TopList

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ.
БОЕВОЙ ПУТЬ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ

Василий Карпович Пятков
Константин Сергеевич Белов
Семен Семенович Фролов

В боях за Невель

Старинный русский город Невель представлял собой крупный опорный пункт и важный узел коммуникаций врага на северо-западном направлении. Овладение Неве-лем — важным узлом железных и шоссейных дорог — серьезно нарушало всю систему коммуникаций фашистских войск на этом направлении и исключало возможность переброски с севера резервов против витебской группировки войск Калининского фронта.

3-я ударная армия, которой предстояло сыграть главную роль в Невельской операции, занимала полосу обороны протяженностью 105 км, прикрывала с запада Великие Луки и направления Насва, Новосокольники и Изо-ча, Чернозем. Передний край ее обороны проходил по линии Жары, Гороватка, Шугурово, Островаты, Болоши, Минино и далее по восточному берегу реки Ловать, Бала-баново, ХоцдошкиЧ К октябрю 1943 г. боевой состав армии включал пять стрелковых дивизий, три стрелковые бригады, одну танковую бригаду, семь пушечных, гаубичных и минометных полков, истребительно-противотанко-вый и зенитно-артиллерийский полки и два полевых укрепленных района. Численный состав стрелковых дивизий доходил в среднем до 5000—6000 человек, стрелковых бригад — до 3000—4000 (2).

Перед фронтом армии противник имел пять пехотных дивизий 2-го авианолевого и 43-го армейского корпусов, а непосредственно невельское направление обороняли части 263-й пехотной и 2-й авиаполевой дивизий. За шесть месяцев они создали здесь хорошо, развитую сеть оборонительных сооружений: траншей и ходов сообщения полного профиля, блиндажей и дзотов с перекрытием в пять-шесть накатов. Передний край обороны был прикрыт двумя полосами минных полей глубиной каждая 40—60 м, а также двумя рядами проволочных заграждений. В глубине обороны имелся второй оборонительный рубеж. Общая глубина первой полосы обороны доходила до 6—7 км. В тактическом резерве противника находилось до трех пехотных полков. Местность в районе предстоящих боевых действий была лесисто-болотистой, сильно пересеченной, с обилием естественных преград, позволявших организовать сильную оборону малыми силами на промежуточных рубежах.

Город Невель со всех сторон окружали леса, многочисленные озера и болота, большое количество речек и проток. Между озерных дефиле противник отрыл противотанковые рвы, а имеющиеся здесь дороги заминировал. Населенные пункты на подступах к городу превратил в мощные узлы сопротивления. Трудные условия местности, сильно укрепленная оборона, недостаток сил и средств, особенно артиллерии и танков, в значительной мере осложняло решение задачи по освобождению Не-веля.

Командование армии хорошо представляло себе все трудности боев за Невель, поэтому с получением боевой задачи оно сразу же приступило к тщательной подготовке этой сложной наступательной операции.

Командующий армией генерал-лейтенант К. Н. Галицкий решил нанести главный удар 357-й и 28-й стрелковыми дивизиями, прорвать оборону противника на узком 4-километровом участке Жигари, Лоскотухино и овладеть рубежом реки Шестиха. Последующим вводом в прорыв второго (подвижного) эшелона армии — 78-й танковой бригады и 21-й гвардейской стрелковой дивизии разгромить противостоящего противника и овладеть городом Невель, выйти на рубеж озер Верхитно, Среднее, Плисса, закрепить его и подготовиться к отражению возможных контратак противника.

В резерве армии оставались 46-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора С. И. Карапетяна и 100-я стрелковая бригада полковника А. И. Серебрякова. На левом фланге армии выдвигалась 31-я стрелковая бригада полковника Л. А. Бакуева, которая должна была двигаться вплотную за 28-й дивизией с задачей овладеть рубежом Завережье, Петрухи.

С юга действия 3-й ударной армии обеспечивались продвижением 4-й ударной армии в юго-западном направлении, где наносили удар две стрелковые дивизии.

Таким образом, замысел операции командующего армией строился на внезапном прорыве частями первого эшелона тактической обороны врага с немедленным вводом в образовавшийся прорыв второго эшелона, состоящего из подвижных соединений танков и мотопехоты, усиленных инженерными и артиллерийскими частями для захвата межозерпых дефиле и овладения городом Невель.

На основе решения командующего армией штаб разработал план наступательной операции, которую намечалось провести в четыре этапа.

Начальники родов войск и служб соответственно разработали планы боевого обеспечения.

При подготовке операции были приняты строжайшие меры оперативной маскировки. Решение о наступлении знал крайне ограниченный круг лиц, запрещалась передача каких-либо сведений, связанных с подготовкой к наступлению, никаких документов в штабы по этому поводу не высылалось. Все приказы и боевые распоряжения передавались лично ответственными командирами. Инженерные работы велись скрытно, в лесах тщательно маскировались войска, штабы, линии связи, тылы. Перегруппировка, сосредоточение войск и артиллерии осуществлялись

только в ночное время по строго разработанному плану л под контролем штаба армии.

Разведка в дни подготовки к наступлению велась методами боя, поисков и засад, наблюдением со специальных наблюдательных пунктов. Поиски с целью захвата пленных и документов проводились силами разведывательных подразделений. Разведка боем осуществлялась силами роты и батальона. Большинство разведывательных данных поступало от наблюдательных постов. В каждой дивизии первого эшелона их было по 14—15. Самолеты 3-й воздушной армии сфотографировали передний край вражеской обороны, а одиночные самолеты и группы вели разведку в глубине его расположения. В целом все данные, полученные от разведки, сыграли большую роль в достижении успеха операции.

С 1 октября в войсках армии развернулась напряженная боевая учеба и подготовка к предстоящим боевым действиям.

Командующим армией 30 сентября был издан приказ, в котором определялся порядок подготовки войск и штабов к предстоящей операции. В частях и подразделениях организовывались ротные учения с боевой стрельбой, 1—3 октября с командирами всех степеней проводились занятия на местности, на картах или на миниатюр-поли-гонах. Во всех штабах в этот период проводились штабные занятия и тренировки на средствах связи.

Штаб армии проделал большую работу по обеспечению скрытности перегруппировки войск и организации управления войсками в предстоящей операции.

Кропотливую работу с личным составом по подготовке к наступлению проводили политработники, партийные и комсомольские организации. Особое внимание они обращали на подразделения и части, находившиеся в первом эшелоне. Всеми методами партийно-политической работы в сознание людей вселялась глубокая вера в победу над врагом, в успех предстоящего наступления. В последних числах сентября во всех партийных организациях прошли партийные собрания, на которых обсуждались задачи коммунистов в бою. На этих собраниях с докладами выступали командиры частей, работники политических отделов армии и дивизий. Так, например, на собрании в первичной парторганизации 3-го батальона 88-го полка 28-й стрелковой дивизии выступил член Военного совета армии генерал-майор А. И. Литвинов. В своем докладе он рассказал коммунистам о важности предстоящего наступления, о героических подвигах воинов армии в предшествующих летних боях и поставил конкретные задачи перед партийной организацией батальона по обеспечению примерности коммунистов в бою и мобилизации всего личного состава батальона на выполнение ответственной задачи.

В ходе подготовки к наступлению многие воины стремились стать коммунистами. Только в 21-й гвардейской стрелковой дивизии в эти дни вступили в ряды Коммунистической партии 220 лучших солдат, сержантов и офицеров 2.

На страницах армейской и дивизиопных газет передовики делились своим опытом, рассказывали, как нужно бить врага, призывали весь личный состав проявлять в бою мужество, смелость и инициативу. Так, рядовой Н. Клименко писал в армейской газете «Фронтовик»: «Я клянусь бить врага до тех пор, пока глаза мои впдят его, пока руки способны держать винтовку» 3.

В период с 28 сентября по 5 октября была проведена перегруппировка войск армии с целью сосредоточения сил на направлении главного удара. Командующий армией еще раз уточнил задачи соединениям и частям и, убедившись, что комапдиры поняли их правильно, назначил начало наступления на утро 6 октября.

Ночью части и подразделения 357-й и 28-й стрелковых дивизий заняли исходное положение и окопались в 300 м от неприятельских траншей. За час до наступления начали разведку боем роты, выделенные для этой цели. Полученные разведданные были использованы для окончательного уточнения целей артиллерийской подготовки. Вскоре земля содрогнулась от грохота сотен орудий. Наступление 3-й ударной армии на невельском направлении началось. Одновременно перешла в наступление и соседняя 4-я ударная армия.

Артиллерия армии в течение полутора часов громила укрепления врага, его артиллерийские позиции и тылы. Мощные бомбовые удары по опорным пунктам противника наносила авиация 3-й воздушной армии. За 15 минут до окончания последнего мощного налета всей артиллерии стрелковые цепи пошли в атаку и начали штурм вражеской обороны. Первыми устремились в бой части 28-й стрелковой дивизии.

Особенно решительно действовал 88-й стрелковый полк под командованием полковника И. С. Лихобабина. Его батальоны продвигались настолько быстро, что артиллеристы не успевали Подтягивать орудия. За первые два часа пехотинцы захватили несколько узлов сопротивления противника и освободили пять населенных пунктов.

В бою за опорный пункт, расположенный на высоте, прославились рядовые 7-й стрелковой роты братья Павел и Петр Гусаровы. С небольшой группой бойцов они первыми преодолели густую сеть проволочных заграждений, прикрывавших подступы к высоте, и вступили в рукопашную схватку с врагом. Штыком и гранатой прокладывая себе дорогу, братья своим мужеством воодушевляли других бойцов и увлекали их вперед. Смелые и решительные действия советских воинов ошеломляли гитлеровцев, и они вынуждены были спасаться бегством. В этом скоротечном бою братья Гусаровы уничтожили 26 вражеских солдат и офицеров (1). Командующий армией 12 октября 1943 г. наградил Павла Савельевича и Петра Савельевича Гусаровых орденом Отечественной войны II степени.

Не менее успешно громил врага и 144-й стрелковый полк под командованием полковника Ф. А. Голепкова. Хорошо управляли своими подразделениями, показывая при этом личное мужество, командиры батальонов капитаны А. А. Копылов и В. А. Цибулин, командиры рот капитаны П. Ф. Борисенко, К. Д. Аникеев и старший лейтенант В. О. Капитанов. Под командованием этих офицеров бойцы смело шли на укрепления врага, вступали в рукопашную схватку и вынуждали противника отходить.

В течение двух часов напряженного боя части 28-й стрелковой дивизии вклинились во вражескую оборону на фронте 2,5 и на глубину до 2 километров.

357-я стрелковая дивизия, встречая ожесточенное сопротивление противника, успеха пока не имела.

Командующий армией генерал К. Н. Галицкий с целью расширения прорыва решил ввести в бой свою подвижную группу. В образовавшуюся узкую горловину устремилась 78-я танковая бригада полковника Я. Г. Кочергина, а вслед за ней и части 21-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Д. В. Михайлова. Преодолевая упорное сопротивление противника, подвижная группа через два часа после ее ввода вырвалась на шоссе и на предельной скорости устремилась к Невелю, отбрасывая к северу и югу уцелевшие мелкие группы врага. Опередив противника в выходе на рубеж реки Шестиха, она с ходу захватила мосты и переправила главные силы на западный берег.

Днем 6 октября батальоны 78-й танковой бригады с десантом автоматчиков, сбив в коротком бою заслон врага и преодолев минные заграждения, вступили в Невель. Первым, ведя за собой головную танковую роту, ворвался в город заместитель командира 263-го танкового батальона капитан Е. С. Пирожников. Огнем и гусеницами своего танка он уничтожил бронемашину, пять противотанковых орудий, стоявших на шоссе у въезда в Невель, смело прорвался к центру города и на здании городского Совета водрузил Красный флаг Ч За смелость и решительность действий Е. С. Пирожников был награжден орденом Красного Знамени2.

Ворвавшись в Невель, 263-й и 264-й танковые батальоны под командованием майоров И. Т. Дедика и Н. Г. Дудченко сразу же захватили вокзал, телеграф и мосты, а затем двинулись на западную окраину. К этому времени в город вошли передовые подразделения 59-го гвардейского стрелкового полка 21-й гвардейской стрелковой дивизии. В бой их вел мужественный и опытный командир полка подполковник Н. М. Чебатарев. Штурмовые группы, действуя вдоль улиц, очищали от противника квартал за кварталом. В этом бою отличилась штурмовая группа старшего лейтенанта А. С. Рудых. Вместе с штурмовыми стрелковыми подразделениями и танковыми экипажами упорно громили врага в городе артиллеристы 827-го гаубичного и 163-го гвардейского истребительно-противотанкового полков, которыми командовали полковник А. Ф. Быданов и подполковник Г. М. Харьков.

К вечеру 6 октября подвижная группа овладела городом, а на следующий день вместе с другими соединениями армии полностью очистила его от мелких подразделений противника. Было уничтожено до 600 гитлеровцев, захвачено около 400 пленных (1).

К исходу 7 октября наши войска закрепились па рубеже северо-западнее Невеля, отбивая многочисленные атаки врага, пытавшегося восстановить утраченные позиции. Войска 3-й ударной армии в двухдневных боях разгромили значительные силы противника, продвинулись более чем па 35 км и выполнили поставленные перед ней задачи.

Противник стремился не допустить дальнейшего наступления 3-й ударной армии, поэтому в район западнее и северо-западнее Невеля он в спешном порядке начал перебрасывать свои резервы с других участков фронта; одновременно его авиация группами 15—20 самолетов наносила удары по боевым порядкам войск армии.

Вечером 6 октября командующий армией для обеспечения левого фланга ударной группировки ввел в бой 31-ю стрелковую бригаду полковника Л. А. Бакуева. Уничтожая отходившие части противника, она к утру 7 октября вышла в район Барсуков, а к исходу дня заняла рубеж в районе озера Еменец. Выход бригады на вышеуказанный рубеж надежно прикрыли левофланговые части армии, овладевшие Невелем с юга.

Части 28-й стрелковой дивизии расширяли прорыв в северном направлении. В районе Буслайково усилились контратаки противника, продвижение дивизии замедлилось. С целью наращивания здесь силы удара командующий армией с утра 8 октября ввел в бой из своего резерва 46-ю гвардейскую стрелковую дивизию генерал-майора С. И. Карапетяна. Гвардейцы успешно выполнили свою задачу, выйдя к исходу дня в район Сыроквашино, а на следующий день — в район Галолобы. Их успех содействовал и продвижению правофланговой 357-й стрелковой дивизии, что дало возможность войскам армии расширить прорыв до 20 километров.

Родина высоко оценила действия 3-й ударной армии на невельском направлении. 21-я гвардейская и 28-я стрелковые дивизии, 31-я стрелковая и 78-я танковая бригады, 827-й гаубичный и 163-й гвардейский истребительно-противотанковый артиллерийские полки приказом Верховного Главнокомандующего от 7 октября 1943 г. удостоились почетного наименования Невельских. 3945 воинов армии получили правительственные награды Столица нашей Родины Москва 7 октября салютовала доблестным войскам, освободившим Невель, 12 артиллерийскими залпами из 124 орудий.

Не желая смириться с потерей Невеля, открывавшего путь для войск Калининского фронта на Витебск, а затем и в Прибалтику, немецко-фашистское командование напрягало все силы, чтобы закрыть образовавшуюся брешь и снова овладеть Невелем. Уже 8 октября враг, подтянув с других участков фронта свежие силы (58-ю и 220-ю пехотные дивизии), при поддержке танков и авиации предпринял ряд сильных контратак. Контратаки следовали одна за другой. Они продолжались и весь следующий день. Авиация врага наносила мощные бомбовые удары по боевым порядкам частей, а пехота при поддержке танков стремилась сбить с занимаемых рубежей наши подразделения.

Умело руководил отражением вражеских контратак командир 78-й танковой бригады полковник Я. Г. Кочергин. Находясь все время с передовыми подразделениями, он быстро и своевременно реагировал на все изменения обстановки. Личная храбрость комбрига придавала командирам и бойцам чувство уверенности, и они успешно сражались с врагом, проявляя образцы мужества и бесстрашия. За бои по освобождению Невеля полковник Я. Г. Кочергин был награжден орденом Суворова II степени, а всего в бригаде ордена и медали получили 89 человек. Начальник политического отдела бригады подполковник И. Г. Кривоногов и начальник штаба бригады подполковник Г. М. Коткин были награждены орденом Красного Знамени (2).

Героически отражали контратаки врага и гвардейцы 21-й стрелковой дивизии. В боях за удержание населенного пункта Силово покрыл себя неувядаемой славой личный состав 4-й стрелковой роты 69-го гвардейского стрелкового полка под командованием коммуниста старшего лейтенанта А. Д. Столярова. Десятки самолетов беспрерывно бомбили позицию роты. Снаряды и бомбы рвались в непосредственной близости от наших бойцов. Будучи верны традициям гвардейцев, они мужественно отбивали одну атаку врага за другой и прочно удерживали занимаемый рубеж. Во время отражения одной из атак старший лейтенант А. Д. Столяров был ранен, но не оставил поле боя и продолжал командовать ротой. Только после вторичного тяжелого ранения по приказу командира батальона его эвакуировали в тыл. Выход из боя любимого командира вызвал у бойцов новый прилив ненависти к врагу, и они продолжали сражаться с еще большим упорством. Рубеж 4-й роты оказался неприступным для врага. Приказом командующего армией старший лейтенант А. Д. Столяров был награжден орденом Александра Невского.

Отразив многочисленные контратаки противника, войска армии закрепились на рубеже Ефимцево, Рудня, Кудиново, Новинки, Сыроквашино и, нанеся врагу значительные потери в живой силе и технике, 10 октября полностью завершили Невельскую операцию.

Неоценимую роль в ходе Невельской операции сыграла непрерывная партийно-политическая работа. Дни наступательных боев вновь продемонстрировали крепость партийных организаций подразделений и частей, умение политработников вдохновить людей на преодоление трудностей. Партийная работа велась тем настойчивее, чем сложнее была обстановка. Ночью, когда утихал бой, в ротах и батареях проводились короткие партийные собрания. Если позволяла обстановка, командиры и политработники подводили итоги дня, разъясняли новые задачи, учили людей на примерах доблести и мужества героев. Во время наступления члены полковых партийных бюро находились в подразделениях. Для парторгов рот, состав которых из-за потерь в бою часто менялся, соответствующими политорганами систематически проводились краткие инструктивные совещания.

Партийные организации подразделений и частей уделяли особое внимание работе с пополнением, которое прибывало в ходе боев. С вновь прибывшими агитаторы проводили беседы о боевых традициях части, о ее героях.

Молодым солдатам торжественно перед строем вручалось оружие героев, выбывших из строя.

С 11 по 31 октября войска армии вели тяжелые бои в условиях осенней распутицы. Сопротивление неприятеля значительно возросло. Он предпринимал ожесточенные атаки пехоты и танков, его авиация периодически наносила бомбовые удары по боевым порядкам наших войск. Стойко отражая атаки врага, соединения и части армии усиливали натиск и заставляли фашистов отходить.

15 октября жаркие бои развернулись на участке 100-й стрелковой бригады, занимавшей правый фланг армии. Мужественно сражался с врагом личный состав отдельного батальона автоматчиков под командованием майора Е. Е. Кожемякина. Выполняя приказ командира бригады, этот батальон в результате тяжелого боя овладел населенными пунктами Мосеево и Изоча. Противник предпринял контратаки с различных направлений с целью восстановления своего положения. Бои приняли еще более ожесточенный характер. Батальон был окружен. Небольшая группа автоматчиков во главе с майором Е. Е. Кожемякиным сражалась до последнего патрона и в неравном бою погибла.

Другая группа автоматчиков за четыре часа боя в окружении отразила несколько сильных контратак, уничтожив при этом до 200 вражеских солдат и офицеров. Когда кончились патроны, автоматчики во главе с командиром роты старшим лейтенантом Л. И. Блощак пустили в ход гранаты, с боем вышли из окружения и вынесли раненых.

Приказом командующего 3-й ударной армией майор Е. Е. Кожемякин за стойкость в бою и преданность Родине был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. Командир роты старший лейтенант Л. И. Блощак удостоился ордена Красного Знамени (1).

В боях в районе озер Большой и Малый Иван покрыла себя неувядаемой славой верная дочь казахского народа пулеметчица старший сержант Маншук Маметова. Огпем из «максима» она поддерживала наступление своего подразделения. Выдвинувшись вперед, Маншук лавиной свинца прижимала к земле поднимавшихся в контратаку фашистов. Пулемет работал с предельным напряжением и косил ряды гитлеровцев. Стремясь уничтожить его, противник открыл минометный огонь. Мужественная пулеметчица была тяжело ранена в голову и потеряла сознание.

Маншук долго лежала на холодной сырой земле. Когда до нее донеслись крики приближавшихся фашистов, девушка, превозмогая острую боль, поднялась. Совсем близко, в нескольких десятках метрах от нее, мелькали фигуры гитлеровцев. Маншук собрала последние силы. Ярость, охватившая ее, заглушила боль. Она ждала — пусть фашисты подползут поближе. Схватив пулемет, Маншук вытащила его на открытую позицию и открыла огонь. Вражеские солдаты отступили. Очередная контратака была отражена. После боя Маншук нашли мертвой. Руки девушки крепко сжимали рукоятки пулемета. Боевые друзья похоронили Маншук Маметову со всеми воинскими почестями. Над могилой Маншук прозвучала клятва бойцов 100-й стрелковой бригады отомстить за ее смерть врагу, гнать и уничтожать его до полного разгрома.

Указом Президиума Верховного Совета СССР за отвагу й мужество Маншук Жиенгилеевна Маметова посмертно была удостоена звания Героя Советского Союза (2).

Сопротивление противника продолжало с каждым днем возрастать, поэтому продвижение соединений и частей армии временно приостановилось. Более того, врагу удалось на некоторых участках потеснить 100-ю стрелковую бригаду и 235-й стрелковый полк 28-й стрелковой дивизии.

20 октября по решению Ставки Верховного Главнокомандования 3-я ударная армия из состава Калининского фронта, переименованного в это время в 1-й Прибалтийский, была передана во 2-й Прибалтийский фронт.

А утро 21 октября снова началось с отражения яростных вражеских атак. Основные усилия он направил против частей 21-й гвардейской стрелковой дивизии, особенно на участке 59-го полка подполковника П. М. Чебатарева.

26 гвардейцев располагались на небольшой высоте. Еще в предрассветных сумерках они заметили необычайную суету фашистов в кустах, охватывавших с трех сторон их позицию. Ночью оттуда доносился шум моторов. Было ясно, что противник снова что-то затевает. Такой вывод сделал и командир взвода младший лейтенант П. Б. Западнов.

— Товарищи, — сказал он бойцам, — с минуты на минуту гитлеровцы пойдут в атаку. Призываю всех вас к храбрости и упорству в бою. Помните, мы не должны отступать.

Вскоре на высоту обрушился огонь нескольких вражеских батарей. В течение двух часов мины и снаряды рвали этот маленький клочок земли, казалось, на позиции гвардейцев ничего не осталось живого. Но как только закончилась огневая подготовка и на подступах к высоте замелькали вражеские солдаты, ожили пулеметы и автоматы наших бойцов. Ряды фашистов дрогнули, затем вражеские цепи прижались к земле в 50 м от траншей. Теперь фашисты продвигались ползком по ровной, как скатерть, лощине. Когда до них осталось не более 30 м, в ход пошли гранаты. Враг не выдержал и отступил.

А потом снова началась артиллерийская подготовка, затем атака гитлеровцев. Теперь уже в их боевых порядках были орудия, которые вели огонь прямой наводкой. Выбывали из строя гвардейцы, но оставшиеся в живых продолжали сражаться с неослабевающей силой. Не добившись своей цели, враг и на этот раз вынужден был откатиться назад. Во втором часу дня наступило затишье. Гвардейцы собрались вокруг офицера. Теперь их было всего семь человек.

— Хоть и мало нас осталось, — сказал он, обращаясь к бойцам, — но мы должны сделать все, чтобы не пропустить врага. Слышите шум в кустах? Там идет подготовка к новой атаке. Будем, братцы, сражаться до последнего патрона, не отойдем ни на шаг.

Пожав друг другу руки, бойцы молча разошлись по своим местам. В их распоряжении кроме автоматов и гранат были одно противотанковое ружье и пулеметы.

Враг не заставил себя долго ждать. Внезапно из кустов выползли два «тигра». Ведя огонь из пушек и пулеметов, они направились к высоте. За танками шли цепи пехоты.

Гвардейцы дали несколько очередей из пулеметов и автоматов. Пехота залегла, а танки продолжали идти вперед. Создалась напряженная обстановка. Один из танков, забравшись на высоту, начал утюжить позиции гвардейцев, но в это время из-под его брони вырвались языки пламени. Танк замер на месте и заглох. Меткими выстрелами из противотанкового ружья гвардейцы подожгли и вторую машину. Увидев это, бойцы усилили огонь по пехоте. Атака врага была отбита. Так мужество, находчивость, упорство и мастерство в бою, стремление во что бы то ни стало победить врага помогли небольшой группе гвардейцев противостоять во много раз превосходящему противнику, нанести ему большой урон и удержать занимаемую ими позицию (1).

За мужество и стойкость, проявленные при отражении вражеских атак, младший лейтенант П. Б. Западнов удостоился ордена Красного Знамени. Орденами Красного Знамени и Отечественной войны I степени были награждены все бойцы его взвода, участники этого неравного боя. Командиру роты капитану Н. 3. Ларину вручили орден Отечественной войны II степени2.

В этих боях мужественно дрался с врагом личный состав отдельной женской роты снайперов под командованием младшего лейтенанта Н. А. Лобковской. Девушки-снайперы, находясь в боевых порядках рот 1-го стрелкового батальона, сражались наравне с мужчинами. Меткими выстрелами они уничтожили десятки вражеских солдат и офицеров, а когда раздавалась команда «В атаку!», они с криками «ура!», вместе со всеми бойцами устремлялись вперед и добивались победы.

Образцы мужества й геройства, как и в предшествующих боях, показывала Нина Алексеевна Лобковская. Появляясь на самых ответственных участках, она приходила всегда на помощь своим товарищам и не раз спасала их от гибели. Личный счет этой отважной девушки-снайпера был доведен до 89 уничтоженных гитлеровцев. К ордену Красного Знамени, врученному ей в дни боев за город Невель, вскоре добавился другой — орден Отечественной войны II степени.

В результате решительных действий 1-го стрелкового батальона 54-му гвардейскому полку удалось овладеть несколькими населенными пунктами.

Значительную помощь войскам армии в их борьбе с немецко-фашистскими захватчиками оказывали советские партизаны. Лишь на территории Невельского района к началу 1943 г. действовали несколько партизанских бригад. Только в августе этого года они подорвали 24 948 железнодорожных рельсов, спустили под откос 15 эшелонов, на несколько дней вывели из строя железную дорогу от Новосокольников до восточных границ Латвии.

В течение ноября и декабря войска 3-й ударной армии, находясь на левом крыле 2-го Прибалтийского фронта, вели тяжелые наступательные бои, стремясь расширить плацдарм южнее Пустошки. Теперь войсками армии командовал генерал-полковник Н. Е. Чибисов. Он сменил генерал-лейтенанта К. Н. Галицкого, который стал командующим 11-й гвардейской армией. Генерал-полковник Н. Е. Чибисов имел богатый практический опыт работы в войсках, в совершенстве знал военное дело и очень быстро освоился в новой обстановке.

В первых числах ноября войска армии, осуществив прорыв фронта на участке озеро Благинье, Дзержинкино (район станции Новохованск), к середине декабря достигли реки Уща, а к концу месяца вышли на рубеж озера Ущо, Дретунь. В этих боях части и соединения армии в трудных условиях сильно заболоченной местности, при отсутствии развитой сети дорог действовали решительно и смело.

В эти дни самоотверженно сражался с врагом 69-й гвардейский стрелковый полк 21-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием майора И. А. Ждановича. В период с 6 по 13 ноября этот полк сумел с небольшими потерями прорвать сильно укрепленную оборону противника, овладеть рядом населенных пунктов, выйти на Ленинградское шоссе и закрепиться на нем. В боях но овладению переправой через реку Уща, а также по уничтожению противника отличился личный состав 2-го стрелкового батальона майора А. Н. Тельминова (1).

В это же время в 119-й гвардейской стрелковой дивизии образцы мужества и геройства проявил личный состав 343-го стрелкового полка под командованием подполковника Г. Д. Фокина. Этот полк первым сбил противника с занимаемого им рубежа, освободил более десяти населенных пунктов и, выйдя на шоссе Невель — Пустошка, выбил врага из сильно укрепленного пункта Таланкино. Развивая наступление, подразделения полка встретили возросшее сопротивление противника. Создалась угроза обхода флангов и окружения нашей части. Заняв круговую оборону, полк отбил многочисленные контратаки вражеской пехоты, поддержанной танками и самоходными орудиями «фердинанд», и закрепился на достигнутом рубеже.

Уверенно управляли своими подразделениями в бою командиры батальонов капитаны П. С. Дроздовский и А. С. Саленко. Эти командиры были награждены орденом Красного Знамени (2).

Массовый героизм проявил и личный состав 638-го стрелкового полка 115-й стрелковой дивизии. За день кровопролитных боев он продвинулся на 7 км и занял важную высоту 204,0, которая контролировала шоссейную дорогу Новосокольники — Идрица. На поле боя фашисты оставили десятки убитых и раненых солдат и офицеров, две пушки и три ручных пулемета. Особенно решительно и умело действовал батальон под командованием капитана Н. П. Заикина (1)

С каждым днем возрастало напряжение боев, а условия их ведения в связи с наступлением глубокой осени усложнялись. Особенно трудно приходилось танкистам. Многочисленные заболоченные участки, покрывшиеся тонким слоем льда и снега, таили в себе большую опасность. Иногда танки застревали буквально в нескольких метрах от немецких траншей. Но и в этой обстановке советские танкисты проявляли большую выдержку, находчивость, смелость и упорство.

Героически действовали воины 328-го танкового батальона 118-й танковой бригады старшие сержанты А. И. Соколов и В. С. Чернышенко. 17 декабря батальон готовился поддержать наступление 59-го гвардейского стрелкового полка 21-й гвардейской стрелковой дивизии. Противнику удалось установить место сосредоточения наших танков и осуществить внезапный мощный огневой налет. Требовалось срочно вывести машины из-под обстрела и вступить в бой. Выполняя приказ, командир взвода лейтенант С. И. Ткаченко на своем танке на большой скорости устремился к переднему краю обороны противника. Вдруг гусеницы его машины глубоко врезались в землю. Танк остановился и застрял на болоте. Экипаж решил стрелять с места. Началась огневая дуэль. Вскоре погибли лейтенант С. И. Ткаченко и башенный стрелок. В танке остались механик-водитель А. И. Соколов и стрелок-радист В. С. Чернышенко.

Когда командованию батальона стало известно о судьбе экипажа, были приняты меры для спасения людей и машины. Но это оказалось весьма трудным делом: подступы к танку противник постоянно обстреливал. Попытки наших бойцов пробраться к экипажу также были безуспешными.

Мужественные танкисты находились в осажденном танке в течение 13 дней. Под покровом темноты гитлеровцы неоднократно пытались приблизиться к танку, но экипаж, ведя огонь из пулемета, заставлял их откатываться назад. Иногда гитлеровцы открывали по танку огонь из орудия. Снаряды падали и рвались совсем близко, но и в этих условиях советские воины, проявляя величайшую выдержку, продолжали вести неравный бой. Наконец у танкистов кончились продукты и запасы воды. Голод и неутоленная жажда истощали силы людей. Старшего сержанта Соколова к тому же мучили раны, полученные в этом бою, но танк продолжал стрелять, оставаясь неприступной крепостью для врага.

30 декабря советские войска на этом участке фронта перешли в наступление и освободили территорию, на которой находился танк. Теплые дружеские руки бойцов обняли героев. Им была оказана неотложная медицинская помощь. Но спасти раненого, обессиленного старшего сержанта А. И. Соколова не удалось. Он умер от ран и истощения. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1944 г. старшему сержанту А. И. Соколову и сержанту В. С. Чернышенко за этот подвиг было присвоено звание Героя Советского Союза.

Свято чтят память об этих героях жители Невельского района. Местные поэты пишут о них стихи, самодеятельные художники создают батальные полотна, а пионеры Ловецкого сельсовета добились присвоения своей восьмилетней школе имени Героя Советского Союза А. И. Соколова. Не так давно в гости к пионерам школы и жителям района приезжали Герой Советского Союза В. С. Чернышенко и брат А. И. Соколова. Они посетили места боев и памятник-пирамиду, поставленную здесь в честь погибших воинов 3-й ударной армии. У этого памятника в торжественной обстановке принимают школьников в пионеры и комсомол. Здесь под красным пионерским знаменем юноши дают клятву на верность Родине.

Результаты, достигнутые Вооруженными Силами на фронтах Великой Отечественной войны в 1943 г., радовали всех советских людей. В общей сложности за два года (с декабря 1941 г. по декабрь 1943 г.) они освободили от оккупантов 53 процента территории, на которой до войны проживало около 46 миллионов человек (1).

Наша страна в невиданных сражениях доказала свое превосходство над врагом в деле организации хозяйства, производства средств ведения войны, а также в боевом мастерстве и моральном духе войск. Вопреки утверждениям гитлеровского командования, что Советская Армия способна воевать только зимой, наши войска неотступно гнали врага на запад и летом и в течение всей второй половины 1943 г.

Сбывались пророческие слова В. И. Ленина о том, что на поле боя «берет верх тот, у кого величайшая техника, организованность, дисциплина и лучшие машины» (2), что «осознание массами целей и причин войны имеет громадное значение и обеспечивает победу» (3).

Однако враг еще располагал мощной военной силой, которую питала развитая промышленность Германии и оккупированных стран Европы. Значительная часть советской земли пока оставалась под пятой немецко-фашистских захватчиков. Впереди наших воинов ожидали новые ратные дела.

СОДЕРЖАНИЕ

От авторов
Глава первая. Начало пути
В первых боях
Перед Великими Луками
Глава вторая. Великие Луки — Невель
Вперед на врага
В боях за Невель
Глава третья. В боях за Прибалтику
За Советскую Латвию
К берегам Рижского залива
Глава четвертая. На новом направлении
На землях Польши
В Восточной Померании
Глава пятая. На Берлин!
В дни подготовки
Прорыв
В предместьях Большого Берлина
Решающий штурм
Знамя над рейхстагом

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976

Пятков В. К. и др.

Третья ударная. Боевой путь 3-й ударной армии. М., Воениздат, 1976.

256 с, с ил.

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ Редактор Н. В. Баранов. Художник Б. С. Иванов Художественный редактор А. М. Голикова Технический редактор Г. Ф. Соколова Корректор Н. М. Опрышко; OCR правка А. П. Царьков 5.3.2012г.

Г-83310 Сдано в набор 11.8.75 г. Подписано к печати 15.1.76 г.

Формат 84Х108/82. Печ. л. 8, усл. печ. л. 13,44, уч.-изд. л- 14,083 Типографская бумага № 1. Тираж 30 000. Изд. № 2/1496. Цена 62 коп. Зак. 1302

Воениздат 103160, Москва, к-160 1-я типография Воениздата 103006, Москва, к-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2012