TopList

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ.
БОЕВОЙ ПУТЬ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ

Василий Карпович Пятков
Константин Сергеевич Белов
Семен Семенович Фролов

Вперед на врага

Калининский фронт в этой операции решал две важные задачи: сковывал немецко-фашистские войска на великолукском направлении и отвлекал резервы противника с других участков фронта. Великолукский узел сопротивления, подготовленный к длительной обороне, преграждал путь советским войскам в Прибалтику и, кроме того, позволял неприятелю сосредоточить здесь крупную группировку для нанесения удара по флангу и тылу войск Калининского фронта.

На великолукском направлении к этому времени оборонялись 257-я и 28-я стрелковые дивизии, 31-я стрелковая, 184-я танковая бригады и два отдельных артиллерийских полка 3-й ударной армии. Для ведения наступления этих сил было недостаточно, поэтому начиная с 10 ноября в состав армии начали прибывать новые Соединения и части из резерва Верховного Главнокомандования и с других участков Калининского фронта. В период с 10 по 24 ноября в армию поступило управление 5-го гвардейского стрелкового корпуса, пять стрелковых дивизий, пять отдельных танковых, семь артиллерийских и девять полков гвардейских минометов. Кроме того в армию прибыл 2-й механизированный корпус в составе трех механизированных бригад. Такое усиление армии в период, когда главные события развертывались в районе Сталинграда, свидетельствовало о большом значении, которое придавала Ставка разгрому великолукской группировки фашистских войск.

10 ноября командующий Калининским фронтом генерал-полковник М. А. Пуркаев вызвал командующего 3-й ударной армией генерал-лейтенанта К. Н. Галицкого для того, чтобы довести до него новую боевую задачу. Теперь армии предстояло двумя стрелковыми дивизиями и одной стрелковой бригадой, действующим на великолукском направлении, продолжать обороняться на флангах восточнее Великих Лук и на участке Мартьяново, Бербеле-во, а ударной группировкой в составе четырех дивизий перейти в наступление в общем направлении на Кузнецово, Остриань, прорвать оборону и, уничтожив противника в его оборонительной полосе, двумя дивизиями выйти на рубеж озеро Кислое, Бутитино, Лавница, где и закрепиться. После этого одним полком, усиленным танками и артиллерией, продолжать наступление на Новосокольники, дальше в этом же направлении развивать успех главными силами. Действия ударной группировки обеспечить нанесением удара с юго-запада и запада по Великим Лукам. Одной дивизией, усиленной ротой танков и лыжным батальоном, нанести вспомогательный удар из района севернее Великих Лук в юго-западном направлении, навстречу частям ударной группировки с тем, чтобы окружить противника в районе Великих Лук.

В резерве командующего оставались 2-й механизированный корпус, 184-я танковая и 31-я стрелковая бригады. Корпус располагался за ударной группировкой в готовности к развитию успеха или к отражению контрудара противника из района Великих Лук.

К этому времени генерал К. П. Галицкий и его штаб располагали необходимыми данными о противнике и характере его обороны. В частности, было известно следующее: перед армией действуют соединения 59-го немецкого армейского корпуса. Сплошного фронта у противника нет, и он сосредоточивает свои основные усилия на защите наиболее важных участков. Району Великих Лук придается большое значение, поскольку он прикрывает важный железнодорожный узел Новосокольники, через который открывается путь в Прибалтику. Город и прилегающий к нему район обороняли части 83-й пехотной дивизии. Великие Луки были подготовлены к круговой обороне и к ведению упорных уличных боев. Крупные каменные дома, церкви и два монастыря в городе, железнодорожную станцию немцы превратили в сильные опорные пункты и узлы сопротивления. Передний край обороны проходил в 4—5 км от окраины Великих Лук. Непосредственно по окраинам города проходил внутренний оборонительный рубеж, по обоим берегам реки Ловать проходила разветвленная сеть траншей.

Перед передним краем и на различных участках в глубине обороны имелись проволочные и противотанковые заграждения. Но были и слабые места в обороне противника, они находились южнее и северо-западнее Великих Лук, а также в западной части города.

Гарнизон Великих Лук состоял из полка 83-й пехотной дивизии, трех артиллерийских полков, двух охранных и одного запасного батальонов, саперных и других специальных подразделений. Как выяснщюсь впоследствии, эти части насчитывали около 9 тысяч человек 1. В районе Новосокольников они имели резерв: 3-ю горнопехотную дивизию и полк шестиствольных минометов, северо-восточнее Невеля располагалась 20-я моторизованная дивизия.

По решению командующего армией, утвержденному с некоторыми поправками представителем Ставки генералом армии Г. К. Жуковым, основной замысел предстоящей операции заключался в двойном охвате и окружении великолукской группировки противника с последующим ее уничтожением и одновременным развитием успеха на Новосокольники. Главный удар наносил 5-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора А. П. Белобородова из района южнее города Великие Луки с задачей овладеть рубежом озеро Кислое, Бутитино, в дальнейшем главными силами развить успех на Новосокольники. Одновременно частям 381-й, 257-й стрелковых дивизий предстояло окружить и уничтожить противника в Великих Луках. 21-я гвардейская стрелковая дивизия с 88-м стрелковым полком наносила вспомогательный удар на Фенино. Фланги ударной группировки обеспечивались: правый — 31-й стрелковой бригадой, левый (в стыке с 4-й ударной армией) — 235-м стрелковым полком и 184-й танковой бригадой.

В войсках армии развернулась подготовка к наступлению. Командиры дивизий совместно с командирами полков и батальонов уточняли систему обороны противника; на оборудованных в тылу участках местности, сходных с вражеской обороной, части и подразделения отрабатывали все детали будущего наступления и прорыва обороны противника. Особое внимание уделялось боевым действиям штурмовых групп в большом городе.

С командирами полков и батальонов на картах и на ящиках с песком отрабатывались вопросы взаимодействия при прорыве подготовленной вражеской обороны.

Штаб армии, возглавляемый теперь генералом И. С. Юдинцевым, на основе решения командующего разработал план проведения наступательной операции. Она осуществлялась в три этапа. На первом этапе подготовки предусматривался выход войск за два дня до начала операции в выжидательные районы. Авангардные полки дивизий, действовавшие на направлении главного удара, выходили в исходное положение, остальные соединения готовились к выходу на исходные позиции. Артиллеристы тем временем также заканчивали подготовку. Отдельные танковые полки сосредоточивались в районах тех дивизий, которым они придавались на усиление. Авиаторы планировали нанести удар по центру и западной окраине города, где, по данным разведки, находились главные силы противника.

Второй этап подготовки состоял из таких мероприятий: за день до начала операции войска выходят на исходные позиции для наступления; авангардные полки вскрывают передний край вражеской обороны на участке прорыва, остальные части и соединения занимают исходное положение для наступления. В это время армейская артиллерия пристреливает цели, армейская минометная группа готовится к залпу по южной окраине Великих Лук, а артиллерия 5-го гвардейского стрелкового корпуса обеспечивает бой авангардных полков и ведет разведку вражеской системы огня па переднем крае. Отдельные танковые полки выходят в район исходного положения дивизий, которым они приданы, а части 2-го механизированного корпуса — в район своего сосредоточения. Бомбардировочная авиация с началом атаки подавляет цели в районе Забойниково, Тележниково, станция Чернозем, а штурмовая авиация наносит удары по резервам противника, подходящим к Насве, Новосокольникам, Невелю.

Третий этап означал общее наступление пехоты, артиллерии и танков. Пехота, сопровождаемая тапками, под прикрытием огня артиллерии должна прорвать передний край обороны фашистов. Для этой цели выделялись 381-я и 257-я стрелковые дивизии, 5-й гвардейский стрелковый корпус в составе 9-й, 46-й гвардейских и 357-й стрелковых дивизий; 21-я гвардейская стрелковая дивизия, 2-й механизированный корпус и 28-я стрелковая дивизия предназначались для отражения возможных контратак противника из района Великих Лук. 184-я танковая бригада, расположенная в районе Мулипо, должна была находиться в готовности к отражению контратак против левого фланга, 31-я стрелковая бригада, находившаяся в районе Лосево, обеспечивала правый фланг ударпой группировки.

Кроме общего плана операции штаб армии совместно с начальниками родов войск и служб детально разработал отдельный план освобождения города Великие Луки. Этот план был рассмотрен и утверждеп командующим армией. Для этой цели предназначались 257-я и 357-я стрелковые дивизии, усиленные тапками и артиллерией.

На основе общего плана операции штаб артиллерии армии разработал план артиллерийского обеспечения. Предусматривалось создание армейской артиллерийской и мипометной групп. В них включались два пушечных артиллерийских полка и два дивизиона 663-го артиллерийского полка, 107, 205, 61-й гвардейские и 304-й минометные полки. В армейском резерве находились 699-й истребительный противотанковый полк и артиллерия 2-го механизированного корпуса — всего 180 орудий и минометов.

Наступлению должна была предшествовать полуторачасовая артиллерийская подготовка, причем один час отводился на разрушение п 30 минут на подавление огневых средств и живой силы противника. 60 процентов орудий привлекалось для стрельбы прямой наводкой. Наступление пехоты и танков должно было поддерживаться методом последовательного сосредоточения огня. Все эти мероприятия артиллеристов, которыми командовал генерал И. С. Стрельбицкий, были продуманы и спланированы весьма тщательно.

Одновременно с сосредоточением войск шла напряженная работа по подготовке тыла к предстоящей операции. Армейские инженерные части оборудовали две армейские автомобильные дороги от Торопца до совхозов Жи-галово и Ушицы. Мосты через реку Кунья приспособили для пропуска тяжелых грузов.

Подвоз боеприпасов и продовольствия с полевых армейских складов на обменные пункты соединений производился двумя автобатальонами армии и одним автобатальоном, приданпым из резерва фронта. Имеющиеся автобатальоны не могли справиться с подвозом материальных средств, поэтому для перевозки грузов пришлось привлечь боевой автотранспорт 2-го механизированного корпуса.

Медицинские учреждения, разгруженные от больных и раненых, пополнялись запасами имущества; санитарный транспорт был подготовлен и утеплен.

Если в период обороны командиры, политработники, партийные и комсомольские организации многое сделали для воспитания у личного состава стойкости в обороне, то теперь требовалось развить у воинов высокий наступательный порыв, боевую активность и твердую решимость уничтожить врага. В дни подготовки к наступлению политработники большую часть времени находились в частях и подразделениях. Они активизировали партийно-политическую работу, хорошо знали настроение личного состава, доводили до бойцов информацию о положении дел на фронтах.

В каждом взводе, экипаже, расчете громко звучало правдивое слово агитатора, поднимавшего боевой дух личного состава. Разнообразные формы агитации и пропаганды: боевые листки, беседы с солдатами, доклады, митинги — все было подчинено задаче мобилизации воинов на разгром врага. Особенно действенными стали беседы с солдатами и сержантами, которые проводили командиры и политработники. Агитаторы разъясняли воинам задачи полка, роты, батальона. Армейские и дивизионные газеты рассказывали об умелых действиях, бесстрашии и подвигах отличившихся солдат и сержантов.

Задачи предстоящего наступления обсуждались на партийных и комсомольских собраниях. В тех частях, которые находились на переднем крае, проводились делегатские собрания или короткие совещания. Решения собраний обязывали коммунистов и комсомольцев занять передовое место в бою, мужественно и самоотверженно драться с врагом, личным примером увлекать в бой всех воинов. Работники политического отдела армии, находясь непосредственно в войсках, разъясняли личному составу боевую задачу, выступали на митингах, проводили индивидуальные и групповые беседы. Большая политическая и организаторская работа, проведенная в войсках накануне наступления, в значительной степени способствовала подготовке личного состава к выполнению предстоящей задачи.

Наступление войск 3-й ударной армии началось утром 24 ноября разведкой боем передовых отрядов 357-й стрелковой, 9, 46 и 21-й гвардейских стрелковых дивизий, находившихся на главном направлении. Не имея достаточных данных об обороне противника, передовые отряды действовали недостаточно решительно и за день боя не смогли полностью вскрыть передний край его обороны. Это обстоятельство не позволило нашей артиллерии до начала наступления достаточно эффективно подавить вражескую систему огня.

Утром 25 ноября перешли в общее наступление главные силы армии. Части 5-го гвардейского стрелкового корпуса, наносившие главный удар, сразу же встретили сильное огневое сопротивление противника. 357-я стрелковая дивизия, ведя ожесточенные бои, только 26 ноября смогла овладеть населенными пунктами Баталиха, Горушка. В ночь на 28 ноября, проведя перегруппировку сил к правому флангу, дивизии удалось освободить Мордовище и перерезать железную дорогу на участке Великие Луки — Новосокольники. К этому же времени 953-й стрелковый полк 257-й стрелковой дивизии, наступавший на юго-западную окраину Великих Лук, медленно пробивался к своей цели. 9-й гвардейской стрелковой дивизии за три дня удалось выбить неприятеля из трех опорных пунктов, совместно с 1188-м полком 357-й стрелковой дивизии окружить врага в районе Шириппна и частью сил выйти па железную дорогу в районе Остриань.

46-я гвардейская стрелковая дивизия, наступавшая в направлении станции Чернозем, несмотря на сильное огневое сопротивление и частые контратаки противника, в течение трех дней заняла пять населенных пунктов, в том числе станцию Чернозем.

Однако из-за медленного продвижения частей, действовавших южнее Великих Лук, одновременного удара по городу с нескольких направлений не получилось, и овладеть им с ходу, как планировалось, не удалось. Это значительно усложпило дальнейшую борьбу за Великие «^уки, затянувшуюся на довольпо продолжительный срок.

21-я гвардейская стрелковая дивизия, действовавшая на более широком фронте, за четыре дня непрерывных боев продвинулась всего лишь на 4—5 километров.

Но и в этих условиях, когда некоторые соединения не добились должного продвижения в первые дни наступления, боевые действия частей характеризовались самоотверженными подвигами многих воинов. Все войска облетела весть об успехах 88-го стрелкового полка 28-й стрелковой дивизии под командованием подполковника И. С. Ли-хобабина. Пехотинцы, поддержанные массированным огнем 112-го артиллерийского полка, в результате дружной атаки штурмом овладели Ступинской высотой, представлявшей собой сильно укрепленный опорный узел обороны противника. Попытки врага вернуть высоту не увенчались успехом. 26 ноября, отбив контратаки противника, полк занял Крюково и вышел, таким образом, в тыл мартьяновскому узлу сопротивления. О подполковнике Лихобабине заговорила вся 3-я ударная армия. Его справедливо называли храбрым, мужественным и творчески мыслящим командиром. Опыт полка тщательно изучали и в других частях. Большую группу солдат, сержантов и офицеров отметили правительственными наградами. Иван Семенович Лихобабин был награжден орденом Красного Знамени.

27 ноября комапдующий армией для развития наступления в направлении Новосокольников решил в образовавшийся в центре наступления прорыв ввести часть сил своего резерва — 18-ю механизированную бригаду 2-го механизированного корпуса. В ночь па 28 ноября ей предстояло сосредоточиться восточнее Сугарипо и силами передового отряда освободить город Новосокольники. К исходу 28 ноября, войдя в прорыв, бригада встретила упорное сопротивление противника. Пришлось ввести в бой все части бригады. Только к полудню 29 ноября удалось подойти к железнодорожному узлу Новосокольники. Противник сумел здесь организовать сильную оборону па заблаговременно укрепленных подступах к городу. Поэтому атака с ходу не увенчалась успехом, и бригада, не имея достаточных сил, перешла к обороне на юго-восточных подступах к Новосокольникам.

В это время северо-западнее Великих Лук развернулись напряженные бои частей 381-й стрелковой дивизии п 31-й стрелковой бригады. 381-я дивизия в первый же день, почти не встречая сопротивления, овладела оборонительным рубежом северо-западнее города, перерезав дорогу Великие Луки — Насва. Командир дивизии направил 1261-й стрелковый полк с 146-м танковым батальоном на Великие Луки, а двумя другими полками продолжал наступление па Новосокольники. 1261-й полк, отбрасывая противника, медленно продвигался к городу, по пути за-пял два населенных пункта, а затем частью сил ворвался на западную окраину Великих Лук. В то же время с других направлений наступали на город отдельные подразделения 257, 357 и 381-й стрелковых дивизий. 29 ноября кольцо окружения вокруг города Великие Луки полностью сомкнулось. Командованию армии стало известно, что командир немецкой 83-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Шерер на танке сбежал из Великих Лук.

К этому времени соединения 5-го гвардейского стрелкового корпуса во взаимодействии с частями 2-го механизированного корпуса полностью прорвали оборону противника на фронте 10—12 км, окружили в различных населенных пунктах юго-восточнее города Великие Луки большую часть двух полков 83-й пехотной дивизии и один охранный батальон и вышли на рубеж Остриань, станция Чернозем, Минино.

Противник оказывал упорное сопротивление, стремясь не допустить дальнейшего прорыва своей обороны в направлении Новосокольников, деблокировать в Великих Луках окруженную группировку и восстановить прежнее положение. С этой целью он начал сосредоточивать на флангах наступающих советских войск ударные группировки. Оставив в районе Новосокольников часть сил 3-й горнопехотной дивизии и вновь прибывший 55-й химический минометный полк, фашисты в срочном порядке выдвинули от Насвы к реке Бол. Удрай 8-ю танковую дивизию, а из района Опухлики на Поречье — 291-ю пехотную дивизию. Сюда же они предполагали направить и 20-ю моторизованную дивизию, выгружавшуюся на станции Невель.

Получив сведения о выдвижении из Насвы 8-й танковой дивизии противника, командующий армией 28 ноября приказал командиру 31-й стрелковой бригады занять оборону в районе Сопки, Толубьево и не допустить прорыва противника с северо-востока на Великие Луки. Для той же цели сюда выдвигались с холмского направления 44-я лыжная и 54-я стрелковые бригады. 31-я бригада, выдвигаясь на указанный рубеж, вступила в бой с превосходящими силами противника.

В это время стало известно об угрозе левому флангу армии со стороны выдвигавшейся от Невеля свежей 291-й немецкой пехотной дивизии. Получив такие данные, командующий армией приказал находившемуся в его резерве 235-му стрелковому полку с одним танковым батальоном 184-й танковой бригады занять рубеж Воркулево, Данченки и задержать подход вражеской дивизии к фронту. Одновременно учебный батальон 28-й стрелковой дивизии и 184-я танковая бригада должны были нанести удар с юга по флангу поречепской группировки неприятеля и во взаимодействии с частями 28-й стрелковой дивизии разгромить ее до подхода свежил сил противника. Кроме того, для усиления левого фланга армии на это направление вышли 45-я лыжная бригада и два полка 360-й стрелковой дивизии.

Бои развернулись одновременно в нескольких районах.

Как уже указывалось выше, 18-я механизированная бригада, подойдя к Новосокольникам, к исходу 29 ноября не смогла овладеть городом и перешла к обороне на юго-восточных подступах к городу. Наступавший на Новосокольники 1259-й полк 381-й стрелковой дивизии в это время атаковал противника на северо-восточных подступах к городу. Не увязанные между собой действия 1259-го стрелкового полка и 18-й механизированной бригады успеха не принесли. Тогда командующий армией решил усилить новосокольническую группу, направив к ней 1263-й полк 381-й стрелковой дивизии, а затем и 1261-й полк. Сюда же командующий армией выдвинул из своего резерва 34-ю механизированную бригаду с танковым полком 43-й механизированной бригады. Объединить действия войск на этом направлении было приказано командиру 2-го механизированного корпуса генерал-майору И. П. Корчагину.

3 декабря эти части попытались освободить город Новосокольники, но из-за разрозненных действий успеха не добились. К тому же часть сил отсюда пришлось перебросить в район Великих Лук в связи с начавшимся контрударом 8-й танковой дивизии противника. Оставшихся сил для овладения городом Новосокольники было недостаточно. Поэтому наступление прекратилось, части перешлп к обороне на восточных подступах к Новосокольникам.

Более напряженная обстановка сложилась северо-западнее Великих Лук. С утра 28 ноября 8-я танковая дивизия противника, не дожидаясь полного сосредоточения, совместно с двумя батальонами СС нанесла контрудар по частям 31-й стрелковой бригады. На следующий день ему удалось запять два населенных пункта. Бои принимали все более ожесточенный характер. Противник по нескольку раз в день атаковал подразделения 31-й стрелковой бригады, но все его атаки были успешно отбиты.

3 декабря противник, сосредоточил пехоту и тапки в районе Кучино, вновь перешел в наступление. На этот раз фашисты бросили в бой более двух полков и 50 танков. Советские пехотинцы и артиллеристы стояли насмерть. К концу дня на поле боя осталось 34 сгоревших и подбитых танка с фашистской свастикой па борту, а потери врага в живой силе составили не менее 2000 солдат и офицеров. Дорого заплатил враг за свои атаки. Но он не считался с потерями. На другой день противник, подбросив свежие силы, потеснил отдельные найти части. Создалась реальная угроза его прорыва в район Великих Лук с северо-запада.

Для ликвидации угрозы в срочном порядке в этот район направляются вновь прибывшая 26-я стрелковая бригада и 36-я танковая бригада из резерва командующего. 1261-й стрелковый полк 381-й стрелковой дивизии, переброшенный с новосокольнического направления в район Алешкино, получает задачу нанести удар на Ряднево и воспрепятствовать дальнейшему продвижению противника. Для прикрытия Великих Лук с северо-запада 1188-й стрелковый полк 357-й стрелковой дивизии выводится на рубеж Земляничина, Ильино.

В результате принятых мер продвижение неприятеля было приостановлено. К 10 декабря линия фронта на правом фланге армии стабилизировалась на рубеже Амосово, Глазырн, Сухорицкое, совхоз Бурехино. Противник, понеся большие потери, на этом направлении перешел к обороне.

В этих боях особенно мужественно и стойко сражался личный состав 1259-го стрелкового полка 381-й стрелковой дивизии. Этот полк принял на себя основной удар вражеских танков. В итоге многодневных упорных боев, нанес противнику большой урон в людях и технике и не допустил его прорыва к Великим Лукам. За решительные боевые действия и проявленный при этом массовый героизм личного состава 1259-й стрелковый полк был награжден орденом Красного Знамени.

Одновременно с боями у Новосокольников и северо-западнее Великих Лук шли напряженные схватки и на левом фланге армии с подходящими от Невеля частями 291-й пехотной дивизии противника. 235-й стрелковый полк 28-й стрелковой дивизии, усиленный частью сил 184-й танковой бригады и 699-м истребителыю-противо-танковым полком, выдвинутый в ночь на 28 ноября в район Воркулево, Данченки, с ходу атаковал на марше вражескую колонну и нанес ей большие потери. С подходом остальных частей этой дивизии в течение трех дней в районе Воркулево, Данченки шли ожесточенные бои, в результате которых удалось задержать крупные силы противника и нанести им большие потери. С подходом главных сил 291-й пехотной дивизии и следовавшего за ней 90-го полка 20-й моторизованной дивизии силы оккупантов значительно возросли, но продвинуться вперед им не удалось.

Не менее горячие схватки с врагом происходили и в полосе 5-го гвардейского стрелкового корпуса генерала А. П. Белобородова. 3 декабря гвардейцы окончательно сломили сопротивление окруженных частей 83-й пехотной дивизии и охранного батальона в районе юго-западнее Великих Лук, где захватили большие трофеи.

10 декабря, выйдя на рубеж Сурагино, станция Чернозем, Павлово, Кошелево, Мостище, наши части перешли к обороне.

Мартьяновский узел сопротивления все еще оставался в руках врага. Все попытки 28-й стрелковой дивизии совместно с танкистами 184-й танковой бригады овладеть им не давали результатов. Мартьяновский узел сопротивления был взят только в ходе последующих боев, спустя полмесяца.

Начиная с 10 декабря войска 3-й ударной армии вели боевые действия с целью удержания занимаемых рубежей и отражения яростных атак и контрудара противника, пытавшегося деблокировать окруженную группировку в городе Великие Луки. Одновременно войска армии готовились к решительному штурму города с задачей уничтожения всего вражеского гарнизона.

Вместе с тем и противник активизировал свои действия в этом районе. После неудачной попытки прорваться с северо-запада к окруженному великолукскому гарнизону он перенес свои основные усилия в район Лешаково, Ко-нюшки. Отсюда по кратчайшему направлению он пытался нанести удар на Великие Луки и быстрее пробиться к городу. Для нанесения контрудара кроме ранее действующих частей сюда прибыла 291-я пехотная дивизия.

Напряженные боевые действия в этот период развивались на ограниченном участке фронта шириною около 8 километров.

С утра 11 декабря после артиллерийской подготовки до двух пехотных полков, поддержанных танками, перешли в наступление из района Лешаково. После многократных атак им удалось к исходу дня выйти в район Пуп-ково, Громово. Затем противник потеснил части 9-й гвардейской стрелковой дивизии и овладел Громово.

Для ликвидации прорыва командующий армией решил 15 декабря силами 19-й гвардейской дивизии 8-го эстонского корпуса, выдвинутой на это направление заранее, нанести контрудар в направлении Громово. Утром 19-я гвардейская стрелковая дивизия перешла в наступление, освободила Громово и совместно с частями 9-й гвардейской стрелковой дивизии остановила продвижение врага.

Враг явно не примирился с потерей этого участка. В течение 15—18 декабря он занимался перегруппировкой своих сил, подтянул сюда 20-ю моторизованную дивизию и 1-ю бригаду СС. С рассветом 19 декабря противник при поддержке 50 танков нанес новый удар в районе Башмаково. В связи с усложнившейся обстановкой командующий армией немедленно принял меры для укрепления центрального участка фронта. В почь на 20 декабря 44-я и 45-я лыжные бригады сосредоточиваются в районе Твлежниково. 360-ю стрелковую дивизию, выведенную в Бугры, имелось в виду направить в случае необходимости в район Ширипина. Два полка вновь прибывшей 249-й стрелковой дивизии1 сосредоточились в районе Бурцево.

Между тем противник, несмотря на большие потери, продолжал атаки в центре. 291-я пехотная дивизия, действуя па узком фронте при поддержке 40—50 танков, наносила удары в направлении Бурцево. В результате ожесточенного боя противнику удалось 21 декабря потеснить обороняющихся. Для ликвидации прорыва командующий армией ввел в бой части 249-й стрелковой дивизии. К исходу дня противник вышел на рубеж Пупково, Алексейково, Максимиха. На этом силы 291-й пехотной дивизии иссякли. Чтобы продолжать наращивать удар, фашистам пришлось перебросить на это направление 20-ю моторизованную и пополнить 291-ю пехотную дивизии. После этого они снова перешли в наступление. Атаки следовали одна за другой. Советские воины стойко отражали натиск врага. Только 23 декабря они уничтожили более 20 танков. В этот день для усиления обороны на угрожаемое направление в район Грибушино, Ширипин выдвинулись 360-я стрелковая дивизия и 100-я стрелковая бригада.

24 декабря 360-я стрелковая дивизия, 44-я и 45-я лыжные бригады нанесли чувствительный контрудар в направлении на Алексейково. К полудню 44-я лыжная бригада с боем заняла Алексейково, которое неоднократно переходило из рук в руки.

В последующих шестидневных боях, несмотря на ввод свежих сил, противнику не удалось прорваться к окруженному великолукскому гарнизону. Особенно горячие бои развернулись 30 и 31 декабря. Вражеские танки и авиация атаковали непрерывно, но безуспешно. Десятки сгоревших и подбитых фашистских машин на поле боя свидетельствовали о бесстрашии и мастерстве воинов 3-й ударной армии, научившихся истреблять грозную технику оккупантов.

С утра 4 января 1943 г. противник ввел в бой переброшенную из района Велижа 205-ю пехотную дивизию, которая, по показаниям пленных, имела задачу к утру 5 января прорваться к Великим Лукам. Два полка этой дивизии и часть сил 20-й моторизованной дивизии при поддержке 40—50 танков и 25 штурмовых орудий перешли в наступление в направлении Бурцево, Алексейково. Под давлением превосходящих сил противника наши части вынуждены были оставить эти населенные пункты.

6 и 7 января противник продолжал наращивать здесь свои силы за счет ввода в бой 331-й пехотной дивизии, переброшенной с Западного фронта, 3-го охранного полка и трех егерских батальонов. Это дало ему заметный перевес в живой силе и технике. В результате 7 января противник захватил еще два населенных пункта на подступах к Ширипипу.

Стремясь помочь своей ударной группировке, немецкое командование вторично предприняло попытку прорвать оборону 381-й стрелковой дивизии северо-восточнее Новосокольников. Ценой больших потерь фашистам удалось захватить Епкино, Курово и Гребнево, но дальше продвинуться они не смогли.

Тем временем на центральном участке фронта, в связи с вводом противником свежих сил, положение все более обострялось. 8 января ему удалось пересечь железную дорогу Великие Луки — Новосокольники.

9 января начали подходить из фронтового резерва части 32-й стрелковой дивизии. Ее 113-й стрелковый полк, следовавший в авангарде вместе с 184-й танковой бригадой, нанес фланговый удар из района Марково на Алексейково, заставив тем самым противника оттянуть часть сил из района Белодедово. Однако положение продолжало оставаться очень напряженным, так как передовые немецкие части вели бой уже в 4—5 км западнее Великих Лук. Как было установлено показаниями пленных, командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал фон Клюге приказал 331-й пехотной дивизии любой ценой, невзирая на потери, к 10 января деблокировать гарнизон города Великие Луки.

Учитывая реальную угрозу деблокады немецкого гарнизона, окруженного в городе, Военный совет армии принял решительные меры для прикрытия Великих Лук с запада и северо-запада. Продолжая вести бои на подступах к городу и в самом городе по уничтожению окруженного гарнизона, войска армии одновременно приступили к оборудованию оборонительного рубежа западнее Великих Лук. Уже 2 января два полка 357-й стрелковой дивизии заняли новый рубеж обороны в районе Рябики. Основной же рубеж обороны намечался несколько западнее, по линии Еремеево — Велебецкое. Оборона этого рубежа была возложена на 47-ю механизированную бригаду, штурмовавшую Великие Луки, на два полка 357-й стрелковой дивизии и 56-ю инженерную бригаду.

В последующих боях с 10 по 12 января неприятелю удалось еще немного продвинуться вперед, но после этого оп был остановлен. Все попытки фашистов прорваться к городу успешно отбивали советские пехотинцы и артиллеристы.

Борьба за Великие Луки была длительной и напряженной. С начала декабря части армии, блокировавшие город, вели огпевой бой и разведку обороны противника, пополнялись личным составом и готовились к предстоящим наступательным действиям.

9 декабря в состав 3-й ударной армии был включен 8-й эстонский стрелковый корпус генерал-майора Л. А. Пэрна. Ко времени выхода этого корпуса в райоп Великих Лук положение наших войск, блокировавших вражеский гарнизон в городе, было следующим: 257-я стрелковая дивизия охватывала город с востока и юга, а 357-я дивизия — с запада.

В этой обстановке вновь прибывший стрелковый корпус получил задачу занять оборону на внешнем фронте окружения в 5—10 км северо-западнее Великих Лук, во втором эшелоне 5-го гвардейского корпуса, и быть в готовности к отражению вражеских контратак с северо-запада из района Насвы или с запада из района Новосокольников. Одной дивизией корпусу приказывалось сменить части 257-й стрелковой дивизии, блокировавшей город с востока и юга, и подготовиться к штурму Великих Лук с восточного направления во взаимодействии с 257-й и 357-й стрелковыми дивизиями, которые перегруппировывались на северо-западный и юго-западный участки фронта окружения. Выполнение этой задачи командиром корпуса было возложено на 7-ю эстонскую дивизию полковника А. А. Вассильч.

Задача, поставленная 8-му эстонскому стрелковому корпусу, и перегруппировка войск армии в целом определялись решением командующего армией па штурм города. Это решение предусматривало: главный удар нанести силами 257-й и 357-й стрелковых дивизий — с запада, вспомогательный — силами 7-й эстонской стрелковой дивизии — с юга и востока с задачей рассечь вражеский гарнизон на отдельные части, а затем порознь уничтожить их. Полная ликвидация окруженного гарнизона противника в городе намечалась к 16 декабря.

Атака была назначена на 12 декабря. На подготовку к штурму города отводилось трое суток. Артиллеристы планировали в течение 135 минут подавить основные участки вражеской обороны. Причем па период разрушения укреплений в городе отводилось 2 часа. Авиация в ночь перед штурмом должна была нанести удар по центральной и восточной частям города, а в день штурма подавить оборону противника на юго-западной окраине города. На армейскую артиллерийскую и минометные группы возлагалась задача подавить артиллерию и живую силу фашистов в городе; дивизионная артиллерия должна была огнем прямой паводки и с закрытых позиций разрушить их огневые точки на переднем крае и в глубине обороны и сделать проходы в минных полях. Для сопровождения пехоты выделялось до 60 процентов всей дивизионной артиллерии.

Во всех стрелковых полках формировались штурмовые отряды. Каждый отряд имел до 100 человек, орудия сопровождения, 1—2 танка и саперов. Отряд включал группы разведки, штурма, обеспечения, закрепления достигнутого успеха и резерва. Личный состав предварительно отрабатывал тактические приемы ведения боя в городе; при этом особое внимание обращалось на организацию взаимодействия пехоты с артиллерией и танками.

В частях и подразделениях проводилась большая партийно-политическая работа. Политработники, агитаторы находились непосредственно в окопах, расчетах и экипажах. В самых тяжелых условиях обстановки они находили время для того, чтобы довести до солдат боевую задачу, разъяснить памятку солдату о ведении боя в городе. В пропагандистской работе широко использовалась наглядная агитация: плакаты, боевые листки-молнии, посвященные подвигам отдельных солдат и сержантов.

11 декабря соединения и части армии продолжали подготовку к атаке и занимали исходное положение. Из-за сплошного тумана штурм был перенесен па 13 декабря. Но и в этот день туман не уменьшился. Однако обстановка в связи с начавшимся контрударом неприятеля на цептральном участке фронта не позволяла дальше откладывать решения важной боевой задачи.

Утром был дан сигнал к штурму. Артиллерия открыла огонь, но авиация из-за плохой погоды действовать не смогла. Двухчасовая артиллерийская подготовка закончилась мощным 15-минутным огневым налетом. Когда артиллеристы перенесли огопь в глубину, штурмовые отряды 257-й и 357-й стрелковых дивизий двинулись к окраинам города и начали ожесточенные уличные бои.

Первым ворвался в город штурмовой отряд 3-го батальона 953-го стрелкового полка 257-й стрелковой дивизии. Этот отряд, возглавляемый старшим лейтенантом Ф. В. Денисовым и поддерживаемый артиллерийской батареей капитана II. А. Вахрамеева, ведя напряженный бой на одной из улиц, действовал умело и решительно. Несмотря на то что оба танка сопровождения были подбиты, пехотинцы продолжали атаку. Гранатами уничтожили преградивший им путь пулеметный дзот, а когда на пути оказались фашистские танки, мгновенно прогремели орудийные выстрелы. Две машины сразу же вышлш из строя.

Не менее решительно действовал на соседней улице и штурмовой отряд старшего лейтенанта В. Я. Кобылина, поддерживаемый артиллерийской батареей капитана В. Г. Дружинина. Бойцы этого отряда выбивали врага из каменных зданий, траншей и окопов, проявляя бесстрашие, настойчивость и высокое воинское мастерство. Действуя совместно с танками и орудиями сопровождения, пехота мелкими группами, по 3—5 человек, обтекала вражеские огневые точки, забрасывала их гранатами и занимала дом за домом. Случалось, что в домах шли бои одновременно на первом, втором этажах, на лестничных клетках и на чердаках. К середине дня отряд старшего лейтенанта В. Я. Кобылина пробился к центральной площади, вышел в тыл противнику, которого сдерживал штурмовой отряд старшего лейтенанта Ф. В. Денисова, а затем заставил его отступить.

К исходу первого дня наступления 257-я стрелковая дивизия овладела северо-западной частью города и блокировала врага в Сергиевском монастыре. Успех этого соединения содействовал продвижению и 357-й стрелковой дивизии полковника А. Л. Кроника, остановленной в начале штурма сильным огнем противника.

Решительно действовал штурмовой отряд 1190-го стрелкового полка под командованием майора М. Ф. Яковлева. Умело сочетая огонь и движение, бойцам отряда удалось к вечеру выйти к реке Ловать и захватить мост. Все попытки врага отбить мост не увенчались успехом, в чем немалая заслуга принадлежит командиру полка подполковнику П. Ф. Корниенко. Правильно оценив обстановку, он вовремя ввел в бой свой резерв и обеспечил удержание моста и захват небольшого плацдарма на противоположном берегу реки. К этому же времени к реке вышел и 948-й стрелковый полк 257-й стрелковой дивизии. Он форсировал ее в районе винного завода и ликвидировал ранее блокированный вражеский гарнизон в Сергиевском монастыре.

Бои в городе велись с неослабевающим напряжением. Очищая от врага квартал за кварталом, улицу за улицей, штурмовые отряды к исходу 15 декабря овладели всей западной частью Великих Лук, за исключением района старой крепости. В восточной части города противник продолжал упорно обороняться.

Военный совет армии, стремясь избежать лишнего кровопролития, решил предъявить начальнику окруженного немецкого гарнизона ультиматум с требованием прекратить дальнейшее сопротивление и сложить оружие. Парламентерами были назначены переводчик политотдела армии старший лейтенант М. Д. Шишкин и командир огневого взвода 144-го стрелкового полка 28-й стрелковой дивизии лейтенант И. В. Смирнов.

15 декабря оба парламентера, получив соответствующую задачу от командующего армией, с белым флагом направились к вражеским окопам. Стрельба с обеих сторон временно прекратилась. Смирнова и Шишкина встретили немецкие солдаты, пропустили через проволочное заграждение и с завязанными глазами доставили в штаб.

Гуманное предложение советского командования гитлеровцы отвергли. Парламентерам вновь завязали глаза и провели к проходу в проволочных заграждениях. Шли не сгибаясь, ровным шагом. Когда осталось метров сорок до своих траншей, офицеры преодолели их броском. В тот же миг им вслед ударили вражеские пулеметы.

За выполнение задания командования М. Д. Шишкин и И. В. Смирнов были награждены орденом Красного Знамени.

На другой день утром советское командование вновь обратилось по радио к окруженному гарнизону с призывом о капитуляции. Ответа не последовало. Отклонив ультиматум, гитлеровцы сами предопределили свою дальнейшую судьбу в Великих Луках.

16 декабря для усиления частей 7-й эстонской дивизии командующий решил ввести в бой 917-й полк 249-й эстонской дивизии. Частям этих дивизий ставится задача наступать на город с юга, 357-й стрелковой дивизии — с запада (257-я стрелковая дивизия должна была передать ранее освобожденную западную часть города 357-й стрелковой дивизии и наступать па село Рыканово).

Части и подразделения 7-й эстонской стрелковой дивизии действовали теперь более энергично. Группа автоматчиков 354-го полка под командованием лейтенанта Б. Л. Тамма преодолела линию вражеских дзотов и ворвалась в город. Бойцы 354-го и 27-го стрелковых полков, среди которых был Герой Советского Союза капитан А. К. Мери, пробились к городскому театру.

Героически действовал в рукопашной схватке командир 8-й роты 27-го стрелкового полка лейтенант Э. Пууста, уничтожив до десяти фашистов. Только после тяжелого ранения он покинул поле боя. Храбро сражались и офицеры 354-го стрелкового полка старший лейтенант В. К. Кюбар, капитан В. И. Карус и многие другие.

За шесть дней 257-я стрелковая дивизия очистила от противника северную окраину города, а 357-я дивизия продолжала добивать врага на западном берегу реки Ловать и отдельными подразделениями подошла вплотную к старой крепости.

Надо сказать, что все эти дни на внешнем кольце окружения другие соединения 3-й ударной армии вели напряженные бои. Вводя резервы, фашисты любой ценой стремились прорваться к Великим Лукам. Соединения 5-го гвардейского стрелкового корпуса мужественно отражали беспрерывные контратаки 291-й пехотной и 20-й моторизованной вражеских дивизий. Даже в тылу 257-й и 357-й дивизий, штурмовавших город, ^шли длительные и непрерывные бои. Для усиления войск, штурмовавших город, на южную окраину Великих Лук выдвигаются остальные силы 249-й эстонской стрелковой дивизии и 47-я механизированная бригада, которые 25 декабря вводятся в бой.

Танки давили огневые точки противника, артиллеристы прямой наводкой уничтожали уличные баррикады, штурмовые группы, смело и решительно проникая через проломы в зданиях, громили врага внутри опорных пунктов.

Части 257-й стрелковой дивизии ворвались в северную и центральную части города. Успешно действовавшая 47-я механизированная бригада подошла к центру города с юга. Решительные и смелые удары танкистов наводили ужас па врага, и он в панике бросал прочпые укрытия и отступал. Фашистское командование, стремясь задержать наступление советских войск, направило сюда крупные силы авиации. В воздухе шли непрерывные жаркие схватки, в которых 29 и 30 декабря с обеих сторон одновременно участвовало до 300 самолетов (1).

Верховное Главнокомандование и Военный совет Калининского фронта пристально следили за ходом боевых действий по уничтожению блокированного вражеского гарнизона в Великих Луках и отражению натиска свежих сил противника, переброшенных сюда с других участков советско-германского фронта из оккупированных стран Западной Европы.

В результате упорных боев к исходу 31 декабря 1942 года части 257-й стрелковой дивизии овладели пригородами Кулево, Попелыгино, Зенцы; 47-я механизированная бригада вышла к реке Лозовица и соединилась с частями 257-й дивизии; 357-я стрелковая дивизия, действуя в западной части города, полностью блокировала старую крепость и приступила к подготовке ее штурма, а 7-я эстонская дивизия овладела рядом опорных пунктов и блокировала противника в районе железнодорожного депо. В этих боях отлично действовал 1-й батальон 300-го стрелкового полка под командованием старого коммуниста капитана Г. И. Паппель, награжденного орденом Отечественной войны I степени.

Бои на внешнем фронте окружения шли с неослабевающим напряжением. Несмотря на большие потери, фашисты все ближе приближались к городу. Особенно яростные атаки они предпринимали в первых числах января 1943 года.

В это время в районе Великих Лук создалась весьма сложная и напряженная обстановка. Вражеский гарнизон в привокзальной части города еще оказывал сопротивление, а в нескольких километрах юго-западнее Великих Лук велись ожесточенные бои с неприятельскими частями, вклинившимися в нашу оборону. Они рвались к осажденному гарнизону.

Острие их танкового клина уже находилось в 4—5 км от Великих Лук. Но силы противника были измотаны, дальше он продвинуться не сумел. Немецкий генерал К. Типпельскирх в своей книге «История второй мировой войны» пишет об этом: «С величайшим трудом и ценою огромных потерь две немецкие дивизии сумели вбить клин глубиной 10 км и шириной 3 км в оборону русских прикрывающих сил. 12 января их головные части, совершенно истощенные и обескровленные, остановились, не дойдя всего 3 км до западной окраины города...» 1

В этих боях мужественно действовали гвардейцы 5-го стрелкового корпуса, бойцы и командиры 249-й эстонской стрелковой дивизии и многих других соединений армии. Они успешно выполнили поставленные перед ними задачи и не допустили прорыва врага в Великие Луки.

Беспощадно громили врага воины самой левофланговой 28-й стрелковой дивизии полковника С. А. Князькова. К этому времени они овладели мартьяновский узлом сопротивления и, отражая беспрерывные вражеские контратаки, прочно удерживали занимаемые рубежи. Особенно героически сражался личный состав 235-го стрелкового и 112-го артиллерийского полков. За эти бои 28-я стрелковая дивизия получила благодарность Верховного Главнокомандующего, а 112-й артиллерийский полк награжден орденом Красного Знамени (1).

Грохот орудий на внешнем фронте перекликался с непрерывной стрельбой в городе. Здесь продолжались уличные бои. Части 357-й стрелковой дивизии в течение нескольких дней сражались с врагом, засевшим в старой крепости.

15 января, после бомбового удара авиации, воины 1188-го стрелкового полка бросились в атаку. В результате ожесточенных боев и рукопашных схваток в траншеях удалось захватить лишь северо-восточный выступ крепости. Атаки же с северо-запада, запада и юго-запада не увенчались успехом: помешали сильный огонь противника и обледеневшие скаты вала крепости. С величайшим трудом, под огнем врага советские воины втащили на вершину крепостного вала противотанковые орудия и открыли прямой наводкой огонь по укреплениям, живой силе и технике внутри крепости. Действуя огнем и гранатой, бойцы упорно развивали успех. Старшина роты противотанковых ружей 218-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона Н. И. Романов вместе со своими шестью истребителями вывел из строя несколько вражеских танков. К полуночи в крепость прорвались наши подразделения с северо-запада, запада и юго-запада. В разрушенных зданиях, в подвалах разгорелись рукопашные схватки, продолжавшиеся всю ночь.

За успешное выполнение поставленной задачи Н. И. Романову было присвоено воипское звание младшего лейтенанта, и он стал командиром роты.

Моральный дух, воля к сопротивлению у многих оккупантов, засевших в Великих Луках, после этих неудач и потерь, видимо, были надломлены. Об этом свидетельствовали факты. Вот один из них.

Перед рассветом до 100 вражеских солдат пытались с боем вырваться из крепости. Но, встреченные огнем, они были уничтожены и частично пленены. Лишь небольшим группам удалось добраться до Рыбиков, но и те нарвались на советских разведчиков, взявших их в плен.

К рассвету 16 января сопротивление противника было сломлено, и утром крепость пала. Разгром этого вражеского гарнизона надломил моральный дух и тех групп противника, которые были блокированы частями 257-й и 7-й эстонской стрелковых дивизий в районе железнодорожного депо и электростанции. 17 января они капитулировали.

Жители Великих Лук праздновали свое освобождение. А в это самое время командование 3-й ударной армии принимало меры для уничтожения прорвавшейся группировки противника юго-западнее города. С этой целью еще в ходе боев в район Грибушино, Ширипин сосредоточиваются 150-я стрелковая дивизия, 23-я и 145-я стрелковые бригады, а после освобождения Великих Лук туда же перебрасываются 47-я механизированная бригада и 357-я стрелковая дивизия. Утром 16 января эта группировка перешла в наступление с задачей окружить и уничтожить вражеские войска, располагавшиеся в районе Селилово, Максимиха.

Преодолевая упорное сопротивление и ведя ожесточенные бои, войска армии к исходу 20 января 1943 г. вышли на рубеж Демя, Борщанка, Креплянка, освободив за 5 дней всю территорию, которую противник шаг за шагом, истекая кровью, захватил в течение 22 дней, пробиваясь к Великим Лукам.

Таким образом, к 20 января 3-я ударная армия успешно выполнила возложенную на нее задачу по уничтожению великолукской группировки противника, освободила территорию площадью 650 кв. км, важный железнодорожный узел и город Великие Луки.

В ходе проведения войсками 3-й ударной армии Великолукской операции противник потерял убитыми и ранеными около 57 тысяч солдат и офицеров и свыше 5 тысяч пленными. Были полностью разгромлены две пехотные, одна моторизованная и одна танковая дивизии, три отдельных полка и шесть отдельных батальонов. Кроме того, понесли тяжелые потери три пехотные дивизии. Наши войска захватили 190 орудий и минометов, 22 танка и бронемашины, 40 паровозов, 456 вагонов, 155 автомобилей, 6 складов и много другого военного имущества и вооружения *.

За успешные боевые действия по освобождению Великих Лук приказом Верховного Главнокомандующего от 15 января 1943 г. командованию и доблестным воинам 3-й ударной армии была объявлена благодарность, а 257-я стрелковая дивизия Героя Советского Союза генерала А. А. Дьяконова за стойкость, мужество и массовый героизм личного состава, проявленные при штурме города, 13 апреля 1943 г. была преобразована в 91-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

В Великолукской операции войска армии приобрели большой опыт борьбы за сильно укрепленный город, который им во многом пригодился в будущем. В частности, опыт показал, что для наиболее решительных и эффективных действий в городе необходимо создавать штурмовые отряды, оснащенные всеми видами оружия, в том числе танками и орудиями сопровождения.

В ходе зимней кампании, начавшейся в середине ноября 1942 г. и закончившейся в конце марта 1943 г., Советская Армия добилась крупных военно-политических успехов. Главным содержанием кампании был разгром наиболее активной наступательной группировки врага под Сталинградом, положивший начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны. Обстановка на фронте резко изменилась в пользу Советского Союза.

Летом 1943 г. немецко-фашистское командование решило взять реванш за поражение под Сталинградом, вернуть себе утраченную стратегическую инициативу и изменить ход войны в свою пользу. С этой целью было решено предпринять большое наступление против советских войск в районе Курского выступа.

Враг возлагал большие надежды на летнее наступление и верил в его успех. Однако его замыслы были своевременно разгаданы. Советское командование приняло меры к тому, чтобы в оборонительных боях измотать и обескровить противника, а затем перейти в решительное наступление. Поэтому после завершения советскими войсками зимней кампании на советско-германском фронте наступило относительное затишье. Обе стороны готовились к летним боям.

Перешли к обороне и войска Калининского фронта. 3-я ударная армия получила новую задачу: она должна была прочно удерживать занимаемые рубежи западнее Великих Лук, своими активными действиями сковывать значительные силы врага и тем самым содействовать успеху советских войск, сражавшихся на других фронтах.

Вскоре войска армии облетела радостная весть: постановлениями Совета Народных Комиссаров СССР были присвоены генеральские звания командирам 28, 257, 357 и 381-й стрелковых дивизий С. А. Князькову, А. А. Дьяконову, А. Л. Кронику и Б. С. Маслову. Командующий армией К. Н Галицкий стал генерал-лейтенантом. Это еще раз свидетельствовало о том, что войска армии успешно справились с разгромом великолукской группировки противника, и одновременно повышало их ответственность за выполнение вновь поставленных боевых задач.

В обороне западнее Великих Лук 3-я ударная армия находилась до начала октября 1943 г. В этот период в войсках шла напряженная учеба. Бойцы и командиры совершенствовали свое боевое мастерство. Изучали новые уставы, обобщавшие опыт войны. Мастера военного дела, ветераны частей, обстрелянные и закаленные в боях, обучали прибывшее пополнение. Создавались школы боевого опыта лучших воинов-артиллеристов, танкистов, связистов, разведчиков и снайперов. Изучалась материальная часть оружия, находящегося на вооружении частей и подразделений. Большое внимание в условиях обороны уделялось инженерному делу.

Командиры, политработники, партийные и комсомольские организации проводили большую работу по претворению в жизнь постановления ЦК ВКП(б) от 24 мая 1943 г. «О реорганизации структуры партийных и комсомольских организаций в Красной Армии и усилении роли фронтовых, армейских и дивизионных газет». В результате партийно-политическая работа среди личного состава частей и подразделений стала более живой, конкретной, целеустремленной, а следовательно, способствовала улучшению подготовки войск к выполнению новых боевых задач.

А задачи войскам армии в этот период приходилось решать разные. Они не только укрепляли свою оборону в инженерном отношении, делая ее неприступной для врага, занимались боевой и политической подготовкой, но и проводили частные наступательные бои по улучшению своего положения, уточнению истинного начертания переднего края обороны противника и организации ее системы огня. Так с 5 по 7 мая соединениями 5-го гвардейского стрелкового корпуса и 21-й гвардейской стрелковой дивизией были предприняты активные наступательные действия в районе станции Чернозем. Им удалось ликвидировать черноземский выступ обороны противника, глубоко выступавший в сторону расположения войск армии, а это несколько улучшило положение частей и соединений, сократило фронт обороны. В этих боях особенно решительно действовала 21-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора Д. В. Михайлова.

24 мая перешли в наступление части 28-й стрелковой дивизии, возглавляемые теперь полковником М. Ф. Бук-штыновичем. Он сменил 13 марта генерал-майора С. А. Князькова, который стал заместителем командующего 3-й ударной армией. 28-я стрелковая дивизия должна была овладеть опорным пунктом врага Бекезы.

В первый день опорный пункт хотя и был отбит у противпика, но удержать его не удалось. Главной причиной этого явилась недооценка командованием дивизии значения Бекез для врага. Оно не учло то обстоятельство, что в случае потери этого опорного пункта противник может предпринять решительные действия с целью восстановления этих позиций. Поэтому после овладения Беке-зами командир дивизии не принял необходимых мер для закрепления захваченного рубежа и отражения возможных контратак.

Наиболее важной частью активности обороны армии в летний период были бои по овладению Птахинской высотой, где проходил передний край обороны противника после ликвидации черноземского выступа. С этой господствующей высоты противник имел возможность просматривать оборонительные сооружения на участке 141-го гвардейского стрелкового полка 46-й гвардейской стрелковой дивизии. Отсюда также простреливались боевые порядки частей 3-й ударной армии, контролировались пути подхода к передовой линии фронта. Кроме того, сама высота, имея протяженность по фронту более 1200 м, прикрывала слабый участок вражеской обороны. По данным разведки, высота оборонялась 3-м батальоном 504-го пехотного полка, имевшим в своем составе 17 пулеметов, 11 минометов и до 10 орудий и противотанковых пушек. Высота была изрыта траншеями и ходами сообщения с наличием большого количества пулеметных площадок и огневых позиций для минометов.

Задачу по овладению высотой предстояло выполнить 141-му гвардейскому стрелковому полку подполковника П. С. Романенко. На подготовку отводилось семь дней. Для артиллерийского обеспечения действий полка в этот район подтянули до 30 батарей. Общее руководство боевыми действиями по овладению Птахинской высотой осуществлял командир 46-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор С. И. Карапетян.

Бои за Птахипскую высоту продолжались до 6 июля. И поскольку они имеют много поучительного и изобилуют героическими подвигами наших бойцов и командиров, на них следует остановиться более подробно.

Ночь на 23 июня ничем не отличалась от других. Часто слышались короткие пулеметные очереди — это стреляли наугад в темноту дежурившие вражеские пулеметчики. Им иногда отвечали наши станковые пулеметы. Под прикрытием ночи сводный штурмовой отряд 141-го гвардейского полка в количестве 115 человек, возглавляемый помощником начальника штаба полка по разведке старшим лейтенантом А. В. Ширяевым, занял исходное положение для наступления. Вперед выдвинулись группы разграждения во главе с сержантами И. Ф. Ившиным и И. П. Горбенко. За два дня до начала наступления они прорезали три прохода в проволочных заграждениях и сияли мины.

В проделанные проходы штурмовой отряд повзводно ползком стал выдвигаться на рубеж для атаки. Под прикрытием ночи бойцы незамеченными приблизились к вражеским траншеям на расстояние 30—40 м, а затем по условленному сигналу забросали их гранатами и с криком «ура!» кинулись в атаку. Все ближние пулеметные точки гвардейцы атаковали одновременно. Ни одна из них еще не успела открыть огонь, а наши бойцы уже ворвались в траншеи и вступили в рукопашную схватку. Вражеский гарнизон охватила паника. Кое-где беспорядочно заговорили пулеметы, затем к ним присоединились автоматы. Система вражеского огня была уже дезорганизована. Воспользовавшись этим, к высоте устремились стоявшие наготове 7-я стрелковая рота и рота автоматчиков 141-го гвардейского полка.

Бойцы штурмового отряда, действуя по заранее разработанному плану, разгромили фашистов в первой линии траншей и тремя группами устремились к вершине высоты. Одна группа, возглавляемая младшим лейтенантом К. Р. Кадыровым, действовавшая в центре, наткнулась на четыре блиндажа, в которых находилось несколько десятков солдат и офицеров противника. Они яростно сопротивлялись. Забросав блиндажи гранатами, группа Кадырова ворвалась во вторую линию траншей и смело вступила в рукопашную схватку.

Большая разветвленность траншей, ходов сообщения и их глубина в человеческий рост мешали нашим бойцам ориентироваться и вести организованный бой. В это время командир отделения автоматчиков комсомолец Г. Абсалямов выскочил из траншеи и начал сверху забрасывать врага гранатами. Абсалямов погиб смертью героя, но бойцы, следуя его примеру, не страшась пулеметного огня, смело выскакивали из траншей наверх и забрасывали гитлеровцев гранатами. Этим, по сути дела, и был решен исход боя штурмовых групп на восточных скатах высоты. Стремительность действий, бесстрашие в бою и находчивость помогли нашим бойцам в течение 30 минут сломить сопротивление противника и выйти па гребень высоты. Мгновенно там взвился красный флаг. Его водрузили бойцы подразделения младшего лейтенанта К. Р. Кадырова. За умелое руководство боем своего подразделения при штурме Птахинской высоты и проявленные при этом личное мужество и отвагу К. Р. Кадыров был награжден орденом Красного Знамени *.

Но это было только начало борьбы за Птахинскую высоту. Противник, оправившись от внезапного удара, ночью с западных скатов перешел в контратаку. К этому времени на помощь штурмовому отряду подоспели 7-я рота и рота автоматчиков, которые с ходу вступили в бой. Первая контратака противника была отбита с большими для него потерями. Но гитлеровцы не хотели примириться с потерей господствующей высоты. Вскоре они подтянули сюда из соседних населенных пунктов дополнительно до двух пехотных батальонов и под прикрытием огня до восьми артиллерийских и минометных батарей снова начали наседать на советских бойцов. Им удалось ворваться в траншеи. Но наши воины не дрогнули. Они смело вступили в рукопашную схватку, дерзко действуя автоматами, штыками и лопатками. Гитлеровцы не выдержали и начали отступать. Вражеская артиллерия сильным заградительным огнем прикрывала отход своей пехоты.

23 июня атаки противника следовали одна за другой. Он бросил в бой дополнительно саперный батальон 291-й пехотной дивизии. Создалась исключительно тяжелая обстановка. Видя это, командование 46-й гвардейской стрелковой дивизии ввело в бой 2-й батальон 139-го гвардейского стрелкового полка и роту танков 78-й танковой бригады. Враг оказал упорное сопротивление, но противостоять натиску атакующих советских бойцов не смог. К вечеру высота была полностью очищена от оккупантов.

В этих боях солдаты, командиры и политработники проявили образцы мужества, стойкости и отваги. Они показали свое возросшее воинское мастерство и умение бить врага наверняка. Умело управляли подразделениями командир роты 141-го гвардейского полка старший лейтенант К. М. Гузенко и командир взвода младший лейтенант Г. П. Арестов. Бойцы под их командованием смело шли в рукопашный бой и всегда выходили победителями. Отвагу и мужество проявил командир минометного взвода 139-го гвардейского полка коммунист лейтенант П. Чу-чвала. Находясь на наблюдательном пункте в расположении стрелковых подразделений, оп умело корректировал огонь своей минометной роты. Меткими выстрелами минометчики уничтожили до взвода пехоты противника и отразили ожесточенную атаку.

Самоотверженно действовала санинструктор 141-го гвардейского полка старшина медицинской службы В. П. Очередько, которую глубоко уважали все бойцы. Она вынесла с поля боя 47 раненых. Осколком разорвавшегося снаряда В. П. Очередько была тяжело ранена. Будучи в госпитале, мужественная комсомолка В. П. Очередько узнала о награждении ее орденом Красного Знамени (1).

Понеся большие потери в живой силе и технике, противник 30 июня прекратил атаки и в течение трех дней не предпринимал активных действий. В это время он приводил в порядок свои потрепанные подразделения и подтягивал резервы. Его артиллерия периодически осуществляла огневые налеты по боевым порядкам подразделений, оборонявших Птахинскую высоту.

Фашисты, стремясь во что бы то ни стало отбить высоту, решили ввести в бой части 291-й пехотной дивизии, 8-й мотополк 1-й бригады СС и танковые подразделения 8-й танковой дивизии, 12 артиллерийских и 7 минометных батарей2. Имея данные о сосредоточении противника в тылу и учитывая возможность новых его атак, командование армии 2 июля приняло решение усилить гарнизон Птахинской высоты 2-м батальоном 64-го гвардейского стрелкового полка 21-й гвардейской стрелковой дивизии. Это было сделано своевременно, так как ночью 3 июля противник открыл сильный артиллерийский и минометный огонь по высоте, а затем атаковал ее.

Высота снова превратилась в арену ожесточенных боев. Фашистам удалось захватить часть траншей. Наиболее ожесточенной была ночная атака 6 июля. После мощной 40-минутной артиллерийской подготовки до двух батальонов пехоты при поддержке танков вновь попытались захватить высоту и усилить свои подразделения, которые вели бой на северо-западных и юго-западных ее скатах. Отразив массированным артиллерийским и минометным огнем натиск пехоты противника, все наши подразделения, находившиеся па высоте, перешли в решительную контратаку. Упорный бой, продолжавшийся до рассвета, закончился победой советских воинов. Противник понес значительные потери и вынужден был отказаться от дальнейших атак.

Положение оборопы 46-й гвардейской стрелковой дивизии с занятием Птахинской высоты значительно улучшилось в тактическом отношении. Она получила возможность глубокого просмотра системы обороны противника н контроля за всеми его действиями па этом участке.

Немецкое командование тоже всячески стремилось удержать Птахинскую высоту. Об этом свидетельствовал тот факт, что весть о ее потере дошла до Берлина. В связи с этим немецкое информбюро громогласно заявило тогда по радио о большом наступлении русских в районе Великих Лук. А русские-то всего-навсего проводили бои местного значения с целью улучшения позиций одной из частей.

В боях под Птахипо противник потерял до 6 тысяч убитыми и ранеными. Были полностью разгромлены два пехотных, артиллерийский полки и саперный батальон 291-й пехотной дивизии. Противник потерял 11 танков, 19 орудий, 58 минометов, 106 ручных и станковых пулеметов и много другого военного вооружения и имущества 4.

За успешное проведение этих боев и проявленные при этом мужество и отвагу только в 46-й гвардейской стрелковой дивизии было награждено орденами и медалями Советского Союза 476 человек2.

Овладев Птахинской высотой, войска 3-й ударной армии, продолжая находиться в составе Калининского фронта, прочно удерживали занимаемые рубежи и готовились к предстоящему наступлению. Правее 3-й ударной армии оборонялись войска 22-й армии, а левее — 4-я ударная армия.

В этот период бойцы и командиры тщательно изучали положительный опыт проведенных летних частных наступательных боев. Анализировались причины неудач 28-й стрелковой дивизии за опорный пункт Бекезы. Особое внимание обращалось на распространение опыта ведения ближнего боя в траншеях и ходах сообщения, на популяризацию отличившихся солдат, сержантов и офицеров, на организацию взаимодействия всех родов войск в ходе наступательного боя.

Но все это время командование армии продолжало беспокоить начертание переднего края обороны 28-й стрелковой дивизии. Противник держал здесь в своих руках господствующие высоты и превратил их в мощные опорные пункты. Такими же мощными опорными пунктами на его переднем крае были населенные пункты Бекезы, Святая Гора и Никифорове Наша попытка захватить Бекезы, как известно, не увенчалась успехом. После этого неприятель значительно усилил здесь свой гарнизон. Мысль о повторном наступлении на Бекезы поэтому отпадала. Тщательно изучив противостоящего противника, командование решило атаковать его на участке обороны 235-го стрелкового полка с целью овладения рубежом Святая Гора, Бараново.

Высота, на которой раскинулось село Святая Гора, была укреплена противником в инженерном отношении не хуже Птахинской. Здесь имелись хорошо развитая сеть траншей и ходов сообщения, проволочные заграждения, противопехотные и противотанковые минные поля. Прочность высоты дополнялась опорным пунктом около села Бараново. Эти укрепленные пункты возвышались над окружающей местностью, были несколько выдвинуты в нашу оборону и позволяли противнику просматривать глубину наших боевых порядков.

Подготовка к боям за Святую Гору 28-й стрелковой дивизией велась весьма тщательно. На основе рекогносцировки командира дивизии полковника М. Ф. Букштыновича штаб разработал конкретный план предстоящей атаки. 9 сентября 1943 г. командующий армией генерал-лейтенант К. Г. Галицкий одобрил его и приказал усилить главное направление атаки взводом танков, а на танки посадить пехоту.

В окончательно отработанном плане предусматривалось наступление силами одной стрелковой роты 235-го полка, усиленной взводом танков Т-34, и двух стрелковых взводов. Атаку планировалось начать на рассвете 13 сентября после артиллерийской подготовки.

В течение нескольких дней подразделения, выведенные в тыл полка, отрабатывали скрытное занятие исходного положения для атаки, ведение ближнего боя, отражение контратак и закрепление захваченных рубежей.

11 сентября на полевых занятиях побывал генерал К. Н. Галицкий. Он обратил особое внимание на отработку вопросов ближнего боя с учетом опыта 46-й гвардейской стрелковой дивизии, приобретенного в дни борьбы за Птахинскую высоту, а также на организацию взаимодействия пехоты с артиллерией и танками при отражении контратак.

12 сентября подготовка подразделений к выполнению боевой задачи была закончена; ночью они вышли в район сосредоточения, а затем стали бесшумпо выдвигаться на рубеж атаки.

Противник вел себя спокойно. Ночь хотя и была лунной, но низкий туман прикрывал выдвижение наших подразделений. Однако он и мешал вести наблюдение за противником; из-за этого атаку пришлось отложить до того, как туман рассеется. Утром противник обнаружил нашу пехоту в исходном положении и открыл сильный пулеметный огонь. Больше ждать было нельзя, и командир дивизии приказал открыть огонь. Танки с десантом пошли на штурм Святой Горы. В это время артиллеристы перенесли огонь на Бараново, а танки уже ворвались на высоту. Десантники, спешившись, бросились в траншеи и начали врукопашную истреблять фашистов, оказавших сопротивление.

В этих боях покрыл себя неувядаемой славой командир 3-го батальона 235-го стрелкового полка капитан И. Г. Абаныпин, награжденный орденом Красного Знамени. За несколько дней перед наступлением он получил письмо от родных. Мать сообщала сыну печальную весть: фашисты сожгли их дом в колхозе «Новая жизнь» Курской области, убили отца (1). Жаждой жгучей мести наполнилось сердце офицера. И когда было принято решение направить на штурм Святой Горы роту его батальона, он попросил разрешения быть вместе с ней и лично руководить боем. Умело управляя боем танкового десанта, он показывал образцы мужества и геройства. Когда танк, из которого офицер руководил атакой, был подбит, он вместе с бойцами бросился громить врага в ближнем бою. Увлекая их за собой своей смелостью, капитан И. Г. Абаныпин обеспечил успех. Село Святая Гора было очищено от противника. Почти одновременно пала и его укрепленная позиция в районе Бараново.

Сразу же после потери Святой Горы противник подтянул резервы и предпринял несколько контратак, но все они были мужественно отражены нашими бойцами, которые поклялись стоять насмерть и закрепить достигнутый успех. Контратаки продолжались и весь следующий день. Во время одной из них мужественный капитан И. Г. Абаньшин погиб смертью героя. Игнат Григорьевич посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

К исходу 14 сентября противник, потеряв до 200 человек убитыми, прекратил контратаки.

28-я стрелковая дивизия выполнила боевую задачу успешно. Бои за Святую Гору и Бараново показали всю важность тщательной подготовки личного состава к предстоящему наступлению. Подразделения действовали решительно и слаженно. Командиры хорошо организовали взаимодействие стрелковых подразделений с артиллеристами и танкистами. Оправдал себя и танковый десант. Личный состав дивизии в этом бою проявил массовый героизм и мужество. Военный совет армии наградил орденами и медалями 201 солдата и офицера 28-й стрелковой дивизии (1).

В то время когда 3-я ударная армия вела боевые действия юго-западнее Великих Лук, войска Советской Армии одержали историческую победу в битве под Курском. Они в упорных оборонительных боях разгромили орловскую и белгородско-харьковскую группировки противника, 23 августа освободили город Харьков, к концу сентября силами четырех фронтов вышли к Днепру и 22 сентября приступили к его форсированию и освобождению Правобережной Украины.

В этих условиях получил приказ перейти в наступление и Калининский фронт. Частью общего наступления войск фронта на витебском направлении было проведение Невельской наступательной операции. При ее планировании имелось в виду обеспечить общую операцию фронта в направлении на Витебск, а также создать условия для развития успеха в южном направлении на город Городок, а также в северном и северо-западном направлениях для взятия новосокольнического узла сопротивления. Таким образом, предполагалось, что в случае успеха путем последовательных и тесно связанных между собой операций ударом на Городок обеспечить фланг основной группировки войск, наносившей удар на Витебск, либо, при благоприятных условиях, внезапным ударом овладеть Новосокольниками.

На 3-ю ударную армию была возложена ответственная задача. Вместе с 4-й ударной армией она должна была нанести главный удар Калининского фронта с севера через Невель по частям 3-й танковой и 16-й немецких армий, обеспечить выход войск фронта западнее Витебска и создать благоприятные условия для развития наступления в глубь Белоруссии. Первоочередной задачей 3-й ударной армии ставилось освобождение города Невель.

Командующий фронтом так определил задачу 3-й ударной армии: продолжая обеспечивать направления на Насву, Новосокольники, Чернозем, ударной группировкой с фронта Жигари, Лоскотухино перейти в наступление в направлении Невеля, прорвать оборону противника, разгромить его противостоящие части и овладеть городом Невель, закрепив за собой этот важный узел коммуникаций.

СОДЕРЖАНИЕ

От авторов
Глава первая. Начало пути
В первых боях
Перед Великими Луками
Глава вторая. Великие Луки — Невель
Вперед на врага
В боях за Невель
Глава третья. В боях за Прибалтику
За Советскую Латвию
К берегам Рижского залива
Глава четвертая. На новом направлении
На землях Польши
В Восточной Померании
Глава пятая. На Берлин!
В дни подготовки
Прорыв
В предместьях Большого Берлина
Решающий штурм
Знамя над рейхстагом

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976

Пятков В. К. и др.

Третья ударная. Боевой путь 3-й ударной армии. М., Воениздат, 1976.

256 с, с ил.

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ Редактор Н. В. Баранов. Художник Б. С. Иванов Художественный редактор А. М. Голикова Технический редактор Г. Ф. Соколова Корректор Н. М. Опрышко; OCR правка А. П. Царьков 5.3.2012г.

Г-83310 Сдано в набор 11.8.75 г. Подписано к печати 15.1.76 г.

Формат 84Х108/82. Печ. л. 8, усл. печ. л. 13,44, уч.-изд. л- 14,083 Типографская бумага № 1. Тираж 30 000. Изд. № 2/1496. Цена 62 коп. Зак. 1302

Воениздат 103160, Москва, к-160 1-я типография Воениздата 103006, Москва, к-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2012