TopList

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ.
БОЕВОЙ ПУТЬ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ

Василий Карпович Пятков
Константин Сергеевич Белов
Семен Семенович Фролов

В дни подготовки

Подготовка войск армии к наступлению на берлинском направлении фактически началась 20 марта. Но в связи с перемещением соединений и частей в район кюстринского плацдарма она значительно оживилась и с 8 апреля стала более целеустремленной.

Штаб армии разработал подробный план подготовки войск к предстоящей операции.

Военный совет армии, командиры соединений и частей, штабы, политорганы и партийные организации большое внимание обращали на тактическую подготовку войск. Ей отводилось 70 процентов времени. С каждой ротой было проведено по 2—3 тактических учения с боевой стрельбой. На батальонных учениях отрабатывались вопросы организации взаимодействия между пехотой, артиллерией и танками, действия в крупных населенных пунктах, ведение боевых действий ночью.

Так как войскам армии предстояло наступать на местности с большим количеством рек, каналов и озер, большое место в ходе тренировок отводилось вопросам преодоления водных преград с ходу. Для обучения личного состава боевым действиям ночью штаб армии разработал специальную инструкцию. С целью борьбы с фаустниками противника в каждой роте специально выделялись солдаты. Кроме того, во всех ротах готовилось по одному отделению, вооруженному трофейным «панцер-фаустом» для уничтожения танков противника.

Особенно тщательно обучались штурмовые батальоны, которые создавались в каждом стрелковом полку. В них подбирались физически развитые, выносливые бойцы, лучшие командиры и политработники, имевшие боевой опыт ведения наступательных боев. Учитывая, что само предназначение штурмовых батальонов требует от воинов высокого напряжения моральных и физических сил, командиры и политработники путем личного общения и индивидуальной работы с людьми добивались у личного

состава высокого наступательного порыва, стремления победить противника во что бы то ни стало. Тактические занятия с штурмовыми батальонами проводились на специально оборудованных участках местности, в обстановке, приближенной к боевым условиям. Наряду с этим проводилась большая работа по оснащению штурмовых батальонов артиллерией, танками, инженерными и химическими подразделениями.

Учитывая сложность решения задач в предстоящей операции, Военный совет армии большое внимание уделял подготовке руководящего состава полевого управления армии, командиров корпусов и дивизий. С этой целью с 9 по 14 апреля проводились военные игры в штабе армии и штабах корпусов, командиры дивизий организовали двухдневные занятия с командирами полков и батальонов.

Основным видом боевой подготовки офицерского состава была тактическая подготовка, которая строилась дифференцированно, в зависимости от рода войск и выполняемых обязанностей офицерами. Например, с офицерами стрелковых частей изучалась тема «Наступление с форсированием широкой водной преграды», а с артиллеристами — "Артиллерийское обеспечение форсирования крупной реки".

В военно-технической пропаганде ведущее место занимала популяризация богатого опыта форсирования водных преград, показ характера боев в большом городе, особенностей наступательных действий ночью. Так, в 171-й стрелковой дивизии 79-го стрелкового корпуса для офицеров были прочитаны лекции на темы «Опыт форсирования крупных рек», «Опыт уличных боев в большом городе» и другие.

С офицерами всех родов войск проводились совместные рекогносцировки, взаимное ознакомление с боевыми задачами. Тщательно отрабатывались вопросы организации взаимодействия в наступательном бою различных родов войск, включая и авиацию.

Большую работу проводили политработники всех степеней, партийные и комсомольские организации. Вся партийно-политическая работа в этот период прежде всего направлялась на подготовку войск к прорыву сильно укрепленной обороны врага, действиям в крупном населенном пункте. Ее содержание определялось не только целями предстоящего наступления, по и тем, что оно готовилось и должно было проводиться на территории фашистской Германии.

В связи с этим большое внимание уделялось воспитанию воинов в духе советского патриотизма. В работе командиров, политработников, партийных и комсомольских организаций находили отражение такие вопросы: разъяснение освободительной миссии Советской Армии и важности правильного взаимоотношения с немецким населением; повышение революционной бдительности и сохранение военной тайны; борьба за укрепление воинской дисциплины: честь и достоинство гражданина страны социализма.

Особое внимание обращалось на организационное укрепление партийных и комсомольских организаций, и прежде всего ротных партийных организаций. Дело в том, что после зимних боев в результате потерь парторганизации рот в значительной степени поредели. Задача укрепления существующих и создания новых парторганизаций решалась путем усиления приема в партию отличившихся воинов, перераспределения коммунистов по подразделениям и за счет прибывших коммунистов нового пополнения. Но главным и основным источником пополнения парторганизаций был прием в партию. За первую половину апреля в 207-й стрелковой дивизии 783 воина ведущих специальностей стали коммунистами(1). К началу Берлинской операции парторганизации удалось создать в каждом подразделении. На 1 апреля 1945 г. в армии имелось 550 первичных парторганизаций и 831 ротная парторганизация, объединявших в своих рядах 17 923 коммуниста. В парторганизациях в танковых ротах и артиллерийских батареях насчитывалось до 30 коммунистов, в парторганизациях стрелковых рот — 4—б(2).

Большая работа была проделана и по укреплению комсомольских организаций. По состоянию на 1 апреля 1945 г. в комсомоле работало 799 коммунистов — 10 процентов к общему числу комсомольцев.

После получения армией задачи и принятия решения на операцию основное внимание командования армии, соединений и политорганов направлялось на своевременное и скрытное сосредоточение войск на плацдарме и занятию ими исходного положения для наступления. При этом встречалось немало трудностей. Требовалось сосредоточить на сравнительно узком и неглубоком плацдарме Одера большое количество техники и живой силы незаметно для врага. И тем не менее с этой задачей войска армии справились вполне успешно. В этом немалую роль сыграли хорошо организованная комендантская служба и служба регулирования движения на постоянных переправах, безупречное выполнение своих обязанностей командирами всех степеней и высокая дисциплинированность всего личного состава армии.

Напряженно трудились в эти дни штабы армии и соединений. Они показали высокую оперативность, организовали контроль за всеми проводимыми мероприятиями, обеспечили устойчивое управление войсками. Особенно плодотворно поработали офицеры штаба армии, возглавляемого генерал-майором М. Ф. Букштыновичем. Наряду с планированием предстоящей весьма сложной и ответственной операции им приходилось принимать непосредственное участие в подготовке войск к наступлению.

Основная тяжесть по разработке плана операции и организации четкого управления войсками в этот период легла на начальника оперативного отдела штаба армии полковника Г. Г. Семенова. Обладая богатым опытом оперативной работы и неутомимой работоспособностью, полковник Семенов с присущей ему энергией детально занимался всеми вопросами, связанными с подготовкой к наступлению, умело организовал работу офицеров-операторов.

Нельзя не отметить той большой сложной и многогранной работы, которую провели работники тыла армии по созданию материальных запасов в предстоящей операции. Ввиду большой протяженности тыловых коммуникаций, а также расхода значительных материальных средств в Восточно-Померанской операции запасы в войсках и армейских складах оказались ниже установленных норм. Необходимо было создать в короткие сроки запасы, обеспечивающие ведение Берлинской операции. И эта задача была успешно решена.

В ночь на 14 апреля части и соединения 3-й ударной армии заняли исходное положение для наступления. Вся работа, проведенная по выводу войск на кюстринский плацдарм, дала положительные результаты. Смена частей 5-й ударной армии и сосредоточение для прорыва двух усиленных корпусов 3-й ударной армии были осуществлены организованно, в установленные сроки и незаметно для противника.

После занятия войсками исходного положения для наступления перед командованием армии встала задача достижения тактической внезапности и введения противника в заблуждение относительно времени перехода в наступление. С этой целью, а также для уточнения переднего края и огневой системы неприятеля была проведена разведка боем двумя усиленными батальонами. Этой разведке предшествовал 10—15-минутный огневой налет по переднему краю вражеской обороны. Поддержка атаки подразделений, ведущих разведку боем, осуществлялась последовательным сосредоточением огня. Кроме того, производилось огневое окаймление района действий разведывательных батальонов путем постановки неподвижного заградительного огня. Для поддержки подразделений, ведущих разведку боем, привлекались полковая, дивизионная и часть артиллерии усиления. Для этой же цели привлекалась и штурмовая авиация 16-й воздушной армии. Батальоны действовали 14 и 15 апреля. За это время они установили, что в первых двух траншеях противник имел лишь боевое охранение, а передний край обороны проходил в глубине, уточнили также его группировку и систему обороны. Па второй день атаки этих батальонов, поддержанные мощным огнем артиллерии и ударами штурмовой авиации, были приняты фашистами за наступление главных сил армии. В связи с этим противник стал подтягивать резервы и таким образом раскрыл свою систему огня.

В результате успешно проведенной разведки боем была нарушена целостность первой позиции главной полосы обороны и дезорганизована система огня врага. Войска армии уничтожили его боевое охранение, вклинились в первую полосу обороны, захватили отдельные участки первой и второй траншей, продвинулись на глубину 2—4 км и подошли к опорным пунктам и узлам сопротивления Ортвиг и Золиканте, а 12-му гвардейскому стрел-

ковому корпусу удалось овладеть на левом фланге армии опорным пунктом Рефельд.

В этих боях молодой боец 82-го стрелкового полка 33-й стрелковой дивизии комсомолец А. О. Алексеев повторил подвиг Александра Матросова.

Роте старшего лейтенанта Н. И. Куликова, где Алексеев служил автоматчиком, было приказано форсировать сильно обороняемый капал и выбить врага из занимаемых траншей. Рота скрытно подошла к каналу, и бойцы навели мостики через него. С рассветом по сигналу атаки Алексеев первым перебежал по мостику и устремился вперед. В это время совсем рядом заговорил вражеский станковый пулемет. Офицер метнул гранату, но пулемет продолжал стрелять. Тогда Алексеев, выскочив из-за бугра, своим телом закрыл дуло пулемета и заставил его замолчать.

Рота быстро форсировала канал. Враг был выбит из траншей, боевая задача выполнена. Товарищи с воинскими почестями похоронили А. О. Алексеева, который отдал свою жизнь за счастье Родины, за победу над ненавистным врагом. За этот подвиг А. О. Алексеев был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени(1).

На участке, где действовал 2-й стрелковый батальон 155-го гвардейского стрелкового полка 52-й гвардейской стрелковой дивизии, прославился командир пулеметного взвода лейтенант А. В. Балабанов. При прорыве обороны врага 15 апреля в районе Зофиенталь он со своим взводом быстро проник в тыл врага и пулеметным огнем выбил его из траншей. Решительные действия взвода обеспечили успех всего батальона по овладению населенным пунктом Зофиенталь. За умелое командование подразделением и личное мужество лейтенант А. В. Балабанов был награжден орденом Богдана Хмельницкого III степени(2).

Сотни, тысячи других воинов сражались столь же самоотверженно, приближая день великой победы. Среди этих отважных людей достойное место занимает командир пулеметного расчета 1-й пулеметной роты 469-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии 79-го стрелкового корпуса сержант А. М. Кравченко. На подступах к Золиканте он уничтожил расчет станкового пулемета противника, подавил огонь трех пулеметных точек и обеспечил отражение двух контратак врага с большими для него потерями(1). Так же решительно и смело сражался с врагом в 1-м стрелковом батальоне этого полка рядовой Д. Ф. Апостух. Он первым по сигналу бросился в атаку, увлекая за собой своих товарищей, стремительно ворвался во вражескую траншею, уничтожил огневую точку, мешавшую продвижению наших подразделений, а затем меткими выстрелами из своего автомата и в рукопашной схватке лично истребил 10 гитлеровцев(2).

Героизм и самоотверженность бойцов передовых батальонов при проведении разведки боем были массовыми. Подробно рассказывая об успехах передовых батальонов, о героических подвигах воинов, командиры и политработники поднимали у всего личного состава частей и соединений наступательный порыв, стремление как можно скорее пойти в бой с врагом и громить его до конца. О бессмертном подвиге рядового А. О. Алексеева политотдел армии выпустил специальную листовку, которая произвела на бойцов неизгладимое впечатление. Бывший начальник политотдела армии Ф. Я. Лисицын свидетельствует, что многие бойцы бережно хранили эту листовку как память о своем товарище-герое, которому они стремились подражать в бою.

Перед началом наступления соединения и части 3-й ударной армии получили обращение Военного совета 1-го Белорусского фронта ко всем солдатам, сержантам, офицерам и генералам. В нем говорилось, что пришло время нанести врагу последний удар и навсегда избавить нашу Родину от угрозы войны со стороны немецко-фашистских разбойников. Войска фронта славой побед и своей кровью завоевали право штурмовать Берлин и первыми войти в него, первыми произнести грозные слова сурового приговора нашего народа гитлеровским захватчикам. Обращение призывало всех воинов выполнить эту задачу с присущей им солдатской доблестью, честью и славой. «За нашу Советскую Родину — вперед на Берлин! Смерть немецким захватчикам!» — эти заключительные слова обращения звучали вдохновляюще и призывно, они наполняли людей новыми силами, поднимали в атаку.

Обращение Военного совета фронта, полученное за несколько часов до наступления, имело большое значение. В частях и подразделениях, где позволяла обстановка, проводились митинги, на которых выступал руководящий состав армии, корпусов и дивизий. Так, в 171-й стрелковой дивизии 79-го стрелкового корпуса на митинге выступили: в 380-м полку — командующий армией генерал-полковник В. И. Кузнецов и командир корпуса генерал-майор С. Н. Переверткин; в 525-м и 713-м полках — начальник политотдела корпуса полковник И. С. Крылов и командир дивизии полковник А. И. Негода, в 357-м артиллерийском полку — начальник политотдела дивизии подполковник П. Н. Ширяев(1).

На этих митингах все выступавшие бойцы в ответ на обращение Военного совета фронта заявляли: «Мы будем в Берлине!» Автоматчик 713-го стрелкового полка рядовой В. С. Николаев в своем выступлении сказал: «Еще в боях в Померании мы мечтали о том, когда пойдем на штурм Берлина. И вот этот долгожданный час настал. Мы имеем возможность до конца рассчитаться с врагом за все его злодеяния. Нет такой силы, которая могла бы остановить наш яростный и всесокрушающий натиск. Мы добьем врага в его собственном логове и водрузим Знамя Победы над Берлином. Я заверяю всех, что буду беспощадно истреблять гитлеровцев, отдам все свои силы, а если потребуется, то и жизнь для полной победы над врагом»(2).

Такую же клятву дали и воины 52-й гвардейской стрелковой дивизии 12-го гвардейского стрелкового корпуса. Командир 5-й роты 155-го гвардейского стрелкового полка капитан М. С. Крошкин заявил: «Коммунисты и беспартийные моей роты в обращении Военного совета фронта видят конкретную реализацию программы Коммунистической партии по окончательному разгрому врага. Мы клянемся, что боевую задачу выполним с честью и оправдаем высокое звание советской гвардии»(3).

Митинги, проведенные перед боями, со всей убедительностью показывали исключительно высокий наступательный порыв, охвативший войска 3-й ударной армии, их готовность с честью выполнить возложенные на них задачи.

По указанию командующего фронтом переход главных сил армии в наступление был назначен в ночь на 16 апреля за 1,5—2 часа до рассвета.

С целью ослепления противника и освещения местности на участке прорыва 3-й ударной армии планировалось применить 20 прожекторов. Командиры и политработники приняли все меры к тому, чтобы подготовить части к ночной атаке. Штаб армии разработал, а затем за подписью командующего армией и члена Военного совета разослал войскам указания по организации и проведению ночной атаки.

Наступила темная, тревожная ночь. Фашисты вели методический обстрел нашего переднего края. Все вокруг периодически озарялось зеленоватым светом ракет. Части занимали исходное положение для атаки, накапливаясь в отбитых у врага траншеях. Выдвигались вперед орудия, предназначенные для стрельбы прямой наводкой.

Напряженно трудились саперы. В ночь на 16 апреля они проделали проходы в заграждениях противника. В среднем на стрелковый батальон они сделали 6—7 проходов шириной 6—10 м каждый, на танковую роту — 2—3 прохода шириной 15—30 м каждый.

Саперные части армии справились со своей задачей вполне успешно. В этом немалая заслуга начальника инженерных войск армии генерал-майора инженерных войск М. И. Марьина, который умело осуществлял руководство этими частями. О том, с какой нагрузкой трудились саперы, могут свидетельствовать такие данные. Старшина С. М. Немченок из 92-го отдельного саперного батальона

33-й стрелковой дивизий за ночь проделал три прохода в проволочных заграждениях шириной 12 м каждый. Рядовой И. С. Лавренев из 150-й стрелковой дивизии обезвредил около 500 мин, а всего саперами этой дивизии было извлечено 9 тысяч противотанковых и противопехотных мин.

Бойцы и командиры много сделали для того, чтобы отлично подготовиться к решающим боям с врагом. И когда все было готово, приподнятое настроение охватило всех солдат и офицеров. Ведь они понимали, что наступил канун великой битвы, которая должна завершиться разгромом немецко-фашистских войск, а затем наступит долгожданный мир.

СОДЕРЖАНИЕ

От авторов
Глава первая. Начало пути
В первых боях
Перед Великими Луками
Глава вторая. Великие Луки — Невель
Вперед на врага
В боях за Невель
Глава третья. В боях за Прибалтику
За Советскую Латвию
К берегам Рижского залива
Глава четвертая. На новом направлении
На землях Польши
В Восточной Померании
Глава пятая. На Берлин!
В дни подготовки
Прорыв
В предместьях Большого Берлина
Решающий штурм
Знамя над рейхстагом

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976

Пятков В. К. и др.

Третья ударная. Боевой путь 3-й ударной армии. М., Воениздат, 1976.

256 с, с ил.

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ Редактор Н. В. Баранов. Художник Б. С. Иванов Художественный редактор А. М. Голикова Технический редактор Г. Ф. Соколова Корректор Н. М. Опрышко; OCR правка А. П. Царьков 5.3.2012г.

Г-83310 Сдано в набор 11.8.75 г. Подписано к печати 15.1.76 г.

Формат 84Х108/82. Печ. л. 8, усл. печ. л. 13,44, уч.-изд. л- 14,083 Типографская бумага № 1. Тираж 30 000. Изд. № 2/1496. Цена 62 коп. Зак. 1302

Воениздат 103160, Москва, к-160 1-я типография Воениздата 103006, Москва, к-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2012