TopList

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ.
БОЕВОЙ ПУТЬ 3-й УДАРНОЙ АРМИИ

Василий Карпович Пятков
Константин Сергеевич Белов
Семен Семенович Фролов

Решающий штурм

26 апреля начался третий этап Берлинской операции, целью которого для войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов являлось уничтожение окруженных вражеских войск в Берлине, в лесах юго-восточнее его и овладение Берлином.

Исходя из сложившейся обстановки, ликвидация окруженной берлинской группировки осуществлялась путем нанесения ударов по сходящимся направлениям с целью рассечения ее на части и уничтожения.

С этой целью 3-я ударная, 2-я гвардейская танковая армии (без 9-го гвардейского танкового корпуса) наносили удар по окруженной группировке противника с севера; 8-я гвардейская, 1-я гвардейская танковая армии — с востока; 3-я гвардейская танковая армия и три стрелковые дивизии 28-й армии — с юга; 4-я гвардейская танковая армия (без 5-го гвардейского механизированного корпуса) — с юго-запада. 47-я армия с 9-м гвардейским танковым корпусом 2-й гвардейской танковой армии, прикрывшись частью сил на рубеже Бранденбурга и севернее его, наносили удар по Берлину с запада.

После завершения окружения Берлина и перенесения боев в центральные кварталы города гитлеровское командование Принимает все меры К тому, чтобы деблокировать свою окруженную берлинскую группировку. С этой целью удар на Берлин с севера из района Ораниенбурга должна была нанести группа Штейнера; 12-я армия генерала Венка получила приказ наступать на Берлин с запада и юго-запада, навстречу 9-й армии, окруженной в Берлине. Сражение за Берлин Гитлер считал битвой за судьбу Германии и верил, что оно не проиграно.

Несмотря на все мероприятия, предпринятые вражеским командованием, положение окруженной берлинской группировки оставалось безнадежным.

С утра 26 апреля войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов возобновили наступление с целью расчленения и уничтожения окруженной группировки. Наступлению предшествовали мощные массированные удары 16-й и 18-й воздушных армий по основным объектам немецко-фашистских войск в Берлине.

2-я гвардейская танковая армия, наступавшая правее 3-й ударной армии, в течение дня вела бои по очищению от противника района Симеисшталт, к исходу дня вышла на реку Шпрее и захватила плацдарм на ее южном берегу.

5-я ударная армия, наступая по обоим берегам Шпрее в общем направлении на парк Тиргартен, в течение дня продолжала упорные бои в центральной части города.

8-я гвардейская армия, имея задачу овладеть районом аэропорта Темпельхоф, в течение дня форсировала канал Тельтов и, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, глубоко вклинилась в центральные кварталы города, а передовыми частями вышла в район центральных вокзалов.

3-я ударная армия 26 апреля после 20-минутной артиллерийской подготовки перешла в наступление и в течение всего дня вела напряженные бои в северной части Берлина и заняла несколько кварталов.

Мужество и отвагу в этих боях проявил рядовой Ф. И. Панков из взвода разведки 597-го стрелкового полка 207-й стрелковой дивизии. Получив задачу разведать, огневые точки противника, он с группой бойцов стал пробираться от здания к зданию. В это время их обстреляли из засады. Не растерявшись, Панков первым с гранатой в руках бросился на врага. Завязался неравный бой, в результате которого были уничтожены станковый пулемет с расчетом и шесть автоматчиков противника. Будучи раненным, Панков продолжал выполнять поставленную перед ним задачу. За это отважный разведчик Ф. И. Панков удостоился ордена Славы I степени. Так он стал полным кавалером ордена солдатской Славы(1).

Беспощадно громили врага артиллеристы 136-й армейской пушечной артиллерийской бригады полковника А. П. Писарева, впоследствии удостоенного звания Героя Советского Союза2. Никогда не забудется подвиг, совершенный командиром огневого взвода лейтенантом Г. Ф. Шигаевым. Огневая полиция, на которой находился Шигаев, была окружена большой группой вражеских автоматчиков. Отдав приказ занять круговую оборону, лейтенант Шигаев и находившиеся с ним бойцы приготовились достойно встретить наседавших гитлеровцев. Подпустив фашистов на близкое расстояние, артиллеристы открыли по ним ураганный автоматный огонь, а когда вражеские цепи залегли, Шигаев, презирая опасность, с возгласом «Вперед, за Родину!» увлек за собой бойцов. Воодушевленные отвагой своего командира, артиллеристы ринулись па гитлеровцев, сметая их огнем и забрасывая гранатами. В завязавшейся рукопашной схватке только мужественный офицер Шигаев уничтожил 13 вражеских автоматчиков.

После отражения атаки противника лейтенант Шигаев продолжал стрельбу по опорному пункту и огневым точкам неприятеля, расчищая путь пехоте и танкам. Задание было выполнено с честью. За личное мужество и умелое командование подразделением в бою лейтенанту Г. Ф. Шигаеву было присвоено звание Героя Советского Союза3.

Отличился в этом бою и командир орудия старший сержант В. С. Суходол. Его расчет уничтожил 9 пулеметных точек и 4 фаустгнезда. За успешное выполнение боевой задачи В. С. Суходол удостоился ордена Ленина(4).

Немало славных страниц вписали в боях за Берлин бойцы и командиры 12-го гвардейского стрелкового корпуса, который в это время возглавлял заместитель командующего армией генерал-майор А. А. Филатов, заменив выбывшего по ранению генерал-лейтенанта А. Ф. Казан-кипа. Самоотверженно сражалось с врагом на участке 52-й гвардейской дивизии отделение разведывательной роты под командованием старшего сержанта Д. А. Комарицына. 26 апреля бойцы этого подразделения очистили от противника целый квартал, уничтожив при этом свыше 40 вражеских солдат и офицеров. Решительные действия гвардейцев, возглавляемых старшим сержантом, приводили в ужас фашистов, и им пришлось против горстки храбрецов направить два тапка. Но разведчики не дрогнули. В завязавшемся бою гвардейцы подбили эти машины противотанковыми гранатами. Стойкость советских бойцов оказалась тверже стали. Старший сержант Д. А. Комарицын был награжден орденом Славы I степени. Высокие правительственные награды получили и другие бойцы.

В эти же дни отличился и командир орудия 124-го гвардейского полка сержант М. З. Дремлюга. Будучи раненным, он продолжал сражаться с врагом и орудием прямой наводки подбил самоходную установку и уничтожил крупнокалиберный пулемет, 3 огневые точки и 10 вражеских солдат. За этот подвиг он был награжден орденом Славы I степени. Героизм личного состава 12-го гвардейского стрелкового корпуса, как и других соединений армии, был массовым.

В течение 26 апреля ожесточенные бои велись на всех участках Берлина. Воины сражались за каждый дом, каждую улицу, в подвалах, на лестничных клетках и чердаках. Только за один день войска 3-й ударной армии уничтожили около полутора тысяч гитлеровских солдат и офицеров.

С целью быстрейшего расчленения окруженной группировки противника в Берлине 26 апреля 3-й ударной армии было приказано развивать наступление на юго-восток в общем направлении на парк Тиргартен с целью соединения с частями 8-й гвардейской армии.

79-й стрелковый корпус во взаимодействии с 12-м гвардейским танковым корпусом ночью 27 апреля и в первой половине дня вел упорные бои по прорыву городского оборонительного обвода. Сопротивление противника значительно возросло, он бросил в бой наспех сколоченные боевые группы, усилив их танками(1). Разгромив противника в излучине между Шпрее и Фербиндунгс-каналом, корпус нанес удар на восток, с ходу форсировал канал и овладел несколькими кварталами района Моабит.

28 апреля соединения 79-го стрелкового корпуса полностью очистили от противника Моабит и вышли на реку Шпрее у моста Мольтке напротив большого городского парка Тиргартен, в 700 м от рейхстага. Решительнее, чем в предыдущие дни, действовал 7-й стрелковый корпус, в командование которым вступил генерал-полковник Я. Т. Черевиченко. Он умело организовал боевые действия подчиненных ему дивизий, которые, усилив натиск, в течение 27 и 28 апреля значительно продвинулись к центру города и выбили противника из нескольких сильно укрепленных жилых кварталов в северо-восточной части города. Таких же результатов в эти дни добились и гвардейцы 12-го стрелкового корпуса.

Однако наибольший успех имел 79-й стрелковый корпус. Его успех — результат того, что генерал С. Н. Переверткин и его штаб твердо и умело управляли частями, четко организовали взаимодействие пехоты с другими родами войск, и особенно с артиллерией и авиацией, своевременно провели разведку и хорошо наладили информацию во всех звеньях. За успешные действия корпуса по разгрому немецко-фашистских войск в Берлине генерал-майор С. Н. Переверткин удостоился высокого звания Героя Советского Союза(1).

В результате упорных и ожесточенных боев войска армии за 27 и 28 апреля уничтожили 2500 солдат и офицеров противника и взяли в плен около 2000 человек.

Из Моабитской тюрьмы было освобождено до 7000 военнопленных и политических заключенных(2).

Кольцо советских войск вокруг центрального (девятого) сектора обороны города сжималось все туже и туже. Войска 3-й ударной армии наступали к центру с северо-запада. 5-я ударпая армия с 11-м танковым корпусом наступала на парк Тиргартен с востока. К исходу 28 апреля армия прорвала оборону центрального сектора Берлина, овладела Ангальским вокзалом, государственной типографией и вышла к восточной окраине парка Тиргартен. 8-я гвардейская армия с 8-м механизированным корпусом развивала наступление в северо-западном направлении на соединение с 3-й ударной армией в районе рейхстага. К исходу дня армия продвинулась вперед и вышла к южной окраине парка Тиргартен. С юга наступали армии 1-го Украинского фронта. Положение противника становилось безвыходным, но он продолжал яростно сопротивляться.

29 апреля войска 3-й ударной армии начали бои за рейхстаг, здание которого являлось одним из важнейших узлов сопротивления центрального сектора обороны Берлина.

Захватить рейхстаг командование армии приказало 79-му стрелковому корпусу, который 28 апреля силами 150-й и 171-й стрелковых дивизий вышел на реку Шпрее севернее рейхстага.

В соответствии с решением командира корпуса 171-я дивизия должна была в ночь на 29 апреля захватить мост Мольтке и одновременно форсировать реку Шпрее, 29 апреля во взаимодействии с 150-й стрелковой дивизией, действовавшей южнее, овладеть зданием министерства внутренних дел и занять исходное положение для штурма рейхстага.

207-я стрелковая дивизия, находясь во втором эшелоне, получила задачу силами 594-го стрелкового полка прикрыть левый фланг корпуса со стороны Гумбольтской гавани и после овладения дивизиями первого эшелона зданием министерства внутренних дел переправиться на южный берег Шпрее и нанести удар с целью овладения Кроль-оперой.

Перед штурмом рейхстага кроме ранее врученных дивизиям знамен каждый боец штурмовых батальонов получил красный флажок. Воипы хорошо понимали, что водружение флажка на рейхстаге будет свидетельствовать о смелости и находчивости каждого бойца и командира. Во время боев за Берлин бойцы уже отмечали красными флажками захваченные позиции и объекты, стремились первыми водрузить их на отвоеванных позициях. Это повышало общий наступательный порыв людей, порождало среди них смелость и отвагу. При подготовке штурма рейхстага вручение флажков приобретало исключительно важное значение.

Военный совет 3-й ударной армии призвал личный состав ускорить взятие рейхстага. В директиве на имя командира 79-го стрелкового корпуса специально говорилось, что командир части, подразделения, которые первыми водрузят знамя над рейхстагом, будет представлен к званию Героя Советского Союза(1). Это обращение Военного совета командиры и политработники довели до каждого воина, призывая их еще раз показать в этих боях свою неиссякаемую волю к победе и высокое боевое мастерство. И они ответили на этот призыв массовым героизмом.

150-я и 171-я стрелковые дивизии могли продвигаться к рейхстагу только через мост Мольтке на Шпрее. В ночь на 29 апреля решительными действиями 1-го батальона 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии под командованием капитана С. А. Неустроева и 1-го батальона 380-го стрелкового полка 171-й стрелковой дивизии под командованием старшего лейтенанта К. Я. Самсонова мост был взят.

Гитлеровцы вели ураганный огонь, переходили в яростные контратаки против подразделений, переправившихся на левый берег Шпрее. Борьба осложнялась еще и тем, что правый берег к этому времени еще не был полностью очищен от врага. Ночью противник предпринял сильную контратаку, стремясь окружить и уничтожить подразделения, прорвавшиеся на левый берег Шпрее, и взорвать мост. Контратака была успешно отражена бойцами штурмовых батальонов капитана Неустроева и старшего лейтенанта Самсонова при активной поддержке артиллерии, минометов и танков с противоположного берега реки. Плацдарм удалось удержать. Противник лишь несколько повредил мост, но все же по нему могли идти танки.

Вскоре на левый берег Шпрее, невзирая на ураганный обстрел, переправились и другие подразделения 380-го стрелкового полка, 525-й полк 171-й стрелковой дивизии, 756-й стрелковый полк 150-й дивизии, а также орудия сопровождения, танки 23-й танковой бригады и фугасные огнеметы 10-го отдельного моторизованного огнеметного батальона.

Утром 29 апреля после 10-минутного огневого налета переправившиеся части возобновили наступление. Весь день передовые подразделения вели упорные бои за расширение плацдарма, за здания, прикрывавшие рейхстаг. Особенно кровопролитные бои развернулись за крупный узел сопротивления — здание, в котором размещалось швейцарское посольство, и «дом Гиммлера» — министерство внутренних дел.

Ворвавшись в эти здания, бойцы 380-го и 756-го стрелковых полков сражались буквально за каждый метр, за каждую комнату, за каждый коридор. Фашисты пытались контратаковать здание швейцарского посольства со стороны набережной. Бойцы, возглавляемые парторгом роты 756-го полка, который стал и ее командиром, старшим сержантом И. Я. Сьяновым, встретили их автоматным огнем. Нашим пехотинцам хорошо помогли пулеметчики и автоматчики. Фашисты с большими потерями откатились назад. Схватки внутри здания продолжались. Лишь после ввода в бой в ночь на 30 апреля второго эшелона 150-й стрелковой дивизии — 674-го стрелкового полка под командованием подполковника А. Д. Плеходанова — этот узел обороны был взят. Одновременно подразделения 380-го стрелкового полка к 4 часам утра 30 апреля очистили от противника здание министерства внутренних дел — «дом Гиммлера».

Теперь перед наступающими бойцами на расстоянии 300—500 м находился рейхстаг. Несколько дальше и правее его располагалась Кроль-опера, затем Королевская площадь. Рейхстаг, Кроль-опера и здание министерства внутренних дел представляли основной костяк девятого оборонительного сектора. Одно его звено — «дом Гиммлера» был уже взят. Оставались Кроль-опера и рейхстаг.

После овладения зданием министерства внутренних дел части 150-й и 171-й дивизий дальше развить успех не смогли. Дальнейшему наступлению на рейхстаг мешал сильный опорный пункт — здание оперного театра, приспособленное к круговой обороне.

Началась подготовка к штурму рейхстага.

СОДЕРЖАНИЕ

От авторов
Глава первая. Начало пути
В первых боях
Перед Великими Луками
Глава вторая. Великие Луки — Невель
Вперед на врага
В боях за Невель
Глава третья. В боях за Прибалтику
За Советскую Латвию
К берегам Рижского залива
Глава четвертая. На новом направлении
На землях Польши
В Восточной Померании
Глава пятая. На Берлин!
В дни подготовки
Прорыв
В предместьях Большого Берлина
Решающий штурм
Знамя над рейхстагом

Ордена Трудового Красного Знамени ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР МОСКВА — 1976

Пятков В. К. и др.

Третья ударная. Боевой путь 3-й ударной армии. М., Воениздат, 1976.

256 с, с ил.

ТРЕТЬЯ УДАРНАЯ Редактор Н. В. Баранов. Художник Б. С. Иванов Художественный редактор А. М. Голикова Технический редактор Г. Ф. Соколова Корректор Н. М. Опрышко; OCR правка А. П. Царьков 5.3.2012г.

Г-83310 Сдано в набор 11.8.75 г. Подписано к печати 15.1.76 г.

Формат 84Х108/82. Печ. л. 8, усл. печ. л. 13,44, уч.-изд. л- 14,083 Типографская бумага № 1. Тираж 30 000. Изд. № 2/1496. Цена 62 коп. Зак. 1302

Воениздат 103160, Москва, к-160 1-я типография Воениздата 103006, Москва, к-6, проезд Скворцова-Степанова, дом 3


Идея, дизайн и поддержка:
Александр Царьков,
Группа военной археологии
ИскателЬ © 1988-2012