TopList

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ.
БОЕВОЙ ПУТЬ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ

Василий Карпович Пятков
Константин Сергеевич Белов
Семен Семенович Фролов

К берегам Рижского залива

К концу августа 1944 г. одна треть территории Советской Латвии была уже освобождена от немецко-фашистских захватчиков. Большую помощь в этом Советской Армии оказывало местное население, которое с первых дней оккупации Латвийской Советской Республики вступило в ожесточенную борьбу против своих поработителей. Наиболее активной формой этой борьбы было партизанское движение. В партизанские отряды вступали целые семьи. В них шли люди самых различных профессий. Деятельность партизан особенно усилилась после создания республиканского штаба партизанского движения, работой которого руководил ЦК КП(б) Латвии.

Латвийские партизаны наносили немецким захватчикам большие потери. Секретарь ЦК КП(б) Латвии К. Озолин писал, что только одно партизанское соединение, объединявшее несколько отрядов, во второй половине 1943 г. в открытых боях уничтожило свыше тысячи гитлеровцев. Партизаны взорвали железнодорожное полотно на протяжении более 25 км, 10 мостов, уничтожили 21 автомашину, 1 танк, 2 бронемашины, сбили 4 самолета. Кроме того, ими было разгромлено 11 неприятельских гарнизонов, 4 почтово-телеграфные конторы, 3 волостных управления, 4 полицейских участка и захвачено много оружия(1).

Выполняя боевые задания командования, партизаны проявляли высокое мужество и героизм. Трудящимся Латвии памятны подвиги смелого партизана-подпольщика, руководителя рижского подполья Героя Советского Союза И. Я. Судмалиса. Боевые операции и диверсии, проводившиеся под его руководством, ошеломляли оккупантов своей дерзостью. Несмотря на полицейскую слежку, бесстрашный коммунист разъезжал по Латвии, устанавливал связи с подпольщиками, партизанскими отрядами, готовил новые диверсии и операции. Только с помощью провокатора гитлеровцам удалось схватить И. Я. Судмалиса. В мае 1944 г. фашисты казнили славного сына латышского народа.

Трудящиеся Латвии с огромным нетерпением ждали советских воинов-освободителей. Люди смотрели на восток, где гремели пушки, озарялось зарницей небо. Фронт с каждым днем приближался. В этот период латышские партизаны, мстя за горе и муки своего народа, удесятерили удары по тылам врага.

Для борьбы с партизанами противнику приходилось отвлекать с фронта значительные силы, а это ослабляло его и облегчало советским войскам успешно вести наступательные боевые действия по освобождению Латвии.

В освобожденных районах сразу же налаживалась жизнь. Возрождались партийные и советские органы, намечались меры по восстановлению разрушенного врагом народного хозяйства.

Армейские пропагандисты и агитаторы разъясняли населению внутреннюю и внешнюю политику Советского правительства, рассказывали о замечательных победах наших Вооруженных Сил, о могуществе Родины, о ленинской национальной политике партии и ее значении для Прибалтийских советских республик, разоблачали буржуазных националистов и их подрывные действия. Все это способствовало упрочению связей войск с местным населением, укреплению тыла действующих частей и созданию условий для дальнейшего наступления.

Подготовка к Рижской операции осуществлялась с 1 по 14 сентября. На 2-й Прибалтийский фронт, в состав которого входила 3-я ударная армия, в этой операции возлагалась ответственная задача. Он должен был во взаимодействии с 3-м и 1-м Прибалтийскими фронтами разгромить группировку противника севернее Западной Двины и овладеть Ригой. С этой целью ему приказывалось нанести главный удар в центре из района западнее Мадоны силами двух общевойсковых армий — 42-й и 3-й ударной — в общем направлении на Ригу и второй удар па правом фланге силами 10-й гвардейской армии в направлении на Дзербене. Таким образом, 3-й ударной армии в Рижской операции предстояло действовать на направлении главного удара фронта.

30 августа командующий фронтом отдал боевой приказ, в котором 3-й ударной армии была поставлена задача прорвать оборону противника на участке Аугуст, Озолмуйжа, во взаимодействии с 42-й и 22-й армиями разгромить его части севернее реки Западная Двина и овладеть рубежом Таурупе, Менгеле. В дальнейшем наступать вдоль железной дороги Эргли — Рига и выйти в район Марциена, Мадлиена.

С целью выполнения поставленной задачи командующий армией решил нанести главный удар левым флангом в общем направлении на станцию Личупе, Вите силами двух корпусов (100-го и 79-го), имея в каждом корпусе по две дивизии в первом эшелоне и по одной дивизии во втором. Две дивизии 44-го стрелкового корпуса, прибывшего к этому времени в состав армии вместо 93-го корпуса, составляли второй эшелон и предназначались для ввода в прорыв с целью развития успеха совместно с 5-м танковым корпусом, действовавшим в полосе наступления 3-й ударной армии. 319-я стрелковая дивизия 44-го стрелкового корпуса оставалась в резерве командующего армией.

Таким образом, группировка войск армии для наступления создавалась с расчетом прорыва в первый день глубоко эшелонированной обороны противника на направлении главного удара и обеспечения ввода в прорыв второго эшелона армии совместно с 5-м танковым корпусом.

В соответствии с решением командующего армией 2 сентября были поставлены задачи корпусам, которые для 100-го и 79-го сводились в первый день наступления к обязательному форсированию реки Огре, а к исходу второго дня — к выходу на рубеж Дрейман, Таурупе, Адеркаши. 44-му стрелковому корпусу приказывалось двумя (115-й и 325-й) стрелковыми дивизиями, следуя за колоннами 5-го танкового корпуса, к исходу первого дня наступления выйти на западный берег реки Огре в район Таурупе, Адеркаши. 319-я стрелковая дивизия, составившая резерв армии, должна быть в готовности к действиям в направлении Огре, Адеркаши.

После выполнения задач первых двух дней наступления войска армии должны были развивать свои боевые действия с целью выхода на рубеж Аузукгогс, Мадлиена.

К концу августа противник создал в Прибалтике ряд оборонительных рубежей. Особенно широко развитую в инженерном отношении систему обороны он имел на рижском направлении. Здесь в полосе севернее Западной Двииы противник подготовил четыре оборонительных рубежа, эшелонировав их на глубину включительно до Риги.

Для усиления рижского направления противник к 1 сентября в район Эргли перебросил до трех пехотных дивизий с других участков фронта.

Командование 3-й ударной армии, командиры соединений и частей хорошо понимали все трудности, с которыми придется столкнуться войскам при наступлении па Ригу, поэтому в течение двух педель они готовились к этой сложной и ответственной операции.

В период с 1 по 12 сентября проводилось доукомплектование частей личным составом, в первую очередь стрелковых рот, развернулась напряженная боевая подготовка с целью обучения и сколачивания стрелковых подразделений. Работники тыла форсировали подвоз всех видов материальных запасов, инженерные части осуществляли оборудование исходного рубежа для наступления. Проводилась также необходимая перегруппировка войск, активизировалась разведка всех видов и изучение обороны противника.

Во всех частях и подразделениях, начиная с батальона, проводились учения с боевыми стрельбами. Отрабатывалась главная тема учений — «Прорыв обороны противника и развитие прорыва». Учениями руководили командиры полков и командиры дивизий. В 171-й стрелковой дивизии 79-го стрелкового корпуса учение провел командующий армией.

В штабах армии, дивизий и армейских частей занятия с офицерским составом посвящались вопросам управления войсками в наступательном бою.

Командиры, политработники, партийные и комсомольские организации широко развернули работу по мобилизации личного состава па быстрейшее освобождение советской Прибалтики от немецко-фашистских захватчиков. На партийных и комсомольских собраниях обсуждались задачи коммунистов и членов ВЛКСМ в предстоящих боях. Были значительно укреплены партийные организации как в результате приема в партию лучших воинов, так и правильной расстановки коммунистов из состава пополнения.

В результате разносторонней подготовительной работы, проведенной командованием, штабами и политорганами, партийными и комсомольскими организациями, войска армии имели все необходимое для успешного решения задач наступательной операции. Войска получили пополнение, боевую технику и оружие, была создана ударная группировка, накоплены запасы боеприпасов и материально-технических средств.

В дни подготовки к наступлению во фронтовой печати выступил командующий 2-м Прибалтийским фронтом генерал армии А. И. Еременко. В своей статье «Вперед, к берегам Рижского залива!» он подвел итоги минувших боев, отметил наиболее отличившихся бойцов и командиров — М. А. Ивасика, X. Р. Ахметгалина, П. К. Сыроежкина, П. И. Гаврилова, Г. А. Попова и других, поставил перед воинами конкретную задачу — усилить удары по врагу с тем, чтобы быстрее выйти к берегам Рижского залива, сбросить фашистов в море и очистить Советскую Латвию от немецко-фашистских извергов(1).

В ночь на 13 сентября войска 3-й ударной армии произвели перегруппировку и заняли исходное положение для наступления.

Утром 14 сентября была проведена разведка боем, а после мощной 65-минутной артиллерийской и авиационной подготовки они перешли в решительное наступление. Одновременно перешли в наступление 42-я и 22-я армии.

Войска 3-й ударной армии прорвали оборону противника на узком 5-километровом фронте. С самого начала бои приняли ожесточенный характер. Наступающим частям пришлось преодолевать мощную оборону и яростное сопротивление врага. Это отчасти объяснялось тем, что наступление советских войск на рижском направлении для немцев не явилось неожиданностью. Как показали пленные, они его ожидали еще 5 сентября и готовились к этому. В результате тяжелых боев, отразив многочисленные контратаки, войска армии к исходу первого дня наступления прорвали передний край обороны противника и продвинулись на глубину 2—4 км. Попытка в первый день операции ввести в бой 5-й танковый корпус успеха не имела.

Опасаясь прорыва на данном участке, противник во второй половине дня 15 сентября ввел в бой 132-ю пехотную дивизию, поддержанную 14-й танковой дивизией, выдвинутой из резерва группы армий «Север» (2).

Введя в бой против передовых частей 100-го и 79-го стрелковых корпусов до двух полков пехоты с 80 танками и самоходно-артиллерийскими установками, при поддержке до 20 артиллерийских и 12 минометных дивизионов, противник стремился восстановить утраченное положение. Контратака врага была отбита с большими для него потерями. Но и наши войска 15 сентября продвижения почти не имели. Несмотря на решительность действий, не добились они заметного успеха и в последующие два дня. Не считаясь с потерями, враг продолжал контратаки, особенно из района Эргли, силами от батальона до двух полков пехоты при поддержке танков. Активно действовала и его авиация, которая группами по 10—20 самолетов наносила непрерывные удары по боевым порядкам войск армии.

Командиры корпусов в течение 16 и 17 сентября ввели в бой свои вторые эшелоны, пытаясь развить наступление и прорвать долговременную оборону гитлеровцев.

К исходу 18 сентября в результате тяжелых боев удалось потеснить противника и выйти к реке Огре. Но уже с утра следующего дня вновь разгорелись жаркие бои, особенно перед фронтом 150-й и 171-й стрелковых дивизий 79-го стрелкового корпуса. Передовые подразделения этих дивизий, не выдержав натиска 14-й танковой дивизии, 21 сентября отошли на рубеж 1—3 км восточнее реки Огре. Но и силы врага тоже были значительно подорваны; его танковая группировка понесла потери и не добилась желаемого результата. Поэтому в ночь на 22 сентября, прикрываясь арьергардами, неприятель отвел свои войска на западный берег рек Личупе и Огре и перешел к подвижной обороне.

Темп наступления соединений и частей армии в это время значительно увеличился. Теперь они продвигались по 20—25 км в сутки, а к исходу 27 сентября передовые части 21-й гвардейской и 28-й стрелковых дивизий 100-го стрелкового корпуса вели бои уже на рубеже Лиэлволодзее, Вангасалис. Соединения 79-го стрелкового корпуса к этому времени вышли в своей полосе на восточный берег Западной Двины. Таким образом, войска армии в результате двухдневных боев полностью овладели оборонительным рубежом противника «Цесис» и обеспечили 2-му Прибалтийскому фронту выполнение ближайшей задачи в Рижской операции.

В этой обстановке 3-я ударная армия получила новую задачу. Во исполнение директивы Ставки от 24 сентября ей было приказано перегруппироваться в район юго-западнее Елгавы и сменить там соединения 51-й армии 1-го Прибалтийского фронта.

С 28 сентября по 3 октября 1944 г. войска 3-й ударной армии совершали марш в новый район и сменили соединения 51-й армии на рубеже Елгава, Гардене, Бенье.

Армия получила задачу прочно удерживать оборонительную полосу, сосредоточив основные усилия в районе Елгавы и Добеле, к 15 октября закончить оборудование отсечного оборонительного рубежа по линии Добеле, Ауце, Калнамуйжа; обеспечить стык с 1-м Прибалтийским фронтом. Перед фронтом армии в это время действовали четыре танковые и четыре пехотные дивизии противника, имевшие в своем составе до 300 танков и свыше 800 орудий(1). Справа оборонялась 22-я армия, слева — 51-я армия 1-го Прибалтийского фронта.

5 октября 1-й Прибалтийский фронт нанес удар на клайпедском направлении, в результате которого более 30 немецких дивизий оказались отрезанными от Восточной Померании.

На рижском направлении 42-я и 10-я гвардейская армии 2-го Прибалтийского совместно с армиями 3-го Прибалтийского фронтов продолжали медленно продвигаться к Риге. Противник, обеспокоенный угрозой окружения в районе восточнее столицы Латвии, начал отводить свои войска на Тукумс.

Сложившаяся обстановка определила перед 2-м Прибалтийским фронтом задачу перейти в наступление и разгромить группировку противника, прижатую к морю на Курляндском полуострове. С этой целью решением командующего фронтом главный удар предполагалось нанести па левом крыле силами 3-й ударной, 42-й и частью сил 22-й армий из района Добеле в западном направлении и вспомогательный силами 1-й ударной армии вдоль морского побережья на Тукумс с общей задачей выйти на рубеле Тукумс, Ауце.

10 октября 3-я ударная армия получила директиву фронта по подготовке к переходу в наступление совместно с 42-й армией в общем направлении Салдус, Лиепая. Армии ставилась ближайшая задача прорвать оборону противника и овладеть рубежом Биксты, Ауце. Начало наступления назначалось па 16 октября. Справа должна была действовать 22-я армия, слева — 4-я ударная армия 1-го Прибалтийского фронта.

За несколько дней до получения этой директивы в командование 3-й ударной армией вступил генерал-майор Н. П. Симоняк. Генерал-лейтенант М. Н. Герасимов, временно командовавший 3-й ударной армией, вернулся к исполнению своих постоянных обязанностей. Николай Павлович Симоняк — Герой Советского Союза, участник обороны полуострова Ханко и защиты Ленинграда, зарекомендовал себя в предыдущих боях как опытный военачальник, хорошо разбирающийся в природе современного боя. Быстро изучив обстановку, он 12 октября поставил задачи войскам. 79-й и 100-й стрелковые корпуса должны были нанести удар в общем направлении на Марберге, оз. Зебрес, разгромить противостоящие силы противника и продвинуться на глубину 15—17 км.

В дни подготовки к предстоящей операции стало известно, что противник, предвидя наступление на этом направлении, произвел перегруппировку сил и значительно уплотнил боевые порядки своих войск.

16 октября после короткой артиллерийской подготовки войска армии перешли в наступление. Преодолевая упорное сопротивление, они прорвали основной и промежуточный рубежи обороны и с боями начали медленно продвигаться вперед. Противник яростно сопротивлялся. В течение 17 и 18 октября он ввел в бой из резерва 24-ю пехотную дивизию, поэтому 79-му и 100-му стрелковым корпусам в последующие дни пришлось вести упорные бои с контратакующими частями 24-й и 93-й пехотных дивизий, поддержанных «тиграми» и «фердинандами» танковой бригады СС «Гросс». 19 октября на всех участках фронта велись ожесточенные бои, в результате которых противнику удалось к исходу этого дня несколько потеснить наши части.

С утра 20 октября командующий 3-й ударной армией ввел в бой включенный в состав армии к началу наступления 7-й стрелковый корпус генерал-майора В. А. Чистова, однако и это не привело к желаемому результату. В результате ожесточенных кровопролитных боев к исходу 21 октября удалось продвинуться всего лишь на 5—6 километров.

Сопротивление врага, огневая насыщенность и количество контратак противника возрастали. Действия войск армии были значительно затруднены также ненастной погодой, когда дороги стали труднопроходимыми. Неблагоприятные метеорологические условия исключали применение авиации. Тем не менее наступающие соединении нанесли врагу тяжелые потери.

21 октября генерал Н. П. Симоняк получил приказ сдать занимаемую полосу 22-й армии и к исходу 23 октября совершить ночной марш в район восточнее Вегеряй, чтобы здесь подготовить наступление на новом направлении. 100-й стрелковый корпус приказывалось передать в районе Дебеле 22-й армии, а вместо него в состав 3-й ударной армии был включен 14-й гвардейский стрелковый корпус генерал-майора П. А. Степапенко.

В период с 22 по 26 октября армия совершала перегруппировку сил на новое направление и готовилась к проведению операции, а с утра 27 октября перешла в наступление из района Вегеряй в северо-западном направлении на Салдус. В ее состав в это время входили 7, 79 и 14-й гвардейский стрелковые корпуса.

По решению командующего главный удар армия наносила севернее Вегеряй силами двух корпусов с задачей прорвать оборону противника на участке Юргашп, Вегеряй, уничтожить противостоящего противника и, наступая в обход Ауце с юга, во взаимодействии с 10-й гвардейской армией к исходу первого дня операции овладеть рубежом Кевеле, Румбенеки. В дальнейшем наступать на Озолмуйжу. На правом фланге действовал 7-й стрелковый корпус генерала В. А. Чистова, имея в первом эшелоне 364-ю и 265-ю стрелковые дивизии. Левее его наступал 79-й стрелковый корпус генерала С. Н. Переверткина, имея в первом эшелоне 150-ю и 171-ю стрелковые дивизии. 14-й гвардейский стрелковый корпус генерала П. А. Степаненко получил задачу прочной обороной не допустить прорыва противника в южном и юго-восточном направлениях и частями 146-й стрелковой дивизии нанести удар на участке Вегеряй, Шилос в направлении на Беленяй.

В резерве армии оставалась 33-я стрелковая дивизия. С самого начала бои на вегеряйском направлении приняли ожесточенный характер. Они были тяжелыми, изнурительными, проходили почти под непрерывным осенним дождем. Наибольший успех обозначился в полосе наступления 150-й стрелковой дивизии. Противник продолжал оказывать упорное сопротивление. С целью завершения прорыва его обороны в ночь на 28 октября были введены в бой вторые эшелоны корпусов — 198-я и 207-я стрелковые дивизии.

В ожесточенных боях в районе Вегеряй личный состав соединений и частей армии показал образцы мужества и героизма. Наиболее решительно действовали части 150-й и 207-й стрелковых дивизий.

Умело руководил боем 594-го стрелкового полка 207-й стрелковой дивизии майор А. П. Чекулаев. Он менее месяца командовал полком, но многие из солдат и командиров давно знали этого простого и мужественного человека. В начале войны А. П. Чекулаев был рядовым солдатом, наводчиком в минометной роте 40-й отдельной стрелковой бригады, на базе одного из батальонов которой в 1943 г. сформировали 594-й стрелковый полк. Способности и отвага рядового Чекулаева сразу же обратили на себя внимание командования. Уже под Москвой ему доверили командование отделением, а затем послали учиться. Учился он за время войны дважды, и учился отлично, стремясь познать все тонкости военного дела, и каждый раз возвращался в свою родную часть. Будучи уже офицером, он последовательно командовал взводом, ротой, батальоном, работал заместителем командира полка, а 9 октября вступил в командование полком.

Бойцы и командиры 594-го стрелкового полка под командованием майора А. П. Чекулаева действовали умело и мужественно. Решительно и смело дрался с врагом, воодушевляя бойцов, комсорг 2-го батальона младший лейтенант Мустафа Асарбаев. Он все время находился в первых рядах, на самых ответственных участках и погиб как герой, достойно выполнив свой долг перед Родиной. Младший лейтенант Мустафа Асарбаев был посмертно награжден орденом Отечественной войны II степени(1).

Отважно сражались с врагом бойцы и командиры 597-го стрелкового полка. При этом отличился помощник командира взвода старший сержант С. Т. Паламарчук. Рота, в составе которой воевал Паламарчук, встретила ожесточенное сопротивление врага. Она несла большие потери и вскоре осталась без офицеров. Приняв командование ротой на себя, старший сержант повел бойцов в атаку против значительно превосходящих сил врага. Гитлеровцы не ожидали столь дерзкой атаки, в их рядах произошло замешательство, и они начали отходить, В результате рота овладела участком шоссейной дороги и перекрыла ее. Быстро закрепившись на захваченном рубеже, бойцы под командованием Паламарчука отразили несколько сильных контратак пехоты противника, поддержанных самоходными орудиями «фердинанд», и выстояли до подхода других подразделений.

О ратных боевых подвигах старшего сержанта С. Т. Паламарчука знали во всех частях 207-й стрелковой дивизии. Он ранее был награжден орденами Красной Звезды и Славы III степени. За мужество и отвагу, проявленные в этом бою, он удостоился ордена Славы II степени(1).

Напряженные и тяжелые бои пришлось вести 265-й стрелковой дивизии генерал-майора Д. Е. Красильникова, действовавшей в первом эшелоне 7-го стрелкового корпуса. Многие бойцы, командиры и политработники частей этого соединения проявили замечательное мужество и героизм. Вот только два примера.

Бойцы 2-й стрелковой роты 450-го стрелкового полка под командованием капитана Ф. А. Филиппова при прорыве обороны противника южнее Ауце смело ринулись в атаку вслед за разрывами наших снарядов. В результате решительных действий им удалось почти без потерь овладеть двумя вражескими траншеями.

В 951-м стрелковом полку смелость и отвагу в бою проявил заместитель командира 1-го стрелкового батальона по политической части младший лейтенант Т. П. Михайлов. Находясь в боевых порядках батальона, он личным примером воодушевлял бойцов на подвиги. В наградном листе, хранящемся в архиве, говорится: «Он смело вел солдат и сержантов на врага, первым вступал в рукопашную схватку с противником, в результате чего батальон продвинулся вперед на 16 км, овладел 12-ю населенными пунктами и перекрыл две шоссейные и одну железную дороги»(2).

К исходу 31 октября войска армии, ведя непрерывные бои и отражая контратаки, продвинулись на 25—30 км, овладели десятками населенных пунктов, в том числе городом Вегеряй, а соединения 7-го стрелкового корпуса подошли к важному узлу неприятельской обороны — городу Ауце.

Попытки войск армии в первых числах ноября продолжить наступление желаемых результатов не дали. Гитлеровцы, оказавшись в курляндском мешке, имели сильно уплотненные боевые порядки и оказывали ожесточенное сопротивление. Трудности для наших войск в этот период обусловливались еще и тем, что наступила осенняя распутица, подвоз боеприпасов и продовольствия осуществлялся с большими перебоями.

Учитывая, что группа армий «Север», зажатая на Курляндском полуострове, лишилась возможности влиять на ход операций других фронтов, Верховное Главнокомандование отказалось от своих первоначальных планов уничтожения этой группировки и дало указание перейти против нее к обороне. Блокированные вражеские войска на Курляндском полуострове продолжали оставаться до конца войны и капитулировали лишь в мае 1945 года.

3-я ударная армия, закрепившись на рубеже Пуляс, Яунсержи, Межмали, продолжала вести оборонительные бои до конца ноября 1944 г., а затем была выведена в резерв Ставки.

СОДЕРЖАНИЕ

От авторов
Глава первая. Начало пути
В первых боях
Перед Великими Луками
Глава вторая. Великие Луки — Невель
Вперед на врага
В боях за Невель
Глава третья. В боях за Прибалтику
За Советскую Латвию
К берегам Рижского залива
Глава четвертая. На новом направлении
На землях Польши
В Восточной Померании
Глава пятая. На Берлин!
В дни подготовки
Прорыв
В предместьях Большого Берлина
Решающий штурм
Знамя над рейхстагом

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976

Пятков В. К. и др.

Третья ударная. Боевой путь 3-й ударной армии. М., Воениздат, 1976.

256 с, с ил.

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ Редактор Н. В. Баранов. Художник Б. С. Иванов Художественный редактор А. М. Голикова Технический редактор Г. Ф. Соколова Корректор Н. М. Опрышко; OCR правка А. П. Царьков 5.3.2012г.

Г-83310 Сдано в набор 11.8.75 г. Подписано к печати 15.1.76 г.

Формат 84Х108/82. Печ. л. 8, усл. печ. л. 13,44, уч.-изд. л- 14,083 Типографская бумага № 1. Тираж 30 000. Изд. № 2/1496. Цена 62 коп. Зак. 1302

Воениздат 103160, Москва, к-160 1-я типография Воениздата 103006, Москва, к-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2012