TopList

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ.
БОЕВОЙ ПУТЬ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ

Василий Карпович Пятков
Константин Сергеевич Белов
Семен Семенович Фролов

На землях Польши

3-я ударная армия из района Елгавы на территорию Польши перемещалась по железной дороге в составе трех стрелковых корпусов (девяти дивизий)(1) со всеми армейскими и тыловыми частями и учреждениями.

Перевозка войск, на которую был затрачен весь декабрь 1944 г., была проведена организованно и в установленные сроки. Успешному завершению перевозок по железной дороге и поддержанию высокого боевого духа личного состава во многом способствовала умелая партийно-политическая работа, которая велась в пути. В подразделениях проводились партийные и комсомольские собрания, политические беседы. Агитаторы и пропагандисты рассказывали о трудовых успехах советского народа, ратных делах Советской Армии, организовывались беседы героев минувших боев, выпускались боевые листки. Наиболее целеустремленно проводились эти мероприятия в 23-й гвардейской стрелковой дивизии, где политотдел возглавлял полковник В. В. Деев.

По мере прибытия в район сосредоточения части .армии размещались в лесных массивах. Делалось это с целью маскировки. Враг был не так уж далеко. Варшава еще находилась в его руках.

После устройства на новом месте войска армии сразу же приступили к учебе и приему новобранцев и боевой техники. Из вновь прибывшего пополнения укомплектовывались роты и формировались целые подразделения. В тех полках, которые прибыли в Польшу в двухбатальонном составе, создавались третьи батальоны. Поэтому обучение людей и сколачивание подразделений и частей в целом явилось одной из основных задач, которые пришлось решать в этот период командирам.

Пополнение в армию прибывало в основном из освобожденных районов, и его надо было приобщить к фронтовой жизни, научить бить врага. Тактические учения, ночные марши, боевые стрельбы — все это втягивало молодых солдат в напряженную жизнь, морально подготавливало их к тяжелым испытаниям.

Проводились также сборы с солдатами и сержантами по специальностям: ручных и станковых пулеметов, стрелков из противотанковых ружей, разведчиков и связистов. Занимались и офицеры. С командирами полков, батальонов и рот были организованы занятия при штабах дивизий и корпусов, а с командованием дивизионного и корпусного звена — при штабе армии. При этом большое внимание обращалось на обобщение опыта проведенных наступательных боев, па изучение организации и тактики войск противника, на организацию взаимодействия всех родов войск в ходе наступления. Командир 79-го стрелкового корпуса приказал все занятия по подготовке к боевым действиям проводить в поле.

Большую и кропотливую работу проводили политработники. Войска армии окружала теперь новая, непривычная для них обстановка. Перед командирами и политорганами встала неотложная задача усиления воспитательной работы с личным составом и развертывания разъяснительной работы среди польского населения.

Наши агитаторы и пропагандисты во встречах с местными жителями давали ясные ответы на все интересовавшие их вопросы, разъясняли внутреннюю и внешнюю политику Советского правительства, Коммунистической партии, ленинскую теорию и практику по национальному вопросу. Большое внимание уделялось установлению правильных взаимоотношений между Советской Армией и польским населением, а также с воинами Войска Польского.

Широкая политическая работа проводилась и с личным составом. Командиры, политработники, агитаторы предостерегали его от опасности недооценки противника, самоуспокоения и зазнайства.

Благодаря большой работе, проведенной в частях, советские воины были хорошо подготовлены к выполнению своей благородной миссии освободителей от фашистского рабства. Население освобожденной части Польши, убедившись в лживости фашистской пропаганды, проникалось чувством глубокого уважения и симпатии к советским солдатам и офицерам и всемерно стремилось помочь им в борьбе против общего врага.

1-й Белорусский фронт готовился к Висло-Одерской наступательной операции. Осуществление этой крупнейшей стратегической операции планировалось силами

1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов при активном содействии армий левого крыла 2-го Белорусского и правого крыла 4-го Украинского фронтов.

1-й Белорусский фронт должен был разгромить варшавско-радомскую группировку противника и не позднее однннадцатого-двенадцатого дня наступления овладеть рубежом Петркувек, Жихлин, Лодзь. В дальнейшем фронту предстояло развить наступление в общем направлении на Познань.

К началу операции фронт имел на левом берегу Вислы два захваченных плацдарма: один — в районе Магнушева, второй — юго-западнее Пулавы.

Главный удар войска фронта наносили с магнушевского плацдарма силами 5-й ударной, 61-й п 8-й гвардейской армий, 1-й и 2-й гвардейских танковых армий и 2-го гвардейского кавалерийского корпуса в общем направлении на Бялобжеги, Скерневице, Кутно. Разгром группировки противника в районе Варшавы и овладение городом осуществляли правофланговые армии фронта (47-я советская и 1-я Польская армии) при содействии части сил главной группировки фронта (61-я армия).

Второй удар наносили 69-я и 33-я армии, усиленные 11-м и 9-м танковыми корпусами с пулавского плацдарма в общем направлении на Радом, Томашув, Лодзь. При этом часть сил левого крыла фронта (33-я армия и 9-й танковый корпус) после прорыва обороны противника должна была нанести удар на Шидловец и во взаимодействии с войсками 1-го Украинского фронта разгромить группировку противника в районе Кельце, Радом.

Для наращивания усилий на направлении главного удара предназначался второй эшелон фронта (3-я ударная армия). Готовясь к отражению нашего наступления, противник заблаговременно создал между Вислой и Одером семь оборонительных полос, эшелонированных на глубину до 500 километров.

К началу 1945 г. наиболее сильно была укреплена главная полоса обороны, проходившая по левому берегу Вислы, и особенно на участке перед плацдармами. Эта полоса, состояла из 3—4 позиций, оборудованных большим количеством пулеметных площадок, наблюдательных пунктов, блиндажей и убежищ.

Вторая полоса обороны глубиной 3—5 км находилась в 12—15 км от переднего края главной полосы и состояла из двух-трех линий сплошных траншей и опорных пунктов, на танкоопасных направлениях имелись противотанковые рвы.

Последующие полосы обороны состояли из одной-двух линий траншей и отдельных опорных пунктов. Глубина их не превышала 2—3 километров.

Оборонительные полосы, подготовленные в глубине, включали такие крупные промышленные центры и города, как Модлин, Торн, Бромберг, Шнайдемюль, Познань, Кюстрин, Бреслау.

В Висло-Одерской наступательной операции 3-я ударная армия находилась во втором эшелоне фронта и предназначалась для развития успеха в направлении Познани и обеспечения правого фланга ударной группировки войск фронта. Состав армии к моменту начала операции не изменился. В нее по-прежнему входили три стрелковых (7-й, 12-й гвардейский и 79-й) корпуса.

Наступление войск 1-го Белорусского фронта началось утром 14 января 1945 г. Наступлению предшествовала атака передовых батальонов, осуществленная после 25-минутного огневого налета основной массы артиллерии. В связи с удачными действиями передовых батальонов 5-й ударной и 8-й гвардейской армий было принято решение поддержать их наступление вводом в бой главных сил первого эшелона корпусов. Наступление развивалось успешно. Прорыв обороны противника, начавшийся на трех направлениях, к 17 января слился в один мощный удар на всем 270-километровом фронте. Стремительный выход 2-й гвардейской танковой армии в район Сохачева, захват 47-й армией плацдарма на левом берегу Вислы севернее Варшавы заставили фашистское командование начать быстрый отвод войск из Варшавы. 17 января 1-й Польской армией во взаимодействии с 47-й и 61-й советскими армиями была освобождена столица Польши — Варшава.

В итоге четырехдневного наступления войска 1-го Белорусского фронта разгромили главные силы 9-й армии противника и осуществили прорыв его обороны на всю оперативную глубину (100—130 км).

В день освобождения Варшавы 3-я ударная армия получила приказ на марш. Она должна была, двигаясь в походных колоннах вслед за наступавшими войсками, быть в постоянной готовности немедленно перейти к активным боевым действиям.

С 18 января войска первого эшелона 1-го Белорусского фронта развернули стремительное преследование противника, которое развивалось на широком фронте и не прекращалось ни днем ни ночью.

25 января 1945 г. командующий 1-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза Г. К. Жуков для обеспечения правого фланга войск, наступавших на главном направлении, приказал 3-й ударной армии двумя дивизиями занять для обороны рубеж Кроне, Мрощен, находившийся к северо-западу от Бромберга.

Для выполнения этой задачи командующий армией выделил 12-й гвардейский стрелковый корпус, который 31 января занял оборону силами 33-й и 52-й гвардейской стрелковых дивизий. Остальные войска армии продолжали совершать марш в район к западу от 12-го гвардейского стрелкового корпуса и в первых числах февраля, пройдя в общей сложности более 400 км, сосредоточивались в районе Фандсбург, Флатов, расположенном на старой немецко-польской границе.

1-й Белорусский фронт к этому времени, окружив вражеские гарнизоны в районах Шнайдемюля и Познани, продолжал подвижными соединениями преследовать противника в западном направлении. К 3 февраля войска фронта вышли к реке Одер в полосе от Цедена до Глогау и захватили плацдармы на ее левом берегу в райоиах Кюстрина и Франкфурта, успешно выполнив поставленные перед ними задачи в Висло-Одерской операции.

В результате этой операции советские войска совместно с частями Войска Польского освободили большую часть Польши, вторглись в пределы фашистской Германии и создали непосредственную угрозу Берлину, до которого оставалось 60—70 километров.

В последующие дни 3-я ударная армия, продолжая главными силами находиться на стыке 1-го и 2-го Белорусских фронтов, силами 12-го гвардейского стрелкового корпуса занимала оборону на участке Клайн Бурциг, Ландек фронтом па север, отражала здесь контратаки противника, а главными силами готовилась к маршу в сторону реки Одер.

13 февраля 7-й стрелковый корпус уже совершал марш с целью сосредоточиться в районе Каллис, Реетц; 79-й корпус, располагавшийся в районе Флатова, в 25— 30 км от Шнайдемюля, готовился к выходу, а 12-й гвардейский корпус продолжал выполнять ранее поставленную задачу.

Утром 14 февраля в штаб армии поступили сведения о том, что прошедшей ночью шнайдемюльский гарнизон противника прорвал оборону частей 47-й армии, блокировавших его в городе, и начал лесами западнее Флатова продвигаться в северном и северо-западном направлениях с целью соединиться с главными силами своих войск в районе Ландека. Вскоре дополнительно было установлено, что гитлеровцам удалось вырваться из окружения в районе Шенфельда и они движутся пятью колоннами по двум маршрутам.

Пути движения прорвавшихся вражеских частей проходили через район расположения войск 3-й ударной армии. Необходимо было задержать противника и решительными действиями уничтожить его, не дать возможности прорваться к нему на помощь войскам, действующим в районе Ландека.

Командующий армией генерал Н. П. Симоняк руководство по разгрому прорвавшейся группировки возложил на командира 79-го стрелкового корпуса генерала С. Н. Переверткина. Одновременно он приказал командиру 12-го гвардейского стрелкового корпуса нанести удар одним полком в направлении Линде, Фридланд и вторым полком в направлении Ланкен, Каппе, разгромить прорвавшегося противника и отбросить его на север(1).

Получив задачу и не имея точных данных о вражеской группировке, командир корпуса генерал С. Н. Переверткин решил выдвинуть 150-ю стрелковую дивизию в район Флатова и ее силами преградить путь врагу на север и северо-запад. Дивизии было приказано главными силами занять район Хоэпфир, Гурзен, Дейч-Фир, а одним стрелковым полком — Радовнитц, Штрассфорт. Выполняя этот приказ, 14 февраля части дивизии своевременно заняли Радовнитц и Штрассфорт, только 756-й стрелковый полк с выходом в назначенный ему район, Гурзен, запоздал и занял его к вечеру. Это позволило противнику, продвигавшемуся на Ландек, захватить несколько населенных пунктов, разбросанных вдоль опушки лесного массива. Обстановка значительно усложнилась. В связи с этим командир 79-го стрелкового корпуса усилил войска в районе Флатова частями 207-й стрелковой дивизии. Одновременно в борьбу с прорвавшейся вражеской группировкой включилась армейская артиллерия, находившаяся в этом районе. Авиация помощи оказать не могла из-за плохой погоды.

15 февраля бои разгорелись с новой силой на рубеже Штрассфорт, Радовнитц. Противник обошел Гурзен, в котором находился одни батальон 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии, и устремился на Хоэнфир, который ему удалось захватить. Сюда вышел 164-й стрелковый полк 33-й стрелковой дивизии 12-го гвардейского корпуса, который с ходу перешел в атаку.

Противник не выдержал стремительной атаки подразделений этого полка; бросая оружие и боевую технику, вражеские солдаты начали разбегаться в леса. Некоторые его подразделения оказались в безнадежном положении и сдались в плен. Совместно с 164-м полком громил врага и 3-й батальон 469-го полка 150-й стрелковой дивизии.

В это же время ожесточенные бои вели 594-й и 598-й стрелковые полки 207-й стрелковой дивизии в районе Дейч-Фир, Вангерц, Закалльнов, Эспенхаген. В результате трехчасового боя подразделения этих полков днем 15 февраля овладели рубежом Дейч-Фир, Эспенхаген.

Таким образом, уже к исходу 15 февраля значительные силы прорвавшейся шпайдемюльской группировки противника были разгромлены, а остатки ее вновь окружены в лесах восточнее Ястрова.

16 февраля окруженная группировка врага предприняла новую отчаянную попытку выйти из окружения, и в этот день вновь разгорелись напряженные бои. Противник в результате длительного и напряженного боя захватил Штрассфорт и начал продвигаться в северном направлении. Создалась реальная угроза выхода в тыл частям 23-й гвардейской стрелковой дивизии 12-го гвардейского корпуса, которые оборонялись в это время в районе Ландека.

Группы противника, сумевшие проникнуть в леса южнее Ландека, были своевременно обнаружены органами охранения 63-го гвардейского полка и разгромлены.

В течение 16 и 17 февраля подразделения 63-го гвардейского, 164-го и 469-го стрелковых полков в лесах восточнее и северо-восточнее Фледерборна, а также западнее Хоэнфира и Дейч-Фира завершили разгром остатков прорвавшейся группировки противника из города Шнайдемюль. В это же время подразделения 594-го и 598-го стрелковых полков очистили от противника леса западнее Эспенхаген, Тарновка, Закалльнов.

Таким образом, частями 79-го и частью сил 12-го гвардейского стрелковых корпусов в упорных боях была разгромлена 10-тысячная группировка противника.

После разгрома шпайдемюльской группировки врага войска 3-й ударной армии продолжали выполнять ранее поставленную задачу — выдвигались в район Каллис, Реетц.

СОДЕРЖАНИЕ

От авторов
Глава первая. Начало пути
В первых боях
Перед Великими Луками
Глава вторая. Великие Луки — Невель
Вперед на врага
В боях за Невель
Глава третья. В боях за Прибалтику
За Советскую Латвию
К берегам Рижского залива
Глава четвертая. На новом направлении
На землях Польши
В Восточной Померании
Глава пятая. На Берлин!
В дни подготовки
Прорыв
В предместьях Большого Берлина
Решающий штурм
Знамя над рейхстагом

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976

Пятков В. К. и др.

Третья ударная. Боевой путь 3-й ударной армии. М., Воениздат, 1976.

256 с, с ил.

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ Редактор Н. В. Баранов. Художник Б. С. Иванов Художественный редактор А. М. Голикова Технический редактор Г. Ф. Соколова Корректор Н. М. Опрышко; OCR правка А. П. Царьков 5.3.2012г.

Г-83310 Сдано в набор 11.8.75 г. Подписано к печати 15.1.76 г.

Формат 84Х108/82. Печ. л. 8, усл. печ. л. 13,44, уч.-изд. л- 14,083 Типографская бумага № 1. Тираж 30 000. Изд. № 2/1496. Цена 62 коп. Зак. 1302

Воениздат 103160, Москва, к-160 1-я типография Воениздата 103006, Москва, к-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2012