поисковая работа

На главную...

ДОСКА ПОЧЁТА

Архангельский фонд Поиск

Имена из солдатских медальонов

Рабоче-Крестьянская Красная Армия

 

 

2011 | 2010 | 2009 | 2008 | 2007 | 2006 | 2005 | 2004 | 2003 | 2002 | 2001 | 2000 | ХХ век | "Байки"

Вторая мировая война, развязанная диктаторами СССР и Германии, с подписанием Актов капитуляции в мае и сентябре 1945г. закончилась лишь формально. Она пронизала миллионы семей в бывшем СССР и послевоенной Европе неизвестностью судеб родственников, пропавших без вести в те страшные шесть лет. Удачные исходы попыток их поисков самими родственниками посредством обычной переписки успеха, как правило, не приносят.

В отличие от ФРГ, где после войны был образован федеральный орган по учёту и поиску пропавших без вести немецких солдат, мы, потерявшие таковыми почти шесть миллионов своих сограждан, не имели аналогичной структуры. Отношение к людям как к вторичной субстанции, в сравнении с материальной частью (вооружением, снаряжением, боеприпасами и т.п.), системой коммунистической идеологии стойко культивировалось в сознании людей все пять послевоенных десятилетий. Под стать были и песни: "Раньше думай о Родине, а потом о себе!".

Неудивительно, что у нас сначала было подсчитано количество произведённого и потерянного за годы войны вооружения, и лишь в 1993 году опубликованы официальные заниженные цифры людских потерь действующей армии. О точных цифрах потерь гражданского населения речи вообще пока не идёт. Государству оказались ненужными судьбы людей, спасших его, и потому оно даже не удосужилось сосчитать - сколько же их погибло и пропало без вести. История распорядилась таким образом, что заботу о розыске пропавших людей и их родственников взяли на себя, в основном, простые люди, а не военное ведомство или государство. Хотя и проводились штатные кампании типа "Никто не забыт, ничто не забыто", выуживались из забвения некоторые примечательные солдатские судьбы, ордена находили своих хозяев, и в то же время безвестные останки сотен тысяч наших соотечественников белели у просёлочных дорог и в степных оврагах, погребались временем в полузасыпанных окопчиках и блиндажах, не учитывались в реестрах захоронений в заброшенных братских могилах. Практически властям до них не было никакого дела.

Начиналось же всё с людей невидных. Принято считать, что толчок поисковому движению дали Николай Орлов из Новгородской области да писатель Сергей Сергеевич Смирнов, после знаменитой "Брестской крепости" написавший очерк "Комендант "Долины Смерти" о Николае Орлове. Однако, следует сделать необходимое примечание: таких незаметно делавших благородное дело людей по разным регионам бывшего СССР можно собрать довольно много. Тех, кто десятками лет вёл и ведёт архивные исследования, поиски на местности, не ожидая известности и славы. Их трудами и бескорыстием восстанавливались имена воинов в безвестных захоронениях, разыскивались родственники, вносились изменения в сведения архивов.

Синявинские болота, Ржевский выступ, Вяземские леса, заполярные сопки и "Долину Смерти" у деревни Мясной Бор под Новгородом объединяет общая для них черта - огромное количество незахороненных останков и числящихся без вести пропавшими солдат. И в каждом районе нашей страны, где проходили бои, есть своя "Долина Смерти" - их сотни, а может быть и тысячи.

До 1988 года поисковая работа проводилась не связанными друг с другом группами энтузиастов, своими силами и средствами. Редкие спонсорские взносы, а чаще личные средства участников позволяли проводить экспедиции небольшого масштаба, и, как правило, без всякого официального разрешения, на свой страх и риск.

Вымпел Всесоюзного сбора поисковых отрядов Калуга-88 и Вахты памяти-Смоленск-90В марте 1988 года в Калуге состоялся первый Всесоюзный сбор руководителей поисковых отрядов. Был создан Координационный Совет, который возглавил бывший фронтовик, журналист Ю.М.Иконников. С его посильным участием в районе Мясного Бора были проведены экспедиции "Долина" и "Снежный десант". В них участвовало 850 человек из 15 городов Союза. На войсковом кладбище перезахоронили 3500 человек. Впервые масштаб поисковых работ заставил обратить на себя внимание, впервые существенную целенаправленную помощь энтузиастам имуществом и снаряжением оказало Министерство Обороны.

Работы 1988 года в Новгородской области позволили определить место проведения Вахты Памяти 1989 года. Это помпезное мероприятие ранее проводилось в городах, у величественных мемориалов, силами КПСС, ВЛКСМ, профсоюзов и армии. Считалось, что тем самым сполна отдаётся дань всем погибшим в войне. И вдруг осенью 1988 года в лексиконе функционеров соответствующих отделов в ЦК КПСС и ВЛКСМ появилось прежде неизвестное им название "Мясной Бор". Результат совместной работы сотен поисковиков ошеломлял своей неожиданностью и трагизмом. Было решено очередную Всесоюзную Вахту Памяти 1989 года провести именно в Новгородской области, у деревни Мясной Бор, силами поисковиков, подкреплённых возможностями Министерства Обороны и организационным обеспечением работников ЦК ВЛКСМ.

Поисковые работы проводились не только в Новгородской области. В поисковом обследовании нуждались 50 областей бывшего Союза, и особенно: Смоленская, Брянская, Калужская, Тверская (Калининская), Ленинградская, Мурманская, Псковская, Курская, Витебская и другие. Не меньшие, чем в Новгородской, масштабы потерь действующей армии в них поражали воображение. Повсюду начали создаваться энтузиастами сначала отряды, а затем и поисковые объединения. Люди обретали себя в профессиональном занятии этим тяжёлым делом и находили в нём то, чего им не хватало в обыденной размеренной жизни. В апреле 1989 года 1500 человек только одних поисковиков съехались в Мясной Бор. За 10 дней работы было поднято и перезахоронено 3400 человек, установлено 89 имён. Вахта Памяти 1990 года проводилась в Смоленской области. Тысяча двести поисковиков перезахоронили 3320 бойцов, погибших в вяземских окружениях 1941-42 гг., в Сычевской операции 42-43 гг., установили за 10 дней работы 52 имени. Далее в 1991 году Вахта Памяти проводилась в Тверской области. В 1992 году подобного мероприятия проводить уже было некому - ни КПСС, ни ВЛКСМ уже не существовало, а новой власти подобные акции были в диковинку, а потому ненужны.

Однако поисковые работы продолжались. Окрепнувшие материально и морально поисковые объединения взяли на себя проведение экспедиций, которые по масштабам были сопоставимы с официальными Вахтами. Количество праздно приезжающих изрядно уменьшилось, но окрепли навыки и опыт профессионалов. В одном только Мясном Бору на сегодня захоронено более 30000 солдат и командиров.

К 50-ой годовщине Победы интерес Государства к поисковой работе вновь возрос. Как и в 1989-1990 годах поисковикам стали выделяться средства на проведение экспедиций. Генеральный Штаб издал Директиву о том, как армия должна помогать поисковикам: "...передавать поисковым формированиям выслужившее сроки нОски обмундирование и снаряжение..." (цитата ДГШ-19 - авт.). Жаль, что читатель не может представить, как «это» выглядит!

На деле каждая государственная организация, хоть как-то касающаяся поискового движения, хотела урвать свой кусок, а до поисковых объединений доходила лишь малая часть обещанного государством, но и на том СПАСИБО!

"Война не окончена, пока не похоронен последний погибший солдат". Вряд ли удастся похоронить всех: слишком большую цену мы заплатили за ту Победу, да и времени прошло немало, но все, что в наших силах, мы постараемся сделать, правда завершать работу придется уже следующим поколениям...

Игорь Иванович Ивлев Архангельский фонд "Поиск" ©

 

Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
ИскателЬ © 1988-2016

Rambler's Top100 TopList