Однажды   утром,   рота   стоит   выстроившись   у   палаток,   ,
все    видят,    как    удирает    из    одной    палатки   собака   с   порцией
колбасы        в        пасти.        Камерады,        все-таки,        честные!

14    июля    1943    года.    Второй    день    Троицы,   мы   упаковали   свои
вещи    и    стоим,    готовые    к   маршу.   Перед   собой   мы   видим   нео-
бычное,    покрывающее    всю    западную    часть    неба,   зарево   -   пред-
знаменования?

После     3     ночей     марша     мы     достигаем     места    Аменский-Лозе-
вец,    хороших    30    км    южнее    Орла,    здесь    мы    разбиваем   свои
палатки.     Обучение    усиленно    продолжается    в    течение    двух    не-
дель.   1   июля   приходит   новый   приказ   к   маршу:   на   смену  на  HKL.
Через    2    ночи   марша   мы   на   месте.   Так,   3   июля   мы   после   4
недель     упорных     тренировок    в    лучшей    физической    и    моральной
форме,     занимаем     стартовые    окопы    для    дальнейшей    гонки.    Как
всегда,    все    наоборот:   к   атаке   мы   попадаем   в   идеальную   оборо-
нительную      позицию!     Перед     нами     свободная     обозримая     мест-
ность,   мы   залегли   в   100   м   позади   Оки,   еще   довольно   узкой   в
этих    местах.    Русский    на    дистанции.   Наш   окоп   расположен   высо-
ковато,     бункер    на    склоне,    благодаря    этому    свобода    движений
для    пехотинца,    движущегося    обычно    днем    как    насекомое,    какое
блаженство!     Так     хорошо    не    может    долго    продолжаться.    Кроме
того,    мы,    находящиеся    обычно    в    одиночку,   покинутые   и   далеко
оторванные    друг    от    друга,    стоящие    по    всей   местности,   здесь
имеем    редкое    чувство    надежности.    Мы    знаем,    что    позади   нас
танковые дивизии артиллерийской части,

4     июля.     План    наступления    известен.    Рота    получила    аэросни-
мок,     на     котором    можно    видеть    позицию    противника    и    даже
заминированные     поля.    Наша    6    пехотная    дивизия    принадлежит    к
47     танковому     корпусу     под     командованием    генерала    Лемельсена
и     к     9     армии    под    командованием    генерал-полковника    Моделя.
Слева    рядом    с    нами    стоит   41   танковый   корпус   под   командова-
нием    генерала    Нарге,    справа    от    нас    мы    имеем   20   танковую
дивизию,    части    штурмовых    стрелков    и    часть    с   новыми   танками
«Tiger»    как    и    ракетные    орудия    небельверфер   (по   имени   конст-
руктора).    Оптимистичнее,    чем    прежде,    мы    ожидаем    часа,    когда
начнется     наступление.     Что     нам     может    еще    предложить    рус-
ский?

Мы    не    догадываемся,    что    творится    там,   по   ту   сторону   фрон-
та!    Уже    несколько    месяцев    им    все    известно,    они    знают   с
уверенностью,    что    мы    будем    здесь   атакованы,   и   они   подготови-
лись     основательно     к     наступлению     с    виноватым    уважением    к
нам.

АКЦИЯ «ЦИТАДЕЛЬ»

5    июля    1943    года.    В    3.30    наши    бомбардировщики    летят    в
южном     направлении     на    Курск.    Множество    облаков    от    зенитных
орудий     заставляют    нас    удивляться,    где    взял    противник    такое
множество зенитных орудий?

Начинается     атака     41    танкового    корпуса    слева.    Начало    атаки
нашего     корпуса     установлено     на    6.20.    Таким    образом,    может
быть     существенно     и     концентрировано    пущена    в    действие    вся
артиллерия    и    боевые    самопеты.    Гранаты    и   ракеты   ревут,   воют,
и    с    шумом    проносятся    над    нами.    Удары    попадают   только   на
русские позиции.

Мы      видим      высоковздымающуюся,      плотную      стену      из     огня,
дыма   и   пыли.   Этого   уже   не   переживет   никто,   «Легкая   атака»,   -
так думаем мы.

Перед     нашей     9     ротой     находится     выстроенный    мощный    опор-
ный    пункт,    поэтому    наш    штурм    начнется   позднее,   в   8   часов.
«Вперед!»    Только    выбежав    из    окопа,    уже   падает   наш   комвзвода
фельдфебель,     2     пулеметчика     ранены,     меня     присыпает    землей.
Одним    прыжком    достигаем    Оки,    по    балкам   -   на   другой   берег!
Сильный    огонь    вынуждает    нас    свернуть   вправо,   в   скудное   поле.
Над    нашими    головами    визжат    пули,    по-пластунски    и    по-тюленьи
между    стерней    мы    достигаем    края    зернового    поля   и   лежим   в
50    м    правее    от    опорного    пункта.   Перед   нами   свободная   пло-
щадь,     затем     заграждения     их     колючей    проволоки,    и    сильный
огонь    пулеметов    и    орудий    «гвоздями»    прибивает    нас   к   земле.

Наш     I     взвод     слева     лучше     продвигается     вперед,    проходит
мимо     опорного     пункта    и    даже    обстреливает    оттуда    вражескую
позицию    и    берет    20    пленных.   Теперь   для   нас   дорога   открыта,
мы       осторожно       прыгаем      через      проволочное      заграждение.Мы
можем     еще     заметить     маленькие     мины    в    деревянных    ящичках,
хотя     они     и     прикрыты    землей.    Здесь    мы    видим    образцовые
примеры     русских    полевый    позиций:    окоп    круглой    формы,    очень
узкий,    глубиной    более    2м,    никакой    земляной    насыпи,   к   месту
пулемета     и     орудий     ведут    ступеньки,    блиндажи    находятся    на
несколько        ступенек        глубже.        Все        донельзя       чисто.

Похоже      выстроены     также     дальше     впереди     позиции     стрелков:
углубленная    траншея    вокруг    орудия,    на    всех    четырех    сторонах
блиндажи,    глубокий    окоп   для   боеприпасов   и   в   100   м   от   пози-
ции-проволочные ограждения.

Несмотря     на    многие    удары    гранат,    которые    лежат    здесь    на
этой    линии,    мы    не    видим    разбитых    позиций,    ни   убитых,   ни
раненых.    Все    перенесли    этот    барабанный    огонь    почти    бесслед-
но,    на    «моральное    воздействие»    в    этот    третий    год    русской
войны нельзя возлагать надежды.

Справа    непрерывная    атака,    мы    находимся    в    резерве    и    рас-1
положены   в   3-х   км   лежащего   от   нас   леса.   Справа  сильно  кипит  \
огненный    котел,    а    дальше    идет    материальный    бой.    (   примеч.
мат.    бой    -    и    бой    орудий   играют   решающую   роль).   Артиллерии
обоих    сторон    бьют    беспрерывно    на    нападающих    и    на   обороня-
ющихся.    Сзади   от   нас   мы   видим,   как   едут   по   открытой   местно-
сти     массы     наших     танков,    которые    ожидают    возможности    про-
бить              брешь              для             нового             прорыва.

Наш    левый    сосед    292    пех.    дивизия    отстает,   бой   за   лес   у
д.Озерки    значительно    задержал    ее.    Наш    полк    введен   для   под-
держки    на    2-ой    день    наступления.    Тяжелый    огонь   бьёт   против
нас,    самолеты,    явно    американские    типы,   атакуют   нас   и   наполо-
вину    справа    к    нам    приближается    дюжина    русских    танков.   Это
выглядит    по-злому.    Наши,    впереди    идущие    линии,   на   этих   сво-
бодных    полях    -    без    прикрытия.    Противотанковые    окопы   в   этой
сухой,    твердой    земле    так    быстро   не   выроешь.   К   счастью,   нам
на    помощь    подходят    собственные    танки,    которые    затем    направ-
ляются    дальше    в    местечко    Бутырки.    Мы    достигаем   нашей   днев-
ной    цели    и    находим    укрытие   в   свободной   русской   позиции   для
орудий.      Нас      удивляет      огромное      количество     противотанковых
бутылок     с     зажигательной     смесью,    которые    складированы    здесь.

Весь     день     -     сильная    деятельность    авиации.    Несколько    вра-
жеских      самолетов      обстреляли     наши     егер-истребители.     Вечером
нас    снова    передвигают    направо,   при   этом   мы   вместе   с   штурмо-
выми     стрелками     прочесываем     большие     злаковые     поля.    Русские
«швейные     машины»,     названные    так    из-за    шума    своих    моторов,
медленно      летающие      легкие      бомбардировщики,     которые     исполь-
зуются          только          ночью,          делают          блиц-фотоснимки.

Мы     завертываемся     на     короткое     время    в    наши    плащ-палатки,
для сна уже не остается времени.

7    июля.    Третий    день    наступления.    С    утра    идет    наступление
на    «бабочковый    лес»    с    сильным    обстрелом    штурмовиков   и   под-
держкой      боевых     самолетов     «Штука»     (Ю-87).     Оно     становится
нам    неприятным    из-за    взрывающихся    недалеко    от    нас   с   огром-
ной    силой    бомб.    Мы    беспрерывно    стреляем    по    световым    зна-
кам.    Около    полудня    «бабочковый    пес»   -   в   наших   руках.   Взяты
в    плен    несколько    человек,    по    оставленным    позициям   и   остав-
шимся     транспортным     средствам     по     узкому     леску    продолжается
бой.    Из    укрытий    выйти    нельзя,    мы    будем    обнаружены   русской
артиллерией.     С    расположенной    в    2-х    км    отсюда    высоты    они
имеют        отличные        наблюдательные       возможности.       Беспрерывно
взрываются    гранаты    перед    нами,    позади    нас   и   между   нами,   у
меня    чувство,    что    я   лежу   на   большой   металлической   плахе,   по
которой     бьют     молоты     кузнецов.     Брызги     гранатовых     осколков
свистят    над    нами,    каждая    часть    тепа   плоско   вжата   в   землю.
«Углубление,     углубление,    углубление    -    королевство!    Только    со-
всем    маленькое    углубление    для    головы.    Здесь    мне    инстинктив-
но    становится    ясной    крайняя    важность    этой   части   тела.   Руки,
ноги,    даже    живот    -    второстепенные    вещи,    только    спрятать   в
укрытие    голову.    Лицо    в    пыли,    пригодится   каждый   миллиметр,   я
пытаюсь     выскрести     в    этой    твердой,    сухой    земле    углубление,
борьба     закованного     со     все     раздирающим    чудовищем.    К    тому
же,    палящее    июльское    солнце.    Я    купался    в    поту,   на   языке
царапающий    вкус    песка.    Горло    пересохло.    Как   и   все,   и   этот
барабанный    огонь    тоже,    имеет    свой    конец.    У    нас   появляется
офицер     авиации,     в    13    должны    прилететь    наши    бомбардировщи-
ки,    и    мы    должны    снова    идти    в    атаку.    Бомбардировщики   не
прилетают,     мы    начинаем.    Справа    и    слева    мы    видим    плотную
длинную     линию    наших    стрелков    и    многие    подтаскиваемые    штур-
мовые    орудия    на    одинаковой    высоте.    Это    придает    нам   нового
мужества    и    уверенности,    мы    справимся!    Но    противник   не   зас-
тавляет    себя    долго    ждать;    снова    ударяют    гранаты    по    нашим
рядам.    Хотя    мы,    оглушаемые    шумом    моторов    и   боя,   едва   мо-
жем    реагировать,    у    нас    удивительно    мало   потерь.   Опыт,   кото-
рый     подтверждается     все     больше:     при     множестве    используемых
взрывных     материалов     имелись     относительно     малые    потери,    при
отдельно        взятой        гранате        часто        высокие        потери.

После    того,    как   мы   взяли   3   линии   на   высоте,   на   нас   обру-
шился    сильнейший    огонь    из    пулемета    и    также    из   гранатомета
из окопа, расположенного несколько правее  напротив метров 400 от нас.

Ком.      роты     оберпейтенант     Хаверкамп     и     мой     товарищ-связист
Ханс    Денис    ранены.    Нам    повезло,    мы   нашли   укрытия   в   только
что покинутом русском окопе.

Мы     прочно     залегли,     дальнейшая     атака    была    бы    бессмыслен-
на.    Теперь    присоединяются    танки   2   и   9   танковых   дивизий.   Они
встречены     залпами     вражеских     противотанковых     орудий.    Несколько
левее    наши    танки,    наконец,    прорываются   дальше,   мы   позади   их,
затем    останавливаются    примерно    в    1000    метрах   от   новой   окоп-
ной    позиции    противника.    Когда   мы,   пехотинцы,   на   одной   и   той
же    высоте    находимся    со    своими    танками    в    100    метрах    от
вражеских    окопов,    они    дают    ход   назад   и   исчезают   в   укрытии.
Некрасивый     ход,     с     моральной     подавленностью    мы    не    сможем
справиться     несколько     минут.     Массивная    оборона    отражается    на
нервах     даже    танковых    соединений.    Нам    остается    только    сроч-
ная   атака   на   русскую   позицию.   Здесь   я   нахожу,   как   раз  кстати,
русский    автомат    с   полным   магазином.   В   сильном   огне   со   сторо-
ны    противника    мы    одним    рывком    прорываемся    к    первому    око-
пу.    В    30    метрах    пролегает    второй    сильно   занятый   окоп,   из
которого     много     камерадов    получили    выстрелы    в    голову,    пока
атаковали    его    со    стороны.    Наш   ком.   взвода,   фельдфебель   Гейнц
Пфейфер,     смертельно     ранен     выстрелом     в    шею.    Младший    офи-
цер    Эвальд    Ланд    принимает    наш    взвод.    Теперь,   собственно,   и
артиллерия стреляет точно по этому окопу.

Наблюдение:      при      орудийном      обстреле      окопа     двое     мужчин
были    выброшены    из    него    волной.    Апатичные    и    полностью    ду-
шевно    опустошенные,    они,    несмотря    на    сильный    атакующий   огонь
противника,   остались   стоять   на   краю   огня.   У   них   уже   больше  не
было    энергии    для    того,    чтобы    впрыгнуть    в    укрытие,   нервное
напряжение    трех   дней   атаки   было   так   велико,   что,   вероятно,   им
было   все   равно:   убьет   их,   наконец,   насмерть   или   нет.   За   ноги
мы    пытаемся   втащить   их   в   окоп.   Здесь   то   же   самое:   в   окопе
много    жертв,    а    с    этими    обоими,    стоящими   наверху   в   полный
рост, ничего не случается!

Наступает      ночь,     полевая     кухня     доставляет     сладкую     лапшу,
долго     с    жадностью    ожидаемое    лакомство.    Спокойно,    все    стоят
на    постах,    укрепление    позади    нас    никто   не   беспокоит.   А   на
следующее    утро    сюрприз:    кто-то    из   наших   идет   в   бункер,   уже
мимо      него     свистят     автоматные     выстрелы.     Бросаются     внутрь
бункера    гранаты    в    качестве    ответа,    снова    автоматные   очереди.
Еще    больше    ручных    гранат    в   ответ   -   только   когда   сооружение
воспламеняется,    выходят    из    него    два    Ивана   с   поднятыми   рука-
ми,     совершенно    невредимые;    наши    ручные    гранаты    не    гаранти-
руют     смерть!    В    другом    сооружении,    впрочем,    тоже    находились
двое русских.

8    июля    1943    года.    Утром    накатывает    с   заднего   фланга   тан-
ковая    волна,    атакующие    танковые    гренадеры.    Они   едут   и   пере-
прыгивают     через     наши     окопы.     «Теперь     мы    ухватим,    теперь
получится,    эту    волну    Ивану    не    сдержать,    теперь    мы    сможем
выступить     вслед     за     танками»,     -     так    вновь    думаем    мы.

На    уровне    нашего    окопа    уже    остаются    лежать    первые    танки,
а   в   отдалении   на   300   м   атака   набрала   силу;   горят   все  больше
танков     или     остаются    лежать    с    повреждениями.    Вижу    по    ту
сторону    войска,    которые    на    своих    продолговатых    танках,   похо-
жих    на    консервные    банки,    меняют    позиции    на   свободной   мест-
ности,       чтобы       захватить       наши       танки       на      стороне.

Мы      отодвинуты     немного     вправо     и     атакуем.     Две     попытки
днем    не    удаются,    но   в   темноте   мы   ошарашиваем   русских,   неда-
леко    от    меня    раздается    крик:   «Германцы!»   -,   и   мы   достигаем
цели    дня    -    позиции    за   склоном   холма   перед   местечком   Ольхо-
ватка.

9     июля     1943     года.     Благодаря     собственным     самолетам,    мы
получаем     запас     боеприпасов     с     парашютов,    которые    опускаются
почти    рядом    с    нами.    В    своих   окопах   мы   ожидаем   дальнейшего
приказа    к    нападению.    За    4   дня   атак   очень   сдавшие   физически
и    нервно,    мы,    к    счастью,    ожидаем    напрасно.    Битва,   однако,
продолжается далеко, справа и слева.

Наша    9    рота    понесла    за    последние    4   дня   атаки   потери:   6
убитых и  46 раненых.

10     июля     1943     года.     Нам     представили     неповторимый    воен-
ный    спектакль.    С    нашей    высотной    позиции    мы    наблюдаем,   как
проходит мощнейшее танковое сражение.

2     и     4    танковые    дивизии    натыкаются    на    сильнейшее    сопро-
тивление     противника,     несколько     правее     на     решающей     высоте
274    м    около   Ольховатки   и   дальше   справа   на   высоте   272   м   у
д.Теппое.

В     далекой,     непокрытой     равнине     мы     отчетливо     узнаем    оба
фронта,    несмотря    на    дым    и    столбы    пыли.    Между   бомбардиров-
щиками     и     боевыми     самолетами,     сталинские     залповые     орудия,
залпы     артиллерийских     и     противотанковых     орудий    и    остающиеся
лежать    горящие    танки    -    все   это   медленно   пожирает   дальние   \
наши  тающие  дивизии.

Адский       концерт,       чудовищное      уничтожение,      уничтожение      с
обеих    сторон,    -    но    дело    идет   вперед,   освобождающее   чувство.
Перед     сильно     укрепленными    высотами    у    Ольховатки    и    Теплое,
в    18    км   от   начала,   наступление   задыхается   на   10   километровой
ширине.

10     июля     американцы     и     британцы     приземляются     в    Сицилии.

11     июля     1943     года.     200     км    севернее    начинают    русские
ответное    наступление    на    фронтовой    дуге    севернее    и    восточное
Орла        с        глубоким        проникновением       в       наш       тыл.

Опасаясь       окружения,       танковые      дивизии      вынуждены      отсту-
пать     рядом     с    нами.    Акция    «Цитадель»    остается    безуспешной.

Голоса      по      поводу     акции     «Цитадель».     Битва     превосходящая
все.   Никогда   и   нигде   на   свете   до  лета  1943  года  не  было  такого
скопления     воюющих     людей,    такого    накопления    оружия    и    боеп-
рипасов,     никогда     не     наблюдалась    столь    массированная    уничто-
жающая    сила.    Свыше    2    млн.    солдат,    свыше   30   тысяч   орудий,
свыше    6    тысяч   танков,   свыше   5   тыс.   самолетов.   С   обеих   сто-
рон.     На     советской    стороне    было    вырыто    5000    км    траншей,
заложено    500000    мин.   Утром,   5   июля   в   течение   50   минут   было
взорвано    больше    гранат,    чем    за    весь   период   военных   действий
на    территории    Польши    и   Франции.   Еще   никогда   до   этого   немец-
кий    солдат    не    был    брошен   'в   столь   жесточайшие   военные   дей-
ствия.     Маршал     Жуков     пишет     в     «Воспоминаниях     и    мыслях»:

«сосредоточение     материальных     средств     и     воинских    частей    под
Курском     -     величайшая     наступательная    акция    за    период    всей
войны».

Маршал     Жуков:     «В    полосе    13    армии    была    создана    величай-
шая     линия     противотанковой    обороны,    она    достигла    более    чем
30     орудий     на    каждый    фронтовой    километр    ...    фронты    были
укреплены    вглубь   до   150   км   ...   В   районе   (Поныри)   был   введен
в    действие    4    артиллерийский    корпус    главного    резерва    с   700
орудиями    и    гранатами.    Плотность    артиллерии    была    приведена    в
состояние    92    орудий    и    гранатометов    на   каждый   километр   фрон-
та...»

Пауль     Карелл     пишет    в    «Сожженой    земле»:    «Между    Поныри    и
Соборовкой      на     15     километровой     ширине     фронта     разгорелась
танковая    битва,    какую,    вряд    ли,    когда-либо    переживала    исто-
рия.    На    каждой    стороне    от    1000    до   1200   танков,   штурмовых
орудий, а также авиаэскадрон.

Сообщение    вермахта    от    8    июля    1943    года:    «В   районе   южнее
Орла     вчера     состоялись     тяжелые     танковые    сражения,    в    ходе
которых      были      уничтожены      более      400     советских     танков».

На    юге    Курской    дуги,    у    Прохоровки    состоится   12   июля   «ве-
личайшая    танковая    битва    мировой    истории».    На    русской    сторо-
не    5-я    гвардейско-танковая    армия    и    другие    гвардейские   армии,
на    немецкой    стороне    II    танковый    корпус   СС,   дивизия   «Великая
Германия» и другие танковые дивизии.

ОТСТУПЛЕНИЕ

15    июля    1943    года.    10    дней    спустя   после   начала   наступле-
ния,     русские     начинают     свое    ответное    наступление.    3    танка
переезжают     нашу    позицию.    Глубоко    в    траншее    я    вижу    снизу
«гусеницы»     танка     Хайна     Шумахера,    который    вырыл    свой    окоп
глубиной    «на    ступню»,    чтобы    поскорее   иметь   свое   укрытие,   был
переехан   танком   и   глубоко   прижат   к   земле.   Он   перенес   это   без
повреждений!      Последующую      пехоту      противника      мы      отбиваем,
танки    поворачивают    вскоре    назад,    к    тому   же,   глубокая   лощина
делает    для    них    местность    непригодной,    слева    на    склоне    мы
видим     множество     загорелых     фигур    нападающих    перед    нашим    1
батальоном.    Справа    мы    видим    теперь   такую   же   картину,   как   и
10    июля,    только    в    обратном   направлении.   Три   русских   танковых
волны    с    впереди    идущей    пехотой    жестко    теснят   наши   танковые
силы,    к    тому    же,    вновь    начинается    сильнейший    артиллерийский
огонь,     и     беспрерывно     налетают     атакующие     боевые     самопеты.
Они    подходят    ближе   и   ближе,   и   многие   из   наших   танков   оста-
навливаются,       объятые       пламенем,       -      угнетающее      чувство.

Под      сильнейшим      давлением      во      много      раз     превосходящей
силы,    прежде    всего,    танков,   мы   отступаем   в   три   ночные   этапа
на    исходные    позиции    5    июля,    где    мы    каждый    раз    ставили
охраняющий отряд.

16     июля.     Только     мы     выкопали     наши     рвы    для    прикрытия
танков,    как    уже    вынуждены    отбивать   атаку   пехоты.   Хайнц   Граб-
бе    еще    успел    снять    у   лежащего   перед   нашей   позицией   убитого
русского,   немецкие   часы.   Пред   нашими   10   и   11   ротами   стоят   10
танков,    один,    наконец,    переезжает   через   мой   окоп.   Ночью   поло-
жение     нашего     охранного     отряда     становится    угрожающим,    отряд
вынужден  немного удалиться от врага.

17     июля.     Наша     рота    -    резерв    батальона.    Перед    красивым
лесом    нам    удается    втиснуться    в    укрытие   одной   русской   артил-
лерийской     позиции.     Перед     нами     разгорается     танковое    сраже-
ние.    Позади    нас    стоящие   танки   -   «Тигры»,   которые   своим   гро-
хотом     жестоко     изнашивают     наши     барабанные     перепонки,    явля-
ются     нашим     спасением.     Непосредственно     перед     нами    подстре-
ляны    12,    а   на   линии   дивизии   -   60   русских   танков.   Отделение
«Тигров»     под     командованием     майора     Зауванта     подстрелило    32
русских    Т-34,    Заувант    получил    орден    («Дубового    листа   Рыцарс-
кого    Креста»).    Ночью    мы    отступаем    на    старые    позиции,    не-
сколько     правее     прежних.    Спустя    два    дня    следует    дальнейшее
отступление    на    2    км   правее   перед   деревней   Верх   Тагино.   Спо-
койно.

22     июля.     Двое     русских,     в     запряженных    лошадьми    телегах,
переезжают     прямо     к     нам,    извозчики    бессмысленно    убирают    с
дороги     деревянные     препятствия    и    замечают    свою    ошибку    лишь
тогда,     когда     они     подзываются    часовыми    недалеко    от    нашего
окопа.    Двое    русских    начинают    быстро    убегать,    но   настигаются,
один   попадает   в   плен,   к   тому   же,   нам   достаются   лошади,  телеги
с     боеприпасами     для     гранатометов,     снаряжение     для    телефонов
и,       особенно       восторженно,       принимается       мешок       сахара.

19     июля.     11     гвардейская    армия    в    районе    Орловской    дуги
прорывает    немецкую    оборону    и    внедряется    вглубь    на    70    км.
Наши      важнейшие     обеспечивающие     пинии     находятся     в     серьез-
ной         опасности.        Мы        вновь        вынуждены        отступать!

Вниз по течению, до Кром.

24      июля      1943     года.     Соответственно     «выпячиванию»     фронта
следует    дальнейшее    отступление    в    северном    направлении    на    10
км;    полевая    кухня    предлагает    нам    жирный    суп    из   гуся.   Мы
находим     хорошо    выстроенные,    глубокие    окопы,    -    даже    сделан-
ная    кровать,    -   хорошее   положение   для   свободной   полевой   стрель-
бы.    Но   как   обычно   бывает,   противник   здесь   не   наступает,   здесь
он не появляется перед ружьем.

Несмотря     на    это,    вечером    отступаем    еще    на    6    километров.

Наш    взвод    остается   стоять   до   раннего   утра   в   качестве   прикры-
тия.    Когда    мы    проходили    по    первой   деревне,   наша   собственная
артиллерия    стреляла    прямо    в    ряды    позади   идущих   групп,   недо-
разумение,     которое     наградило     нас     двумя     ранеными,     которых
мы           теперь           должны           тащить          с          собой.

26    июля    1943    года.    Мы    подходим    к    позиции,   которая   нахо-
дится     на    высоком    северном    берегу    Оки,    у    окраины    деревни
Вендерева.      Надежные     танки,     русский     находится     перед     нами
силой в роту, никакой опасности.

Неприятен      лишь      обстрел      с     «Рачбуммов»     легкого     полевого
орудия    калибра    7,62    см,    которое    легко   может   передвигаться   в
командном      взводе.      Только     услышишь     «Рач»     перед     пролетом
снаряда,    затем    «бумм»    от    выстрела,    итак    никаких    предостере-
жений,     как     при     обстреле    артиллерией    или    гранатометами,    а
здесь,    когда    услышишь    выстрел,    остаются    несколько    секунд    до
удара,    достаточно    времени,    чтобы    уйти    в    укрытие.   Ночью   ко-
роткое отступление на 3 км.

27    июля    1943    года.    Строительство    позиции    на    овсяном   поле,
очень    плохо,    никакой   видимости,   но   также   плохо   и   для   подпол-
зающих    русских,    мы    можем   их   прогнать,   слева   от   нас   движутся
в     большом    количестве    танки    противника.    Наш    взвод    обеспечи-
вает    прикрытие    и    отступает    только    около    2    часов   ночи   на
предусмотренные километры.

28     июля     1943     года.     Мы     занимаем    подготовленную    рабочими
колоннами,    наполовину    выстроенную    позицию.    Для    нас    это   очень
выгодно,    она    спланирована    в    спокойной    обстановке,    подходит   к
местности,     кроме     того,     она    обеспечивает    своевременную    защи-
ту,    ведь    мы    никогда    не    застрахованы    от   внезапных   нападений
противника.     Позиция,     за     которую     нужно     держаться!     Русские
посты   двигаются   в   леске,   в   500   метрах   справа   от   нас,  одновре-
менно    видны   6   танков   слева   в   отдалении   на   800   м.   Мы   здесь
остаемся    4    дня,    мы    могли   бы   чувствовать   себя   здесь   хорошо,
если   бы   не   было   дождя,   а   так   в   окопе   становится   грязно,   на
одежду и  оружие налипает грязь.

Мы    строим    для   себя   в   стене   окопа   выемки   для   сна   и   орудий
и вешаем здесь свои плащ-палатки.

Мы    отбиваем    атаку    пехоты    противника;   то   тут,   то   там   ударя-
ют    по    нашей    позиции    противотанковые    гранаты    и   «РАК».   Спра-
ва   и   слева   от   нас   мы   вновь   слышим   шум   боя   атак   противника,
которые проводятся с помощью танков.

31     июля     1943     года.     Вечером    вновь    отступаем    в    сторону
дома.    Мы    переходим    Оку    и   попадаем   на   дорогу,   которая   ведет
вдоль    западного    берега    на    север,    12   км.   Нам   попадаются   на
пути    две,    длиной    около    2   км,   состоящие   из   2   рядов   домов,
деревни.

1     августа     1943     года.     Прежде,     чем    мы    достигаем    нашей
цели,    на    скошенном    пшеничном    попе    мы    видим    стоящую    коро-
ву,    один    из   нас   подходит   к   ней,   чтобы   взять   ее   для   нашей
полевой    кухни.    Тут    с    криком    выскакивают    из    полевой    колеи
женщины,    чтобы    ее    спасти.    Тогда    мы   устанавливаем,   что   здесь
ещё     прячется    большое    число    деревенских    жителей,    которые    не
перешли    фронт.    Русский    имеет    преимущество,    для   нас   это   цен-
ная информация.

Мы    копаем    наши    окопы    -    прикрытие    в    километре    правее   от
Оки,     позади    нас    находится    деревня.    Свободное    поле,    широкое
обозрение.    Спокойно!    Мы    остаемся    здесь    2   дня.   На   территории
позади     нас     русский     проводит     налеты     тяжелых    бомбардировщи-
ков.

Слева,    на    высоте,    мы    видим    свой    собственный    склад   боепри-
пасов.    Спектакль    взрывов    мы   переживаем   в   ночь   на   3   августа,
так    как   мы   еще   стоим   на   позиции   в   качестве   прикрытия.   Тыся-
чи    взрывов    и    детонации,    огонь,   дым,   грохот,   высоко   взметнув-
шиеся     орудия.    Во    время    нашего    15    километрового    отступления
по    дождю,    мы    проходим    по    сильно    разрушенному    бомбами    ме-
стечку,    и    русский    пролетает   над   нами   со   своей   машиной,   мед-
ленным       русским       ночным      бомбардировщиком      У2,      сбрасывает
свои       маленькие       бомбы       и       стреляет       из      пулеметов.

3    августа    1943    года.    Позиция    позади   реки   Крома,   на   правой
окраине     местечка     Кромы.    Дома    на    HKL    убираются,    нам    при
этом    перепадает    кувшин   другой   молока,   а   также   репа   и   лук   с
огородов,      долгожданный     дополнительный     продукт.     Один     человек
из    нашего    взвода    сумел    во    время    «осмотров    домов»   спастись
от    развалин,    благодаря    одному    местному    жителю.    Из   этих   до-
мов    мы    перенесли    также    непрошенных    гостей   -   блох!   Мой   на-
парник    Гейнц    Граббе    особенно    страдает    от    них.   Наша   позиция
на    высоте,    в    некоторой    степени    защищена    от    танков,    перед
нами    очень    хорошая    местность    с    ровными    лугами    и   небольшим
кустарником.

Что-то     висит     в     воздухе,     чувствуется     усиливающееся     давле-
ние     противника,     все    больше    видно    самолетов,    больше    танков

Примерно     в    1500    м    от    нас    на    свободное    поле    подъехало
орудие    и    ведет    огонь.    Наша    артиллерия    начинает    бой    удары
ложатся    рядом    с   нами,   обслуга   уходит   в   укрытие,   наши   канони-
ры     делают     перерыв.     Теперь     русский    стреляет    дальше    затем
вновь     наоборот,     полного     попадания     они    не    достигают    пока
вдруг      наши     орудия     не     замолкают;     недостаток     боеприпасов?

На     рассвете     мы     пережили     взрыв     нашего     большого     склада
боеприпасов.     Мы    отбиваем    атаку    пехоты.    Теперь    мы    находимся
позади    возвышения,    правее    на    400    м    прилежно    стучит   дюжина
русских гранатометов.

E N D

Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2010