TopList

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ.
БОЕВОЙ ПУТЬ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ

Василий Карпович Пятков
Константин Сергеевич Белов
Семен Семенович Фролов

Знамя над рейхстагом

Командир корпуса генерал С. Н. Переверткин решил штурм рейхстага осуществить силами 150-й и 171-й стрелковых дивизий. 207-й стрелковой дивизии ставилась задача переправиться на южный берег реки Шпрее, овладеть оперным театром, в дальнейшем наступать на Шарлоттенбургер-шоссе, где и соединиться с частями 8-й гвардейской армии.

Ночь на 30 апреля была особенно напряженной. Все с нетерпением ожидали начала штурма здания рейхстага, с падением которого все фронтовики связывали свои долгие мечты о победе, о своем возвращении в родные края, о мире на земле.

Тщательно изучались подходы к рейхстагу и его огневая система. Все новые и новые танки и артиллерийские орудия переправлялись на левый берег Шпрее, чтобы принять непосредственное участие в штурме. Для стрельбы прямой наводкой было подтянуто 89 орудий разного калибра, в том числе и тяжелые гаубицы. Готовились к ведению огня по рейхстагу и реактивные установки. Стрелковые подразделения улучшали свои позиции, вели разведку, пополняли боеприпасы. Вместе с пехотинцами к штурму готовились также артиллеристы, танкисты, связисты — все понимали, что предстоит жаркий и ожесточенный бой.

Рейхстаг и Кроль-опера были сильно укреплены, имели крупные гарнизоны и огневое взаимодействие между собой. Все окна рейхстага противник превратил в амбразуры с бойницами. В нескольких метрах от рейхстага имелись железобетонные доты. В 200 м к северо-западу и юго-западу от здания простирались траншеи с пулеметными площадками и разветвленными ходами сообщения, а через Кёнигс-плац, в 120 м от рейхстага, проходил довольно глубокий ров — часть трассы метрополитена, строившегося открытым способом. Этот ров 29 апреля фашисты наполнили водой, поэтому он представлял собой серьезное препятствие, преодолеть его можно было только по уцелевшим металлическим конструкциям взорванного моста.

Рейхстаг оборонялся гарнизоном в составе 1000 офицеров и солдат различных частей, в основном курсантами морской школы из города Ростока, срочно переброшенных в Берлин на транспортных самолетах. Кроме того, на позициях к югу от рейхстага в резерве находилось 20 боевых групп по 30—35 человек.

Перед фасадом рейхстага для стрельбы прямой наводкой стояли орудия, в том числе и зенитные. Пять артиллерийских батарей, расположенных на закрытых позициях, составляли основу огневой мощи частей этого участка. Кроме того, их могли поддержать танки и штурмовые орудия, врытые в землю у Бранденбургских ворот.

Противник имел возможность вести огонь вдоль набережных и по Кёнигс-плацу из орудий, расположенных в глубине парка Тиргартен, которые к этому времени еще не были полностью подавлены.

Таким образом, рейхстаг представлял собой мощный бастион, который предстояло взять советским бойцам.

Не менее прочно было укреплено и здание Имперского театра. Само здание, с толстыми стенами и большими подвальными помещениями в сочетании с хорошо организованной системой огня, гитлеровцы считали недоступным для наступающих войск.

Предстоящий штурм требовал от всех воинов выдержки, мастерства, самоотверженности, упорства в бою и способности к самопожертвованию. В подразделениях накоротке проводились партийные и комсомольские собрания. Выступавших было много. Каждый понимал, что речь идет о событиях огромного исторического значения.

В штурмовом батальоне 380-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии па комсомольском собрании командир батальона старший лейтенант К. Я. Самсонов спросил, кто хотел бы разведать путь к рейхстагу и поднять на нем батальонный Красный флаг. Желающих оказалось много, но командир батальона остановил свой выбор на младшем сержанте М. В. Еремине и рядовом Г. К. Савенкове, ранее отличившихся в боях на улицах Берлина, и вручил им Красный флаг.

Еремин прижал его к груди и сказал:

— Приказ Родины будет выполнен — флаг мы водрузим на рейхстаге(1).

В штурмовом батальоне 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии честь водружения батальонного флага выпала лучшему воину 1-й роты младшему сержанту П. Н. Пятницкому.

Одновременно командир корпуса генерал-майор С. Н. Переверткин и начальник политотдела корпуса полковник С. И. Крылов отобрали из коммунистов и комсомольцев две группы добровольцев по 20 человек, которым, поручили водрузить над рейхстагом флаги корпуса.

Группы возглавили молодые, энергичные офицеры штаба корпуса — майор М. М. Бондарь и капитан В. Н. Маков.

Весь личный состав частей, готовившихся к штурму рейхстага, был воодушевлен предстоящей борьбой. Каждый ощущал близость великой победы. Всюду развернулось патриотическое соревнование за то, чтобы первыми ворваться в рейхстаг, первыми водрузить на нем Знамя Победы.

Наступило утро последнего дня апреля. Сквозь туман, поднимавшийся над Шпрее, уже легко просматривалось серое здание с многочисленными колоннами, с куполом и башнями — это рейхстаг. Бойцов отделяла от него площадь, изрытая воронками, траншеями, рвами. Всюду из амбразур высовывались пулеметы, виднелись зенитные пушки, танки. Засевшие в рейхстаге пулеметчики, автоматчики и фаустники вели непрерывный огонь. Шли последние приготовления к штурму. Командиры рот еще и еще раз напоминали, кому и в каком направлении атаковать, каких придерживаться ориентиров. Командиры взводов проверяли снаряжение у бойцов. Командиры батарей распределяли цели между орудийными расчетами.

Бои за рейхстаг, начавшиеся рано утром 30 апреля, сразу же приняли ожесточенный характер. Атака, предпринятая в 4 часа 30 минут, успеха не имела. В 11 часов 30 минут после сильной артиллерийской подготовки атаку повторили. Но и на этот раз общий штурм не удался.

Противник встретил наступающие подразделения сильным огнем. Из узких бойниц не умолкая строчили пулеметы, беспрерывно слышались дробные звуки выстрелов автоматических зенитных пушек. Из парка Тиргартен артиллерия противника поставила завесу неподвижного заградительного огня.

Особенно трудно пришлось 380-му стрелковому полку 171-й стрелковой дивизии, которым временно командовал начальник штаба майор В. Д. Шаталин. Воспользовавшись разрывом между подразделениями 525-го стрелкового полка и 2-м батальоном 380-го стрелкового полка, рота гитлеровцев под прикрытием интенсивного огня и при поддержке двух танков предприняла контратаку во фланг 2-му стрелковому батальону. Вся тяжесть боя легла на 5-ю стрелковую роту. Завязался упорный бой, перешедший в рукопашную схватку. Командир роты старший лейтенант И. Я. Щиголь, несмотря на контузию, не ушел с поля боя. Оставаясь вместе с бойцами, он умело руководил их действиями. Командир первого взвода младший лейтенант И. И. Афанасьев лично уничтожил 10 гитлеровцев и продолжал драться с врагом. В неравном бою он героически погиб. Не один десяток вражеских солдат уничтожили в этом бою бесстрашные пулеметчики младший сержант Г. Е. Федоренко и рядовой Д. А. Бакун. Контратака была отражена. Однако положение оставалось тяжелым. Бойцам пришлось залечь, не достигнув рва, преграждавшего путь к рейхстагу(1).

В таком же положении оказались и подразделения 756-го и 674-го стрелковых полков 150-й дивизии. Выйдя ко рву перед рейхстагом, опи встретили ливень огня со стороны противника и тоже залегли. Это были 2-я рота 1-го батальона 674-го полка под командованием лейтенанта П. А. Греченкова, разведвзвод того же батальона лейтенанта С. Е. Сорокина, 2-я рота 1-го батальона 756-го полка во главе с заместителем командира батальона В. И. Яруновым. Попытки отдельных групп бойцов преодолеть глубокий ров, заполненный водой, не увенчались успехом.

Наступила пауза. Ее использовали для дальнейшей подготовки решительного штурма. Подтянули артиллерию, танки и самоходно-артиллерийские установки. Подразделения 380, 756 и 674-го стрелковых полков получили пополнение. Командиры взводов, рот и батальонов совместно с командирами артиллерийских и танковых подразделений уточнили объекты атаки.

Хорошее пополнение в 756-м стрелковом полку получила рота старшего сержанта И. Я. Сьянова. Сначала парторг роты, а затем ее командир, ветеран дивизии, старший сержант И. Я. Сьянов зарекомендовал себя смелым, энергичным и решительным командиром, способным правильно организовать бой и добиться победы. В предстоящем штурме этой роте командир батальона капитан С. А. Неустроен отводил главную роль. Политработники агитатор политотдела 150-й стрелковой дивизии капитан И. У. Матеев, агитатор 756-го полка капитан А. М. Прелов, заместитель командира 1-го стрелкового батальона но политчасти лейтенант А. П. Берест рассказывали бойцам о важности боевых задач, вдохновляли их на штурм рейхстага.

Такая же работа проводилась и в подразделениях 380-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии, особенно в штурмовом батальоне старшего лейтенанта К. Я. Самсонова.

Много труда в подготовку личного состава этого батальона вложил заместитель командира полка по политической части майор Ш. X. Килькеов. Находясь все время среди бойцов, он личным примером и доходчивым словом коммуниста вдохновлял их на подвиги. Недаром их наступательный порыв был весьма высок, и это внушало уверенность в то, что атака на этот раз будет успешной.

В 13 часов загремела артиллерийская канонада. Одновременно стреляли все 89 орудий, подтянутых к рейхстагу. По серому грозному зданию били и батареи, находившиеся на правом берегу Шпрее. Но особенно сильное воздействие на противника оказали реактивные установки, которые сделали тринадцать залпов из окон «дома Гиммлера». Вокруг рейхстага стояло сплошное облако огня, дыма и пыли.

Наконец наступил момент общего штурма. В 13 часов 30 минут бойцы быстро поднялись в атаку и устремились вперед. Стреляя на ходу, они перебегали от воронки к воронке, и, достигнув рва, наполненного водой, одни кинулись вплавь, другие — по уцелевшим конструкциям взорванного моста.

Для обеспечения правого фланга частей, штурмовавших рейхстаг, командир 79-го стрелкового корпуса ввел в бой второй эшелон — 207-ю стрелковую дивизию полковника В. М. Асафова. Обойдя справа боевые порядки 150-й стрелковой дивизии, полковник нацелил свои части на штурм Кроль-оперы.

Огонь противника из района театра вскоре заметно ослаб, что в значительной степени помогло передовым подразделениям 756-го и 674-го полков преодолеть ров.

До рейхстага оставалось 100—120 метров. Но какие это были метры! Одним рывком их взять было невозможно. На пути находились окопы, ходы сообщения и воронки от разорвавшихся снарядов, а в них сидел до зубов вооруженный враг. Гитлеровцы ожесточенно сопротивлялись. Они вели ураганный огонь из всех видов оружия. И бойцы, преодолевшие ров, снова залегли. К этому времени передовым подразделениям 380-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии удалось выйти ко рву, но они также остановились под градом пуль и снарядов. Стало ясно, что следует готовиться к повторному штурму. И штурм возобновился.

В 18 часов 30 апреля под прикрытием артиллерийского огня советские воины, возглавляемые старшим сержантом И. Я. Сьяновым, лейтенантом А. П. Берестом и старшим лейтенантом К. В. Гусевым, с криком «ура!» вновь пошли в атаку. Одновременно с ними ринулись на врага подразделения 1-го стрелкового батальона 674-го полка под командованием капитана В. И. Давыдова и 1-го стрелкового батальона 380-го полка под командованием старшего лейтенанта К. Я. Самсонова.

Атака получилась массовой и стремительной. Гитлеровцы были опрокинуты и смяты. Через несколько минут доблестные воины уже подошли к стенам рейхстага. На колоннах, выступах, на фронтоне здания заалело множество красных флагов. Вот взвился флаг младшего сержанта П. Н. Пятницкого из 1-й роты 756-го стрелкового полка. Но смельчак был сражен пулеметной очередью на ступеньках здания. Младший сержант П. Д. Щербина, приняв из рук павшего товарища красное полотнище, укрепил его на одной из колонн у главного входа. Рядом трепетали на ветру флаги лейтенанта Р. Кашкарбаева и рядового Г. П. Булатова из 674-го стрелкового полка, сержанта П. С. Смирнова, рядовых Н. Т. Беленкова и Л. Ф. Сомова из 2-й роты 525-го стрелкового полка, сержанта Б. Я. Япарова из 86-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады. Здесь же развевался флаг, прикрепленный к колонне славными воинами Г. К. Савенко и М. В. Ереминым из 1-го батальона 380-го стрелкового полка. Всех бойцов, донесших свои красные флаги до здания рейхстага, перечислить невозможно, ибо самым примечательным в штурме рейхстага был массовый героизм советских воинов.

Вместе с стрелковыми подразделениями штурмовали рейхстаг доблестные танкисты и артиллеристы. Особенно мужественно сражались с врагом воины 23-й танковой бригады и 40-й отдельной истребительно-противотанковой бригады РГК. В штурме рейхстага прославились командиры танковых батальонов майор И. Л. Ярцев и капитан С. В. Красовский, командир танковой роты старший лейтенант П. Е. Нуждин, командир танкового взвода лейтенант А. К. Романов, командир танка старший лейтенант А. Г. Гаганов, механики-водители старший сержант П. Е. Лавров и старшина И. Н. Клетнай, наводчик орудия старший сержант М. Г. Лукьянов(1) и многие другие. Все они были награждены орденами, а старший лейтенант А. Г. Гаганов и старший сержант П. Е. Лавров удостоились высокого звания Героя Советского Союза.

В этом бою совершил свой замечательный подвиг помощник командира взвода разведывательной - роты 23-й танковой бригады старший сержант Н. В. Капустин. В самый ответственный момент штурма он гранатами заставил замолчать большую группу фаустников, сильно мешавших продвижению танков. Кроме того, огнем из автомата он уничтожил более 25 гитлеровцев. За мужество и храбрость, проявленные при штурме рейхстага, Н. В. Капустин был награжден орденом Красного Знамени(2).

Стрелковые подразделения, ворвавшись в рейхстаг, встретили яростное сопротивление гитлеровцев. Если в городе бои шли за каждую улицу, квартал, дом, то здесь, в рейхстаге, с боем бралась каждая комната, каждый коридор, лестничная клетка, этаж. Гитлеровцы забрасывали советских воинов гранатами, вели огонь из фаустпатронов, автоматов, пулеметов, а иногда даже переходили в контратаки. Особенно ожесточенно сопротивлялись курсанты-моряки. Это были отъявленные гитлеровские головорезы. Но сила натиска наступающих была настолько велика, что противостоять не могли даже такие головорезы.

В одной из комнат на первом этаже разместился командный пункт командира 1-го батальона 756-го стрелкового полка капитана С. А. Неустроева. Вскоре в рейхстаг на первый этаж переместился й командный пункт 1-го батальона 380-го стрелкового полка старшего лейтенанта К. Я. Самсонова. Бой шел уже на втором этаже. Здесь же сражалась и группа под командованием офицера штаба корпуса капитана В. Н. Макова. В группу входили старшие сержанты Г. К. Загитов, А. Ф. Лисименко и сержант М. П. Минин.

В это время командир 756-го стрелкового полка полковник Ф. М. Зинченко по указанию командира 150-й стрелковой дивизии генерал-майора В. М. Шатилова приказал доставить в рейхстаг Знамя Военного совета армии, которое находилось в штабе полка. Выполнить эту задачу было поручено сержанту М. А. Егорову и младшему сержанту М. В. Кантария. Этих двух смелых разведчиков знали в дивизии все.

Михаил Алексеевич Егоров родился и вырос в Смоленской области. В 1941 г., когда в его родное село пришли фашисты, он вступил в партизанский отряд. Сражался в лесах Смоленщины, громя фашистские войска в их тылу, а с приходом Советской Армии сразу вступил в ее ряды.

Мелитон Варламович Кантария родился и прожил свои юные годы в Абхазии. На фронте находился с самого начала войны, участвовал в освобождении Латвии, Белоруссии и в составе разведывательного взвода дошел до Берлина.

В предшествующих уличных боях в Берлине на подступах к рейхстагу М. А. Егоров и М. В. Кантария проявили образцы мужества и отваги. Оба они были награждены орденами Красного Знамени(1). И вот теперь на этих прославленных в боях разведчиков возлагалась очень трудная и ответственная задача.

Преодолев под ураганным пулеметным огнем и разрывами бомб расстояние, разделявшее «дом Гиммлера», где размещался штаб полка, и рейхстаг, сержант Егоров и младший сержант Кантария вскоре нашли командира полка полковника Ф. М. Зинченко. Получив задачу водрузить Знамя Военного совета армии на куполе рейхстага, они, возглавляемые лейтенантом А. П. Берестом, в сопровождении автоматчиков под командованием младшего сержанта П. Д. Щербины, бросились наверх.

В вестибюле рейхстага было темно. Всюду слышалась пулеметная и автоматная стрельба, взрывы гранат. В некоторых местах происходили жаркие рукопашные схватки. Бой внутри рейхстага не прекращался ни на минуту. На втором этаже отважных воинов, возглавляемых Берестом, обстреляли гитлеровцы, пытавшиеся пробиться на первый этаж. Автоматчики завязали с ними бой. Лишь поздно вечером при поддержке автоматчиков знаменосцы взобрались на купол рейхстага. Под ними находился поверженный Берлин. Город был весь в дыму. Во многих местах полыхали пожары, образуя большое багровое зарево. На скульптурной группе, венчающей фронтон здания, взвилось Красное знамя под номером пять, ранее врученное Военным советом армии 150-й стрелковой дивизии для водружения над рейхстагом.

Сержант Егоров и младший сержант Кантария с честью выполнили возложенную на них задачу большой исторической важности. Они с вершины купола трижды салютовали развевающемуся советскому Знамени Победы. Их солдатские сердца загорелись великим, неизмеримым счастьем. Время было 21 час 50 минут.

Бой в рейхстаге продолжался всю ночь с 30 апреля на 1 мая. Гитлеровцы яростно сопротивлялись, надеясь еще вытеснить советских воинов из рейхстага и вырваться из его подземных казематов. К середине дня, поняв тщетность своих усилий, они подожгли здание, рассчитывая с помощью пожара заставить противника отойти на площадь. Рейхстаг горел. Советские воины не дрогнули и продолжали добивать отдельные группы фашистов, засевших в многочисленных отсеках и подвалах. Всюду было темно, дым разъедал глаза, мучила жажда, на многих бойцах обгорело обмундирование, лица и руки покрылись ожогами. Но даже в этих неимоверно тяжелых условиях советские воины показывали исключительную выдержку, упорство в бою и беспредельный героизм.

К вечеру у одного из входов в подземелье фашисты вывесили белый флаг, и в ночь на 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал.

В боях за рейхстаг было убито и ранено более 2 тысяч солдат и офицеров, уничтожено свыше 30 орудий, захвачено в плен около 2500 человек, 59 орудий, 20 танков и много другого военного имущества противника.

К этому времени части 207-й стрелковой дивизии полковника В. М. Асафова в результате упорных боев взяли здание Кроль-оперы. Над ним также развивалось Красное знамя Военного совета под номером шесть, водруженное комсоргом 1-го батальона 597-го стрелкового полка младшим лейтенантом В. Д. Приваловым.

В бою за здание Кроль-оперы решительно действовали подразделения 597-го и 598-го стрелковых полков и артиллеристы дивизии. Многие бойцы и командиры покрыли себя неувядаемой славой. Среди них старшины А. Павлов, Н. Илюшичев, А. Дырин и В. Корнилов, ставшие полными кавалерами ордена Славы, сержант В. Регельский, старший лейтенант В. Зонтов и многие другие.

С взятием рейхстага и Кроль-оперы сопротивление противника резко снизилось, и соединения 79-го стрелкового корпуса, очистив от вражеских войск северную часть парка Тиргартен, в 6 часов утра 2 мая встретились с войсками 8-й гвардейской армии.

В то время когда 79-й корпус вел боевые действия за рейхстаг, 7-й и 12-й гвардейские стрелковые корпуса, выполняя ранее поставленные перед ними задачи, в результате активных и решительных действий заняли более 15 кварталов в центральной и северо-восточной частях города.

В ночь на 2 мая начальник обороны Берлина генерал Вейдлинг подписал условия капитуляции и издал приказ о немедленном прекращении сопротивления гарнизона города. Утром 2 мая началась массовая сдача в плен немецких войск. В связи с капитуляцией берлинского гарнизона боевые действия в городе были прекращены.

За умелое руководство боем и героизм командиру 1-го батальона 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой; дивизии капитану С. А. Неустроеву, командиру 1-го батальона 674-го стрелкового полка капитану В. И. Давыдову, командиру 1-го батальона 380-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии старшему лейтенанту К. Я. Самсонову, сержанту М. А. Егорову, младшему сержанту М. В. Кантария, водрузившим Знамя Победы над рейхстагом, было присвоено звание Героя Советского Союза.

Родина высоко оценила ратный подвиг войск 3-й ударной армии по разгрому немецко-фашистских войск в Берлине. 79-му стрелковому корпусу, пяти дивизиям (150, 171 и 33-й стрелковым, 23-й и 52-й гвардейским стрелковым), 40-й отдельной истребительной противотанковой артиллерийской бригаде, шести полкам и трем батальонам были присвоены наименования Берлинских. 12-й гвардейский стрелковый корпус, 364-я стрелковая дивизия, четыре стрелковых полка и один артиллерийский полк награждены орденом Красного Знамени; орденов

Суворова и Кутузова удостоились 207-я и 14б-я стрелковые дивизии и пять полков; ордена Красной Звезды — двенадцать частей; ордена Александра Невского — шесть отдельных частей. Тысячи солдат, сержантов, офицеров и генералов были награждены правительственными наградами. Только за Берлин получили звание Героя Советского Союза 75 человек.

Пройдут годы, десятилетия, но память о героях, штурмовавших Берлин, будет жить вечно. Знамя Победы, поднятое над рейхстагом воинами 3-й ударной армии, было отправлено в Москву. На Параде Победы 24 июня 1945 г. его пронесли по Красной площади герои штурма С. А. Неустроев, К. Я. Самсонов, И. Я. Сьянов, М. А. Егоров и М. В. Кантария. Это Знамя — символ победы нашей Родины над гитлеровской Германией — хранится теперь в Центральном музее Вооруженных Сил СССР.

Берлинское наступление советских войск успешно завершилось. В этой операции была разгромлена одна из наиболее крупных группировок врага. Только войска 3-й ударной армии в ходе ожесточенных боев вывели из строя около 26 тысяч солдат и офицеров противника, взяли в плен 36 616 человек и захватили в качестве трофеев 929 орудий и минометов, 99 танков и штурмовых орудий, 35 768 винтовок и автоматов, 1042 пулемета, 2856 мотоциклов, 8880 автомашин, 207 различных складов и много другого вооружения и военного имущества(1).

Овладев Берлином, Советская Армия сорвала все расчеты фашистских главарей на раскол рядов антифашистской коалиции и ускорила безоговорочную капитуляцию гитлеровской Германии.

8 мая представители немецкого командования подписали в Берлине акт о безоговорочной капитуляции вооруженных сил Германии, а в ночь на 9 мая радио сообщило о безоговорочной капитуляции фашистской Германии. В частях и подразделениях в эту ночь никто не спал. Солдаты и офицеры вспоминали о пройденном боевом пути, о товарищах, павших в боях с врагом, мечтали о будущем.

Рано утром в частях царило праздничное оживление. На лесных полянах, усыпанных первыми весенними цветами, собрались воины 3-й ударной армии, чтобы отменить день великой победы.

Победа... Свершилось то, что ждал, к чему стремился советский народ. Ради нее он с честью выдержал суровые испытания, преодолев все трудности войны. Огромная радость и чувство гордости за свою социалистическую Родину, за свой народ охватило советских людей, встретивших День Победы за пределами СССР. Выступавшие на митингах говорили о величии нашей Победы, провозглашали здравицы в честь любимой Коммунистической партии, советского народа, в честь великой Родины — Союза Советских Социалистических Республик.

В эту великую победу внесли свой вклад и воины 3-й ударной армии. В Берлине закончили они свой победоносный, славный боевой путь.

В ходе великих сражений воины армии стали мастерами военного дела. За период войны они уничтожили более 215 тысяч и взяли в плен 65 тысяч вражеских солдат и офицеров. От войск 3-й ударной армии противник понес большие потери не только в живой силе, но и в боевой технике.

За мужество и героизм, проявленные в сражениях с немецко-фашистскими захватчиками, Верховный Главнокомандующий объявил войскам армии 10 благодарностей. Столица нашей Родины Москва неоднократно салютовала в честь ее доблестных войск.

Десятки тысяч воинов армии награждены орденами и медалями Советского Союза. 104 из них удостоены высшей награды — звания Героя Советского Союза, 39 стали кавалерами ордена Славы всех трех степеней.

Много лет прошло со дня великой победы. А ветераны армии по-прежнему остаются в строю: некоторые из них служат в рядах Воооруженных Сил, другие трудятся на стройках коммунизма.

В городе Сочи живет и трудится Герой Советского Союза старший сержант запаса И. Я. Сьянов. Герой Советского Союза М. А. Егоров работал до последних дней своей жизни на заводе в городе Рудня Смоленской области, а младший сержант запаса М. В. Кантария возглавляет бригаду строителей в городе Очемчири Абхазской АССР.

Хлеборобы и литейщики, шахтеры и строители — на любом участке народного хозяйства можно встретить бывших воинов 3-й ударной армии. И везде они добросовестно и самоотверженно борются за дальнейшее укрепление экономической и оборонной мощи нашей Родины.

СОДЕРЖАНИЕ

От авторов
Глава первая. Начало пути
В первых боях
Перед Великими Луками
Глава вторая. Великие Луки — Невель
Вперед на врага
В боях за Невель
Глава третья. В боях за Прибалтику
За Советскую Латвию
К берегам Рижского залива
Глава четвертая. На новом направлении
На землях Польши
В Восточной Померании
Глава пятая. На Берлин!
В дни подготовки
Прорыв
В предместьях Большого Берлина
Решающий штурм
Знамя над рейхстагом

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976

Пятков В. К. и др.

Третья ударная. Боевой путь 3-й ударной армии. М., Воениздат, 1976.

256 с, с ил.

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ Редактор Н. В. Баранов. Художник Б. С. Иванов Художественный редактор А. М. Голикова Технический редактор Г. Ф. Соколова Корректор Н. М. Опрышко; OCR правка А. П. Царьков 5.3.2012г.

Г-83310 Сдано в набор 11.8.75 г. Подписано к печати 15.1.76 г.

Формат 84Х108/82. Печ. л. 8, усл. печ. л. 13,44, уч.-изд. л- 14,083 Типографская бумага № 1. Тираж 30 000. Изд. № 2/1496. Цена 62 коп. Зак. 1302

Воениздат 103160, Москва, к-160 1-я типография Воениздата 103006, Москва, к-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2012