TopList

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ.
БОЕВОЙ ПУТЬ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ

Василий Карпович Пятков
Константин Сергеевич Белов
Семен Семенович Фролов

Прорыв

В ночь на 16 апреля почти никто не сомкнул глаз. Все были начеку и ждали сигнала. В пять часов по московскому времени в полной темноте мощный залп огромной массы орудий и минометов возвестил о начале артиллерийской подготовки. Артиллерия и ночные бомбардировщики обрушили на позиции врага неслыханной силы удар.

Через 30 минут по лучу прожектора, направленному в зенит, одновременно зажглись все прожекторы. Артиллерия перенесла огонь в глубину обороны. Пехота с танками непосредственной поддержки бросилась в атаку при свете 20 прожекторов, сосредоточенных в полосе наступления армии.

Атака началась дружно, и наступление развивалось успешно. Наибольший успех обозначился в полосе правофлангового 79-го стрелкового корпуса генерала С. Н. Пе-

реверткина, наносившего удар в направлении на Гросс-Нейендорф, Кляйн-Нейендорф. Его 150-я и 171-я стрелковые дивизии к рассвету прорвали первую и вторую позиции обороны противника и, отражая ожесточенные контратаки силой от роты до батальона, поддержанные танками, настойчиво продвигались вперед.

Для повышения темпов наступления и завершения прорыва первой полосы обороны решением командующего армией в полосе корпуса был введен в бой 9-й танковый корпус генерал-лейтенанта И. Ф. Кириченко. 79-й стрелковый и 9-й танковый корпуса, преодолевая сопротивление противника, продвинулись на 8 км и подошли к промежуточной оборонительной позиции, проходившей по западному берегу канала Хаупт.

Решительно действовал при прорыве обороны противника 674-й стрелковый полк 150-й стрелковой дивизии под командованием подполковника А. Д. Плехаданова. Подойдя к населенному пункту Гросс-Барним, подразделения этого полка встретили ожесточенное сопротивление. Этот населенный пункт с каменными постройками был превращен в мощный опорный пункт. Когда стало ясно, что лобовая атака не может привести к успеху, подполковник Плехаданов приказал батальонам обходить населенный пункт и, не задерживаясь, продвигаться вперед. Фашисты, засевшие в Гросс-Барниме, вскоре атаковали 2-й батальон, которым командовал капитан Я. И. Логвиненко.

Умело развернув батальон в сторону контратакующего противника, капитан Логвиненко повел бойцов в атаку против наседавших гитлеровцев, обходя двумя ротами Гросс-Барним с севера. В это время с юга вступил в бой введенный из второго эшелона полка 3-й батальон капитана В. И. Давыдова. Поддержанные артиллерией и танками, бойцы этих батальонов ворвались в Гросс-Барним. Разгорелся жаркий уличный бой. Гитлеровцы, засевшие в подвалах и на чердаках каменных зданий, яростно сопротивлялись. Каждый дом приходилось брать с боем. В уличных схватках за Гросс-Барним совершили свой подвиг связные командира 2-го батальона сержанты П. Ваганов и Н. Сергеев. Получив приказ командира батальона очистить от гитлеровцев здание, расположенное на западной окраине населенного пункта, отважные воины стали пробираться от дома к дому. Гросс-Барним горел. Черным и густым дымом заволокло все вокруг, трудно было ориентироваться. Но Ваганов и Сергеев смело продвигались вперед.

Неожиданно перед ними замелькали фигуры гитлеровцев. Их было много. Они спешили на помощь к своим, туда, где вели бой подразделения капитана Я. И. Логвиненко.

— Не позволим! — сказал Ваганов и властным голосом скомандовал фашистам: — Хальт!

Ошеломленные гитлеровцы остановились. Шедший впереди офицер выстрелил из пистолета в сторону отважных воинов. Ваганов ответил меткой короткой очередью из автомата. Офицер упал, а солдаты, развернувшись в цепь, стали быстро окружать дом, в котором успели скрыться советские бойцы. Вскоре из окон дома по наседавшим гитлеровцам застрочил автомат, полетели гранаты. Вражеские солдаты отошли, оставив до десятка убитых и раненых. В это время внезапно с тыла по ним ударили советские танки. Фашисты в панике побежали. Ваганов и Сергеев начали их преследовать и вскоре вышли к своим подразделениям.

Позже выяснилось, что эти два мужественных сержанта вели бой с группой гитлеровцев, насчитывавшей более 100 человек. В неравной схватке они истребили 18 вражеских солдат и офицеров и своими решительными действиями в значительной степени способствовали успеху атаки всего батальона(1).

Самоотверженно действовали бойцы 674-го стрелкового полка на подступах к Гросс-Нейендорф. Исключительное упорство в бою показала штурмовая рота старшего лейтенанта Ю. А. Шандалова. Глубоко вклинившись в оборону противника, рота отразила несколько сильных контратак силой рота—батальон, поддержанных 6—8 танками. Особенно ожесточенной была четвертая контратака гитлеровцев. Орудийные расчеты, поддерживавшие роту, израсходовали снаряды, а два вражеских танка продолжали приближаться к позициям роты. В эту решительную минуту мужество и героизм проявил старший лейтенант Ю. А. Шандалов. Учитывая серьезность создавшегося положения, он с двумя бойцами быстро выдвинулся вперед и, когда танки подошли на расстояние 100—120 м, трофейным фаустпатроном подбил сначала головную машину, а затем заставил остановиться и следовавший за ним другой танк. Но в этот момент офицера и бойцов окружили гитлеровские автоматчики. В завязавшемся бою погибли оба бойца. Оставшись один, старший лейтенант Ю. А. Шандалов продолжал отбиваться от наседавшего врага. Гитлеровцы заметили это и бросились на советского офицера. В рукопашной схватке с врагом старший лейтенант Ю. А. Шандалов пал смертью героя. Когда подразделения полка потеснили противника, на месте, где сражался мужественный офицер, лежало более 40 трупов вражеских солдат.

За проявленные геройство и отвагу при прорыве обороны противника на левом берегу реки Одер старшему лейтенанту Ю. А. Шандалову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза1.

Умело и инициативно управлял подразделениями в бою командир 1-го батальона 380-го стрелкового полка

171-й стрелковой дивизии старший лейтенант К. Я. Самсонов. На подступах к деревне Мецдорф батальон подошел к речке, на западном берегу ее оборонялся противник. Подступы к реке проходили по ровной и открытой местности и простреливались пулеметным огнем.

Быстро оценив обстановку, старший лейтенант К. Я. Самсонов приказал одной роте, оставаясь на месте, вести интенсивный огонь по противоположному берегу, а сам, возглавив две другие роты, незаметно для противника вывел их к реке. Бойцы под прикрытием огня быстро преодолели реку и ворвались во вражеские траншеи. Среди первых вступил в схватку с гитлеровцами командир отделения 1-й стрелковой роты рядовой Я. Н. Никитин. Действуя исключительно смело и решительно, он уничтожил в рукопашной схватке более 10 фашистов, а когда выбыл из строя командир взвода, немедленно заменил его, воодушевляя бойцов личным примером(1). Смелость, решительность, непоколебимое стремление во что бы то ни стало победить врага было характерной особенностью всех бойцов, сражавшихся под командованием старшего лейтенанта К. Я. Самсонова. И они победили. В результате рукопашной схватки уничтожили до 60 гитлеровцев и 94 взяли в плен. Успех батальона старшего лейтенанта К. Я. Самсонова обеспечил дальнейшее продвижение основных сил полка. Так, преодолевая упорное сопротивление врага, опиравшегося на многочисленные опорные пункты, узлы сопротивления и подготовленные рубежи обороты, части и соединения 79-го стрелкового корпуса продвигались вперед.

Несколько медленнее в первый день развивалось наступление в полосе 12-го гвардейского стрелкового корпуса, наносившего главный удар на своем правом фланге силами 23-й гвардейской и 33-й стрелковой дивизий в направлении Зитттанг, Нейфридланд. Успешному продвижению частей 12-го гвардейского стрелкового корпуса мешал сильный узел сопротивления противника Лечин. 33-я стрелковая дивизия генерал-майора В. И. Смирнова пыталась овладеть им лобовым ударом. Однако неоднократные атаки 164-го и 82-го стрелковых полков и 155-го гвардейского полка левофланговой 52-й гвардейской стрелковой дивизии положительных результатов не дали. Наступление в полосе 33-й стрелковой дивизии задерживалось. Тогда по приказанию командующего армией лобовые атаки были прекращены. Командир корпуса генерал-лейтенант А. Ф. Казанкин, используя обозначившийся успех 23-й гвардейской стрелковой дивизии, решил полками 33-й стрелковой дивизии обойти город Лечин с севера. Одновременно 155-му гвардейскому стрелковому полку 52-й гвардейской дивизии приказывалось прикрыть левый фланг корпуса, сковать противника в городе Лечин, а затем во взаимодействии с частями 33-й дивизии овладеть им.

Выполняя приказ командира корпуса, части 33-й стрелковой дивизии сбили противника С занимаемых рубежей севернее Лечина и вышли на рубеж Вильгельмсауэр-Лозе, Ферзиске. Особенно успешно наступал 164-й стрелковый полк под командованием подполковника Н. Г. Пей-саховского. В результате решительных действий полк вышел к каналу Хаупт, глубоко обойдя опорный пункт Лечин. Противник, боясь окружения, ослабил сопротивление и, оставив в Лечине усиленное прикрытие, начал поспешно отходить в юго-западном направлении. Смелыми и решительными действиями 155-го гвардейского стрелкового полка сопротивление противника в Лечине было сломлено, и этот мощный опорный пункт и узел шоссейных дорог был взят гвардейцами.

В первый день боя наибольшего успеха в полосе действий 12-го гвардейского стрелкового корпуса добилась 23-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора П. М. Шафаренко.

Отлично действовал 68-й гвардейский стрелковый полк под командованием полковника М. Т. Князева. Прорвав вражескую оборону западнее Киниц, гвардейцы безостановочно продвигались вперед, уничтожая на своем пути живую силу и технику противника. Успехам пехотинцев способствовало хорошо организованное взаимодействие с 139-м минометным полком 1-й минометной бригады. Командир минометного дивизиона капитан М. И. Задорожный все время находился вместе с полковником М. Т. Князевым и получал от него конкретные задачи по уничтожению целей противника, мешающих продвижению гвардейцев. Мощным и точным огнем минометчики расчищали путь пехоте, И в дальнейшем гвардейцы и минометчики действовали согласованно и благодаря этому успешно громили врага.

За умелую организацию боя подчиненных подразделений и образцовое выполнение боевых задач полковнику М. Т. Князеву и капитану М. И. Задорожному было присвоено звание Героя Советского Союза(1).

За день напряженных боев войска 3-й ударной армии прорвали главную полосу обороны и своим правым флангом продвинулись на глубину до 8—9 км, вышли к промежуточной оборонительной позиции на участке Нойнцигерт, Нейтреббин, форсировав соединениями 79-го стрелкового корпуса канал Позедин-Грабен. В ходе боев было захвачено 900 пленных. Большинство пленных показало, что наша атака в ночь'на 16 апреля явилась для них неожиданной. Солдаты в момент артиллерийской подготовки оказались в траншеях, и большая часть их погибла.

Соседняя справа 47-я армия также действовала успешно. Ее части продвинулись на 4—5 км и подошли к промежуточной оборонительной позиции противника. 5-я ударная армия, наступавшая слева, к концу дня прорвала главную полосу вражеской обороны, продвинулась на 6—8 км и вышла в полосе наступления 32-го и 9-го стрелковых корпусов ко второй полосе обороны на участке Платов, Гузов.

Таким образом, за первый день наступления 3-я ударная армия, так же как и остальные армии главной ударной группировки фронта (47-я, 5-я ударная и 8-я гвардейские), сумела прорвать лишь главную полосу обороны противника. Прорвать вторую полосу обороны в этот день не удалось.

Вечером 16 апреля командующий фронтом приказал: наступление продолжать в течение всей ночи, 17 апреля утром прорвать вторую полосу обороны, с этой целью сосредоточить на участках прорыва 250—270 орудий и минометов на 1 км фронта и провести 30—40-минутную артиллерийскую подготовку.

Ночью войска армии производили перегруппировку и вели бои на достигнутом рубеже.

Утром после мощной артиллерийской подготовки 79-й и 12-й гвардейский стрелковые корпуса во взаимодействии с 9-м танковым корпусом и 9-м гвардейским танковым корпусом 2-й гвардейской танковой армии возобновили наступление.

Второй день боев на всех участках фронта носил еще более ожесточенный характер. Противник оказывал упорное сопротивление частями 309-й пехотной дивизии, остатками 606-й дивизии особого назначения и введенной в бой в тот день 25-й моторизованной дивизией в районе Кунерсдорфа. Однако ничто не могло противостоять стремительности наступающих, их упорству в борьбе за выполнение поставленной задачи. Беспримерный героизм в этот день проявил начальник штаба 469-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии майор В. М. Тытарь.

Это произошло в бою за железнодорожную станцию Нейтреббин, представлявшей одну из наиболее серьезных преград на подступах к Кунерсдорфу. Первая атака полка с целью захватить станцию с ходу не принесла успеха. Сильный огонь противника мешал продвижению пехоты, танки, неся потери, тоже продвижения не имели. Командир полка подполковник - М. А. Мочалов начал готовить повторную атаку. 3-й стрелковый батальон получил приказание переправиться через канал и атаковать станцию с юга. Выполняя этот приказ, бойцы стали медленно преодолевать вязкое, заболоченное русло канала и занимать исходное положение для атаки на его противоположном берегу. Начало атаки затягивалось. Тогда майор Тытарь, находившийся в это время па наблюдательном пункте полка, поспешил в 3-й батальон. В это время в небо взмыла красная ракета. Атака началась.

— Вперед, товарищи, ура-а-а! — крикнул Тытарь и устремился к зданию станции. Он бежал прямо по улице, воодушевляя бойцов. Станция была взята штурмом. Противник потерял более 150 солдат и офицеров. Но не обошла вражеская пуля и майора Тытарь. Он был смертельно ранен. И когда бойцы подбежали к нему на помощь, они услышали его последние слова: «Вперёд, товарищи, на Берлин!»

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 г. майору В. М. Тытарь было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Отличился в этих боях и заместитель командира батальона 66-го гвардейского полка 23-й гвардейской стрелковой дивизии капитан А. Ф. Лебедев. Находясь в 1-й стрелковой роте, он вместе с бойцами одним из первых

форсировал канал Фридланд и, ворвавшись во вражеские траншеи, вступил в рукопашную схватку. Умело действуя гранатой и прикладом, он уничтожил восемь гитлеровцев и двух взял в плен. Своим примером капитан Лебедев воодушевлял бойцов, и они тоже беспощадно уничтожали врага. В результате короткого, по жаркого боя противник был сбит с занимаемого рубежа и начал отходить к Шланхову. В бою за этот населенный пункт был ранен командир батальона. Приняв командование батальоном, капитан Лебедев умело организовал управление подразделениями и обеспечил выполнение боевой задачи.

Указом Президиума Верховного Совета СССР капитану А. Ф. Лебедеву было присвоено звание Героя Советского Союза(1).

Ожесточенные бои вели гвардейцы 63-го полка 23-й гвардейской стрелковой дивизии. Здесь прославилась своим бесстрашием парторг 1-й стрелковой роты санинструктор старший сержант Л. С. Кравец.

Рота продвигалась к деревне Зитцинг. Среди наступавших находилась и Кравец. Работы у санинструктора было много. Оказав первую помощь одному раненому и устроив его в укромном месте, она устремлялась к другому.

— Горит советский танк! — крикнул кто-то.

— Там ведь люди, — откликнулась Кравец и быстро побежала к горящей машине. С помощью бойца, оказавшегося около танка, она вытащила раненого механика-водителя. Танкист был без сознания. Мины ложились все ближе и ближе. Девушку ранило, но, преодолевая боль, она перевязала танкиста и поспешила в свое подразделение.

Тут Кравец узнала, что ранен командир роты. Она не растерялась. И когда увидела, что двинулись вперед наши танки, парторг роты подняла бойцов в атаку.

— Вперед! Вперед, товарищи! — слышался воодушевляющий призыв парторга. Звонкий голос девушки казался необычным в грохоте боя, и тем сильнее звучал он, тем большее воздействие оказывал на воинов. Рота овладела двумя линиями вражеских траншей и, развивая наступление, приближалась к деревне. На пути наступавших оказался канал Хаупт. Стараясь задержать здесь советских солдат, противник открыл яростный огонь. В роте не осталось ни одного офицера. Л. С. Кравец понимала, что только решительные, немедленные действия могли обеспечить успех в выполнении поставленной задачи. Она первой бросилась вброд через канал, увлекая за собой товарищей по оружию.

Бойцы роты смело шли на врага. Завязалась рукопашная схватка. Гвардейцы победили и на плечах отходившего врага ворвались в деревню Зитцинг.

Не сразу поверили на командном пункте, что 1-ю стрелковую роту вела в бой скромная девушка — старший сержант Людмила Степановна Кравец. За этот героический подвиг она удостоилась звания Героя Советского Союза

В результате тяжелых боев соединения 3-й ударной армии, сломив сопротивление противника на промежуточной позиции, форсировали канал Фридланд, вклинились во вторую полосу обороны и к исходу дня вышли на рубеж Кунерсдорф, озеро Клостер, продвинувшись за день на 6—8 километров.

Второй эшелон армии—7-й стрелковый корпус, переправившись через Одер, к исходу дня сосредоточился в районе севернее Лечина.

Чтобы ускорить прорыв всей обороны противника, войска продолжали активные действия и ночью с целью выхода на рубеж Меглин, Бацлов.

Неприятель, опираясь на заранее подготовленные позиции и используя многочисленные речки, каналы и приспособленные к обороне населенные пункты, оказывал упорное сопротивление, переходя в контратаки.

Важным итогом боевых действий за 17 апреля был прорыв главной ударной группировкой фронта второй полосы обороны и овладение 8-й гвардейской армией совместно с 1-й гвардейской танковой армией ключевыми позициями немецкой обороны — Зееловскими высотами.

Утром 18 апреля войска 3-й ударной армии во взаимодействии с 9-м танковым корпусом и частью сил 1-го механизированного корпуса 2-й гвардейской танковой армии возобновили наступление. Ожесточенные бои развернулись в полосе наступления 79-го стрелкового корпуса за овладение Кунерсдорфом. Здесь сражалась с врагом 150-я стрелковая дивизия генерал-майора В. М. Шатилова.

Кунерсдорф был сильно укреплен. С востока его прикрывал канал Фридланд. На запад от Кунерсдорфа тянулась цепь лесистых высот, где находились огневые позиции артиллерии противника. В высоких зданиях размещались наблюдательные пункты и пулеметные гнезда. Гарнизон Кунерсдорфа состоял из двух батальонов 119-го пехотного полка 25-й моторизованной дивизии и двух учебных авиационных полков. Их действия поддерживали семь минометных батарей и два артиллерийских дивизиона. Наступлению дивизии генерала В. М. Шатилова предшествовала короткая, но мощная артиллерийская подготовка, в результате которой были подавлены огневые точки и нанесены значительные поражения гарнизону противника. Вследствие решительных действий личного состава дивизии удалось к исходу 18 апреля сломить сопротивление противника в Кунерсдорфе и в последующем овладеть им.

Разгрому противника в Кунерсдорфе в значительной степени способствовали смелые действия группы разведчиков 674-го стрелкового полка во главе со старшим сержантом В. Н. Провоторовым. На подступах к Кунерсдорфу противник, используя канал Фридланд, пытался остановить продвижение 150-й стрелковой дивизии.

Разведчики, возглавляемые старшим сержантом Провоторовым, рядовые Г. П. Булашов, М. С. Габидулин и С. Г. Орешко вплавь переправились через водную преграду, стремительным броском ворвались в траншею противника. Уничтожили несколько его огневых точек и вызвали замешательство в стане врага. Воспользовавшись этим, канал Фридланд преодолели несколько штурмовых взводов, которые обеспечили дальнейший успех полка. Не теряя времени, коммунист Провоторов повел разведчиков в тыл гитлеровцам и перерезал дорогу, по которой двигались отступающие части из Кунерсдорфа. Участники этого дерзкого рейда в тыл врага были паграждены орденом Красного Знамени(1).

Героически сражались с врагом в Кунерсдорфе и командир пулеметной роты 469-го стрелкового полка старший лейтенант Л. И. Лебедев и его бойцы.

Начавшаяся переправа стрелковых подразделений полка через канал Фридланд была приостановлена сильным пулеметным огнем с противоположного берега. Лебедев с тремя автоматчиками и ручным пулеметом вплавь переправился через канал. Незаметно подобравшись к вражескому пулеметному расчету, засевшему на опушке леса, он гранатами уничтожил его, а потом вместе с автоматчиками начал огнем расчищать траншеи противника. Завязался неравный бой.

Гитлеровцы решили захватить четырех смельчаков живыми. Они стали окружать их. Храбрые воины полчаса отбивались от наседавших фашистов, уничтожив при этом свыше 40 солдат и офицеров. Своими дерзкими действиями группа Лебедева посеяла панику в стане врага, отвлекла на себя часть его сил и тем самым облегчила форсирование канала подразделениями полка и занятие ими двух траншей на противоположном берегу. В последующих боях за Кунерсдорф пулеметная рота отразила пять контратак и уничтожила свыше 200 гитлеровцев. Смелые и решительные действия офицера Л. И. Лебедева и его умелое командование пулеметной ротой были отмечены высокой наградой — орденом Ленина(2).

В боях за Кунерсдорф прославился также парторг роты 3-го стрелкового батальона 756-го стрелкового полка старшина Н. К. Сафошкин. Все время находясь в боевых порядках наступающих на самых ответственных и трудных участках, он первым поднимался в атаку и вел бойцов за собой. Смелость и решительность в бою коммуниста Сафошкина воодушевляли бойцов, и они смело шли за ним на врага. Будучи раненным, парторг не ушел с поля боя. Продолжая сражаться вместе с товарищами, он уничтожил до 17 гитлеровцев. За добросовестное исполнение своего служебного долга и проявленные в боях за Кунерсдорф мужество и геройство старшина Н. К. Сафошкин был награжден орденом Красного Знамени(1).

Такой же высокой правительственной награды удостоился и парторг другой роты 3-го стрелкового батальона этого же полка старший сержант И. Я. Сьянов. В его наградном листе говорится: «Первым поднялся в атаку под Кунерсдорфом. Лично уничтожил 7 вражеских солдат и 1 офицера. Установив местонахождение противотанковой немецкой пушки, с тремя бойцами пробрался к ней с тылу и уничтожил расчет. После этого выбил противника с господствующей высоты и закрепился на ней. Когда выбыл из строя командир роты, Сьянов принял командование ротой на себя и обеспечил выполнение поставленной задачи. Рота уничтожила 140 солдат и офицеров, 24 взяла в плен, в том числе двух офицеров»(2).

Храбро сражался с врагом командир минометного расчета 3-го батальона 674-го стрелкового полка старший сержант А. Е. Солдатов. Минометный расчет вел интенсивный огонь, поддерживая наступление подразделений батальона. В это время группе гитлеровских автоматчиков удалось приблизиться к огневой позиции минометного расчета. Приказав расчету вооружиться гранатами, Солдатов под огнем противника пробрался к станковому пулемету, расчет которого погиб, и открыл из него уничтожающий огонь. Меткие пулеметные очереди ошеломили гитлеровцев, в их рядах возникла паника, и они стали отходить. На участке, где сражался мужественный артиллерист, после боя было обнаружено 18 трупов фашистов.

Так находчивость, выдержка и смелость помогли Солдатову победить врага и спасти свой расчет. Старший сержант и ранее отличался отвагой и мужеством в бою. За свои ратные подвиги он был награжден орденами Красной Звезды и Славы II и III степени, медалью «За отвагу». За проявленный героизм в этом бою А. Е. Солдатов получил третий орден Славы. Он стал полным кавалером этого ордена солдатской доблести

В то время когда части 150-й стрелковой дивизии были еще связаны боями за Кунерсдорф, 171-я стрелковая дивизия, действовавшая на левом фланге 79-го корпуса, в результате ожесточенных боев овладела опорными пунктами противника Меглин и Мецдорф и продолжала наступление в направлении на Рейхенов. Между дивизиями образовался разрыв. Требовалось нарастить силу удара с тем, чтобы быстрее овладеть важным узлом дорог Штернебеком. С этой целью командир корпуса ввел в бой второй эшелон — 207-ю стрелковую дивизию полковника В. М. Асафова в полосу наступления 150-й стрелковой дивизии. Используя достигнутый успех частей первого эшелона, полки 207-й стрелковой дивизии стали быстро продвигаться вперед в направлении на Штернебек.

18 апреля успешно вели боевые действия и соединения 12-го гвардейского стрелкового корпуса. Они с утра прорвали оборону противника, проходившую по высотам юго-западнее Мецдорфа и Готтесгабе, овладели несколькими населенными пунктами и, продвинувшись вперед на 6—7 км, подошли к сильно укрепленному узлу сопротивления Бацлову и завязали за него бой.

Медленнее развивались события на участке 9-го гвардейского танкового и 1-го механизированного корпусов 2-й гвардейской танковой армии. В этот день они не смогли оторваться от пехоты для осуществления маневра в сторону Берлина. Дело в том, что противник 16—18 апреля ввел в бой против ударной группировки фронта четыре дивизии и две танкоистребительные бригады, что сказалось на темпе наступления наших войск.

Второй эшелон 3-й ударной армии — 7-й стрелковый корпус к исходу дня сосредоточился в районе Нейтреббин, Иейфридланд, а главные силы 9-го гвардейского танкового корпуса сосредоточились в лесу западнее Кунерсдорфа.

Таким образом, войска 3-й ударной армии к исходу 18 апреля полностью завершили прорыв второй полосы обороны и получили возможность для осуществления маневра с целью обхода группировки противника, оборонявшейся в районе восточнее Претцеля и прорыва с ходу третьей полосы обороны. Командующий фронтом приказал командующему армией обеспечить ввод в прорыв 9-го гвардейского танкового корпуса, который поступал в его оперативное подчинение. Корпусу ставилась задача развить удар на Претцель, Бернау и после обгона пехоты войти снова в состав 2-й гвардейской танковой армии.

Вечером 18 апреля командующий фронтом дал новые указания по дальнейшему развитию наступления на Берлин. Поскольку наибольший успех был достигнут на правом фланге главной ударной группировки фронта, он изменил направления ее ударов: 3-й, 5-й ударным и 2-й танковой армиям было приказано быстрее выйти к северо-восточной окраине Берлина, а 47-й армии и 9-му гвардейскому танковому корпусу — начать охват Берлина с севера и северо-запада.

Войска 3-й ударной армии во взаимодействии с 9-м гвардейским танковым и 1-м механизированным корпусами не прекращали упорных боев в течение всей ночи. Части 79-го стрелкового корпуса с 1-м механизированным корпусом вели бои за овладение Меглином, где противник частями 25-й моторизованной дивизии оказывал упорное сопротивление. Особенно упорные бои в полосе 12-го гвардейского стрелкового корпуса развернулись за важный узел сопротивления в районе Бацлова. Этот крупный населенный пункт, расположенный на высотах, господствовал над окружающей местностью. Все дороги, идущие в Бацлов, были минированы, надежно прикрывались артиллерийско-минометным и простреливались пулеметным огнем.

Попытки взять этот узел сопротивления днем 18 апреля положительных результатов не дали. Поэтому командир 12-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенант А. Ф. Казанкин принял решение овладеть им ночью. Наступление планировалось начать всеми силами корпуса после 30-минутной артиллерийской подготовки. Главный удар наносили две дивизии по наиболее слабому месту в обороне противника севернее Вацлова. Одна стрелковая дивизия частью сил должна была нанести удар с юга, а частью атаковать его с фронта(1). Ночью 18 апреля после артиллерийской подготовки соединения 12-го гвардейского корпуса, взаимодействуя с частями 9-го гвардейского танкового корпуса, перешли в атаку. Борьба приняла ожесточенный характер. Лишь к утру удалось сломить сопротивление гитлеровцев и взять Бацлов. В этих боях снова отличился 164-й стрелковый полк 33-й стрелковой дивизии под командованием подполковника Н. Г. Пейсаховского. Его подразделения в результате решительных ночных действий обошли гарнизон с северо-востока и юга и стремительной атакой уничтожили его. Непосредственно в Бацлове противник потерял только убитыми более 300 солдат и офицеров.

19 апреля войска главной ударной группировки фронта(2) продолжали вести наступательные действия. Сосед справа — 47-я армия, преодолевая упорное сопротивление противника, к исходу дня на своем левом фланге в районе Штернебека прорвала третью полосу обороны и продвинулась на 4—12 километров.

Войска 3-й ударной армии в результате тяжелых боев прорвали на всем фронте третью полосу обороны противника и к исходу дня вышли на рубеж Штернебек, Преди-ков, продвинувшись на глубину 10—12 километров.

Сосед слева — 5-я ударная армия после упорных боев с частями 11-й моторизованной дивизии СС «Нордланд» во взаимодействии с 12-м гвардейским танковым корпусом 2-й гвардейской танковой армии к исходу дня прорвала третью полосу обороны противника на участке Грунов, Букков, продвинувшись за день на глубину 9—10 километров.

Таким образом, войска главной ударной группировки к исходу 19 апреля завершили прорыв одерского рубежа обороны на фронте свыше 50 км, продвинулись на глубину 30 км, заняли выгодное положение для удара по Берлину.

В связи с обозначившимся успехом на правом крыле ударной группировки фронта маршал" Г. К. Жуков потребовал от командующих армиями ускорить продвижение войск с тем, чтобы на плечах противника ворваться в Берлин.

Разгорелись упорные и ожесточенные бои. Войска 47-й армии, сломив сопротивление противника севернее Лейэнберга, к исходу 20 апреля овладели важным узлом сопротивления на подступах к Берлину — городом Бернау.

Войска 3-й ударной армии, не прекращая боевых действий в течение ночи и дня 20 апреля, продолжали развивать наступление в направлении Претцель, Вернейхен, с ходу прорвали внешний оборонительный обвод на участке 2 км южнее Тифепзее, Гильсдорф и к исходу дня вышли на рубеж Леме, Зеефельд, Вегендорф, продвинувшись на 18 км. 9-й танковый корпус вел бои в районе Блумберга.

В 13 часов 50 минут 20 апреля дальнобойная артиллерия армии дала первый залп по предместью Берлина. Это сделали артиллеристы 1-го дивизиона 136-й армейской пушечной артиллерийской бригады полковника А. П. Писарева(1), затем начался систематический обстрел города.

В это же время 5-я ударная армия, завершив прорыв третьей полосы обороны, в течение 20 апреля вела ожесточенные бои за Штраусберг — крупный узел сопротивления, прикрывающий подступы с востока к внешнему оборонительному обводу.

Таким образом, после напряженных боев 20 апреля сопротивление противника на берлинском направлении было сломлено. Начался исторический штурм столицы фашистской Германии.

Войска 3-й ударной армии с 1-м механизированным корпусом в ночь на 21 апреля продолжали наступление, отбрасывая разрозненные части 25-й моторизованной дивизии. Части 52-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Н. Д. Козина и 171-й стрелковой дивизии полковника А. И. Негоды первыми пересекли берлинскую кольцевую автостраду и ворвались в пригороды Большого Берлина.

79-й стрелковый корпус 21 апреля овладел пригородами Берлина Каровом, Ней-Линденбергом, Шванебеком, а 12-й гвардейский стрелковый корпус вышел на рубеж юго-восточнее Бланкенбурга, Мальхов. В этот день был введен в бой на левом фланге армии 7-й стрелковый корпус, находившийся все время в резерве. К вечеру корпус вышел па рубеж Хоэншенхаузен, Марцан, а 1-й механизированный корпус взял Вейсензее.

Таким образом, к исходу 21 апреля войска армии, сломив сопротивление врага, ворвались на северо-восточную окраину Берлина, а 1-й механизированный корпус вклинился во внутренний берлинский обвод, продвинувшись на глубину 15—20 километров.

В то время как соединения 3-й ударной армии развивали удар в общем направлении на Берлин, соседняя справа 47-я армия перерезала окружную берлинскую автостраду и вышла на рубеж Шенвальде, Шильдоз, северная окраина Буххольца, вплотную подойдя к северной окраине Берлина. Сосед слева — 5-я ударная армия во взаимодействии с 12-м гвардейским танковым корпусом завершила прорыв внешнего оборонительного обвода, прорвала внутренний берлинский оборонительный обвод на участке Марцан, Бисдорф и ворвалась на северо-восточную окраину Берлина.

21 апреля штаб армии получил приказ командующего фронтом маршала Г. К. Жукова, в котором 3-й ударной армии в связи с выходом к Берлину приказывалось изменить направление наступления и пробиваться к центру города (вместо обхода Берлина с севера). Армии предстояло принять непосредственное участие по разгрому немецко-фашистских войск в самом городе.

Невозможно перечислить всех подвигов, совершенных в эти дни воипами 3-й ударной армии. Их наступательный порыв был настолько велик, что самоотверженность и решимость в бою проявлял каждый сражавшийся с врагом.

20 апреля 2-я стрелковая рота 525-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии овладела автострадой в районе местечка Леме. Гитлеровцы решили во что бы то ни стало отбросить ее от автострады. Они предприняли яростную контратаку превосходящими силами при поддержке танков и самоходно-артиллерийских установок. Завязался ожесточенный бой, в ходе которого прославился мужеством и отвагой истребитель танков рядовой В. П. Карапетян. Он быстро выдвинулся вперед от занимаемой бойцами позиции и замаскировался. Вскоре прямо па него устремился одип из вражеских танков. Карапетяп подпустил его как можно ближе, а потом поджег бутылкой с горючей смесью. Двум выскочившим из танка фашистам бежать пе удалось. Они сразу же были уничтожены меткими выстрелами из автомата. Но это не остановило фашистов. Вражеские цепи продолжали приближаться. И первым открыл по ним огонь рядовой Карапетян.

Атака гитлеровцев была отбита. В этом немалая заслуга рядового В. П. Карапетяна. Огнем из автомата он уничтожил 35 фашистов, двух заколол пожом и одного офицера с ценными документами взял в плен. За этот подвиг славный сын армянского народа был награжден орденом Красного Знамени(1).

В тот же день в боях за город Блумберг отличился командир роты 151-го гвардейского стрелкового полка 52-й гвардейской стрелковой дивизии старший лейтенант В. С. Тришин. Противник на подступах к городу оказал упорное сопротивление на заранее подготовленном рубеже. Под сильным огнем гитлеровцев бойцы залегли. Создалась очень сложная обстановка. Зная, что от действий роты зависит успех всего 1-го стрелкового батальона, старший лейтенант Тришин первым бросается к вражеским траншеям, увлекая за собой бойцов. Стремительность и дерзость советских воинов дезорганизовали гитлеровцев, и они, стремясь избежать рукопашной схватки, начали отходить. Рота с ходу ворвалась в окраину Блумберга и завязала уличные бои.

За умелое командование ротой и проявленную при этом личную храбрость старший лейтенант В. С. Тришин, ранее награжденный орденами Красного Знамени, Красной Звезды и Александра Невского, был удостоен ордена Кутузова III степени(1).

СОДЕРЖАНИЕ

От авторов
Глава первая. Начало пути
В первых боях
Перед Великими Луками
Глава вторая. Великие Луки — Невель
Вперед на врага
В боях за Невель
Глава третья. В боях за Прибалтику
За Советскую Латвию
К берегам Рижского залива
Глава четвертая. На новом направлении
На землях Польши
В Восточной Померании
Глава пятая. На Берлин!
В дни подготовки
Прорыв
В предместьях Большого Берлина
Решающий штурм
Знамя над рейхстагом

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976

Пятков В. К. и др.

Третья ударная. Боевой путь 3-й ударной армии. М., Воениздат, 1976.

256 с, с ил.

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ Редактор Н. В. Баранов. Художник Б. С. Иванов Художественный редактор А. М. Голикова Технический редактор Г. Ф. Соколова Корректор Н. М. Опрышко; OCR правка А. П. Царьков 5.3.2012г.

Г-83310 Сдано в набор 11.8.75 г. Подписано к печати 15.1.76 г.

Формат 84Х108/82. Печ. л. 8, усл. печ. л. 13,44, уч.-изд. л- 14,083 Типографская бумага № 1. Тираж 30 000. Изд. № 2/1496. Цена 62 коп. Зак. 1302

Воениздат 103160, Москва, к-160 1-я типография Воениздата 103006, Москва, к-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2012