TopList

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ.
БОЕВОЙ ПУТЬ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ

Василий Карпович Пятков
Константин Сергеевич Белов
Семен Семенович Фролов

В Восточной Померании

В ходе январского наступления 1945 г. Советская Армия нанесла решительное поражение немецко-фашистским войскам на центральном участке советско-германского фронта, освободила от гитлеровских захватчиков большую часть Польши и глубоко вторглась в пределы Германии.

С выходом советских войск на реку Одер их стратегическое положение значительно улучшилось, а положение германских вооруженных сил крайне ухудшилось. Стратегический фронт обороны на берлинском направлении был прорван, и гитлеровскому командованию пришлось предпринимать значительные усилия, чтобы восстановить его по Одеру. Еще в ходе Висло-Одерской операции противник принимал активные меры по организации обороны на Одере, удержанию Восточной Померании и организации удара с померанского плацдарма по советским войскам, действовавшим на берлинском направлении. Так, к 26 января вместо разгромленной группы армий «А» создается группа армий «Висла» в составе 2-й и 9-й армий. К началу февраля в эту группу передается выдвинутая из резерва 11-я армия. Кроме того, в районе Штеттина располагалась 3-я танковая армия, которую немецко-фашистское кодгандование могло использовать как на берлинском направлении, так и для усиления восточно-померанской группировки.

К началу февраля в междуречье Одера и Вислы действовали 2-я и 11-я армии группы армий «Висла», имевшие в своем составе 15—16 пехотных, 3—4 танковых и 2 моторизованные дивизии, 5 бригад и 8 боевых групп. Эта группировка могла нанести контрудар по правому крылу 1-го Белорусского фронта с целью помешать наступлению советских войск на берлинском направлении и не допустить захвата Берлина. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков так оценивал обстановку перед началом Восточно-Померанской операции: «В первых числах февраля стала назревать серьезная опасность контрудара со стороны Восточной Померании во фланг и тыл выдвигающейся к Одеру главной группировки фронта»(1).

Не разгромив эту группировку и не ликвидировав создавшуюся угрозу флангу и тылу главных сил фронта, наступавших на берлинском направлении, нельзя было продолжать наступление на Берлин. Поэтому быстрейшая ликвидация вражеской померанской группировки являлась одной из первоочередных задач, решение которой Ставка Верховного Главнокомандования первоначально возложила на войска 2-го Белорусского фронта.

10 февраля 2-й Белорусский фронт начал наступление, но, не имея в своем распоряжении достаточных сил, но смог выполнить поставленную задачу. 17 февраля ударная группировка группы армий «Висла» силою до шести дивизий нанесла контрудар южнее Штаргарда. В ходе боев противнику удалось потеснить войска 47-й армии на 8—10 км и овладеть городами Пиритц и Баи. Этот частный успех противника свидетельствовал о том, что, если не принять срочных мер по быстрейшей ликвидации вражеской группировки в Померании, обстановка на правом крыле 1-го Белорусского фронта может осложниться. Поэтому советское командование решило для проведения Восточно-Померанской операции привлечь также и войска 1-го Белорусского фронта.

17 февраля Ставка Верховного Главнокомандования приказала войскам 1-го и 2-го Белорусских фронтов разгромить восточно-померанскую группировку. 2-й Белорусский фронт получил задачу панести главный удар вон ска-ми левого крыла в направлении Шлохау, Кеслинг, выйти к побережью Балтийского моря, расчленить во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом восточно-померанскую группировку и уничтожить ее. 1-й Белорусский фронт должен был нанести удары войсками правого крыла в направлениях па Фалькенбург и Голлнов, во взаимодействии с войсками левого крыла 2-го Белорусского фронта расчленить и уничтожить восточно-померанскую группировку противника и выйти к Померанской бухте и к реке Одер от ее устья до Цедена.

По замыслу командующего 1-м Белорусским фронтом, главный удар наносился смежными флангами 3-й ударной и 61-й армий из района Арнсвальде в направлениях на Кольберг и Голлнов. Вспомогательные удары наносили войска 1-й армии Войска Польского из района севернее Маркитн-Фридланд в направлении на Кёрлин и 47-й армии — с рубежа Забов, Лепне в общем направлении на Альтдамм.

Для быстрейшего разгрома противостоящего противника и развития наступления в высоких темпах предусматривался в первый день операции ввод в бой двух танковых армий (1-й и 2-й гвардейских), которые должны были стремительно развить наступление на Кольберг и Калшин. Следовательно, замысел командующего 1-м Белорусским фронтом предусматривал нанесением ударов в северном направлении на Кольберг и северо-западном направлении па Кам.мнн п Голлнов расчленить оборонявшуюся 11-ю армию противника, уничтожить ее по частям и одновременно силами подвижных соединений выйти на побережье Балтийского моря и к реке Одер.

3-я ударная армия директиву фронта о подготовке к наступлению получила 22 февраля.

Армии предстояло ударной группировкой в составе 6 — 7 дивизий нанести главный удар с рубежа Каллис, Реец в направлении Реец, Гросс-Естин, прорвать оборону противника, уничтожить его противостоящие части и обеспечить и своей полосе ввод в бой в первый день операции 1-й гвардейской танковой армии. К исходу третьего дня операции овладеть рубежом Велыптенбург, Гинов, Вапгерин, Брейтепфельде. Готовность войск к наступлению намечалась на 1 марта.

К моменту получения этого приказа в район предстоящих боевых действий вышли 7-й и 79-й стрелковые корпуса. 12-й гвардейский стрелковый корпус продолжал занимать оборону на рубеже Кроне, Мрошен и мог прибыть во вновь назначенный район не раньше 24 февраля.

В соответствии с поставленной задачей командующий 3-й ударной армией генерал-лейтенант Н. П. Симоняк решил главный удар нанести на левом фланге армии силами 79-го и 12-го гвардейского стрелковых корпусов, прорвать оборону противника на участке 8 км. 7-й стрелковый корпус должен был наступать на 8-кнлометровом фронте. Оперативное построение армии — в один эшелон. Такое оперативное построение войск армии в предстоящей операции обусловливалось необходимостью иметь в первом эшелоне максимальное количество сил и средств, чтобы обеспечить нанесение мощного первоначального удара с целью прорыва вражеской обороны на глубину 10—15 км и обеспечения в первый день операции ввода в прорыв 1-й танковой армии.

Сменив на участке Каллис, Реец соединения 61-й армии, войска 3-й ударной армии с 24 февраля приступили к подготовке наступления. Справа готовилась к наступлению 1-я армия Войска Польского, слева — 61-я армия.

Подготовку к предстоящей операции войска армии проводили в короткие сроки, в условиях непрерывных боев.

Перегруппировки проводились только в ночное время, чтобы обеспечить скрытность и внезапность предстоящего наступления. Сложность перегруппировок обусловливалась тем, что их приходилось проводить в условиях напряженных оборонительных боев. Тем не менее все перегруппировки частей и соединений удалось провести в точно установленные командованием сроки.

Большая работа в период подготовки к операции была проведена по организации взаимодействия непосредственно на местности между командирами соединений и частей 12-го и 79-го стрелковых корпусов с командирами частей 9-го танкового корпуса. После отработки всех вопросов на местности командиры танковых экипажей направились в подразделения, с которыми им предстояло действовать. Путем личного общения командиры танковых экипажей, стрелковых и артиллерийских подразделений решали вопросы взаимодействия и устанавливали необходимые сигналы для связи танков с пехотой и артиллерией.

Штаб армии особое внимание в подготовительный период уделял разведке противостоящего противника. Предусматривалось ведение непрерывной разведки с целью вскрытия системы огня и установление точного начертания переднего края. Планировалось ведение разведки боем.

В это время совершил героический подвиг командир отделения 338-й отдельной разведывательной роты 265-й дивизии 7-го стрелкового корпуса коммунист младший сержант А. В. Орлов. 27 февраля 2-й батальон 951-го стрелкового полка получил задачу провести разведку боем в районе Ной-Хассендорфа с целью установления огневой системы противника, а группе разведчиков во главе с младшим сержантом Орловым — захватить пленного.

После короткого артиллерийского налета разведчики под командованием Орлова первыми бросились в траншеи врага, увлекая за собой личный состав батальона. Завязался рукопашный бой. Огнем своего автомата и гранатами Орлов лично уничтожил 16 фашистов и станковый пулемет, а затем взял в плен вражеского пулеметчика. При допросе в штабе пленный дал ценные сведения о своих частях и их огневой системе.

За исключительную храбрость, мужество и героизм, проявленные в этом бою, Президиум Верховного Совета СССР наградил младшего сержанта А. В. Орлова орденом Славы I степени(1).

В полосе предстоящего наступления войск 3-й ударной армии вблизи переднего края проходила река Ина. В подготовительный период обращалось внимание на разведку этой реки. Саперы-разведчики смело пробирались через передний край немецкой обороны с целью определения возможностей переправы танков вброд, а также разведки существующих мостов.

За успешное выполнение боевых заданий Военный совет армии многих саперов-разведчиков наградил орденами и медалями. Среди награжденных орденом Красной Звезды был сапер-разведчик 15-й гвардейской инженерно-саперной бригады ефрейтор А. В. Сутягин. Он 28 февраля под сильным автоматным и пулеметным огнем разведал реку Ина на участке, где намечалось построить мост, и добыл очень ценные сведения о противнике2.

Трудностей в подготовке войск армии к наступлению было много, но, несмотря на это, все намеченные мероприятия были осуществлены в установленные сроки скрытно и организованно. В этом большая заслуга офицеров штабов всех степеней и особенно офицеров штаба армии, которые обеспечили непосредственно на местах проведение в жизнь указаний командующего армией по подготовке наступательной операции. Штаб 3-й ударной армии во главе с генерал-майором М. Ф. Букштыновичем работал слаженно, организованно и являлся надежным органом управления войсками.

Войска левого крыла 2-го Белорусского фронта перешли в наступление против восточно-померанской группировки противника 24 февраля, а 1 марта после 50-минутной артиллерийской подготовки атаковали противника и войска правого крыла 1-го Белорусского фронта, главной ударной силой которого являлись 1-я и 2-я гвардейские танковые армии.

3-я ударная армия, действуя на направлении главного удара фронта, нанося удар на Гросс-Естин с последующим выходом к берегу Балтийского моря в районе Коль-берга, наступала одновременно силами всех трех корпусов. На правом фланге армии действовал 7-й стрелковый корпус генерал-майора В. А. Чистова, в центре — 79-й стрелковый корпус генерал-майора С. Н. Переверткина, а левее его оборону противника прорывали гвардейцы 12-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта С. М. Бунькова.

Наступление началось успешно. Уже к 10 часам утра войска овладели главной позицией обороны противника и стали быстро продвигаться в северном й северо-западном направлениях.

Прорыв обороны главной позиции противника был достигнут умелыми и самоотверженными действиями стрелковых подразделений, поддержанных 9-м танковым корпусом, артиллерией и авиацией.

Успешно действовал 525-й стрелковый полк 171-й стрелковой дивизии под командованием подполковника И. Г. Николаева. Личный состав 2-го батальона этого полка, ворвавшись в траншеи, в ожесточенной схватке сломил сопротивление врага и обратил его солдат в бегство. Преследуя отступающих, бойцы 8-й стрелковой роты старшего лейтенанта С. И. Бокарева заметили на огневой позиции немецкую пушку. Быстро зайдя с тыла, они уничтожили ее расчет и открыли огонь по врагу. В это же время 6-я рота под командованием лейтенанта К. Н. Залевского с ходу атаковала колонну гитлеровцев, уничтожила 40 солдат и офицеров, захватила два станковых пулемета, 15 винтовок и четверых пленных.

Совместно с пехотинцами громили врага на этом участке и артиллеристы 185-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона майора С. В. Руднева. При прорыве мощных укреплений в начале наступления этот дивизион огнем орудий прямой наводки уничтожил девять ручных, четыре станковых пулемета и истребил более ста вражеских солдат и офицеров. В дальнейшем, следуя в боевых порядках наступавших стрелковых подразделений, дивизион своим огнем расчищал им дорогу и в районе населенного пункта Бутов обеспечил отражение нескольких сильных контратак. За умелое управление подразделениями в бою, обеспечившее эффективность их действий, командир дивизиона майор С. В. Руднев удостоился ордена Красного Знамени(1).

В районах Хассендорфа и Габберта так же самоотверженно громили противостоящего противника бойцы и командиры 3-го стрелкового батальона 265-й стрелковой дивизии под командованием капитана А. X. Позднякова. В этих боях отличился пулеметчик рядовой А. С. Бычков. На подступах к населенному пункту Хассендорф гитлеровцам удалось задержать продвижение наступающих сильным пулеметным огнем. Рядовой Бычков, определив местоположение огневой точки врага, скрытно подполз к ней с тыла и гранатой заставил ее замолчать. Так он обеспечил успех всего подразделения. Бойцы вновь пошли в атаку, сломили сопротивление гитлеровцев и выполнили поставленную перед ними задачу. Рядовой А. С. Бычков и ранее проявлял образцы мужества и героизма. Его грудь украшали орден Славы III степени и медаль «За отвагу». Теперь он был удостоен ордена Славы II степени(2).

По мере продвижения в глубину обороны противника сопротивление его начинало возрастать. Он чаще начал предпринимать контратаки, вводя в бой вторые эшелоны и резервы. Для быстрейшего завершения разгрома противостоящего противника и поддержания наступления в высоких темпах в полосе 3-й ударной армии в первый же день была введена в бой 1-я гвардейская танковая армия генерал-полковника М. Е. Катукова. Главные силы ее быстро прошли боевые порядки соединений 3-й ударной армии и, окончательно сломив сопротивление врага на рубеже Габберт, Фалькенвальде, стали ускоренно продвигаться вперед в северном и северо-восточном направлениях.

В результате решительных действий войска 3-й ударной армии во взаимодействии с танкистами к исходу 1 марта прорвали оборону противника на глубину 15—25 км и вышли на рубеж Гросс-Меллен, Цертен, Креммин, а передовой отряд левой колонны главных сил танковой армии ночью вышел к южной окраине Неренберга.

В последующие дни наступление войск 3-й ударной армии и 1-й гвардейской танковой армии развивалось стремительно.

В боях на подступах к городу Якобсхаген 2 марта разгорелись жаркие бои. Здесь сражались с врагом подразделения 155-го гвардейского стрелкового полка 52-й гвардейской стрелковой дивизии. Особенно успешно действовал 2-й стрелковый батальон иод командованием старшего лейтенанта А. С. Назаренко. Сломив сопротивление противника на подступах к городу, батальон вплотную подошел к его окраинам, где был встречен сильным ружейно-пулеметным огнем. Подавив пулеметный огонь, старший лейтенант Назаренко поднял людей в атаку.

Ворвавшись в город, батальон в уличных боях уничтожил до 70 вражеских солдат и офицеров, захватил 2 самоходных орудия, 2 зенитные пушки и 16 автомашин. Будучи не в состоянии удержать город, противник начал отходить.

Вскоре старшему лейтенанту А. С. Назаренко был вручен орден Александра Невского Правительственных наград также удостоились многие командиры и бойцы. Среди них орден Александра Невского получил заместитель командира батальона старший лейтенант Н. В. Киселев, орден Отечественной войны II степени — разведчик рядовой Н. М. Смирнов, орден Славы II степени — помощники командиров взводов старшие сержанты Ф. И. Логинов и 3. Н. Каклюшкин.

Отражая многочисленные контратаки врага и преодолевая его инженерные заграждения, войска 3-й ударной армии 2 марта вышли на рубеж Миттельфельде, Шенвальде, Вангерин, Фрайенвальде.

Развивая успешно начатое наступление, гвардейцы 1-й танковой армии 5 марта вышли на побережье Балтийского моря западнее Кольберга. Соединения 2-й гвардейской танковой армии, наступавшие в северо-западном направлении на Каммин, передовыми частями вышли в район Наугарда.

Общевойсковые армии правого крыла 1-го Белорусского фронта, используя стремительное продвижение танковых армий, так же успешно продвигались в северном и северо-западном направлениях. При этом войска 2-го гвардейского кавалерийского корпуса, 1-й армии Войска Польского и 3-й ударной армии к исходу 4 марта окружили в районе южнее Польцина до четырех пехотных дивизий.

Быстрое продвижение танковых соединений к берегам Балтийского моря, по существу, решило задачу расчленения восточно-померанской группировки противника. Поэтому для войск 3-й ударной армии отпала необходимость наступать на север, и они по приказанию командующего фронтом стали разворачиваться на запад и северо-запад.

В это время очень сложная обстановка сложилась на правом фланге армии, где наступал 7-й стрелковый корпус. Здесь в районе Шифельбайн, Лабес, Драмбург, Какие части корпуса вели бои с основными силами 10-го корпуса СС и корпусной группы «Фон Теттау» 11-й армии, стремившейся отойти на север и северо-запад с целью выхода из окружения. Прорыв этих частей на север позволял противнику выйти в тыл основной группировке войск армии, что значительно осложнило бы обстановку и повлияло на дальнейшее развитие наступления.

В связи с этим 3-я ударная армия получила задачу: силами 79-го стрелкового и 12-го гвардейского корпусов продолжать наступление в западном и северо-западном направлениях, завершить разгром отходящих частей противника и к исходу 6 марта выйти на реку Одер, к Штеттинской гавани и овладеть рубежом Вальдивенов, Загер, Добберфуль, Брендемюльд. 7-й стрелковый корпус должен был не допустить выхода противника из окружения, во взаимодействии с 11-м гвардейским танковым корпусом 1-й гвардейской танковой армии и соединениями 1-й армии Войска Польского разгромить и уничтожить его в районе Каппе, Клютцков, Лабес. С получением новой задачи 79-й стрелковый корпус продолжал успешно развивать наступление в направлении Плате, Каммин, а 12-й гвардейский корпус — в направлении Наугард, Воллин. 7-й стрелковый корпус вел ожесточенные бон с противником, стремившимся выйти из окружения.

Соединения 10-го корпуса СС, начав быстрый отход в северо-западном направлений, некоторыми частями попытались вырваться из окружения в обход Шифельбайна с запада. Но здесь они попали под удар частей 265-й стрелковой дивизии генерал-майора Д. Е. Красильникова, понесли значительные потери и вынуждены были отказаться от первоначального своего намерения.

Убедившись в невозможности вывода своих войск из окружения на северо-запад, противник начал пробиваться на север. 5-я легкопехотная дивизия попыталась прорваться через Лабес.

В течение 4 и 5 марта в районе восточнее и северо-восточнее Лабеса разгорелись жаркие бои. Ударами частей 364-й и 146-й стрелковых дивизий основные силы 5-й легкопехотной дивизии были разгромлены. Лишь небольшой группе, примерно в 500 человек, с артиллерией и самоходными орудиями удалось прорваться в направлении Грабова, но умелыми действиями частей 364-й стрелковой дивизии полковника И. А. Воробьева и подошедшими сюда к этому времени подразделениями 64-й танковой бригады эта вражеская колонна была уничтожена.

В боях в районе Грабова отличился старшина 5-й стрелковой роты 1216-го стрелкового полка 364-й стрелковой дивизии В. А. Агафонов. Во время контратаки противника он с небольшой группой солдат занял огневую позицию на опушке леса и, подпустив гитлеровцев на близкое расстояние, открыл по ним губительный огонь. В результате короткого боя противник понес большие потери. Только от метких пуль В. А. Агафонова враг потерял 25 солдат и офицеров. Вскоре неприятель открыл по боевым порядкам полка сильный артиллерийский и минометный огонь. Разрывом снаряда был тяжело ранен командир полка. Старшина Агафонов под сильным огнем, рискуя жизнью, вынес с поля боя раненого командира и эвакуировал его в медицинский пункт. Вернувшись в свое подразделение, старшина продолжал уничтожать наседавших фашистов до полного их разгрома.

Указом Президиума Верховного Совета СССР В. А. Агафонов за храбрость, стойкость в бою и спасение командира полка был награжден орденом Славы I степени(1).

Обстановка на фронте была динамичной и менялась очень резко. Уже 6 марта командующий армией, во исполнение указаний командующего фронтом, уточнил боевые задачи: 79-му стрелковому корпусу приказывалось наступать в прежнем направлении с задачей очистить от противника правый берег Одера на участке от Вальдивенов до Хермансталь; 12-му гвардейскому стрелковому корпусу — развернуться фроптом на юг, нанести удар на Голлнов с севера и во взаимодействии с частями 2-й гвардейской танковой армии овладеть этим пунктом, а также завершить очищение от противника района Штеленитц, Голлнов, Наугард; 7-му стрелковому корпусу — во взаимодействии с войсками 1-й армии Войска Польского и при содействии частей 11-го гвардейского танкового корпуса не позднее 7 марта завершить разгром окруженных частей 10-го корпуса СС, затем сосредоточиться в районе юго-западнее Грайфенберга.

В течение 6 и 7 марта войска армии продолжали выполнять поставленные задачи. Боевые действия развернулись с новой силой. Успешно громили врага соединения и части 79-го стрелкового корпуса, действовавшие на камминском направлении. 6 марта передовые части корпуса овладели крупным опорным пунктом противника в устье реки Одер — городом Каммин.

В эти дни решительно действовал личный состав 380-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии. Этим полком, в связи с ранением командира, комапдовал начальник штаба майор В. Д. Шаталин. Возглавив полк в самый ответственный период боевых действий, майор Шаталин командовал уверенно и обеспечил выполнение поставленных задач.

В результате решительных действий полк, пройдя за пять суток с боями 135 км, овладел шестью городами и нанес противнику большие потери. Было уничтожено 1500 вражеских солдат и офицеров, захвачено 9 орудий, 13 минометов, 11 пулеметов и более 300 пленных1. 6 марта подразделения полка овладели городом Швирзен и, развивая достигнутый успех, устремились к побережью Балтийского моря в направлении на Вальдивенов.

Так же успешно, как и в полосе 79-го стрелкового корпуса, велись боевые действия войск армии, наступавших на Голлнов. 12-й гвардейский стрелковый корпус, развернувшись фронтом на юг, с утра 7 марта после короткой артиллерийской подготовки перешел в наступление, нанося удар на Голлнов с северо-востока. В это же время удар по городу нанесли с востока 12-й, а с севера — 9-й гвардейские танковые корпуса 2-й гвардейской танковой армии.

Город Голлнов расположен среди лесов, которые прикрывают подступы к нему со всех сторон. Леса в значительной степени заболочены. Условия местности затрудняли осуществлять широкий маневр. Кроме того, противник создал здесь развитую сеть инженерных заграждений. Все это, вместе взятое, еще больше затрудняло действия советских войск в этом районе. Но, несмотря на эти трудности, они в результате упорных боев к исходу 7 марта овладели городом.

В этих боях отличились воины 52-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Н. Д. Козина. Успешно также сражались воины 33-й стрелковой дивизии. Умело руководил атаками командир 1-го батальона 82-го стрелкового полка 33-й стрелковой дивизии капитан Р. С. Кудрин. Его батальон, обойдя город Голлнов с востока, внезапно ворвался на его окраину и обеспечил успех всему полку, который быстро достиг центра города и вышел на реку Ина. В бою за переправу через реку в этом городе капитан Кудрин применил обходный маневр, форсировал реку левее переправы, вышел в тыл противнику, отрезал ему пути отхода и тем самым значительно облегчил бой за переправу и очищение от гитлеровцев южной части города.

За умелое командование батальоном и проявленные при этом мужество и отвагу капитану Р. С. Кудрину было присвоено звание Героя Советского Союза(1).

В этом же бою прославился командир отделения взвода инженерной разведки 33-й стрелковой дивизии коммунист старший сержант И. С. Ванюшов. Ему приказали разведать мост через реку Ина, подступы к которому прикрывались сильным артиллерийским и пулеметным огнем. Взяв с собой еще двух разведчиков, Ванюшов, используя складки местности, стал пробираться к мосту. Враг заметил смельчаков и открыл по ним уничтожающий огонь. Погибли двое разведчиков, старший сержант остался один. Но он не растерялся. Желание выполнить поставленную задачу было сильнее смертельной опасности. Подобравшись к мосту, И. С. Ванюшов установил, что он заминирован. Быстро отыскав детонирующий шнур, разведчик перерезал его и нарушил сеть огневого способа подрыва моста. В результате, когда противник начал отход под напором наступающих, ему полностью мост взорвать не удалось. Незначительные повреждения наши быстро устранили, и по мосту устремились танки, автомобили и пехотинцы.

За героизм и мужество, проявленные при выполнении боевой задачи, старший сержант И. С. Ванюшов был награжден орденом Красного Знамени1.

Особенно напряженные бои 6 и 7 марта велись в полосе 7-го стрелкового корпуса. Противник прилагал отчаянные усилия к тому, чтобы вырваться из окружения. Только против 265-й стрелковой дивизии в ночь на 7 марта он предпринял 12 контратак силами от батальона до полка пехоты при поддержке танков и самоходных орудий. Ценой больших потерь врагу все же удалось прорвать кольцо окружения восточнее Шифельбайна, и остатки соединений вышли в район Трептова. Таким образом, полностью выполнить боевую задачу 7-му стрелковому корпусу не удалось, и по этой причипе в последующие дни в районе Трептова продолжались жаркие бои.

К исходу 7 марта войска армии занимали следующее положение: 7-й стрелковый корпус, закончив бои с противником в районе Шифельбайна, был выведен во второй эшелон и сосредоточился юго-западнее Грайфенберга. 79-й стрелковый корпус вышел к Померанской бухте и реке Одер на участке Вальдивенов, Каммин. 12-й гвардейский стрелковый корпус после овладения городом. Голлнов находился в готовности с утра 8 марта развернуть боевые действия по очищению от противника района, расположенного южнее этого города.

Большое беспокойство в этот период войскам армии доставляли блуждавшие по лесам раздробленные подразделения и одиночки из разбитых гитлеровских частей. Они часто нападали на дорогах на транспортные колонны, стремясь задержать продвижение и снабжение советских частей. Особенно много диверсий совершалось на шоссе в районе Вангерина. Для обеспечения безопасности движения по этому шоссе Военный совет 3-й ударной армии приказал отдельной женской роте снайперов под командованием младшего лейтенанта Н. Л. Лобковской 6 марта занять шоссе и не допустить проникновения к нему гитлеровцев. Командир роты, уяснив полученную задачу, умело организовала действия своих подчиненных. Одни из них получили задачу скрытно запять места в засадах, другие — контролировали шоссе путем патрулирования. Свой праздник 8 марта снайперы армейской роты встретили с оружием в руках в единоборстве с фашистскими захватчиками.

В проведенных боях женщины-снайперы проявили высокое сознание своего долга перед Родиной и несокрушимую волю к разгрому врага.

8 марта упорные бои развернулись в районе Грайфенберг, Трептов, Гофф и Пустхоф. К Трептову вышли остатки дивизий 10-го корпуса СС, прорвавшиеся из окружения восточнее Шифельбайна. И вот теперь они, будучи снова окруженными, оказывали упорное сопротивление.

Путь этой группировке на запад преградил 7-й гвардейский кавалерийский корпус, который наносил удар на Керлин с задачей выйти к Балтийскому морю. С целью быстрейшей ликвидации частей противника в районе Трептова и недопущения их эвакуации морем командующий войсками фронта приказал разгромить вражеские войска в этом районе силами 7-го стрелкового и 7-го гвардейского кавалерийского корпусов.

С утра 10 марта 207-я стрелковая дивизия 79-го стрелкового корпуса перешла в наступление в западном направлении и к исходу дня овладела населенным пунктом Пустхоф и завязала боп за Гофф. В результате активных действий частей этой дивизии противник понес значительные потери и его части отошли на северо-восток.

В это время на участке 7-го гвардейского кавалерийского корпуса резко изменилась обстановка. Противнику удалось контратакой отбросить части корпуса от Карницта. Это вынудило командующего 3-й ударной армией изменить задачу соединениям 7-го стрелкового корпуса. Уже днем 10 марта корпусу было приказано двумя дивизиями перейти в наступление на Керлин и оказать помощь кавалеристам.

Выполняя этот приказ командующего, 364-я и 265-я дивизии 7-го стрелкового корпуса перешли в наступление в указанном направлении и к исходу дня вышли на рубеж Цирквитц, Ницков. Кроме того, левофланговые части 265-й стрелковой дивизии во взаимодействии с 380-м полком 171-й стрелковой дивизии 79-го стрелкового корпуса выбили противника из Гросс-Ес-тина. Но в то время когда корпус основными силами наступал в северо-восточном направлении, обстановка в полосе действий 207-й стрелковой дивизии резко ухудшилась. Противник сосредоточил в районе Гоффа более двух полков пехоты с танками и предпринял контратаку. В результате напряженного боя частям дивизии хотя и удалось отбить контратаку и приостановить его продвижение, но они вынуждены были отойти на 5—8 км. С наступлением темноты противник сумел отвести из района Трептова основные силы и, сосредоточив их против 207-й стрелковой дивизии, ночью 11 марта предпринял новую сильную контратаку. Здесь противник имел значительное превосходство в силах, и только благодаря самоотверженности солдат и офицеров контратака была отбита с большими для врага потерями.

Насмерть стоял на огневой позиции у дороги орудийный расчет 4-п батареи 780-го артиллерийского полка под командованием сержанта М. А. Плюта. Он подпустил фашистскую колонну на 50 м, а затем открыл беглый огонь. Снаряды рвались в центре колонны. Гитлеровцев охватила паника. Они долго не могли опомниться, а придя в себя, двинулись на огневую позицию артиллеристов.

— Умрем, а орудие не отдадим! — заявил коммунист Плют бойцам своего расчета. Несколько раз гитлеровцам удавалось подползти к огневой позиции, но мощный автоматный огонь заставлял их откатываться назад. Когда же они снова ринулись по дороге на запад, сержант немедленно открыл огонь и преградил им путь к отступлению. За мужество и отвагу, проявленные в этом бою, сержант М. А. Плют был награжден орденом Славы I степени(1).

Решительно сражались с врагом командиры минометных расчетов 597-го стрелкового полка старший сержант А. И. Дырин и старшина Н. А. Илюшичев. Отважные минометчики при отражении

контратаки уничтожили до 30 вражеских солдат и офицеров(2).

Однако противник не отказался от своих намерений и рано утром вновь предпринял сильную контратаку, стремясь прорваться на запад в направлении на Вальдивенов, где в это время его полки нанесли удар по частям 171-й стрелковой дивизии 79-го стрелкового корпуса. В результате ожесточенного боя противнику все же удалось прорвать оборону 207-й стрелковой дивизии. Вскоре остаткам противника, выходившим из окружения, удалось соединиться с частями, наступавшими с запада.

Вместе с тем нельзя не отметить героические действия в этом бою личного состава 525-го стрелкового полка под командованием подполковника И. Г. Николаева. Оказавшись перед лицом в несколько раз превосходящего противника, подразделения полка не дрогнули, а вступили с ним в ожесточенную схватку. Бой продолжался шесть часов. Но силы были слишком неравны. Не только бойцы стрелковых подразделений, но и расчеты орудий и минометов дрались врукопашную. В итоге противник потерял в этом бою около 1000 солдат и офицеров(1).

В то время когда 79-й стрелковый корпус на побережье Балтийского моря отражал отчаянные контратаки врага, части 12-го гвардейского стрелкового корпуса совместно с танкистами 2-й гвардейской танковой армии очищали от разрозненных групп противника леса, расположенные южнее Голлнова, и своими действиями способствовали успеху других соединений фронта, наступавших на штеттинском направлении.

12 марта 3-я ударная армия получила приказ передать свою полосу наступления соединениям 1-й армии Войска Польского и к 16 марта сосредоточиться в районе Ухдорф, Кенигсберг (в Померании), Зольдин, Меллентин (60 км южнее Штеттина). Армии предстояло действовать на новом направлении.

Наиболее упорная борьба в тылу наших войск разгорелась за Кольберг. Вражеский гарнизон крепости дрался с большим ожесточением. 18 марта соединения 1-й армии Войска Польского завершили разгром кольбергского гарнизона. С падением Кольберга было закончено очищение побережья от немецко-фашистских войск в полосе наступления 1-го Белорусского фронта.

В результате боев, проведенных войсками 3-й ударной армии в Восточной Померании в период с 1 по 12 марта, противнику были нанесены большие потери в живой силе и технике. Враг потерял только убитыми 26 290 солдат и офицеров и 8243 пленными. Было уничтожено: 160 танков и самоходных орудий, 36 бронетранспортеров, 400 орудий, 240 минометов, около 1000 пулеметов, 1200 автомашин, 124 мотоцикла, 9 морских бронекатеров; захвачено: 98 танков, 643 орудия и миномета, 40 бронетранспортеров, 1450 автомашин, 40 паровозов и много другого военного имущества, техники и боеприпасов(2).

Родина высоко оценила действия 3-й ударной армии в Восточной Померании. 52-я гвардейская, 150-я и 171-я стрелковые дивизии были награждены орденом Кутузова II степени, 33-я стрелковая дивизия удостоилась ордена Суворова II степени, а 207-я стрелковая дивизия, 155-й гвардейский стрелковый полк 52-й гвардейской стрелковой дивизии и 525-й стрелковый полк 171-й стрелковой дивизии стали именоваться Померанскими. Многие солдаты, сержанты, генералы и офицеры получили правительственные награды. Столица нашей Родины Москва трижды (4, 5 и 6 марта 1945 г.) салютовала доблестным войскам 3-й ударной армии за их успешные боевые действия в Восточной Померании.

Сосредоточившись к 16 марта в районе Ухдорф, Кенигсберг (Померания), Зольдин, Меллентин, в 60 км южнее Штеттина, соединения 3-й ударной армии приводили себя в порядок после длительных боев и марша, пополнялись личным составом и боевой техникой, а также занимались боевой и политической подготовкой.

Армия была сосредоточена на берлинском направлении, поэтому все понимали, что вскоре предстоят тяжелые и решающие бои с врагом, и упорно готовились к ним.

К западу, километрах в двадцати от района расположения войск, протекал разлившийся Одер. На левом его берегу укрепились гитлеровцы. Учитывая, что подразделения и части опыта по форсированию крупных рек не имели, основное внимание в боевой подготовке в этот период уделялось вопросам преодоления крупных водных преград. Для этой цели использовались имеющиеся вблизи небольшие реки и озера. В обстановке, приближенной к боевой, тщательно отрабатывались все варианты и способы форсирования и боя при высадке подразделений на противоположном берегу реки.

В эти дни упорной подготовки к новым боям в командование армией вступил генерал-полковник Василий Иванович Кузнецов. Это был опытный военачальник и большой силы воли человек. Начав войну в должности командующего армией, он являлся активным участником многих крупных операций по разгрому гитлеровских войск.

Войска, которыми командовал генерал-полковник В. И. Кузнецов, победоносно сражались под Москвой и Сталинградом, форсировали Днепр, освободили от гитлеровских захватчиков многие города и села нашей Родины. И вот теперь этот опытный военачальник вступил в командование 3-й ударной армией,

В период подготовки завершающей операции значительное внимание уделялось борьбе за расширение кюстринского плацдарма. Бои продолжались в течение февраля и марта и завершились созданием плацдарма оперативного значения, с которого ударная группировка войск 1-го Белорусского фронта в последующем и начала Берлинскую операцию.

Во второй половине марта 3-я ударная армия получила директиву фронта, согласно которой ей предстояло также частью сил форсировать реку Одер в районе Беллинхена, южнее города Шведт, и захватить плацдарм.

Боевые действия должны были носить отвлекающий характер. Это была частпая операция. Поэтому выполнение полученной задачи командующий армией возложил на 52-ю гвардейскую стрелковую дивизию. В частях были проведены ротные и батальонные учения, на которых детально отрабатывались вопросы форсирования и ведения боевых действий на противоположном берегу. Особое внимание при этом обращалось на организацию взаимодействия между артиллерией и пехотой. Командир дивизии генерал-майор Н. Д. Козин провел с командирами полков рекогносцировку реки на участке форсирования. Одер разлился. Его ширина достигала 200—250 м, глубина составляла от 2 до 3 м. Подходы к реке были затруднены. Грунт по-весеннему был вязким. Вдоль обоих берегов тянулись дамбы, отделявшие пойму реки от прилегающей местности. Преодолевать Одер в таких условиях, да еще под воздействием огня противника, было нелегкой задачей.

Определив на местности наиболее удобные пути подхода к реке и изучив участок предстоящих боевых действий, командир дивизии принял решение форсировать реку силами 151-го и 155-го гвардейских полков, а 153-й гвардейский полк иметь во втором эшелоне.

Командиры, политработники, партийные и комсомольские организации всеми способами стремились довести боевую задачу до всего личного состава, мобилизовать его на успешное форсирование реки.

Особое внимание обращалось на подготовку штурмовых десантных батальонов, на правильную расстановку партийных и комсомольских сил. Необходимая партийная прослойка создавалась в каждом подразделении.

В дни подготовки к наступлению усилился приток заявлений о приеме в ряды партии. Многие воины горячо желали идти в бой коммунистами. В своем заявлении гвардии младший лейтенант Н. С. Позднеев писал: «Прошу принять меня кандидатом в члены партии, так как при форсировании Одера хочу идти в бой коммунистом и быть в передовых рядах сражающихся. Возложенную на меня задачу обязуюсь выполнить с честью»(1).

Командующий армией генерал-полковник В. И. Кузнецов и член Военного совета генерал-майор А. И. Литвинов непосредственно занимались вопросами подготовки дивизии к выполнению поставленной задачи. Они проверяли состояние проводимой работы на местах, вникали буквально во все мелочи и оказывали необходимую помощь. За несколько дней до начала форсирования Военный совет армии разослал во все части сборник статей и памятки по преодолению водных рубежей, в котором был обобщен богатый боевой опыт.

Проделанная работа дала положительные результаты, возрос наступательный порыв личного состава.

В политдонесении фронту начальник политотдела армии полковник Ф. Я. Лисицын писал: «Можно без преувеличения сказать, что наступательный порыв был весьма высок, бойцы прямо рвались в бой. Это был осознанный порыв. Каждый боец знал, что за Одером — Берлин, а за Берлином — долгожданная победа. Каждый боец был проникнут гордостью, что именно ему среди первых в армии поручено форсировать Одер»(1).

Наступило 25 марта 1945 г. Все приготовления подходили к концу. В ночь должно было начаться форсирование. Командир 155-го гвардейского стрелкового полка еще раз перед наступлением решил уточнить систему огня противника и наличие его сил на противоположном берегу. Выполнить эту задачу добровольно взялись командир отделения младший сержант И. А. Савельев и автоматчик рядовой П. В. Осипов.

На воду спустили лодку, и отважные воины взяли курс к противоположному берегу. Когда они достигли почти середины реки, гитлеровцы открыли сильный артиллерийский и минометный огонь. Маневрируя между разрывами снарядов и мин, лодка быстро достигла противоположного берега, и бойцы, высадившись, укрылись за дамбой. Продвигаться вперед им мешал огонь двух пулеметных точек. Бойцы решили уничтожить их.

Подобравшись к пулеметам, солдаты гранатами заставили огневые точки замолчать. В это время фашистам удалось окружить бойцов. Завязался неравный бой, который продолжался несколько часов. Кончились патроны, пошли в ход гранаты. Вражеская пуля сразила младшего сержанта Савельева. Рядовой Осипов, оставшись один и израсходовав все гранаты, вступил в рукопашную схватку с врагом и героически погиб, до конца выполнив свой священный долг перед Родиной.

Так за три часа до начала наступления дивизии два гвардейца совершили свой бессмертный подвиг, который помог командованию полка вскрыть новые огневые точки противника, а затем подавить их во время артиллерийской подготовки.

За мужество и храбрость в бою с врагом, за самопожертвование во имя победы младшему сержанту И. А. Савельеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, а рядовой П. В. Осипов награжден орденом Отечественной войны I степени2.

Когда стемнело, наша артиллерия по сигналу залпа гвардейских минометов обрушила мощный удар по врагу, занимавшему оборону па противоположном берегу. Форсирование Одера 52-й гвардейской стрелковой дивизией началось.

Гитлеровцы не замедлили открыть ответный артиллерийский и минометный огонь. Но несмотря на огненный смерч, бушевавший над водой, лодки быстро преодолели реку, и десантники, выскочив на берег, с ходу устремились в атаку.

Через двадцать минут после начала наступления штурмовые батальоны первого эшелона уже были на противоположном берегу, захватили дамбу и завязали ожесточенные бои за первую траншею. Вслед за ними начали переправу основные силы дивизии.

Энергично руководил форсированием и завязавшимся боем за плацдарм командир 2-й роты 1-го батальона 155-го гвардейского стрелкового полка лейтенант М. П. Колобов. Его рота первой преодолела Одер и сразу же вступила в рукопашную схватку. Фашисты ожесточенно сопротивлялись, но быстрота и решительность действий советских пехотинцев, возглавляемых коммунистом Колобовым, решили исход боя. Не выдержав натиска, гитлеровцы отошли, оставив на поле боя до 70 убитых солдат и офицеров. Когда были очищены первые две траншеи и гвардейцы устремились к третьей, с фланга открыл огонь вражеский пулемет. Рота залегла. В это время отвагу и находчивость проявил командир взвода лейтенант П. И. Бурков. Он с несколькими бойцами подполз к этой огневой точке и гранатами уничтожил ее.

Продвижение подразделения возобновилось. Успешные действия роты лейтенанта Колобова дали возможность беспрепятственно высаживаться на берег другим подразделениям 155-го гвардейского полка, которые, наращивая силу удара по врагу, заставляли его отходить(1).

Успешно вели бой за плацдарм и подразделения 151-го гвардейского стрелкового полка, которым в это время командовал подполковник В. Р. Козорез. Большую помощь им оказывали артиллеристы. Переправившись через реку вместе с передовыми стрелковыми подразделениями, они умело корректировали стрельбу своих орудий и минометов и обеспечивали надежное подавление огневых точек врага и уничтожение его живой силы.

Образец мужества и отваги проявил командир батареи старший лейтенант В. И. Краснов. Он по личной инициативе одним из первых переправился на левый берег Одера и, укрывшись за дамбой, под сильным огнем противника умело управлял действиями своей батареи.

Этот мужественный офицер обеспечил подавление трех орудий прямой наводки и четырех пулеметных точек, а когда гвардейцы ворвались на дамбу и завязали рукопашный бой, он принял в нем активное участие и уничтожил несколько фашистов(1).

Успех боя за плацдарм во многом зависел от хорошо организованной связи. И нужно сказать, работала она безотказно. Под ураганным огнем противника связисты приложили немало труда, чтобы обеспечить командование надежной связью с десантными подразделениями. Так, например, командир взвода 155-го гвардейского полка старшина М. Сердюк обеспечил проводную связь через водный рубеж спустя десять минут после форсирования. Ему пришлось 21 раз восстанавливать провод. Но никакие трудности не смогли сломить волю мужественного гвардейца — связь продолжала работать(2).

Бесперебойно обеспечивал командование радиосвязью в первые часы боя рядовой Н. М. Михайлов. Небольшой клочок земли, который захватили наши передовые подразделения, непрерывно контратаковывал противник. В этих условиях Михайлов обеспечивал надежную связь с правым берегом.

В результате упорного боя к утру 26 марта 52-я гвардейская стрелковая дивизия успешно выполнила поставленную перед ней задачу. Плацдарм на левом берегу Одера был захвачен.

За успешное форсирование Одера и захват плацдарма более 400 офицеров, сержантов и солдат дивизии были награждены орденами и медалями Советского Союза(1).

В течение 27 марта подразделения закреплялись на достигнутых рубежах и готовились к боям за расширение захваченного плацдарма. Но в это время армия получила новую задачу — совершить 30-километровый марш на юг и сосредоточиться восточнее кюстринского плацдарма, находившегося в 60—70 км от Берлина. Теперь сомнений не было — 3-й ударной армии предстояло участвовать в сражении за столицу Германии.

СОДЕРЖАНИЕ

От авторов
Глава первая. Начало пути
В первых боях
Перед Великими Луками
Глава вторая. Великие Луки — Невель
Вперед на врага
В боях за Невель
Глава третья. В боях за Прибалтику
За Советскую Латвию
К берегам Рижского залива
Глава четвертая. На новом направлении
На землях Польши
В Восточной Померании
Глава пятая. На Берлин!
В дни подготовки
Прорыв
В предместьях Большого Берлина
Решающий штурм
Знамя над рейхстагом

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976

Пятков В. К. и др.

Третья ударная. Боевой путь 3-й ударной армии. М., Воениздат, 1976.

256 с, с ил.

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ Редактор Н. В. Баранов. Художник Б. С. Иванов Художественный редактор А. М. Голикова Технический редактор Г. Ф. Соколова Корректор Н. М. Опрышко; OCR правка А. П. Царьков 5.3.2012г.

Г-83310 Сдано в набор 11.8.75 г. Подписано к печати 15.1.76 г.

Формат 84Х108/82. Печ. л. 8, усл. печ. л. 13,44, уч.-изд. л- 14,083 Типографская бумага № 1. Тираж 30 000. Изд. № 2/1496. Цена 62 коп. Зак. 1302

Воениздат 103160, Москва, к-160 1-я типография Воениздата 103006, Москва, к-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2012